Войти

Партнеры:

Сегодня Маттеа Анджело исполнилось бы 125 лет

Сегодня Трамутоле Хуану Хосе исполнилось бы 115 лет

Сегодня Фалдеру Дэвиду (Дейву) исполнилось бы 95 лет

Сегодня Пали Чернаи исполнилось бы 85 лет

Сегодня Одассо Мишель отмечает 70-летие

Сегодня Шаркёзи Иштван отмечает 70-летие

Сегодня Бычку Владимиру Ильичу исполнилось бы 65 лет

Сегодня Рахбек Эйнар отмечает 60-летие

Сегодня Байдышев Андрей Валерьевич отмечает 50-летие

Сегодня Инс Пол Эмерсон Карлайл отмечает 50-летие

Сегодня Аширбеков Кайрат Абиханович отмечает 35-летие

Сегодня Ормасабаль отмечает 35-летие

Сегодня Фазлагич Самир отмечает 35-летие

Сегодня да Силва Барбоса Маркос Роберту (Маркиньюс) отмечает 35-летие

Сегодня Федорив Виталий Николаевич отмечает 30-летие

Сегодня Сантрапинских Евгений Константинович отмечает 30-летие

Сегодня Нгконгка Кэлвин Анеле отмечает 30-летие

Александр Бородюк: «После игры Маттеус пожал мне руку»

«Спорт-Экспресс», 09.06.1993

Слава приходит к нам между делом. В воскресенье утром футболисты бременского «Вердера» проснулись чемпионами бундеслиги, В это же утро форвард «Шальке-04» Александр Бородюк чувствовал себя человеком, покорившим всю Германию. Два гола, забитых им в решающем матче в ворота мюнхенской «Баварии», сделали русского легионера героем немецкого футбольного лета. Неудивительно, что на следующий день после окончания чемпионата в немецких газетах пестрила фамилия Бородюк с целым набором хвалебных эпитетов. Чтобы не быть голословным, приведу несколько цитат: «Маттеус и Воутерс вдвоем ничего не смогли сделать с одним Бородюком!» «Русский легионер остановил »Баварию«. »Русский отобрал у «Баварии» корону чемпионов«. »Баварии« нужно было играть не против »Шальке«, а против Бородюка». «Даже сам Маттеус не спас »Баварию«, когда ей противостоял Бородюк». И, наконец - «Бородюк хоронит »Баварию"

Впрочем, это уже не из немецкой оперативной прессы, а из вторничного номера «Спорт-Экспресса». И мой вчерашний телефонный разговор с Александром Бородюком я начал с того, что вместо традиционного «Здравствуйте!» произнес: «Это правда, что вы похоронили в субботу легендарную »Баварию«?»

- По-моему, вы несколько преувеличили. Один игрок не в состоянии похоронить, выражаясь вашим языком, такой клуб, как «Бавария», Это был день «Шальке». Поэтому-то «Бавария» оказалась поверженной.

- Интересно, как вы провели воскресенье? Наверное, с утра до вечера читали газеты?

- Кипу газет и журналов мне действительно ранним утром принесли домой фанаты «Шальке». Только вот фанаты «Баварии» долго не давали сосредоточиться, и я никак не мог прочитать хотя бы одну строчку.

-Они ломились в вашу квартиру?

- Нет, они скандировали у моей двери в течение часа; «Бородюк, не приезжай никогда в Мюнхен!»

- Вы прислушаетесь к рекомендации самых ярых почитателей «Баварии» и в следующем сезоне не станете играть на ее поле?

- Наоборот, сделаю все, от меня зависящее, чтобы в этот день не только быть в Мюнхене, но и сыграть так же, как в минувшую субботу. А, кроме того, мы ведь, прощаясь с Маттеусом, договорились с ним о встрече в следующем сезоне. И не где-нибудь, а снова на футбольном поле.

- А где происходил ваш разговор с Лотаром Маттеусом?

- В раздевалке «Шальке». Он зашел туда после матча и пожал мне руку. «Поздравляю тебя с хорошей игрой и желаю отлично провести время в отпуске», - сказал капитал «Баварии».

- Вероятно, и старший тренер «Шальке» Хельмут Шульте выразил вам особую признательность после игры?

- Наш тренер в одинаковой степени был благодарен всем игрокам без исключения. И это справедливо. Ведь все мои партнеры были в ударе.

- И всем на следующий день в газетах были выставлены высокие баллы?

- Достаточно высокие, Однако высшую оценку - «единицу» - получил я один.

- Но почему вы все так старались, почему готовы были умереть на поле в игре, которая для вас в отличив от соперника с турнирной точки зрения ничего не значила. В бывшем Союзе, например, многие футболисты и тренеры этого бы не поняли. И вы прекрасно знаете почему.

- Я знаю, как обстояло бы дело, если бы в аналогичной ситуации оказались две наши команды. Та, которой было за что бороться, непременно обратилась бы с просьбой уступить ей игру за какую-то компенсацию. И, скорее всего, сделка бы состоялась.

- А с игроками «Шальке» никто из футболистов «Баварии» в последнюю минуту не вел разговоры на подобную тему?

- Нет, здесь это невозможно. Мюнхенцы, выступая по телевизору накануне игры, уверяли болельщиков, что они готовы на 120 процентов и приехали в Гельзенкирхен за медалями чемпионов. Кстати, футболисты «Вердера» вели себя в Штутгарте скромнее. Они воздерживались от категорических прогнозов и на все вопросы отвечали: «Посмотрим, как пойдет игра».

- Ну, играть вам предстояло против «Баварии», и вы, конечно же, с утра начали настраиваться на борьбу.

- Для меня это было обычное утро игрового дня. Я чувствовал себя столь же прекрасно, как и накануне всех матчей второго круга. С тех пор, как новый тренер «Шальке» Хельмут Шульте сказал мне: «Ты - наш человек», я обрел прежнюю уверенность, которая меня больше не покидала, И пас прорезался, и удары пошли что надо. И забивать стал.

- В таком случае опишите в подробностях три гола «Шальке» в матче с «Баварией». Ведь первый был забит уже на 4-й минуте...

- ...когда наш вратарь Герке выбросил мне мяч, а я со своей половины поля рванул на чужую, обыграл Воутерса с Хелмером и выложил мяч на ногу Андербрюгге, .Удар с 25 метров был сумасшедшим. Я таких давно не видел. Мяч врезался в «девятку».

- А на 34-й минуте наступив ваш черед забивать.

- Левый защитник Бюскенс послал мяч верхом к линии штрафной, он ударился о землю, и с полулета я направил его на средней высоте в дальний угол. Ауманн среагировал, но поздно - мяч был уже в сетке.

- И, наконец, 86-я минута...

- Я подхватил мяч на своей половине поля, миновал Маттеуса и Воутерса и бросил в прорыв Мюллера. Его настигал Тон, и Мюллер оставил мяч мне. Жоржиньо в подкате пытался выбить мяч, но я успел с носка пробить по воротам. До них было метров десять. Вратарь не шелохнулся...

- Представляю, что творилось в этот момент на трибунах!

- Но вы не можете себе представить, что творилось после финального свистка, когда самые отчаянные фанаты выскочили на поле и стали рвать наши футболки на куски. К счастью, никто из игроков не пострадал, а болельщики, получившие дорогие реликвии, чувствовали себя самыми счастливыми людьми Германии.

- Полагаю, что добраться до дома вам было непросто?

- Со стадиона нас вывели через черный ход.

- Но в раздевалке вы успели отметить удачную концовку сезона?

- Мы сделали, это через четыре часа в ресторане у Чарли Ноймана - преданного болельщика «Шальке», Мы сидели на воздухе, а неподалеку разгуливали тигры. Ведь ресторан этот расположен по соседству с зоопарком. Но даже хищники отнеслись с уважением к молодым людям, прославившим их Гельзенкирхен.

- А что вы делали вчера?

- Было жарко, под тридцать. Мы с детьми поехали в парк, играли в большой теннис, гоняли мяч.

- У вас, конечно же, было чудесное настроение.

- У меня такое настроение уже полгода. Почти все это время я вхожу в различные символические сборные бундеслиги. А после последнего матча Берти Фогтс (он специально приезжал на игру) заявил: «Жалко, что Бородюк не немец. Иначе ему бы нашлось место в сборной Германии».

- Для ваших соотечественников - Кирьякова и Шмарова сезон тоже сложился удачно. А вот для Савичева и Горлуковича - не очень.

- Они хорошие футболисты. Но их команды играли не настолько здорово, чтобы остаться в первой бундеслиге. Впрочем, если они останутся во второй лиге, то регресса не будет. Там бьются так, что кости трещат.

- Ваш отпуск уже начался?

- Да, и я собираюсь эти три недели провести в Германии. Поезжу с женой и детьми по разным городам - здесь есть что посмотреть, чем полюбоваться.

- А в Москву не наведаетесь?

- Это в мои планы не входит. Особой необходимости нет, а билеты такие дорогие, что все премиальные придется оставить в авиакассе.

- Вы уже стали считать деньги, как настоящий бюргер.

- Мы перешли с вами на шутливый лад, но если говорить всерьез, то полноценного отдыха - по своему опыту знаю - в Москве не получится. Все дни превратятся в одно сплошное застолье. И попробуй кому-нибудь отказать - не выпить до дна. Значит, сразу - не друг, не уважаешь...

- Будучи совершенно трезвым, должен вам признаться, что к футболисту Бородюку независимо от обстоятельств всегда относился с большим уважением. И искренне рад, что он почти никогда меня не разочаровывал.

- Стараюсь.

... Я положил трубку и вспомнил, как летом 89-го был одним из тех, кто уговаривал Бородюка поехать в «Шальке». А он все упрямился. Однако ни я, ни он не думали в ту минуту, что через четыре года мой собеседник станет человеком, который покорит футбольную Германию.

Трахтенберг Леонид Фёдорович