Войти

Партнеры:

«Эй, мальчик, давай быстрее!»

«Спорт-Экспресс»,

«Эй, мальчик, давай быстрее!» - торопили Омари Тетрадзе и Артур Пагаев, когда он с ровесниками из СДЮШОР «Спартак» подавал из аута мячи на переполненном владикавказском стадионе. Шел чемпионский для «Алании» сезон-95. Он смотрел на кумиров, не предполагая, что когда-то будет играть рядом с ними. Хорошо играть. В прошлом году он был в «Алании» в числе лучших, став одним из открытий чемпионата-2002. А новый сезон начнет в ЦСКА.

СЕМЬЯ

- Алан... С таким именем, видно, сам Бог велел выступать за «Аланию»?

- Когда я родился, главная команда Северной Осетии называлась «Спартак». Родители к футболу относились прохладно. Но, может, предчувствовали, что свяжу судьбу с этой игрой? (Улыбается.) Шутка, разумеется. Имя, которым меня нарекли, у нас встречается очень часто. Аланы предки нынешних осетин, люди гордые и мужественные. Только, пожалуйста, не пишите «аланцы», как часто делают в прессе. Это неправильно, и жители республики обижаются. Они чтят историю своего народа, вот и называют малышей таким именем.

- В Осетии очень популярна вольная борьба. К футболу родители относились прохладно - а на борцовском ковре вас видеть не желали?

- Нет. Они вообще не склоняли детей к спортивным увлечениям. Просто хотели, чтобы мы хорошо учились, выросли честными людьми, а профессию выбрали по душе. Отец много лет работал шофером, КамАЗ водил, но, кажется, никогда не мечтал, чтобы сыновья пошли по его стопам. В итоге получилось, почти как в том анекдоте. (Смеется.)

- В каком?

- А помните: было у отца три сына...

- ...двое умных, а третий футболист?

- Вот-вот! Только у нас в семье немного иначе. Футбол выбрали двое из трех сыновей. Мой младший брат Артур в этом году окончил общеобразовательную школу и СДЮШОР «Спартак», недавно стал тренироваться с дублем «Алании». А старший брат Олег к футболу никакого отношения не имеет. Зато он у нас не просто умный, а очень умный. В 23 года два университетских диплома имеет: умудрился одновременно отучиться на юридическом и историческом. Очно и заочно. Сейчас подыскивает подходящее место по юридической части, а история, так сказать, для души. Этот предмету него еще в школе был в числе любимых.

- А вам какой школьный предмет нравился?

- Все понемногу. За старшим братом в постижении знаний мне, конечно, было не угнаться - у него не голова, а Библиотека имени Ленина. Но где-то до девятого класса и я учился неплохо. Во-первых, интересно было познавать что-то новое. А, во-вторых, статус обязывал.

- ?

- Мама - завуч школы, где учились мы с братьями. Плюс ко всему она преподавала в наших классах осетинский язык. Сами понимаете, разгильдяйничать, имея статус сына завуча, было бы по меньшей мере некорректно. В общем, до поры до времени я грыз школьные предметы на четверки и пятерки, но потом футбол стал забирать слишком много времени, и успеваемость снизилась. Мама, конечно, была недовольна, но ей пришлось смириться. Артуру повезло больше.

- В каком смысле?

- Когда он пошел по моему пути, мама уже привыкла к тому, что серьезные занятия футболом требуют жертв в виде снижения школьных оценок. Да и ее отношение к футбольному увлечению младшего сына было совсем другим. А я в свое время настрадался. Во дворе у нас каждый вечер в дыр-дыр играли. Я тогда еще о СДЮШОР и не думал, но побегать-то хотелось. Бывало, уроки выучишь, но «на десерт» мама припасет оригинальное требование: прочитать 30 страниц текста, хорошо запомнить и пересказать ей. Только потом - гуляй спокойно.

- Тексты-то трудные предлагались?

- На собственное усмотрение. Но когда на улицу хотелось, было все равно, что читать и пересказывать - хоть «Муму», хоть статью из справочника по кибернетике.

ОТКРЫТИЕ АМЕРИКИ

- Значит, по нынешним меркам вы в «цивилизованный» футбол пришли поздно?

- В 12 лет и совершенно случайно. Приятель однажды пошел записываться в СДЮШОР «Юность» и пригласил с собой. Там на меня посмотрели и оставили. Занимался у двух тренеров: сначала у Игоря Осинькина, потом у Геннадия Любочкина. Прошло около года, перешел в СДЮШОР «Спартак» к Валерию Горохову.

- Чем же вас «подкупили» новая школа и новый тренер?

- При спартаковской школе Валерий Викторович организовал детский футбольный клуб «Форвард», в планы которого входило участие в крупных международных турнирах. Я прежде дальше Моздока (районный центр в Северной Осетии. - Прим. С.К.) не выезжал, а тут прошел всего месяц - и поездка в США! Было это летом 94-го.

- Ну и как, покорили Америку?

- Покорили! Вручили нам соответствующий приз за победу в «Кубке Америки». В этом турнире, кстати, свыше 1000 детских команд участвовало, со всего света. «Форвард» сильнее всех в своей возрастной группе оказался. Когда домой улетали и ждали посадки в самолет, нас в аэропорту Чикаго все с огромным интересом рассматривали - такие маленькие, а кубок везут такой огромный. Рассмотрели и, видимо, посчитав, что мы сотворили большое дело, стали дружно аплодировать. Было очень приятно.

- Дома тоже с почестями встретили?

- Похвалили и денежную премию выписали. Говорят, сам Валерий Георгиевич Газзаев постарался, главный тренер владикавказского «Спартака», будущей «Алании». Горохову вроде бы сказали, чтобы приберег денежки на следующую поездку, но он решил иначе: мы все поровну между собой разделили. Так я получил первую футбольную зарплату. Принес деньги домой и отдал родителям.

- А в дальнейшем какие у «Форварда» были успехи?

- Солидные. Премиальных нам, правда, уже не выплачивали - решили, видимо, что это баловство. Может, и правильно решили. А то сейчас ребятишки в футбольную секцию записываются с одной мыслью: футболист много зарабатывает. Причем денег желают как можно быстрее, как можно больше и при наименьших затратах физических и душевных сил. Мы в «Форварде», если честно, думали о дальних странах. Ну и, конечно, как в этих странах выиграть. Коллектив подобрался неплохой: с 94-го по 98-й мы все время становились победителями или призерами различных турниров. Вновь в США, несколько раз в Шотландии, Уэльсе, Италии, Испании. Обыгрывали сверстников из известных европейских клубов - «Селтик», «Блэкберн», «Данди Юнайтед», «Абердин», «Наполи», «Мидлсбро»...

- На какой позиции вы играли в команде Горохова?

- Правого полузащитника. Впрочем, дело не в позиции, хотя место крайнего хавбека мне очень нравилось. Несколько лет, проведенных у Валерия Викторовича, научили по-настоящему любить футбол, вкладывать в него все силы, что у тебя есть. Наш тренер всегда говорил, чтобы мы не останавливались на сиюминутных успехах, постоянно работали над собой.

- Строгим был?

- Почему был? Он и сейчас строгий. Созваниваемся после каждого матча «Алании», и он дает оценку моей игре. Правду-матку с плеча рубит. Его мнение для меня большое значение имеет.

- Вы у Горохова во времена «Форварда» в любимчиках ходили?

- Не было у него любимчиков. А больше всех, пожалуй, он сына своего, Сергея, гонял. Но именно Валерий Викторович приоткрыл мне дверь в юношескую сборную России, за что я ему буду век благодарен.

СБОРНЫЕ

- В ту сборную, в которой вы стали чемпионом Всемирных юношеских игр в Москве?

- Примерно за год до Игр сборная 1981 года рождения была на турнире в Испании, где я сыграл, мягко говоря, неубедительно. Руководил командой Александр Кузнецов, а Горохов был его помощником. Состав они подобрали хороший. Конкуренция. Уже когда меня «отцепили», команда провела отборочный турнир к чемпионату Европы и попала в финал. Осенью 97-го проходил селекционный сбор в Новороссийске, и Горохов уговорил Кузнецова пригласить на него и меня. Видимо, показал себя неплохо: в сборной вновь закрепился и через несколько месяцев участвовал в финальной части чемпионата континента в Шотландии. Там мы, правда, выступили неудачно: не вышли из группы, уступив в решающем матче украинцам.

- Значит, победой на Всемирных юношеских Играх ваша команда реабилитировалась сполна?

- В Москве мы действительно отыграли хорошо. Эти соревнования стали незабываемым событием. На нас смотрела вся Россия, и мы не имели права подвести болельщиков. Я, к сожалению, из-за травмы пропустил финальный матч с турками, когда Руслан Пименов забил единственный победный мяч. Но во всех предыдущих встречах участвовал.

- И во Владикавказ вернулись героем?

- Не я один. Дома также принимали поздравления Вениамин Мандрыкин, Алан Сакиев, Сергей Горохов и Гамлет Сиукаев. Из всех только последний не был в «Форварде»: он воспитанник СДЮШОР «Юность». За победу в Москве все футболисты сборной получили звания мастеров спорта, а в дар от президента России Бориса Ельцина - именные часы. Игроков из Владикавказа дома ждал такой же подарок от президента Северной Осетии Александра Дзасохова.

- Но потом вы попадать в юношескую сборную перестали. Почему?

- Причина не в игре, а в самочувствии. Почему-то стал быстро уставать, и на одном из обследований кто-то из врачей предположил, что у меня проблемы с сердцем. В общем, малоприятные воспоминания.

- А мысль, что с футболом придется расстаться, не мелькнула?

- Нет. У меня сердце никогда не болело. Понял, что здесь какое-то недоразумение. Вскоре выяснилось: причины странной усталости - в переходном возрасте и особенностях организма. Я за год с небольшим сразу сантиметров на 15 вырос, да и вес быстро стал набирать. Во Владикавказе за свою команду продолжал играть, но пока все приводилось к правильному знаменателю, из юношеского возраста вышел.

- И вас призвали уже в молодежную сборную?

- Впервые меня туда пригласил Валерий Гладилин, но играть начал при Валерии Газзаеве. С Югославией, Люксембургом, Словенией... Мы стали побеждать, и появился реальный шанс пробиться в финальную часть чемпионата Европы. Но, к сожалению, сыграли вничью со швейцарцами и шанс упустили. Я в последней игре того отборочного цикла не участвовал из-за дисквалификации. Чуть не плакал: выигрывая два мяча, не смогли удержать преимущество!

- Что почувствовали, когда Валерий Газзаев, назначенный главным тренером сборной России, включил вас в расширенный список кандидатов в национальную команду?

- Было очень приятно, но я прекрасно понимал, что до главной команды надо еще расти и расти, что шанс проявить себя мне предоставят в «молодежке».

- И в матче с Ирландией постарались, что называется, взять быка за рога - и гол забили, и вообще сыграли очень хорошо...

- Тот матч у всей команды получился. Главный тренер Андрей Чернышов настраивал нас на упорную борьбу, напоминал, что молодые ирландцы очень опасны. Кажется, с его установкой мы справились и заслуженно победили.

- Уверенно обыграла ваша команда и сборную Грузии в Тбилиси, а вот албанцев в Волгограде - с огромным трудом...

- Да уж, если бы не гол Трифонова на исходе матча, могли бы и очки потерять... Выиграли, конечно, по делу: нанести около трех десятков ударов по воротам и не забить - верх несправедливости. Так что мяч Трифонова стал логическим завершением наших стараний. А передачу ему со штрафного сделал Кузьмин, который, кстати, четыре года назад был, как и я, чемпионом Всемирных юношеских Игр. С другой стороны, пусть наша минимальная победа никого не смущает. Албанцы - не мальчики для битья. Во всяком случае, выглядели они гораздо сильнее, чем грузины.

- У Чернышова тренироваться интересно?

- Очень. Возможно, я пока не вправе давать такие оценки, но это тренер европейского стиля, исповедующий современный футбол.

- Как думаете, чего сможет добиться его сборная?

- Для начала главного - выиграть групповой турнир. А чья «молодежка» сильнее, окончательно рассудит финальная часть чемпионата Европы.

«АЛАНИЯ»

- В «Аланию» вы попали, когда звездные годы владикавказской команды были уже позади. Не жалели, что не появились на свет лет эдак на семь раньше?

- А почему я должен был об этом жалеть? В 95-м мы с ровесниками, между прочим, тоже вклад в чемпионство «Спартака-Алании» внесли.

- ?

- Шучу, конечно. Хотя мне приходилось быть чуть ли не непосредственным участником домашних матчей команды. Ребятишек из СДЮШОР «Спартак» расставляли по беговым дорожкам подавать мячи, улетевшие в аут. Бегут Артур Пагаев или Омари Тетрадзе, поторапливают: «Эй, мальчик, давай быстрее!» Отдашь им мяч и от счастья - на седьмом небе. Как будто сам на шаг к золотым медалям российского чемпионата приблизился. Во Владикавказе задолго до конца сезона-95 были уверены, что «Спартак-Алания» лидерства не упустит. Подавали мы, естественно, мячи и соперникам нашей команды. Был случай, когда сделали это так быстро, а те так стремительно провели атаку и забили гол в ворота Хапова, что Газзаев, говорили, «пропесочил» после матча тренеров спартаковской СДЮШОР за нашу чрезмерную активность.

- Когда подавали мячи будущим чемпионам, не мечтали когда-нибудь сыграть рядом с ними?

- Сладкие мечты, конечно, душу грели. Думаю, как и каждому владикавказскому мальчишке. Однако мало ли о чем можно было мечтать в те годы! Но ко мне фортуна была благосклонной: я оказался в одной команде с Пагаевым, Агаевым, Тетрадзе, Сикоевым, чемпионами России. А капитана золотого владикавказского состава Бахву Тедеева в минувшем сезоне назначили старшим тренером «Алании», и он для всех стал Бахвой Отаровичем.

- А как для вас начиналась карьера в «Алании»?

- Как и полагалось в то время - с «Алании-2». Это был своего рода дубль главной команды, ведь тогда турниров резервных составов не проводилось. Впервые появился там в 97-м. Отыграл два сезона - в третьей и второй лигах. В 99-м выступал за владикавказский «Иристон», оттуда меня и пригласили, что называется, «под основу».

- Первую игру в основном составе помните?

- До мелочей. Было это 18 июня 2000 года, когда «Аланию» возглавлял Александр Аверьянов. Он выпустил меня на замену в поединке с «Ураланом» минут за 25 до финального свистка вместо Чайки. В том матче наша команда выглядела неубедительно, сыграв вничью с аутсайдером, который на финише вылетел в первый дивизион. А полностью 90 минут я провел три недели спустя после дебюта - в Воронеже с «Факелом». Тогда тоже была ничья.

- В «Алании» вы провели три сезона, и во всех трех командах боролись за выживание. Согласитесь, не очень приятное занятие...

- Конечно, ничего привлекательного в нем нет. Но в 2000-м мы обезопасили себя от вылета задолго до финиша, в прошлом и этом сезонах тоже, образно говоря, на ладан не дышали. Думаю, среди болельщиков Северной Осетии вряд ли были пессимисты, предрекавшие нам печальную участь. Случись такое, Республиканский стадион не оказался бы в минувшем чемпионате самым посещаемым в России. Да и в 2001 году он заполнялся с постоянством, которому позавидует, скажем, любой московский стадион. А если в нас верили болельщики, что тогда говорить о самих футболистах «Алании»?

- Но нервы «Алания» своим поклонникам все же изрядно потрепала.

- С вашим утверждением трудно не согласиться. Причем мы сами создавали себе сложности, чтобы их потом преодолевать. К примеру, в завершившемся сезоне, когда команду возглавили Борис Игнатьев и Бахва Тедеев, вселив в нее уверенность, мы еще летом могли уйти от опасной зоны на почтительное расстояние. Однако, выдав шестиматчевую беспроигрышную серию, затем в четырех поединках подряд не могли победить. И все пошло насмарку.

- Откуда же взялась вера в благополучный исход первенства?

- Во-первых, «Алания» располагала отличным тренерским тандемом. Во вторых, у нашей команды был настоящий лидер - Омари Тетрадзе. В-третьих, в период дозаявок во Владикавказе появился забивной дуэт форвардов Деметрадзе - Ашветия.

- Последнее лично для вас, видимо, оказалось весьма кстати?

- И не говорите! В последних двух сезонах мне много раз приходилось играть на позиции нападающего - у нас просто не было номинальных форвардов. Забивать, конечно, приятно, но это не мое место. Куда комфортнее чувствую себя в центре поля с прицелом на атаку.

- Как оцените свою игру в минувшем чемпионате по пятибалльной системе?

- На четверку с минусом. Хорошие матчи чередовались с весьма невыразительными.

- Значит, прав был Борис Игнатьев, сказавший мне как-то: «Сегодня Кусов действовал хорошо. Но вы, пожалуйста, его в »СЭ« особенно не хвалите, а то в следующей игре не узнаете»?

- С Борисом Петровичем не поспоришь - было такое. Но, поверьте, это вовсе не от зазнайства. Так получалось по какому-то роковому стечению обстоятельств. Понимаю, команде от этого не легче, поэтому старался делать необходимые выводы. Но, к сожалению, помогали они не всегда.

- А согласитесь с мнением многих специалистов: Кусов - одно из открытий минувшего чемпионата?

- Может быть, специалистам виднее, но если я сам ставлю себе за чемпионат четверку с минусом, то и мое отношение к их точке зрения скептическое. Самооценка, считаю, в жизни человека имеет главный смысл.

МЕЧТЫ

- Детские мечты помните?

- О возможной будущей профессии не размышлял. Милиционером, извините, юристом, как старший брат, быть не хотел. К отцовскому шоферскому труду тоже не тянуло, мамина школьная педагогика и вовсе не прельщала. В общем, рос без особых стремлений, пока на футбольный мяч серьезно не посмотрел. Но всегда хотел, чтобы у меня было много друзей.

- И это желание сбылось?

- К счастью, да. Еще когда под стол пешком ходил, у меня, можно сказать, появились преданные товарищи. С некоторыми «однокашниками» из детсада до сих пор общаюсь. Что тогда говорить об одноклассниках или ребятах, с которыми вырос в одном дворе!

Ну а футбол принес новых друзей - СДЮШОР «Юность» и «Спартак», «Форвард», «Иристон», дубль «Алании», основной состав, юношеская и молодежные сборные...

- Победы с друзьями отмечаете?

- Конечно. Только без капли спиртного. Хотите верьте, хотите нет, но я за свою жизнь не выпил ни грамма вина, не выкурил ни одной сигареты. Душа к этому не лежит даже в праздничные дни. Иногда употребляю осетинское пиво. Безалкогольное.

- А покушать любите?

- С этим все в порядке. Осетинская кухня, считаю, лучшая в мире. Больше всего нравится лывжа - суп с мясом и различными специями.

- А знаменитые осетинские пироги?

- Ну это само собой! Без них ни одно застолье у нас не обходится. К столу подаются в комплекте три пирога. Они символизируют землю, воздух и воду. Словом, жизнь. Осетинские пироги по душе всем моим приятелям, выступающим в других командах. Снабжал ими в обратную дорогу Кержакова, Кудряшова, Пименова и других, когда они со своими командами на матчи во Владикавказ прилетали.

- С Русланом Пименовым вы, говорят, вообще неразлучные друзья?

- Неразлучные? Немножко неправильно сказано - все-таки выступаем в разных командах. Созваниваемся - да, часто, разговариваем о том, о сем. Вот недавно поздравил его с чемпионством «Локомотива». Правда, чуть раньше «Алания» отобрала у железнодорожников два очка и вполне могла испортить им золотой праздник.

- Бытует мнение, что это был лучший матч владикавказской команды в минувшем сезоне...

- Эх, если бы мы всегда так играли, за призовое место точно поборолись бы. Футболисты «Локо» очень расстроились, но на наши отношения с Пименовым это, конечно, не повлияло. Пироги в дорогу я ему передал. Жаль, что не удалось посидеть за одним столом: железнодорожники сразу в Москву улетели. А то бы угостил его у себя дома другими блюдами осетинской кухни.

- И, видимо, идеальным бы было, подавай эти блюда к столу ваша любимая жена...

- Нет у меня жены. Ранние браки не приветствую: надо крепко на ноги встать, чтобы семью прокормить.

- А я слышал, что вас другое обстоятельство от бракосочетания удерживает. Ваш старший брат пока не женат, а по осетинскому закону младший в этом случае должен повременить...

- Такой закон есть. Однако его сейчас далеко не все соблюдают, и я бы тоже не стал ждать, пока Олег суженую выберет. У меня просто другие принципы: хотя Энгельс и утверждал, что семья - ячейка общества, я в нее угодить не тороплюсь. Сейчас все мысли заняты футболом.

- Наступил новый год. Какой тост вы подняли за праздничным столом?

- «Тостовать» с бокалом безалкогольного пива у нас не принято. Но желания, конечно, в новогоднюю ночь загадал. Слишком много несчастий обрушилось на Северную Осетию в минувшем году - террористические акты, наводнение, сход ледника, унесшие человеческие жизни. Так вот: пусть такое больше никогда не повторится.

Капустин Сергей