Войти

Партнеры:

Ренат Сабитов: «Лига чемпионов – как наркотик»

«Футбол», 03.11.2010

Футболисты с татарскими корнями в «Спартаке» всегда были на особом счету. Представить историю красно-белых без Рината Дасаева, Вагиза Хидиятуллина или Галимзяна Хусаинова попросту невозможно. Ренат Сабитов до славы предшественников пока не дотянулся, тем не менее проводит в составе москвичей уже четвертый сезон. В интервью еженедельнику «Футбол» опорный полузащитник «Спартака» поделился своим аграрным опытом по выравниванию полей, признался в наркотической зависимости от Лиги чемпионов и рассказал, почему его признали самым сексуальным спортсменом России.

НУЖНО БРАТЬ СВОЕ

Семь минут в поединке с французским «Марселем» стали для Сабитова (как, впрочем, и для большинства его партнеров) дебютными в Лиге чемпионов. Первое свидание полузащитника «Спартака» с главным клубным турниром Старого Света могло состояться тремя годами ранее, но тогда его команда в квалификационном раунде турнира уступила по пенальти шотландскому «Селтику». Но Ренат не принимал участия в тех играх.

– Какие эмоции испытываете, когда слышите вживую гимн Лиги чемпионов?

– Трудно описать словами. Наверное, каждый футболист мечтает о подобном, а тут ты понимаешь, что мечта начинает сбываться, и это очень здорово.

– Начав турнир с двух побед, «Спартак» неожиданно для многих выбился в фавориты группы. Или все-таки ожидаемо?

– Игроки выходят на поле не для того, чтобы отбыть номер, правильно? Ребята постарались, поэтому и пришел такой результат. Но то были два абсолютно разных матча, которые дополнили друг друга. Дебютная встреча с «Марселем» принесла нам три очка на выезде, победа над «Жилиной» была одержана дома на глазах у своих болельщиков. Так что каждая игра по-своему дорога.

– Когда по ходу марсельского матча французы раз за разом проверяли на прочность оборону «Спартака», верили, что вашей команде удастся выстоять?

– Конечно, была уверенность в ребятах. А как по-другому? По-моему, никак.

– В чемпионате России есть игры, которые сопоставимы по накалу с матчами главного турнира Старого Света?

Не знаю. Естественно, и в чемпионате встречаются матчи повышенного накала – дерби, игры с прямыми конкурентами. Но Лига чемпионов – это нечто другое. Не зря же ее считают сильнейшим клубным турниром Европы.

– Ситуация в чемпионате России складывается таким образом, что в следующем году «Спартак» может и не попасть в Лигу чемпионов.

– Мы сейчас столкнулись с этим турниром и понимаем, что он – именно то, что нам необходимо. Это как наркотик. Без него – никуда. Думаю, каждый из нас приложит максимум усилий, чтобы принять участие в Лиге и в следующем году.

– Но отрыв от лидирующей тройки слишком велик. Для того чтобы «Спартак» мог попасть в Лигу чемпионов, должно произойти невероятное стечение обстоятельств.

– Согласен. Но нужно в первую очередь брать свое, а в конце года таблица расставит всех по местам.

– А что мешало «Спартаку» выступать стабильно на протяжении всего сезона? Почему после двух-трех удачных игр обязательно следовал провал в матчах с теми же «Аланией» или «Тереком»?

Мы и сами задаемся этим вопросом. Зная заранее ответ, мы бы с удовольствием что-то поменяли. Не знаю, что еще сказать. Постоянно ломаем голову, но, к сожалению, периодически сталкиваемся с этим.

– Со стороны кажется, что новички команды, пришедшие в «Спартак» летом, быстро адаптировались в коллективе. Это действительно так?

– Да, бесспорно. Ребята молодцы. И как футболисты, и как люди они пришлись ко двору.

– Не закрадывалась мысль: вот если бы они пришли чуть пораньше?

– Опять же, так можно много о чем рассуждать. Если бы они пришли пораньше, если бы мы выиграли в Алании, если бы не уступили где-то еще. Но, наверное, футбол и интересен этими «если бы».

– Спартаковские болельщики очень требовательны. Им нужен не только результат, но и игра…

– Они у нас сильные, постоянно с командой, постоянно поддерживают. Бывают, конечно, недовольны, но, скорее всего, имеют на это право, поскольку таких фанатов, как у нас, нет ни у одной команды. Могу только поблагодарить их и попросить поддерживать нас и дальше. Вместе мы добьемся того, чего они и, естественно, мы хотим.

САБИТОВЫ И ЧЕРНЫШОВЫ

Путь Сабитова к выступлению в Лиге чемпионов был тернистым и долгим. Футбольные университеты Ренат постигал в третьем российском дивизионе не имеющем, как известно, профессионального статуса. Играя там за дубль «Химок», он мог лишь мечтать о том, что когда-нибудь будет выходить на поле под звуки знаменитого гимна, написанного Тони Бриттеном.

– Футболом вы начали заниматься в девять лет. Почему так поздно?

Думаю,мое увлечение футболом было предопределено заранее. Рано или поздно это все равно должно было случиться. Я из спортивной семьи, и это не могло не сказаться. Отец играл в футбол. Семья изначально поддержала мое решение и продолжает поддерживать меня на протяжении всего пути.

– Не испытывали дискомфорта, занимаясь бок о бок с ребятами, которые уже несколько лет играли в футбол?

– С той поры прошло столько лет, что сейчас я вспоминаю о том времени только с радостью. Благодаря детскому футболу я познакомился с очень интересными ребятами, многие из которых стали моими друзьями.

– Кто-то из них заиграл на серьезном уровне?

Наверное, только Антон Архипов. Он сейчас в «Шиннике». У многих жизнь сложилась так, что они были вынуждены расстаться с футболом. Но это не мешает нам общаться, независимо от того, кто и чем сейчас занимается.

– Почему вы постигали азы футбола в школе «Чертаново», а не, скажем, того же «Спартака», за который болели с детства?

– Действительно, в моей семье все болели за красно-белых. Я тоже был неравнодушен к «Спартаку». Но школа «Чертаново» располагалась недалеко от дома, это было удобно, и я пошел туда. К тому же я младший ребенок в семье. На протяжении всего обучения меня опекали браться: с первого по третий класс я учился со средним братом, который не давал меня в обиду, а потом перешел в спортшколу к старшему брату. Так что я всегда был рядом с родным человеком.

– Свой путь вы продолжили в первенстве КФК – весьма своеобразном турнире.

– О да! К сожалению, совсем недавно умер Вячеслав Вячеславович Царев, который был вторым тренером, когда я играл за дубль «Химок». А историй, конечно, хватало всяких. Покатались тогда на автобусах по Московской области изрядно. Однажды был такой случай: выйдя на поле, мы поняли, что оно совершенно непригодно для игры в футбол. Решили его собственноручно подравнять. Тренер достал необходимый инвентарь, и мы общими силами приводили газон в порядок. Но я рад, что в моей жизни был такой период. Я получил богатый жизненный опыт, который позволяет мне правильно воспринимать то, что теперь у меня есть. Многие же с этим даже не сталкивались.

– Каким образом попали позже в «Сатурн»?

– У меня закончился контракт с «Химками», я поехал на просмотр в дубль «Рубина», но не подошел. Потом уже появился вариант с «Сатурном», с которым я прошел один сбор. В итоге Киселев (тогдашний тренер дублирующего состава подмосковной команды. – Ред.) меня оставил, за что большое ему спасибо, потому что как раз в тот период многие мои друзья оказались без команды. А если человеку нашей профессии пропустить полгода, неизвестно, что потом будет.

– Во взрослом футболе вы дебютировали на позиции флангового защитника, в то время как в дубле исполняли роль опорного полузащитника…

– Не совсем так. Большинство встреч за дубль я провел в защите. И переходил в основной состав «Сатурна» именно как игрок обороны.

– Из подмосковного клуба вы стали вызываться в юниорскую сборную России, которую в ту пору возглавлял ваш однофамилец – Равиль Сабитов…

Счастливые моменты! Правда, сыграл я тогда всего ничего. Ребята потом подшучивали – мол, чего тебя дядька не берет в команду? Еще рассказывали такую историю: я поехал на сбор молодежной сборной, которую в то время тренировал Андрей Чернышев, но не вышел на поле. А в команде Сабитова тогда же был футболист по фамилии Чернышов. Равиль Руфаилович сказал на установке: «Если Чернышов не ставит в состав Сабитова, почему Сабитов должен выпускать Чернышова?». К слову, с Равилем Руфаиловичем мы были знакомы и раньше. Когда я играл в КФК, он тренировал главную команду «Химок». Мой отец хорошо с ним общался, я его знал. У нас были хорошие отношения, несмотря на сходство фамилий. Но наше сотрудничество строилось по принципу «подходит игрок – берем, не подходит – не берем».

ДОВЕРИЕ НАДО ЗАСЛУЖИТЬ

Сабитов – открытый и общительный человек. Ремарку «улыбается», которую в ином интервью нет нужды использовать вовсе, в случае с Ренатом можно ставить едва ли не после каждой его реплики. Даже о своем непростом отношении с голевыми моментами и долговременном простое, вызванном травмой, Сабитов говорит, кажется, без тени грусти.

– Свой первый гол на профессиональном уровне вы забили в кубковом матче со «Спартаком», причем сделали это очень красиво – ударом боковыми «ножницами». Почему, выступая в стане москвичей, стесняетесь брать игру на себя?

Просто был эпизод, в котором все сложилось наилучшим образом. Но, наверное, голы – не мой конек. Пусть забивают те, в чьи обязанности это входит. Мое дело – получить мяч и отдать его вперед. Хотя сам, конечно, тоже иногда очень хочу забить. Родители мечтают порадоваться за меня. Отец говорит: «Забьешь, сынок, – все прощу».

– Партнеры не подтрунивают из-за того, что вы до сих пор не отличались за «Спартак»?

И не только партнеры. Главный тренер частенько интересуется: «Сколько там у нас опорники в этом году забили?».

– Столько же, сколько и россияне, – ни одного мяча (разговор состоялся до матча в Махачкале, в котором гол Александра Шешукова подправил статистику. Ред.). Чем не стимул отличиться?

Да, стимул хороший. Но, если взять мое желание забить и командный успех, я предпочту второе.

– Насколько известно, зимой 2007 года на вас претендовало еще и «Динамо». Отдали предпочтение спартаковцам, потому что болели за них с детства?

– Честно говоря, в то, что мною интересуется «Спартак», я верил с трудом. Это было что-то заоблачное. А насчет «Динамо» мне трудно судить. Не хочу никого обманывать. А то скажу, что интерес был, а про меня там даже не знали.

– Когда вы пришли в «Спартак», командой руководил Владимир Федотов. Этот тренер славился трепетным отношением к молодым футболистам.

Да, и это чувствовалось. Яочень благодарен Григорьевичу, который в меня поверил и позвал в команду. Благодаря ему я получил возможность узнать изнутри, что такое «Спартак», и понял, что это неописуемо.

– Интересный факт: из тех игроков, кому Федотов дал путевку в жизнь, сегодня в «Спартаке» выступаете только вы и Андрей Иванов. Есть еще Александр Прудников, но он играет за молодежный состав…

А Никита Баженов?

– Он все-таки пришел в команду на пару лет раньше.

Точно! Никита у нас самый опытный!

– При Черчесове вы уже не чувствовали к себе такого доверия, которое было при Федотове?

Не чувствовал, но я много думал об этом. Доверие просто так не появляется. Наверное, я не заслужил его.

– Первый ваш спартаковский сезон также был омрачен тяжелейшей травмой – переломом малой берцовой кости в товарищеской игре с «Эльче». Что помогло в тот момент не пасть духом?

Да я и не собирался падать духом.Конечно, сначала было какое-то расстройство, потому что травм не хочет никто. Приехал домой, обнял папу, поцеловал маму, и они занялись моим лечением. Постоянно звонили и навещали друзья, куда-то меня вывозили. Естественно, я следил за тем, как выступает команда, хотел к ребятам. Помню, как они тепло меня провожали после операции. Это все очень крепко засело в памяти. Счастливым то время назвать трудно, но ради того, что последовало за ним, стоит жить.

– Вынужденные паузы позволяют взглянуть на себя со стороны, пересмотреть отношение к чему-то.

– Я стараюсь относиться к этому так: если что-то подобное случилось, значит, было за что. Может, вел себя плохо. Но мне повезло с семьей и друзьями, поэтому я не мог впасть в депрессию хотя бы из чувства благодарности к ним.

ТИТОВ ОТ МЕНЯ НЕ ОТДЕЛАЕТСЯ

От опорного полузащитника требуются цепкость и жесткость. Однако интеллигентность и скромность Сабитова находят отражение и на футбольном поле, нередко оказывая медвежью услугу и ему, и его команде. Из-за этого Ренат до сих пор частенько начинает матчи на скамейке запасных.

– Когда Черчесов отчислил из команды Титова и Калиниченко, вы уже выступали в аренде в «Химках». И все-таки почему, на ваш взгляд, команда в том конфликте ограничилась ролью сторонних наблюдателей?

Я никогда не комментировал ту ситуацию, поскольку не был участником событий и не знаю всего. Но зная, что Титов и Калиниченко значат для клуба, я не представлял команду без них и был полностью на стороне ребят. Мы постоянно общаемся, и я считаю, что они превосходные люди.

– Обсуждали с Титовым ту ситуацию, когда он играл в Подмосковье?

Нет. Мы не затрагиваем неприятные темы. Больше болтаем, что называется, за жизнь. Я всегда могу обратиться к нему за советом, а он всегда подскажет. Вот и тогда я просто был рад, что могу продолжать играть рядом с ним, общаться, дружить. Еще когда я играл в «Сатурне», он был для меня примером. Познакомившись с Егором поближе, я стал уважать его еще больше. И просто так этот человек от меня не отделается!

– Игра за «Химки» помогла вам обрести уверенность?

Да, я воспринял ту ситуацию как должное и ни капельки не жалею, потому что она пошла мне только на пользу.

– Что сложнее в психологическом плане – бороться за выживание, но стабильно выходить в основном составе или оспаривать чемпионство, но при этом играть от случая к случаю?

– Вопрос тяжелый. Лучше играть. «Спартак» для меня – особенная команда. Мне здесь хорошо. Но если встанет выбор – остаться в стане красно-белых и не провести при этом ни одного матча или пойти на понижение, чтобы постоянно играть, я выберу второе.

– Как думаете, чего вам не хватает, чтобы стать твердым игроком основного состава?

– Видимо, многого. Частенько размышляю над этим, обсуждаю с близкими, иногда даже завожусь. С отцом разговариваем, мама тоже имеет свое мнение на этот счет. Но вот так я, наверное, не готов обсуждать.

– Перед «Спартаком» традиционно ставятся самые высокие цели, но очень часто амбиции не реализуются. Почему?

(Пауза.) Конечно, мы все горим желанием завоевать первое место. В «Спартак» ведь просто так не попадают. Требования к игрокам этой команды давно известны. Здесь собраны максималисты. Даже на награждении серебреными медалями, несмотря на атмосферу праздника, мы все понимали, что это не совсем то. Пока что-то не получается, но мы обязательно своего добьемся.

– Дважды – в 2007 и 2009 годах – «Спартак» был близок к завоеванию чемпионских медалей, но на финише пропустил вперед конкурентов. Не мог ли из-за неудач у игроков сформироваться некий комплекс?

Нет. Во всяком случае, это мое мнение. При такой поддержке людей, которые просят или даже требуют добиться первого места, мы не можем опустить руки. Тем более после того как узнали, что такое Лига чемпионов.

– Валерий Карпин признавался, что, когда он возглавил «Спартак», ему пришлось основательно поработать над менталитетом игроков…

(Пауза.) Небуду приводить конкретные примеры, но я согласен. Георгиевич много сделал в этом направлении. И продолжает делать.

МЕНЯТЬ ПРОФЕССИЮ НЕ СОБИРАЮСЬ

Сабитов обладает репутацией человека, который относительные неудачи на зеленом газоне компенсирует активной внефутбольной жизнью. Он никогда не убегает от прессы через черный ход, не отказывает в автографах и, если надо, может сняться в рекламе, сменив игровую форму на официальный костюм. Ренат наверняка мог бы сделать карьеру на телевидении, но такая слава его не прельщает.

– Вы играете на довольно специфической позиции. По каким критериям судите об успешности проведенного матча?

– Так как нас называют полузащитниками, то… (пауза) я доволен, когда удается добиться победы и при этом не пропустить. Что касается моей игры, я стараюсь ее не оценивать. Со стороны виднее.

– Кто является вашим самым строгим критиком?

– Естественно, тренер, чье мнение не обсуждается, а также партнеры и семья. Критику с их стороны я воспринимаю нормально. Опять же, мнение родных иногда может быть несколько предвзятым, но оно мне важно.

– Обращаете внимание на то, что пишут в прессе?

Безусловно, я знаю, что обо мне говорят и пишут. Но есть круг людей, чье мнение имеет для меня первостепенное значение.

– Часто не соглашаетесь с мнением журналистов?

– Я никогда не стремлюсь публично оправдываться или что-либо кому-то объяснять. Это значит признать свою ошибку. Но красиво говорить мы все можем. Если же есть возможность исправиться, стараюсь это делать.

– Вы один из немногих игроков, кто всегда охотно идет на контакт с представителями СМИ…

Я пытался найти этому объяснение и даже предлагал ребятам помощь. Они играют, устают и не всегда имеют силы поговорить после матча. А так как я меньше всех провожу времени на поле, то готов их подстраховать, если нужно. Кто-то даже предлагает мне сменить профессию и пойти куда-нибудь выступать, но я говорю, что еще обязательно заявлю о себе как футболист.

– Но если серьезно, что должно произойти, чтобы и ваши коллеги подписали «мирный договор» с журналистами?

Глобально я на этот вопрос не отвечу. Однако недопонимание действительно присутствует, а дыма без огня не бывает. Я общаюсь и со своими коллегами, и с вашими. Но поддерживаю футболистов, которых буду защищать до конца. У каждого в какие-то моменты есть свои причины не отвечать на вопросы. И все же игроки не всегда не хотят говорить.

– Как отнеслись к тому, что вас нарекли самым сексуальным спортсменом?

Я не люблю рассуждать на тему себя. Мне, как и любому человеку, приятно внимание, но я привык, что призы даются за какие-то заслуги. В данном же случае мне сложно сказать, по каким критериям был определен победитель. Ребята даже шутили, что меня позвали на вручение премии, поскольку остальные кандидаты в тот момент уехали из Москвы.

– Насколько большое значение имеют для вас подобные премии?

Они приятны, но лучше бы, конечно, медальку на шею повесили.

– После матчей неоднократно приходилось видеть ваше общение с известной болельщицей «Спартака» Мариной Валерьевной Дьяконовой. Создалось ощущение, что она прямо-таки взяла над вами опекунство.

– Эта женщина с первого моего дня в команде постоянно оказывает внимание. Поддерживает, желает удачи. Она очень переживает за людей, а не только за результат. Очень хорошо ко всем относится, включая иностранцев. Уж не знаю, понимают они или нет, что она им говорит, но контакт у нее с ними налажен.

– Кстати, об иностранцах. Для многих нынешний «Спартак» – это бразильцы и все остальные. Вас такая постановка вопроса не обижает?

– Кто же пустил эту фразу? Я такого сказать не мог. Мои партнеры тоже. Мы хорошо ладим с бразильцами. Можем, конечно, что-то не понимать. Из-за этого у нас бывают смешные случаи. Но футбол нас объединяет, на поле мы всегда находим общий язык. Другой вопрос, что в команде всегда есть те, кто, образно выражаясь, таскает рояль, и те, кто на нем играет. Но это нормально. Зачем, допустим, Саше Шешукову, который классно отбирает мяч, бежать впереди Велли, который забивает? Каждый должен заниматься своим делом.

Кулёмин Ярослав