Войти

Партнеры:

Сегодня Ковалёв Анатолий Афанасьевич отмечает 80-летие

Сегодня Голопузов Николай отмечает 80-летие

Сегодня Аничкину Виктору Ивановичу исполнилось бы 75 лет

Сегодня Макдермотт Теренс (Терри) отмечает 65-летие

Сегодня Аль-Шариф Джамаль отмечает 60-летие

Сегодня Синх Патвал Пратар отмечает 45-летие

Сегодня Поляков Борис Маркович отмечает 40-летие

Сегодня Цискаридзе Зураб отмечает 30-летие

Сегодня Йейни Шеран отмечает 30-летие

Сегодня Аруджогли Филипп Юрьевич отмечает 30-летие

Сегодня Афолаби Абдулвахид отмечает 25-летие

Сегодня Алиев Аннаги Закир-Оглы отмечает 25-летие

Муртаз Начкебия: «В Новосибирск приехал учиться, а не играть в футбол»

Cпортивный портал Новосибирска, 09.12.2012

Легендарный защитник «Чкаловца-1936» Муртаз Начкебия дал большое интервью порталу SibSport.info, в котором поделился мнением о нынешнем положении дел в новосибирском футболе и вспомнил забавные истории из своей игроцкой карьеры.

- Сейчас вы работаете в «Сибири-Заре». Обрадовались, когда появилась возможность начать тренерскую карьеру?

- Да. Я работаю на маленькой зарплате, но я в футболе, и это самое главное. Я долго думал, принимать приглашение или нет, но в итоге не удержался.

- Одна из главных задач «Сибири-Зари», где вы сейчас работаете, - давать шанс новосибирским игрокам проявить себя. Как оцените подготовку молодых игроков?

- У многих нет фундамента, школы - их необходимо заново учить играть в футбол, а не в «бей-беги». В Новосибирске существуют большие проблемы с футбольной школой, мы сталкиваемся с ними каждый день. Школы есть, а игроки из них не выходят. В детском возрасте ребята проявляют себя, а потом пропадают. Куда они деваются? То ли их продают в другие города, то ли они заканчивают. Так относиться к футболу нельзя, и это глобальная проблема.

Тренеры должны вкладывать в ребят душу, чтобы они научились правильно играть в футбол, а не бросать им мяч и говорить: «Играйте». Это неправильно. Я не могу сказать, что у нас нет тренеров, но все они возле футбола.

- Взлет Владимира Рыкова до московского «Динамо» - это не следствие работы новосибирского футбола, а случайность?

- Да. Владимир тренировался еще при мне, но тогда он был не готов играть в команде мастеров, ему нужно было время. Но тогда перед командой ставились высокие задачи и ему не доверяли, поэтому он выпал из вида, уехал в другой город. Я думаю, что Владимир Рыков такими темпами дорастет до сборной России. Терять таких людей, как он, на самом деле неправильно - Володя мог играть за Новосибирск, а в итоге мы ищем футболистов, которые будут играть за большие деньги. Мы должны делать ставку на своих воспитанников, а уже потом, на проблемные позиции, приглашать иногородних. Под главной командой должна быть вторая команда, где бы молодые футболисты получали опыт. Если посмотреть, то в российских клубах есть много молодых ребят, для которых Новосибирск - родной город. Неужели у нас не было места для них? Было, но на первом месте стояла задача, а они не были готовы выполнять ее. А сейчас уже поздно - чтобы вернуть их, требуются большие деньги, за которые можно содержать команду.

К большому сожалению, дела в новосибирском футболе обстоят очень плохо. Если такое отношение продолжится, то он погибнет. Не хочется, чтобы это произошло. Такой город должен иметь команду не в ФНЛ, а в Премьер-лиге, но наша структура не готова к этому. Хотя в плане технической базы в Новосибирске есть все - поля, база, крытый манеж. Но там пусто - дети не занимаются. А дети - это фундамент, без которого обрушится любое здание. Это раньше можно было говорить, что нет тренировочных полей, но сейчас в каждом районе постелены искусственные газоны - тренируй!

В этом городе очень много недоброжелателей, которые хотят развалить новосибирский футбол. Надеюсь, что первые лица города и области обратят на это внимание и найдут правильное решение. Хочется, чтобы футбол не существовал, а жил.

- Какие шаги надо сделать, чтобы реанимировать новосибирский футбол?

- В первую очередь нужно изменить отношение. У нас тренеры работают не для города, а для себя - это неправильно. Тренеры должны объединиться и работать под одной программой, тогда и произойдут изменения. Сейчас многие наши тренеры ставят целью вырастить игрока и скорее его продать. Такие люди не должны ничего общего иметь с футболом! Необходимо, чтобы тренеры были заинтересованы воспитывать игроков и передавать на повышение в городе, получали премию за это. Сейчас же между тренерами есть разлад, все работают для себя, а не города.

Мы должны воспитывать своих, а не рассчитывать на то, что возьмем кого-нибудьприезжего. Мы этого не хотим, и это главная наша проблема.

- Из Новосибирска уезжает много молодежи?

- Да. В возрасте 12–15 лет уезжает много игроков. Не просто так Сергей Николаевич Юран, когда приехал, развел руки - тут такая чехарда и никому ничего не надо.

- Работая в «Сибири-Заре», вы встречаете много препятствий?

- Люди думают, что мы кому-то переходим дорогу, хотя это не так. Все думают, что мы метим на чье-то место, хотя мы просто воспитываем местных ребят, которые не попали в «Сибирь». Раньше, когда в Новосибирске создавался «Олимпик», я сказал: эта команда просуществует 2–3 года. Так и вышло. Хотя я считаю, что в таком большом городе должно быть две команды - чем больше команд на профессиональном уровне, тем больше молодежи останется в Новосибирске, и тем лучше футбол будет развиваться. Если надеяться на привозных игроков, то никогда не поднимется футбол тут.

Если честно, то я не думал, что в новосибирском футболе все так плохо. Из-за того, что здесь творится, не хочется работать вообще. Вроде бы наша команда ни от кого не зависит, есть свой спонсор, человек, который вкладывает свои деньги, а нам ставят палки в колеса. Зачем? Мы работаем для того, чтобы у ребят появился шанс.

- Сколько человек из вашей команды могли проявить себя во Второй лиге?

- Практически все, если бы они не работали, а занимались чисто футболом. У нас ведь у всех есть основная работа, где они зарабатывают на жизнь. Что можем мы с них требовать, когда они с утра до вечера на ногах, а вечером приходят на тренировку? Ничего. Мы бы не потерялись во Второй лиге и шли в середине турнирной таблицы с этим составом, если бы футбол был для ребят основным делом.

- Как думаете, почему в 1995 году «Чкаловец», даже когда шел внизу турнирной таблицы, собирал полные трибуны, а нынешняя команда собирает максимум3000 человек?

- Секрета тут нет - костяк той команды составляли местные ребята. На них народ и шел. А на кого смотреть сейчас? Зиновьев, Макаренко, Беляев. Сейчас все в клубе наоборот - 90 процентов приезжих и 3–4 человека местных, которые еще и сидят на скамейке запасных. Я согласен, что без приезжих нельзя, но если вы их приглашаете, то они должны быть на голову сильнее местных ребят. Хотя тут замкнутый круг - школа работает плохо. Команды 1995, 1996, 1997 годов рождения выигрывают какие-то турниры, а куда потом деваются люди? Покажите мне хоть одного, который поможет главной команде? У них у всех уже контракты с другими командами.

- В Новосибирске есть «Сибирь-ЛФК», где по идее собраны молодые таланты.

- Там тренируют Обгольц и Мельников, с которыми я играл, но они люди подневольные - они берут тех, кого им предлагают. Да, они знают футбол, но они не могут решать. Тут вопрос к их руководителям - людям, которые всю жизнь в футболе, но они вредители. Я не хотел говорить, но этим людям неинтересен футбол - они хотят просто заработать больше денег. Если приедет игрок из другого города - больше заработают, будет свой - ни копейки. Если так продолжится, то клуб закроется, а вытаскивать футбол из этого болота будет очень трудно.

- В новосибирском футболе есть люди, которым вы не подадите руки?

- Я всем подам руку - даже врагам. А там уже их проблема - протянут они или нет.

- У вас есть мечта?

- Главное, чтобы здоровье было. Мне хочется не слышать все эти нехорошие разговоры, наговоры. Я за последние полтора года стал седеть - я испытал шок, когда очутился внутри нашего футбола. Это пережить тяжело - и морально, и физически.

- Вы прожили много лет в Новосибирске. Кем вы себя ощущаете - русским или грузином?

- Я горжусь, что грузин, но я советский человек. Каждый человек гордится своей национальностью, я не исключение, но я думаю так.

- Когда вы последний раз были в Грузии?

- В 2002.

- Скучаете?

- Конечно. Все родня у меня там, все родственники. Одна моя нога там, другая здесь. Хорошо, что сейчас есть Skype - общаемся по нему, хот вижу их. Они меня все зовут к себе, а я обещаю, что скоро приеду.

- Как вы оказались в Новосибирске?

- Это все случайно (улыбается) Я даже не собирался играть тут в футбол, а приехал учиться. В итоге, в первый год я не поступил, и мне предстояло идти в армию. Тогда в СКА работал Зиновьев - это человек, которому я буду благодарен всю оставшуюся жизнь. Я уже завязал с футболом, но он поверил в меня и дал шанс. Наверное, я не хотел надевать солдатские сапоги. Я дал Зиновьеву слово, что умею играть в футбол, он в меня поверил и после этого я стал оживать в футбольном мире. Так и началась моя карьера.

- Вы с детства классно играете головой?

- Это следствие большой и упорной работы. Я с детства его ставил и делал определенные упражнения, которые позволили это сделать.

- При каком тренере вы прошли самые тяжелые сборы?

- При Ерковиче - он делал упор на физику и при нем команда шевелилась. Мы бегали в горы, в которые иной человек пешком не поднимется. После его тренировок желание было одно: «Лишь бы доползти до кровати».

Сейчас сборы не те, что были у нас. Мы по месяцам были вне дома - это очень тяжело. Мы часто тренировались в Узбекистане - условия там были - хуже не придумаешь. У нас все было на улице, только кровати в комнате.

Люди начали правильно считать деньги, мы же играли, в первую очередь, за город. Сейчас условия ставят не тренеры, а игроки. Я думаю, что за такие деньги, которые получают нынешние футболисты, нужно грызть землю! Это нормальные условия, но их надо отрабатывать - футболисты должны относиться профессиональнее к своему делу.

- Вам когда-нибудь предлагали сдать игру?

- Два раза было такое. С таким предложением к нам подходили в Питере, когда там тренировал Садырин. Я сказал им: «Ребята, вы не туда и не к тому попали». В том матче мы играли неплохо, но провалили концовку.

- А у вас никогда не было подозрений, что кто-то из партнеров сдают игру? Например, в 1996 году, когда в клубе не было денег.

- Да, тогда было безденежье, потому что человек, который помогал нам, проиграл выборы губернатора и нам урезали бюджет - за год мы не получили ни копейки. Но на счет сдачи матчей ничего сказать не могу - за руку я никого не ловил. Но я бы не сказал, что у меня есть какие-то подозрения.

- У вас бывали конфликты с Иромашвили?

- Конфликты со всеми были - так не бывает, чтобы взгляды людей полностью совпадали. Главное - находить общий язык.

- Есть история о том, как Иромашвили купил на зарплату игроков вагон коньяка, прогорел, а вы за это заехали ему по лицу. Это правда?

- Впервые слышу! Это байка (улыбается) Не знаю, кто такое придумал. Я миролюбивый человек и просто так вступать с кем-то в конфликт не буду!

- Сколько раз в жизни вы дрались?

- В Новосибирске ни разу - я все вопросы решал мирным путем. Даже если я сейчас вижу, что люди дерутся, стараюсь их разнять и решить, в чем проблема. Если в команде происходят мелкие стыки - это нормально, это рабочий момент.

- Помните, как во время одного из выездов вы дали фанату по прозвищу Зяба ключи от своей машины?

- Помню, а как его забыть? Он везде с нами ездил, во Владивосток и Находку на электричках добирался! Это каким надо быть фанатом, чтобы столько проехать? Я его уважаю, и мы до сих пор общаемся при встрече.

- Много забавных историй случалось с фанатами?

- Полно! Они постоянно ездили с нами на третьей полке с выездных игр! Нам самим не платили, в итоге мы их запихивали на третью полку, где они лежали, пока проводники не уснут. Таких историй много - когда вспоминаешь их, становится весело.

- Как вы относитесь к переименованию футбольных команд?

- Для меня нет разницы - поменяли и поменяли.

- Если вам предложат возглавить «Сибирь», вы согласитесь?

- Я подумаю.

- В одном из интервью Сергей Передня рассказал о сотрясении мозга, полученном в столкновении с вами. Как команда настраивалась на матчи с томской командой?

- Я помню тот момент - мы играли на Кубок, и я в попытке выбить мяч попал ему по голове. От этого удара его перевернуло, а меня удалили! Что касается настроя, то он был сумасшедший - на Томск, Барнаул. Мы настраивались на эти матчи очень серьезно.

- Какой матч для вас самый памятный за «Чкаловец»?

- Я не могу выделить одну игру. Для меня все матчи - с 1987 по 2005 памятные. Запомнились матчи против команд Высшей лиги - «Шинника», «Уралмаша», московского «Спартака» - было интересно поиграть против ребят, которые мастеровитее тебя. Из таких матчей мы лишь один свели в ничью - с «Шинником», но потом уступили по пенальти.

- После этого Альберт Щербаков уехал в Ярославль.

- Да, после этой игры он уехал в «Шинник», провел там хороший сезон.

- Вас в те времена часто узнавали в городе?

- До сих пор узнают! Очень много людей подходит и спрашивает, как дела. Недавно после одной из тренировок ко мне подошел какой-то мужик и говорит: «Муртаз, можно тебя обнять?». Я ему ответил, что не девочка, чтобы меня обнимать, но он сказал, что помнит меня как игрока и очень уважает. Конечно, это приятно.

- Как получилось, что вся ваша карьера прошла в Новосибирске? Неужели ни разу не звали в другое место?

- Звали. Но я такой человек, что привыкаю к месту. Я оказался в Новосибирске и сразу решил, что больше отсюда никуда не уеду. У меня были хорошие предложения за те 18 сезонов, что я провел в Новосибирске. В футболе люди обычно зарабатывают, ездят в поисках лучших предложений по городам, а для меня главным был сам процесс. Футбол - моя жизнь.

- Вы как-то раз чуть не уехали в Оман.

- Было дело. В 1998 году меня звали туда, но там шла гражданская война, и я решил, что живу один раз, мне хочется еще пожить, поэтому остался тут.

- Какие российские клубы вами интересовались?

- В «Тюмень» - постоянно оттуда звонили, но я каждый раз отказывался. Мне там говорили: «Ты, наверное, сумасшедший, разве можно отказываться от тех условий, которые мы предлагаем?». Наверное, да, я сумасшедший.

- Контракт большой предлагали?

- В 4–5 раз больше, чем в Новосибирске. Но поймите, я не мог просто взять и уйти, бросить все. Когда переходишь в новую команду, надо начинать все заново. Зачем это делать, когда у тебя уже все есть? Я благодарен свой судьбе за то, что оказался в Новосибирске, где стал человеком, которого узнают, любят.

- Какие самые большие премиальные получали?

- 50, максимум 100 рублей в советские времена. В двухтысячные, бывало, платили500 долларов.

- Почему после того, как вы завершили карьеру, вам не предложили в клубе работы?

- Наверное, кому-то не нравится, что я много в футболе знаю - таких людей стараются отодвигать от футбола. Я раза три-четыре приходил в клуб, но то, что там предлагали, было мне неинтересно. Они предлагали мне зарплату, на которую невозможно жить.

- Прощальный матч вам тоже так и не провели.

- Да. Для меня загадка, почему его не было. Может, я человек другого круга? Мне кажется, что в футбольном плане я не последний человек в этом городе. Лично я не знаю, кто больше меня провел матчей за команду. Раз люди так отнеслись, значит, их все устраивает. Но мне было очень обидно. Единственный человек из футбола, который мне продолжил помогать - Юрий Николаевич Кабанов.

- Вы после завершения карьеры успели поработать на складе с алкогольной продукцией.

- Чисто случайно - просто мне надо было зарабатывать на жизнь. После окончания карьеры я два года просидел дома без дела - мне было тяжело найти работу, никому не был нужен. А потом товарищ позвал к себе на склад, хозяином которой оказался Сергей Дмитриевич Проничев, который в 1995 был спонсором нашей команды. Мы с ним постоянно говорили про футбол. На складе я проработал два с половиной года - у меня хотя бы было на что жить. Для меня это было в новинку, но человек приспосабливается ко всему. Кто бы мне во время карьеры сказал, что я окажусь в торговле - не поверил бы.

Я благодарен, что в то время моя семья была рядом. Близкие поддерживали меня и за счет этого я пережил ту сложную ситуацию. Будь я один, ушел бы в депрессию.

- С иногородними игроками «Чкаловца» переписываетесь?

- Да. Постоянно переписываюсь в интернете с Новоселовым, Чепким, Володей Макеевым. Едва я зайду в «Одноклассники», как мне от них приходят сообщения одно за другим.

- Правда, что как только вам подарили машину, ее угнали?

- Что правда то правда, причем два раза - сначала в 1993, а потом в 2001. Наверное, судьба говорила - не надо на машине ездить. Угонщиков потом нашли, мне предлагали с ними пообщаться, но я отказался - а если бы это оказался знакомый?

 - Сейчас вы ездите на «шестерке», верно?

- Это не моя машина, а друга - просто он уехал из Новосибирска на время и оставил ее мне. А своей машины у меня нет.

- ГАИшники часто останавливают?

- Бывает.

- Узнают?

- Многие. Один меня остановил и говорит: «Как так, Начкебия и на такой машине едет?», а я ему: «Что такого, это российский антиквариат, разве не машина?» (смеется). В итоге он отдал мне документы и говорит: «Езжай, но я не верю, что это твоя машина», а я ему: «Не моя, у меня машины нет».

Землянов Юрий