Войти

Партнеры:

Сегодня Лэббку Эдгару исполнилось бы 170 лет

Сегодня Каладу Рибейру Франсишку Антонью Пердиган исполнилось бы 90 лет

Сегодня Нимо Гильермо Жозе исполнилось бы 85 лет

Сегодня Анторян Роберт Овакимович отмечает 75-летие

Сегодня Грузнов Юрий Николаевич отмечает 70-летие

Сегодня Худиев Асим Халил-Оглы отмечает 60-летие

Сегодня Шубин Сергей Анатольевич отмечает 50-летие

Сегодня Артамонов Олег Петрович отмечает 50-летие

Сегодня Строенко Сергею Васильевичу исполнилось бы 50 лет

Сегодня Сидорюк Александр отмечает 40-летие

Сегодня Байрашев Рамиль Динарисович отмечает 40-летие

Сегодня Якин Хакан отмечает 40-летие

Сегодня Росси Хулио Эрнан отмечает 40-летие

Сегодня Тьене Сьяка Шико отмечает 35-летие

Сегодня Ромеро Серхио Херман отмечает 30-летие

Сегодня Шехтер Итай Менахем отмечает 30-летие

Сегодня Вибе Лассе отмечает 30-летие

Сегодня Чернышук Сергей Маркович отмечает 25-летие

Сегодня Меркель Александр Васильевич отмечает 25-летие

Сегодня Коршунов Сергей отмечает 25-летие

Сегодня Сартина Дмитрий Иванович отмечает 25-летие

Сегодня Сеферович Харис отмечает 25-летие

Робертас Пошкус: «Юран спокойно мог бы еще играть в ФНЛ»

Cпортивный портал Новосибирска, 04.12.2012

Нападающий футбольной «Сибири» Робертас Пошкус в интервью порталу SibSport.info рассказал о самых значимых этапах карьеры и том, как предпочитает проводить свободное время. В первой части интервью с Робертасом – об игре в Азербайджане, выступлениях за сборную Литвы и выигранных медалях. О своей футбольной школе, травме, после которой не играл два года, путешествиях, любви кскорости — во второй части интервью.

— Долго размышляли, прежде чем отправиться в Азербайджан?

— Конечно, долго думал — я ничего не знал про эту страну, а азербайджанцев видел только на базаре. В итоге первый год вышел трудным, я адаптировался к их жизни, а потом стало легче.

— Если подумать, то шансов вернуться оттуда в Россию почти не было.

— Да, из Азербайджана сложно пойти на повышение, не только в Россию, потому что за этим первенством никто не следит. Но мне надо было набирать форму после травмы, играть. Именно поэтому я отправился туда, сохраняя мысль о возвращении в Россию.

— Судя по азербайджанской прессе, вы воевали с местными игроками, которые, по вашим словам, «ленились». В чем суть конфликта?

— Это южные люди, и они любят халявить. Если не будешь их гонять, кричать на них, то они быстро распустятся. У них слабый характер.

— Какие воспоминания у вас остались от Баку?

— Это город, который строится. За три года, что я там провел, он сильно изменился. Бывало, что едешь мимо какого-то места — пустота, а через две недели уже что-топостроили. Это красивый, спокойный город — там нет никакого бандитизма, все спокойно.

— В одном из интервью после прихода в «Сибирь» вы говорили, что, возможно, вернетесь туда. Это правда?

— Кто знает, как сложится моя карьера? Может, вернусь туда, но я бы предпочел играть в России.

— Можно понять решение поехать в Баку, но что занесло вас в Загаталы?

— Сергей Николаевич Юран возглавил этот клуб и собирал команду с нуля. Я бы никогда в жизни не принял их предложение, если бы не тренер. Я много знал о Юране, и мне было интересно познакомиться с ним, поработать под его руководством. Для меня на первом месте футбол, а большой город или маленький — это не так важно. У нас рядом был Тбилиси — в пятидесяти километрах.

— Население города Загаталы — 20 000 человек. Вас знали в каждом дворе?

— Да. Там любят футбол. У меня осталось в Азербайджане много хороших друзей. Бывало, приходишь в ресторан, а тебя угощают за счет заведения, зовут к себе домой. Там очень гостеприимный район.

— Этой осенью Юран эффектно забил в матче ветеранов «Спартака» и ЦСКА. Смотрели ту игру?

— Да. Перед этим Юран тренировался вместе с нами, и я скажу, что он выглядел не хуже многих. В итоге хорошо подготовился и вот результат — забил красивый гол.

— Он бы еще мог поиграть в ФНЛ?

— С его желанием — спокойно.

— А до скольки лет вы планируете играть?

— Как даст Бог. Сколько буду востребован, столько и буду играть.

— Какой самый ценный подарок вам поступал от руководства команд за всю карьеру?

— В «Крыльях» подарили хорошие часы.

— В «Тереке» после победных матчей дарили машины. Не завидуете им?

— Нет, я не завидую никому, у каждого своя жизнь. Дай Бог, чтобы ребятам что-тодарили, давали зарабатывать, я буду только рад за них.

— Свою первую золотую медаль вы выиграли не так давно — в бакинском «Интере». Обидно, когда карьера проходит без значимых побед?

— Конечно, хочется выигрывать как можно чаще, но я не жалею о том, как сложилась моя карьера. Я рад, что завоевал бронзовые медали чемпионата России — это моя самая значимая награда.

— У вас в свое время был официальный сайт. Довольно необычно для игрока, выступающего в России.

— Он был сделан еще во времена, когда я выступал в «Крыльях» и «Зените». Им занимался не я, а другой человек — мы созванивались, он брал у меня интервью, выкладывал. А потом я немного устал от этого — его надо было постоянно обновлять, вести.

— Вы провели не один десяток игр за сборную Литвы, но результата ваша команда никогда не добивалась. Не сложно ездить в команду, которая постоянно проигрывает?

— Когда я был молодой, у нас собиралась очень сильная команда, где была высокая конкуренция — мы стабильно занимали третье место, боролись за второе. Потом сильные футболисты завершили карьеру, а новых Литва не вырастила и сейчас мы имеем что имеем. Да, мы показываем не самую лучшую игру, но надеюсь, что все впереди — сейчас есть хорошие молодые ребята, так что надеюсь, через лет десять все будет нормально.

— С вами во главе?

— Разве что тренером (смеется).

— В сборной Литвы вам платили повышенные премиальные за победы над командами из стран бывшего СССР?

— У нас повышенных премиальных в Литве вообще нет — мы не такая богатая страна как Россия. У нас есть какая-то минимальная сумма и ее платят. Может, если обыграем Испанию или Италию, то получим чуть больше, но не факт.

— У вас есть своя футбольная школа в Литве. Расскажите о ней.

— Мы делаем ее вместе с Данилявичусом, который выступает в серии Б. Мыотбираем сильнейших ребят в возрасте 13–14 лет, и они тренируются у нас.

— Как вам пришла идея открыть школу? Государство совсем не уделяет внимания футболу?

— Да, там очень мало внимания уделяют футболу. Школа, в которой я занимался, ничуть не изменилась — там детям даже негде помыться. Детский футбол — это больная тема в Литве. Мы занимаемся этим, но получается не все — у города нет денег, чтобы вкладываться в футбол. По возможности, мы прикладываем свои усилия — я провожу свой турнир, в этом году он будет проходить 10 раз. На него съезжаются команды из России, Германии, Швеции, Латвии. Может, если все будет хорошо, в будущем построим там стадион.

— Вы ощущаете поддержку со стороны других литовских игроков?

— Пока такого нет. Из Клайпеды, откуда я родом, вышло не много профессиональных игроков. Может, в других городах ребята и занимаются чем-топодобным, я не знаю.

— А власти как смотрят на ваши инициативы?

— У нас больше помогают баскетболу. Мне кажется, что властям неинтересно, как и чем занимаются дети.

— У Дарюса Каспарайтиса в Литве своя хоккейная школа. Вы знакомы?

— С Каспарайтисом мне пока не довелось увидеться, а вот с Зубрусом пару раз пересекался, когда он играл в Тольятти, а я в Самаре.

— Кроме футболистов у вас много друзей из спортивной тусовки?

— Есть знакомые баскетболисты, есть увлекающиеся тяжелой атлетикой. Я знаком с Савицасом — самым сильным человеком в мире.

— Учитывая, что у вас есть своя школа, задумываетесь о тренерской карьере?

— Конечно, думаю об этом. Раньше не предполагал, что захочу стать тренером, а сейчас прохожу понемногу учусь, прохожу тренерские курсы. Уйти из футбола совсем мне будет тяжело.

— Конспекты за Юраном ведете?

— Я записываю все, что мне интересно. Конечно, я отмечал некоторые моменты в сборах Юрана, других тренеров.

— При каком тренере вы прошли самые тяжелые сборы?

— В России раньше все сборы были тяжелые — по три месяца проводили на них.

— А самая длинная установка, которую вы посещали?

— У Гаджиева. Приезжали к 10–11 утра на базу, обедали, потом 2–3 часа теории, тренировка, ужин — с базы мы выходили только в 9 вечера.

— Засыпали на установке?

— Я никогда себе такого не позволял, а вот партнеры бывало. Только это было при Тарханове. У нас в команде было два нигерийца, и один из них прикорнул. После этого его в команде не стало.

— Из Самары вы перешли в «Зенит», где конкурировали с Кержаковым и Аршавиным. Не жалеете о том переходе?

— Я никогда в жизни ни о чем не жалею. Смысл? Конкуренция — это здорово, когда она есть, твой уровень поднимается, я никогда ее не боялся. Мне наоборот было интересно побороться с такими сильными игроками, как Кержаков и Аршавин.

— Просто после «Зенита» ваша карьера пошла на спад.

— Просто пошли травмы. Некоторые доктора вообще мне говорили, что я уже никогда не восстановлюсь.

— На сайте «Зенита» даже написали о том, что вы не сможете больше играть.

— На клуб за это обиды нет, а вот на доктора есть — за то, что он, не думая, написалкакую-то фигню. После этого у меня сорвалось несколько переходов, потому что тренеры боялись меня подписывать.

— Получив травмы в «Зените», вы выпали на полтора года. Чем занимались это время?

— У меня была серьезная травма, и я не мог ходить около года. Я полтора года лечился в Москве, потом полгода работал с личным тренером в Санкт-Петербурге. Два года без футбола — это очень много, и после этого мне пришлось начинать с самого низа.

— За эти два года у вас не было мыслей завязать с футболом?

— Мне было 28 лет, и я не мог поверить, что пора заканчивать. Я говорил себе, что встану на ноги и вернусь. Первые полгода было еще терпимо, но чем дольше затягивалось лечение, тем труднее становилось — я чуть не сошел с ума без футбола.

— Когда вы восстанавливались от травмы, то успели поиграть в Израиле. Чем запомнилось время, проведенное там?

 Из-за травмы не играл на протяжении двух лет и решил отправиться набирать форму туда. Там хорошие, натуральные поля и этот вариант мне подходил. В итоге я провел там 3 месяца и уехал в Россию.

— Израиль находится в состоянии войны с Палестиной. Много людей с автоматом вы встретили?

— Людей с автоматами я не видел (улыбается) Когда там живешь, то со временем привыкаешь к разным мелочам вроде вопросов и проверки документов на границе. Я жил в десяти километрах от Ливана, да, у нас летали военные самолеты над головой, но я быстро свыкся и не обращал внимание.

— Святыни посетить успели?

— Нет, буду делать это сейчас в отпуске. Я жил в другой стороне и до Святынь мне было 700 километров.

— Почему вы покинули клуб?

— Там было все плохо организовано. Я получил травму, а мне каждый день обещали, что поедут лечить меня «завтра». Плюс там начали меняться тренеры, царил хаос. В итоге собрал вещи и уехал.

— Правда, что раньше вы увлекались гонками?

— Да, я любил скорость.

— Имели парк мотоциклов?

— Все было, что быстро ездит: и мотоциклы, и спортивные машины.

— Сколько техники было в гараже?

— Пять машин и четыре мотоцикла.

— Какая максимальная скорость, которую выжимали?

 320 километров в час в Литве на мотоцикле.

— На машинах тоже гоняли?

— Да, я учился этому. В Литве у меня есть друг, который занимается гонками профессионально, я

ездил с ним на специальные трассы, занимался, а не так, чтобы гонять на обычных дорогах.

— После завершения футбольной карьеры примете участие в гонках?

— Вряд ли. Это очень дорогой спорт. Раньше были такие мысли, хотел поучаствовать в чемпионате Литвы, но со временем эта идея угасла.

— Много чеков за превышение скорости погасили?

— Бывало, и довольно много (улыбается). Один раз отобрали на месяц права.

— Самый большой штраф, который платили?

— У нас максимальный штраф 400 евро, за превышение скорости на 50 километров.Его и платил.

— Почему увлечение пропало?

— Я повзрослел и перестал этим увлекаться после женитьбы.

— Сейчас у вас нет ни одного мотоцикла?

— Нет.

— Не тянет?

— Немного тянет, но жена ругается (смеется). Недавно купил мотоцикл, но едва я хотел прокатиться, как дома начинался скандал. В итоге продал, чтобы не возникало такого желания.

— Тяжело проходило расставание с автопарком?

— Нет. Если честно, то он мне надоел: за машинами нужно было постоянно ухаживать. После продажи машин на душе стало легко.

— Какие у вас еще увлечения?

— Путешествуем с женой по миру, общаемся с людьми.

— Самая необычная точка, где вы были — Доминикана?

— Нет, мы там были не раз. Мы любим теплые края, чтобы была возможность поваляться на пляже.

— В Бразилии были?

— Нет, но планируем посетить чемпионат мира.

— Ваша мама живет в Америке. В MLS никогда поиграть не было желания?

— Меня звали в Чикаго, но США находится далековато, да и не тянет туда. Мне не нравится эта страна, я не люблю Америку.

— Нелюбовь связана с политикой?

— Нет, просто не нравятся люди, которые живут там, образ жизни.

Землянов Юрий