Войти

Партнеры:

Человек дела

«Физкультура и спорт»,

В сезоне 1976 года случилось, казалось бы, невероятное: московский «Спартак» - прославленный советский клуб, неоднократный чемпион и обладатель Кубка СССР, один из главных поставщиков кадров для сборной страны - выбыл из высшей лиги. Эта новость оказалась такой ошеломляющей, так не вязалась с нашими представлениями о прочности и неизменности традиций, что миллионы болельщиков стали предлагать и даже требовать оставить легендарного ветерана в классе сильнейших волевым решением, изменяя раз и навсегда установленный порядок.

Но поступить так значило поступить нечестно, вопреки этике справедливой борьбы. Это значило также оскорбить сам «Спартак», вывести его за рамки нашего футбольного закона, дать повод для самых различных кривотолков.

Оставался единственно верный, единственно приемлемый путь: сделать все для того, чтобы пребывание «Спартака» вне высшего разряда оказалось минимальным по срокам, чтобы уже через сезон он вернулся в «высшее общество». И тогда возник вполне естественный вопрос: кому под силу такая задача? Ведь было ясно, что первая лига сегодня представляет собой исключительно грозную силу и пробиться вперед сквозь строй таких команд, как «Динамо» (Минск), «Пахтакор» (Ташкент), «Нефтчи» (Баку), «Таврия» (Симферополь), будет нелегко. Тем более что к моменту, о котором идет речь, от былой славы и мощи московского «Спартака» осталось едва ли не одно название.

И вот в те трудные дни я стал очевидцем удивительного явления. Каждый раз, когда в среде футболистов или тренеров возникал разговор о возможной кандидатуре старшего тренера «Спартака», человека, способного спасти «тонущий корабль», неизменно раздавалось одно и то же:

- Это нужно поручить Бескову.

- Такое под силу только Бескову.

«Бесков. Бесков. Бесков», - повторяли, словно сговорившись, десятки и сотни людей.

Откуда же исходило такое решительное единодушие? На чем оно основывалось? Чтобы ответить на эти вопросы, давайте поначалу вспомним биографию этого человека.

Заслуженный мастер спорта Константин Бесков известен нам всем как спортсмен яркой и счастливой судьбы. Воспитанник московского «Металлурга», он перед самой войной был приглашен в состав чемпиона страны - столичного «Динамо». Ему тогда шел 21 год. Во время войны Константин Бесков служил в частях Московского гарнизона.

А после победы мы увидели его футбольное мастерство во всем неповторимом блеске. Он возглавил линию атаки московского «Динамо» - первого послевоенного чемпиона страны. Он стал одним из героев легендарного турне динамовцев по городам и стадионам Великобритании. Мы увидели его на посту центрального форварда возрожденной в 1952 году национальной сборной СССР по футболу. Не раз с уважением и восхищением писали о нем и журналисты, и товарищи по спорту как об игроке, отличающемся филигранной техникой, исключительным комбинационным дарованием, сильным и точным ударом с обеих ног.

Иначе сложилась тренерская судьба Константина Ивановича Бескова. Свои способности воспитателя он проявил в знаменитой Московской футбольной школе молодежи конца 50-х годов, где работал рядом с другим выдающимся педагогом - Виктором Александровичем Масловым. Ими подготовлены такие замечательные футболисты, как Валентин Иванов, Валерий Воронин, Виктор Шустиков, Владимир Федотов, Геннадий Гусаров, а также многие другие.

В конце 1955 года Константина Ивановича пригласили в качестве старшего тренера в московское «Торпедо». Он проработал здесь полтора сезона, и команда словно бы преобразилась, игра ее посвежела, приобрела зримые черты высокого класса. Автозаводцы были явно на подъеме. Правда, они еще оставались за чертой призеров, но... Но именно это-то обстоятельство не понравилось кому-то из очень уж нетерпеливых руководителей. И Константину Ивановичу пришлось уйти со своего поста в тот самый момент, когда здание, возведению которого отдал он столько душевных и физических сил, было уже практически готово. На следующий сезон «Торпедо», впервые за всю свою историю, завоевало в чемпионате страны серебряные медали. Команда поднималась по конструкции, разработанной Бесковым, но сам конструктор уже был признан неугодным и заменен другим.

Так случалось не один и не два раза в его жизни. И в ЦСКА, и в «Локомотиве», и в ворошиловградской «Заре», которую именно он подготовил к необыкновенному взлету.

С 1963 по 1964 год Константин Иванович был старшим тренером сборной страны. Команда, выпестованная им, по всеобщему признанию виднейших авторитетов, показывала в тот период поистине великолепную игру. Участвуя в розыгрыше очередного чемпионата Европы (теперь это соревнование возведено в ранг чемпионата континента), она нанесла поражение сильной команде Италии, вывела из борьбы за Кубок сборную Швеции, выиграла у команды Дании и лишь в финале уступила с минимальным счетом (1:2) сборной Испании на ее поле. Подводя итог выступлениям наших мастеров кожаного мяча в главном европейском соревновании, журнал «Франс футбол» писал: «...Советы с помощью Константина Бескова создали команду, пожалуй самую мощную и интересную из тех, что им когда-либо удавалось создавать». Примерно такие же оценки появились одновременно и на страницах английских, итальянских, испанских и прочих газет. Но именно в этот момент Константин Бесков был отстранен от руководства сборной.

Почему же так нелепо и сложно складывалась судьба одного из лучших наших футбольных педагогов? Ответить на этот вопрос односложно нельзя. Но, несомненно, немалую роль в его многочисленных злоключениях играет его собственный характер, его принципы, его, если можно так выразиться, спортивное мировоззрение. Человек огромной силы воли, железной выдержки, Бесков не терпит даже малейшего неуважения к футболу, малейшего проявления недобросовестности со стороны своих подопечных. Он доступен всякому, кто живет игрой, живет интересами дела. Но он откровенно крут и непримирим с теми, кто равнодушен к футболу. Естественно, такая жесткость далеко не всегда и не всех футболистов устраивает. Находятся жалобщики, находятся их покровители...

Но именно об этой твердости, о железной выдержке и спокойной мудрости Бескова, о его глубоком, до самых тончайших деталей, понимании игры и безоговорочной преданности футболу вспомнили тогда, когда понадобилось спасать «Спартак». Константину Ивановичу был предложен пост старшего тренера этого некогда прославленного футбольного клуба.

Прямо скажем, далеко не каждый отважился бы принять этот пост в такой обстановке. Условия были жесткие: команда на виду у миллионов, и все ждут и требуют только одного: ее непременного, и причем немедленного - именно в сезоне 1977 года, - возвращения в высшую лигу. А шансов на абсолютный успех, увы, не так уж много. Бесков прекрасно понимал: малейшая неудача, малейший срыв тяжело скажутся на его авторитете. Сколько будет пересудов, всевозможных разговоров... Но, несмотря на все, он принял предложение.

Даже не обладая большим воображением, легко представить, в каком состоянии застал старший тренер свою команду. И у спортсменов, и у руководителей было тягостное чувство растерянности, полной неясности, что и как будет дальше. Да и самой команды как таковой, если хотите, уже не было. После окончания сезона в составе из ветеранов остались лишь вратарь Александр Прохоров (да и тот, как известно, совсем уж было собрался в киевское «Динамо»), Евгений Ловчев и Михаил Булгаков. Такие трудности перед серьезным испытанием вряд ли испытывал хоть один футбольный коллектив такого разряда.

И тем не менее свое пребывание в «Спартаке» Бесков начал со спокойной аналитической работы. Он тщательно вникал в характеристики того неудачно отработавшего механизма, имя которому было «Спартак-76». Он внимательно наблюдал за играми «Спартака» в сезоне, а теперь вникал в каждую мелочь, в каждую деталь. Сразу бросалось в глаза: за весь первый круг чемпионата команда провела в ворота соперников всего 10 мячей, во втором - 14. Стало ясно, что для успешного выступления в первой лиге необходимо прежде всего обеспечить резкое повышение атакующей мощи коллектива и атлетической подготовки игроков.

Из этого и стал исходить новый старший тренер, думая о пополнении. При комплектовании команды он прежде всего стремился найти таких исполнителей, которые были бы способны повысить наступательный потенциал «Спартака», показать ту игру, 6 которой он теперь мечтал: агрессивную, смелую, красивую и лишенную каких-либо компромиссов.

И тут проявилось одно из самых ценных качеств Бескова-педагога: его умение видеть людей в перспективе, правильно определять их возможности. Все как один призванные под знамена «Спартака» в те трудные дни ребята вполне оправдали доверие и надежды своего наставника.

Подбор игроков был лишь началом большой и многосторонней работы. Бесков стал решительно перестраивать весь учебно-тренировочный процесс, подчиняя его высшим интересам дня. Особенно резко он повысил требования к физической подготовке игроков. Для той цели, которую он ставил перед коллективом - решительное возвращение в высшую лигу! - нужно было явно превосходить всех своих соперников. И когда кто-нибудь (особенно на первых порах) говорил о том, что нагрузки слишком велики, что ему трудно, Константин Иванович неизменно отвечал:

- Зато будет легко, когда будем финишировать.

И команда работала с полным напряжением сил. Уже в декабре стали на лыжи, бегали кроссы по чудесным просекам древней спартаковской «отчизны» - Тарасовки, работали с отягощениями.

По вечерам собирались в своем двухэтажном домике. Приезжали сюда ветераны: Андрей и Александр Старостины (Николай неутомимо работал рядом с Бесковым, настойчиво помогал ему), Анатолий Акимов, Станислав Леута. Словно невзначай затевались беседы о днях минувших, о знаменитых сражениях довоенной поры, о блестящей победе над басками, о спартаковцах, составивших основу той «золотой команды», которая принесла отечественному футболу замечательную победу в Мельбурне. После таких вечеров, замечал Бесков, на следующий день ребята работали особенно старательно.

Одновременно с физической закалкой большое внимание уделял старший тренер техническому и тактическому совершенствованию. И тут по существу заново созданный коллектив добился весьма заметных результатов. А в чем они выражаются, можно было увидеть на примере двух ключевых игроков передней линии - Павленко и Ярцева. В самом начале сезона по решительному настоянию Бескова было проведено специальное обследование команды. Названные мною выше футболисты выполняли тогда за матч 600-650 различных игровых действий, допуская при этом до 35 процентов брака, а в конце сезона - до 900 игровых действий при браке 20-24 процента. Так повышалось индивидуальное мастерство каждого спартаковского бойца, что удваивало, утраивало силы команды в целом.

Но и этого Бескову было мало. Он и его коллеги, в первую очередь такой опытный педагог, как Николай Петрович Старостин, упорно работали над тем, чтобы сплотить ребят в коллектив единомышленников, воспитать в каждом истинно спартаковский боевой дух. Я уже говорил о постоянных контактах с ветеранами, об обращении к истории, к традициям. Но главным образом воспитательная работа строилась на фоне конкретных задач. Тренер систематически говорил своим воспитанникам:

- Друзья! Нужно быть на поле созидателями, нужно показывать высокую результативность. Безликие ничьи для нас неприемлемы. Нужно уяснить раз и навсегда: зритель приходит смотреть борьбу, а не катание мяча.

«Уважать зрителя!» - так называлась передовая статья в первом номере стенной газеты «Спартаковец» за 1977 год. Написал ее Константин Иванович. И этот призыв был лейтмотивом отношения спартаковцев к себе, к тренировкам, к выступлению на зеленом поле.

Бесков активно участвовал в тренировках, жил почти неотлучно на базе, поднимался раньше и ложился позже всех. Ребята видели его преданность делу, его предельную самоотдачу. И это давало старшему тренеру полное моральное право предъявлять предельную требовательность к игрокам, воспитывать в них очень серьезное, очень уважительное и ответственное отношение к футболу.

- Без этого,- сказал мне во время одной из наших бесед Константин Иванович,- не может быть настоящего успеха в современном спорте, как и в любом другом творческом деле.

Не погрешу против истины, если скажу, что московский «Спартак», попав в первую лигу, оказался по отношению ко всем своим соперникам на совершенно особом положении. Его славное прошлое, ореол окружавших его традиций, его честолюбивые, ни от кого не скрываемые намерения как можно быстрее вернуться в высшую лигу обусловили тот факт, что против московского «Спартака» каждый отдельный футболист и каждая команда в целом, вне зависимости от турнирного положения, от творческих планов и надежд, стремились сыграть свой лучший матч, добиться наилучшего результата.

Отличный психолог, Бесков очень тонко уловил, что это не только значительно усложняет их положение, но и играет известную положительную роль.

- Посмотрите, - говорил он постоянно ребятам, когда выступали в других городах, - стадион переполнен до отказа, наш матч привлек к себе внимание прессы, радио, он транслируется по Центральному телевидению. Проникнитесь всей исключительностью такого отношения, всей высотой надежд, которые люди связывают с ним. И окажитесь достойны его!

Было бы, конечно, наивным думать, что все сразу в коллективе было налажено, пошло как хотелось. Увы... Едва начались официальные игры, как выяснилось, что, сосредоточив основные усилия на организации атаки, старший тренер и его помощники допустили серьезные просчеты в построении обороны. Продолжая экспериментировать на ходу, Константин Иванович делал все же основную ставку на поиск стабильного состава, на создание в команде атмосферы уверенности и спокойствия.

Нужно прямо сказать, что в этом Бескову далеко не всегда и не все помогали. Дома у него хранятся десятки газет, пестревших в дни старта «Спартака» в первой лиге такими заголовками: «По какому пути идет »Спартак?«, »Реально ли возвращение в высшую лигу?" Многие, ох как многие, и болельщики и руководители, видя в ту пору команду не во главе турнирной таблицы, проявляли непозволительную торопливость, отсутствие должной выдержки и понимания того, что успехи не даются без боя, не приходят сами по себе.

В этих условиях от старшего тренера требовались двойная выдержка, рассудительность, умение не показать ребятам своих переживаний. Константин Иванович в полной мере проявил эти замечательные качества. Он спокойно (во всяком случае внешне) работал, и эта олимпийская невозмутимость как нельзя лучше действовала на ребят, убеждая их в мысли, что пока все идет нормально. И люди посвящали себя достижению поставленной цели без остатка.

Педагогический метод Бескова всегда предусматривал - а сейчас особо! - предельное внимание тренера каждому игроку.

Много занимался с вратарем Александром Прохоровым. Поначалу, когда не разрешили ему отъезд в Киев, отношения складывались нелегко. Но Бесков нашел пути к сердцу ветерана, и Прохоров стал играть от матча к матчу все лучше и на тренировках показывал образцы исключительного трудолюбия. Его вклад в успех всего коллектива оказался весьма ощутимым.

Трудно начинался сезон для Евгения Ловчева: бесконечно мучили травмы. И тут все увидели, какое понимание, какую отеческую заботу проявляет к нему старший тренер. Именно эта поддержка и помогла старожилу «Спартака». И он также сумел сделать многое для команды. Своим энтузиазмом, мастерством, мужеством он зажигал и увлекал молодежь.

Отлично помог Бесков сыграться паре центральных защитников - Вагизу Хидиятуллину и Александру Сорокину. Старший тренер провел с ними многие десятки индивидуальных занятий, часто беседовал, раскрывая глубины тактических тайн. И ребята росли на глазах. Они не только цементировали линию обороны, но и участвовали в атакующих действиях, в создании голевых ситуаций, а случалось и сами забивали мячи.

В далеком Красноярске был «найден» Олег Романцев. Он пришел в команду с амплуа нападающего, но Бесков, просмотрев новичка в деле, посчитал целесообразным предложить ему место левого защитника. Многим такой внезапный поворот казался просто невероятным, но старший тренер продолжал настаивать на своем. А потом все увидели, насколько правильным оказался его расчет: бывший форвард навсегда сохранил вкус к атаке, к постоянному продвижению вперед, и с его утверждением «в новой должности» заметно активизировалась в целом игра команды на левом фланге.

По совету Бескова переквалифицировался и Виктор Ноздрин. Бывший полузащитник, он стал в «Спартаке» правым защитником. Много и полезно действуя в обороне, Виктор также смело шел и вперед, в атаку. Или возьмем полузащитников Сергея Шавло, Евгения Сидорова, Валерия Гладилина! На глазах изменились ребята. Стали не только работоспособными, но и отважными, постоянно заряженными на чужие ворота. Ну, а об усердии и преданности ветерана команды «маленького богатыря» Миши Булгакова и говорить нечего! Его Константин Иванович по-хорошему, по-отцовски иногда даже притормаживал. Собранные все вместе, эти парни оказались прекрасными исполнителями для игры, которую он исповедовал,- «все в обороне, все в наступлении», той игры, которая и является выражением подлинно современного футбола.

Особо хочу отметить, насколько тонко, разумно разбирается Бесков в людях. До прихода в «Спартак» Юрий Гаврилов считался игроком средним, даже заурядным, его довольно легко отпустили из другого весьма популярного московского клуба. Спрашивали у Константина Ивановича:

- Зачем он тебе?

А тот лишь улыбнулся в ответ.

Улыбался, ибо уже прекрасно осознал, что это за парень. И через две-три недели работы с Бесковым Гаврилов показал во всем блеске свой комбинационный талант. Его появление в команде на месте среднего полузащитника придало игре «Спартака» необходимую остроту. Я уверен, Юрий Гаврилов, особенно если он продолжит работу с Бесковым, обязательно вырастет в большого мастера.

О влиянии «школы Бескова» еще более отчетливо и наглядно можно проследить на примере Георгия Ярцева. За его плечами была уже долгая-долгая и в общем ничем не выделяющаяся футбольная жизнь, когда по приглашению Константина Ивановича он перешел из костромского «Спартака» в московский. И за сезон он стал одним из самых известных и результативных форвардов первой лиги. На его счету 16 лично забитых мячей и 12 - выполненных с его передач. Помог Константин Иванович и Вадиму Павленко обрести прежде так не хватавшую ему психологическую устойчивость и стать отличным центральным форвардом.

Так, беспокоясь о каждом ежечасно, ежедневно, Константин Бесков создавал коллектив. Росла, мужала команда, все более удивляя и восхищая своих многочисленных почитателей.

Помнится самый разгар жаркого футбольного лета. «Спартак» приехал в Ташкент на матч второго круга с «Пахтакором» - испытанным турнирным бойцом, лидером. Все ожидали, что Бесков построит мощную оборону, будет стремиться спасти очко.

Но москвичи, не обращая никакого внимания на «чужие стены», показали отчаянно смелый, свободный атакующий футбол и победили - 3:1. Затем был матч в Москве с «Нистру». Дважды хозяева оказывались в тяжелой роли отыгрывающихся, но в конце концов победили со счетом 4:3. И тогда ветеран прославленного клуба Андрей Старостин с понятной радостью и гордостью написал в одном из своих отчетов: «К счастью, мы видим, что »Спартак« вновь обрел спартаковский характер».

Добавим: он обрел его под руководством Константина Ивановича Бескова и триумфально вернулся в высшую лигу. И вновь завоевал симпатии миллионов смелой, красивой, бескомпромиссной игрой.

Прибыловский Леонид Павлович