Войти

Партнеры:

Виктор Булатов: «Я обязательно выйду на новый уровень»

«Самарский футбол», 09.09.2002

11 сентября на стадионе «Металлург» в принципиальном матче встретятся «Крылья Советов» и «Сатурн». Скорее всего, Владислав Радимов из-за ангины на поле не выйдет, и вполне возможно, его место займет Виктор Булатов. Конечно, все в итоге решает тренер, но интересно было услышать в разговоре болельщиков во время матча с «железнодорожниками» подобное мнение: «Смотри, а Витек-то уже начинает приживаться. Если его никуда не продадут, то на следующий сезон он заиграет». Причем последнее слово было выделено интонацией уважения и уверенности по отношению к игроку.

- Я думаю, что концовку сезона я точно захвачу. В смысле, что буду в той форме, к которой я стремлюсь. Я не буду проценты готовности называть, потому что не люблю такую математику. Скажу только, что сейчас я готов играть.

- Когда вы были в Самаре в феврале, показалось, что вы сомневаетесь, правильно ли сделали выбор в пользу «Крыльев»?

- Тогда я был в«Крыльях» всего месяц, но такого, наверное, уже не было. В январе - да, я раздумывал, а в феврале - уже нет. Как только я решил, что в Самаре мне будет лучше, с тех пор особо не колебался. И считаю, что сделал правильно. «Спартак»сватал меня только в Ростов, и поскольку ему этот вариант был выгодным, мое трудоустройство нигде не афишировалось, потому во многих других клубах и не знали о моем переходе. Плюс у меня были проблемы с ногой - две операции перенес на мизинце, и в то время (в январе 2002 года. - Прим. И.З.) была задача выздороветь. И когда процесс выздоровления пошел удачно (это был конец января), тогда, собственно говоря, надо было как-то трудоустраиваться. Сейчас я думаю, что оно и к лучшему, что не было времени искать другую команду.

- Две операции - следствие старых травм?

- Да нет, банальное нагноение, которое в Европе, наверное, за три дня бы вылечили. Но в «Спартаке» не давали времени для отдыха , хотя за неделю восстановился бы и никаких проблем бы не было. Но в этом клубе все подчинено интересам команды, а средства, которыми это достигается - на втором плане. Я - не исключение, и весь год играл с больной ногой: на уколах, таблетках-антибиотиках. И вот только год спустя , летом, возвращаюсь в нормальное состояние, набираю форму, какая была до операции. Но надо сказать, что прошлый год, помимо всего прочего, в «Спартаке» очень тяжелый выдался. Мы все «подсели»: после форсированной подготовки в межсезонье мы весь год «кувыркались», все игры на жилах, без запаса прочности, на износ. Возьмите всех спартаковцев, которые прошли тот год полностью - все подсели за прошлый сезон: Титов, Парфенов, Баранов. А меня еще и болезнь прилично измотала. Тогда «Спартак» чемпионом «на жилах» стал. А в этом году даже и жилы, и психология, и традиции не помогают. Я считаю, что это закономерный процесс. Все, что происходит в «Спартаке» - вполне закономерно. Это можно было предложить еще год назад. Честно говоря, я не ожидал, что они еще столько очков возьмут, это просто ребята подвиг совершили. Проигрывая по ходу чемпионата, они так подтянулись, что со счетов «Спартак» нельзя сбрасывать - он будет биться за медали до последнего. В принципе, я сейчас уже нейтрально отношусь к этой команде, и могу сказать, что судя по тому, какая ведется политика, как обстоят дела в клубе, это «дело Сычева» - тоже закономерно. Я думаю, что только в «Спартаке» могла сложиться с талантливым игроком, сборником, такая ситуация. В ЦСКА, в «Локомотиве» до такого не довели бы.

На февральской презентации новичков Виктор Булатов был встречен искренней радостью зала. А его ответ на вопрос: «Почему вы пришли в »Крылья«?» - «Я хочу стать чемпионом в четвертый раз» болельщики восприняли настоящей овацией.

- Придя в «Крылья » во второй раз, испытывали ли вы какие-то эмоции?

- Конечно, эмоции были. И только положительные. Я пробыл три года здесь, особенно сезоны 96-97-й тогда удачные были. У нас сложился хороший коллектив, и мы провели здесь два сезона прилично для Самары: звезд конечно, мы с неба не хватали, но был сплоченный коллектив, и отобрать очки мы могли у кого угодно. Да, два года очень хороших здесь тогда провел. Плюс - это город, где начался мой подъем, где меня заметили, и именно Самара всегда была в памяти.

- Ситуация с вашим возвращением в «Крылья» подтверждает изречение «В одну реку дважды не входят»?

- Отчасти да. Я думаю, если сравнивать «Крылья», из которых я ушел, с теми, в которые вернулся, то сейчас у команды новый этап. Именно в последние два года идет ее становление, именно сейчас идет как бы закладка фундамента под будущее. Раньше не ставились высокие задачи, амбиций не было, а сейчас у команды есть будущее и вырабатывается такое понятие как «психология победителя». Этот процесс конечно, не такой быстрый как многим хотелось бы. Но команда, которая много лет боролась за выживание, за один сезон не может стать чемпионом. В прошлом году многие считали «Крылья» командой-выскочкой. И ждали, что в этом году Самара скатится. Но этого не случилось - показатель того, что команда вышла на стабильный уровень. Сейчас в Самаре очень интересно. Хорошая команда, задачи. Конечно, призовое место - это было бы здорово, но даже 4-е место - это маленький шажочек вперед. По материальной базе, организации - сейчас клуб и близко не стоит с тем временем, когда я играл здесь раньше. Протекающая крыша и обеды в университетской столовой сейчас уже стали историей.

- Ваш принцип в жизни: «Лучше маленькими шажками, но стабильно» или «Взлететь и...»

- (Не давая договорить) Лучше взлететь и там наверху остаться. Правда, так редко бывает.

У каждого бывают моменты в жизни, когда надо определяться. Даже в детстве, сделав выбор, можно избрать себе судьбу. В школе Виктор был отличником, он не мог допустить того, чтобы у него была «четверка», а у соседа по парте «пятерка». В школьные годы параллельно с футболом Булатов играл в шахматы и даже входил в десятку сильнейших шахматистов Челябинска. Но однажды надо было выбрать между футболом и шахматами.

- В одном из интервью вы сказали, что еще в детстве поняли для себя, что футбол - единственная возможность выйти в люди. Почему именно футбол?

- Вообще, это я стал понимать поздно, честно говоря...

- Поздно - это когда?

- В 94-м году, когда оказался в ставропольском «Динамо». До тех пор просто играл, потому что получалось и нравилось. Но не могу сказать, что получалось все легко. Наоборот, все давалось тяжело. От природы меня Бог не наделил большими физическими качествами, и приходилось все это наверстывать. На одном этапе мне помог Виктор Сачков , тренер по физподготовке. Здесь, в Самаре в 96-м году мы с ним начали работать, и с тех пор дела пошли в гору.

- А до этого они шли «не в гору»?

- До этого они просто шли. Меня взяли из Челябинска в московский интернат. И оттуда наш тренер Елыгин Владимир Михайлович взял нас с собой пятерых воспитанников в Астрахань. Когда я туда попал, команда играла во второй лиге. Потом мне захотелось пожить дома, и у меня тогда был, я бы сказал, экзотический период. Со мной в Астрахани Женя Мелешкин играл в 92-м. Он был другом Фаиля Рагалимова - тренера челябинского «Феникса», команды по мини-футболу. Ну, и мои настроения «пожить дома» совпали с предложением. К тому же, по тем временам там и платили нормально. Я эксперимента не побоялся и 8 месяцев играл в мини-футбол. Даже стал бронзовым призером.

- А на какой позиции вы там играли?

- Там два защитника и два нападающих - одним из нападающих был я. Но быстро понял, что это - не мое дело, и это не сравнить с большим футболом: стены давят и площадка ограниченная маленькая, вариантов игры мало. Но тот период не прошел просто так - и из мини-футбола можно что-то взять Есть моменты, которые в большом футболе впоследствии пригодились. Например, работа с мячом на ограниченном пространстве: когда выходишь на большое поле после мини-футбола, то намного легче действовать. Чисто территориального пространства больше - если уж на маленьком поле можешь что-то сотворить, то на большом это еще легче получается. Не зря «Спартак» в начале 90-х постоянно играл в январе-феврале в мини-футбольных турнирах в Германии. До тех пор, пока однажды Хлестов там не сломал ногу. Только тогда такая практика и закончилась, а так бы, может, до сих пор играли.

- Обычно в зарубежные чемпионаты футболисты попадают уже из московских команд. Как вы попали в Болгарию, минуя Москву?

- Когда я уже наигрался в мини-футбол и начал искать команду в большом футболе, позвонил Елыгин - его пригласили в Болгарию тренером, и он позвал меня с собой в команду третьего дивизиона. Я согласился, собрал вещи и поехал.

- То есть вы легки на подъем?

- Ну, тогда было интересно - не задумываясь, поехал. Болгария, 93-й год... После Челябинска она мне просто раем показалась. Несмотря на то, что там меня не с распростертыми объятьями встретили.

- Чем особенно памятна Болгария?

- Там, может, чисто в футбольном плане я мало что приобрел - чемпионат слабый был, с нашим КФК можно сравнить, а вот характер обрел, волевые качества. Потому что нас было там двое русских, остальные все болгары, и все поражения, все неудачи списывали на нас двоих - легионеров. А в первые полгода я вообще один из русских там играл.

- Как вы чувствовали себя в роли варяга?

- Тяжело было. Даже вот тренер приехал туда, а у него проблемы возникли, и три или четыре месяца я вообще один был там. Трудно. Вроде языки и похожи, но надо время, чтобы привыкнуть. Три месяца учил язык, когда начал понимать - легче стало. А то, что я обрел характер, - это в том смысле, что приходилось доказывать каждый раз своей игрой, что ты не худший на поле, чтобы на тебя всех собак не вешали. И я считаю, что тот год, в который я выстоял и закалился, стал важным для меня именно в плане приобретения характера. Потом и зрители принимали, я даже, единственный из футболистов, вошел в число лучших спортсменов города. Задачу поставленную - выйти во вторую лигу - мы выполнили, а я с командой высшей лиги «Старо Дероя» контракт предварительный подписал. И когда я уже собирался ехать в этот клуб, мне позвонил (смеется) Елыгин и сказал, что приглашает меня в российскую высшую лигу, в «Динамо» (Ставрополь), - они тогда были на последнем месте - где он будет главным тренером. Я сразу понял, что это мой шанс. Тогда меня в России как футболиста совсем не знали, я в высшей лиге ни одного матча не провел, поэтому я не раздумывая в июле приехал в Ставрополь, и провел за них полгода. Так началась моя карьера в высшей лиге.

- То во всех случаях, когда вы принимали решение, вы от этого только выигрывали?

- Да, все время получалось, что я шел вперед, и поднимался по ступенькам. Думаю, что если б я остался в Болгарии, вряд ли я был бы там «первым парнем на деревне», я думаю, что ничего хорошего из этого не получилось бы. Потому что болгарский футбол - он специфичный. И если у нас кризис в стране был, то там еще хуже. Слабый футбол там, очень слабый. А из Ставрополя я ниже уровнем не опускался. Я почувствовал вкус высшей лиги. Вписавшись более-менее легко в игру, я понял, что могу играть в высшей лиге. Конечно, я до этого верил в себя, но сомневался.

- А когда приглашали в «Спартак», не боялись, что будете сидеть на скамейке?

- В «Спартак» когда приглашали, я себя уже уверенно чувствовал. За три года, проведенных в «Крыльях», у меня появилась дикая уверенность в себе, в то, что могу играть в любой российской команде.

- Но «Спартак» это не просто «любая российская команда»...

- Да, конечно, и тем не менее, было так. Когда я пришел в «Спартак», я попал в играющую команду, где ничего не надо выдумывать, просто подстраиваешься под этот стиль - и все. И этот слаженный механизм приводил к победам. Конечно, пришлось перестроиться на коллективный футбол, игру в одно, два касания, но в таком коллективе это не казалось невозможным.

- Однажды вы сказали, что из Самары уехали в Москву, потому что оттуда легче попасть в зарубежный чемпионат. Мысль о другом чемпионате так же актуальна сейчас для вас?

- Сейчас я вообще об этом не думаю. Мне надо сейчас удачно заиграть, опять, как играл раньше. Полностью восстановиться. Потом и думать. Хотя я считаю, что и в России сейчас можно хорошо заработать, если что-то из себя представляешь.

- Но ведь кто-то едет за рубеж не просто заработать, а играть в другой футбол.

- С этой стороны, конечно, было бы интересно.

- И в каком из чемпионатов вы себя можете реально представить?

- Для российских футболистов, я считаю, наиболее приемлемый - это испанский. Ближе всего по игре и по образу.

- Вы вообще богаты на эмоции?

- Сейчас успокоился. Когда был помоложе, был другим, и образ жизни был другим. Гуляли, веселись больше, а сейчас, в 30 лет, понимаешь, что задача - как можно дольше продлить футбольное долголетие. Возможно, это отражается на состоянии и становишься спокойней, уравновешенней. Поэтому все, что мешает работе, я не вношу в свою жизнь.

- На сколько вы готовы продлить футбольное долголетие?

- Я думаю, сейчас опять должен начаться новый период, новый этап в моей футбольной жизни.

- Опять с Самары?

- Да, именно с Самары. Рано или поздно я все равно перестроюсь и заиграю на новом уровне.

- Вы фаталист?

- Мне кажется, надо жить одним днем и делать ставку на один день, но у меня получается, что я ставлю себе далеко идущие задачи и всегда смотрю вперед.

Зобнина Ирина