Войти

Партнеры:

Сегодня Таборда Франклин ди Ассуншао отмечает 95-летие

Сегодня Кэмпбеллу Роберту Инглизу исполнилось бы 95 лет

Сегодня Саенко Иван Васильевич отмечает 70-летие

Сегодня Любушин Вадим Валерьевич отмечает 50-летие

Сегодня Евтеев Павел Валерьевич отмечает 50-летие

Сегодня Скреля Руслан отмечает 40-летие

Сегодня Сурма Лукаш отмечает 40-летие

Сегодня Романенко Антон Юрьевич отмечает 35-летие

Сегодня Пачовски Томислав «Томе» отмечает 35-летие

Сегодня Петрук Максим Игоревич отмечает 30-летие

Сегодня Станку Богдан Сорин отмечает 30-летие

Сегодня Хильемарк Оскар Карл Никлас отмечает 25-летие

Евгений Бушманов: «Легионеры дают толчок нашим тренерам»

«Спорт сегодня», 12.10.2010

В стартовом посте мы выруливаем со знаменитой трассы с Евгением Бушмановым. Дабы понять, каким образом он собирается реализовывать концепцию «Химок» по производству кадров для ведущих российских клубов, мы решили распознать, как производился сам Бушманов. И как он, талантливый либеро с советским воспитанием, обрастал капитанским тюнингом, а затем и тренерским.

Спрашивать у Бушманова про химкинские переулки и фонтаны как-то рано - слишком мало у городского округа футбольно-исторического. Про Химкинский лес - несподручно. Митинговать Евгений не умеет. И щепки у него никогда не летели. Даже когда пламенный Олег Иваныч тесал его по-живому. Летели только «кресты». Ускорившие «рождение» Саныча, который в новой ипостаси делает первые шаги.

- Когда вас Санычем впервые назвали, не покоробило?

- Покоробило. В Ярославле меня так прозвали. В городе, где я впервые, в восемь лет, пришел в футбольную секцию и звали меня Женькой. А в тридцать два я уже стал каким-то Санычем. Ощущение, будто новую кличку дали. Пришлось привыкать в угоду нашей традиции. Валерка Карпин, когда вернулся из Испании в «Спартак» генеральным, тоже ведь сопротивлялся Георгичу. «Я не Валерий Георгиевич, я - Валера», - сейчас смешно вспоминать. Стоит в Марселе в костюме с галстуком, смотрит, как его ребята побеждают в Лиге чемпионов и как такого Валеркой назвать? Или Карпом?

- Сейчас он уже, кажется, смирился с «прозвищем».

- Я тоже потихоньку стараюсь, уже не зацикливаюсь на этом. Вот оборачиваюсь, идя с тренировки в раздевалку, на оклик «Женька, привет!» Смотрю, Надежда, жена Андрея Тихонова. А минутой ранее промелькнул сам Андрей со словами «Саныч, завтра как обычно, в одиннадцать на «Родине»?..» Субординация внедряется в нашу жизнь, но хорошо, что не везде и не всегда.

- Сам Тихонов, на пару лет вас опережающий, пока не стал Валерьичем?

- Он и есть Валерьевич, но пока чаще Андрей. А я все реже Женя. Хотя, на самом деле, различия на этом и заканчиваются. Андрей просто соблюдает дистанцию между футболистом и тренером.

- Вы тренерствовать начинали в дублях «Шинника» и «Сатурна». Футболисты знали вас как игрока?

- Думаю, да. Мне ведь чуть больше тридцати было. Хотя детали карьеры не спрашивали. Это я сам, бывало, рассказывал что-то показательное, чтоб в истории и мысль была, и интерес. Но без пафоса, которым только отдалишь их от себя.

- Какой тип рассказов как пособие для современной молодежи?

- Сегодня нужно все объяснять. Приказы не работают совершенно. Да и примитивно это - приказывать. Можно что угодно говорить на установке перед матчем, но выполнят игроки только то, что они отработали на практике - в тренировках, и только то, что они поняли в теории. Поэтому и собственный опыт отражать нужно по-доброму и нечасто. Нельзя противопоставлять себя футболисту, а уж твердить ему в стиле «Я играл, я побеждал, а ты…» по нынешним временам преступно. В смысле переступания педагогической грани. Сегодня молодой парень хочет слышать нюансы, он хочет понять, как ему на ближайшем занятии стать лучше. В разговорах с ребятами я и делаю упор на нюансы. Еще вчера я был защитником, играл против классных нападающих, и видел, за счет чего они классные и чем они отличаются от наших нападающих.

- И чем?

- Тем, что у них другие мозги.

- Анатомический вопрос?

- Образовательный. Когда я играл в чемпионате России, я практически всех соперников читал. Кто-то из них был быстрым, кто-то мобильным, кто-то здоровым, кто-то техничным, но все они были предсказуемы. Даже Кержакова и Аршавина взять образца начала 2000-х. Молодые, скоростные, но не индивидуальны.

- Аршавин читался?

- И Аршавин читался. Помню, мы с «Крыльями» играли в Питере, он никак не мог меня обыграть. То вправо пробросит мяч, то влево, я все перехватил. Под конец матча он уже не мог принять решение, что ему делать.

- Сейчас бы он вас обыграл?

- Тяжело так сказать. Но сегодня он играет разнообразно, не занимается этими бестолковыми пробросами. Он может находиться в окружении двоих соперников, но те до последнего мгновения понятия не имеют, что он предпримет. Такие нападающие для нашей страны скорее исключение. Не могу сказать, что против типично наших легко, нет. Просто не очень сложно.

- А с кем было очень?

- С Раулем. С Роналдо. Ты выходишь на него, занимаешь позицию, периферическое зрение контролирует ситуацию на поле, а центр зрения впивается в его глаза. Тут идет перевод мяча в соседнюю зону, твои партнеры перестраиваются и периферическое зрение невольно сбивает внимание на одно мгновение. И его хватает, чтобы такого как Роналдо потерять из виду. Он только что стоял перед тобой и делал вид, что до игры ему дела нет, но через полсекунды он готов поставить точку в матче, а в конце сезона получает «Золотую бутсу».

- В Лионе, где Олег Иваныч обвинил вас во всех грехах, схожая ситуация была?

- Нет. Сонни Андерсон - хороший нападающий, с голевым чутьем, добротный, но не более. Он умел ускользать, но счет на доли секунды не шел.

- Егор Титов вспоминал, что Неманя Видич поначалу был как открытая книга, а сейчас звезда, которую не просчитаешь. Не растут у нас мастера?

- Если сопоставлять с упомянутым выше временем, то растут. Когда Аршавин был маленьким и бесхитростным, никто никуда не уезжал, но сейчас все-таки Европа нами интересуется - и что касается экспорта, и в плане импорта. И, что самое приятное, это тенденция. Российский чемпионат растет.

- Растет или надувается пузырем?

- Растет. Понимаю, если переключить канал с английской премьер-лиги на нашу, то будет что-то не то. Скорости, антураж, все похуже. Но инвестиции, пускай и не всегда эффективные, часто направленные на покупку готового игрока, в любом случае полезны российскому футболу.

- Но это ведь безумно дорогие разовые акции.

- Да, это не всегда происходит системно. Но, допустим, приезд именитого тренера влечет за собой систему. Просто потому что классный тренер не может без системы.

- Вы всегда работали с молодежью, даже сегодняшние «Химки» - самая юная команда первого дивизиона. Качество игроков улучшается?

- На мой взгляд, да. В дублях стало больше обученных ребят. Другое дело, что реально работающих школ по-прежнему мало. По сути, это тольяттинская академия имени Коноплева и аналогичные заведения при московских клубах, которые собирают юношей по всей стране. Главная проблема в том, что у нас нет централизованных методик, по которым бы работали детские тренеры. На местах у нас каждый сам себе хозяин, при этом этот каждый не имеет понятия, в каких условиях маленький футболист действительно развивается - учится правильно обращаться с мячом и не травмирует психику. Нужна государственная программа…

- Государственная программа? Не это ли новый синоним воровства?

- Но в Германии ведь перебороли кризис именно централизованным путем. Низвергли стереотип о том, что в футболе побеждают только мощные парни с железным характером, позаимствовали более гибкую методику у французов, внесли импровизацию, технику, населили свой футбол выходцами из более «техничных» стран, и получили результат.

- В Германии другие чиновники.

- А что делать? Тогда нужно смириться с тем, что у нас, в России, будут всегда рождаться талантливые люди и они, дорастая до сборной страны, будут просто-напросто талантливыми. Но не образованными. «Талант пробьется вопреки, а не благодаря» - под этим знаменем нам тогда и бороться за свой вид спорта. А чего, большая страна, хочешь - не хочешь, а что-то, да подаст.

- Как Жиркова подал голодный тамбовский «Спартак».

- А потом мы обсуждаем лимиты на легионеров, натурализацию…

- Для вас есть принципиальная разница в том, пять иностранцев можно будет выпускать на поле или шесть?

- Для меня - нет. Я не задействован в этом процессе и мне сложно судить. Я могу понять тренерский штаб «Спартака», что у них не хватает квалифицированных россиян, и им важно, чтобы лимит был не слишком жестким. Им нужен результат и они бы с удовольствием взяли иностранца.

- Им не хватает россиян. Пример навскидку: у них Сабитов третий год играет. За это время нельзя было из парня сделать полноценного футболиста основного состава?

- Он хороший игрок, но насколько он хорош для Лиги чемпионов?

- Неужели на его позиции в современном футболе нужны гении? Или топ-клубы обязаны только поглощать мастерство, но не развивать его?

- Главная сложность Сабитова - скорость мышления, и только потом скорость исполнения.

- Но тех же Березуцких вряд ли можно назвать более талантливыми, чем тот же Сабитов или списанный на периферию Павленко?

- Согласен, что до Газзаева и после него это совершенно разные футболисты. Но по-прежнему у нас в стране лишь один центральный защитник уровня сборной.

- Представьте себя мысленно тренером из премьер-лиги, вас ставят перед выбором - Дзюба или Ари?

- Разноплановые футболисты.

- А ваша виртуальная команда и без них укомплектована. Кого вы цените больше?

- Тогда я поставлю в приоритет того, кто с российским паспортом.

- Слишком искусственный повод.

- Считаю их игроками примерно одного уровня. Уверен, и в «Спартаке» Дзюбу ценят, но не совсем футбольные моменты повлияли на то, что он в «Томи».

- Прозябает?

- Почему? Андрей Иванов там класса набирался.

- В «Томи»?

- А чему вы удивляетесь? В Сибири он стал грамотнее. Мне вообще не нравится, как играет спартаковская оборона, явно самая слабая линия команды. Мне, допустим, понятно, почему не брали в сборную Паршивлюка. У него отличные данные, скоростной парень, с головой, перспективный конкурент Анюкова на правом фланге, но в обороне он действует неграмотно. И Адвокат не может этого не видеть. Поэтому ни о какой практической конкуренции со здоровым Анюковым не может идти и речи. А в Иванове, когда он вышел недавно за «Спартак», я увидел самого обученного защитника команды. Может, и случившиеся в «Спартаке» неприятные события у Дзюбы заставили нападающего пересмотреть отношение к себе как к профессионалу, и он стал по-иному мыслить. Оттого и прогресс. Хотя в данный момент я не считаю его игроком, который смог бы гарантированно усилить команду, борющуюся за чемпионство в России и за результат в Лиге чемпионов.

- Не передерживают ли у нас молодых игроков под ярлыком «нехватки опыта»? Почему наш топ-клуб лучше возьмет Медведева, который явно футбольную планету ничем не удивит?

- Наверное, клубы перестраховываются, помня о поставленных задачах и о проблемах в случае их нерешения. Молодого парня нужно подводить, готовить. Не каждый тренер сможет тратить на это время и терпеливо ждать благодарности.

- Тренер не обязан тратить на это время?

- Это скорее зависит от внутреннего состояния тренера. Вряд ли в клубе, играющем в Лиге чемпионов, ставится задача подвести к нужному уровню столько-то молодых футболистов. Взять того же Газзаева, или Тарханова, так для них самих интересно показать кого-то новенького и способного, они не мыслят свою работу без ежедневной возни с индивидуальностями.

- При этом Газзаев всегда решал максимальные задачи. Так у вас самого какое внутреннее состояние?

- Я принципиально за рост команды и каждого игрока в отдельности. Когда ты видишь, что парень, не умевший чего-то на поле, становится одним из лучших в каком-то компоненте, то ты себя прекрасно ощущаешь. Посмотрите, кто играет в наших «Химках», собиравшихся зимой под руководством Тарханова. Пономаренко, Климов, Чичерин, Дудченко, Игнатович, Юсупов… Ребята, которые вчера выступали или во второй лиге, или в первенстве молодежных команд. Их почти никто не знал, за исключением специалистов. Перед началом сезона Пономаренко и Климов были на просмотре в калининградской «Балтике» и их туда не взяли. У нас они игроки основного состава, и, более того, ими всерьез интересуются в премьер-лиге.

- С каких наших тренеров возможно брать пример, если перестраховочная ставка на оборону доминирует даже в премьер-лиге?

- А ситуация меняется. Вы приглядитесь к премьер-лиге. Явно, что такие тренеры как Адвокат, Спаллетти, Божович дают толчок в развитии российским тренерам. Посмотрите на черногорца, которого встречали в России не под вспышки фотоаппаратов, а под серьезную критику со стороны местных специалистов, он прилетел доказывать, что он тренер, и ему это удалось. Сейчас его «Динамо» не может похвастаться стабильными результатами, но никто не призывает к отставке Божовича, потому что все помнят его работу в «Амкаре» и «Москве», где как раз совершенствовались конкретные имена, что для нас редкостно.

- И что, наши тренеры присматриваются и перенимают опыт у Божовича с Адвокатом?

- С моей стороны некорректно обсуждать своих коллег, к тому же тех, кто постарше, но я все же рискну. Юрий Красножан, стабильно работающий в Нальчике. В первый свой сезон в премьер-лиге его команда играла максимально примитивно - бетон сзади, контратаки и стандарты верхом. Футболисты подбирались соответствующие.

- Выживали.

- Именно. А сейчас живут. Прошло какое-то время и Красножан нам подает быстрый розыгрыш мяча, вариативные атаки. Полагаю, если бы не имелось у нас авторитетных иностранных специалистов, если бы мы просто варились в своем соку, то и Нальчик у нас оставался бы тем самым местом, куда боятся ехать судьи и команды.

- Вам кто толчок дает?

- Стараюсь следить за всеми тренерами, пропагандирующими разумный футбол. Слежу за их высказываниями, по возможности посещаю их тренировки. Очень познавательны были для меня занятия Хиддинка, его процесс построения игры и создания микроклимата в коллективе.

- Хиддинк удивил массы результатами своей работы, но удивил ли он чем-то профессионального тренера?

- «Удивил» - не совсем то слово, которое я бы использовал… Вот почему Хиддинк такой великий? Потому что он во всем видит позитивные нюансы. Даже если его команда проводит матч откровенно слабо, он обязательно отыщет в нем нечто положительное и непременно об этом расскажет всем. Даже над тем случаем, когда игроков сборной засняли в каком-то ночном клубе, он прилюдно пошутил, показал, как надо танцевать, если уж танцуешь, хотя внутри команды он танцорам вставил на полном серьезе. Одни будут хмуриться и шарахаться от прессы, а вот Хиддинк разворачивает каждую ситуацию в выгодном свете для команды и своих подопечных. За такого нормальный игрок костьми ляжет. Поэтому сегодня тренеры, желающие добиться настоящих побед, учатся жестко требовать, но изыскивают подходящие для этого формы. Проще простого зайти в раздевалку с кнутом, но после матча хорошенько высекут тебя, после того как зажатые и забитые таланты отдадут матч какой-нибудь посредственности.

- Наш родимый до боли среднестатистический - и даже выше - тренер способен на такую гибкость?

- Во-первых, Хиддинк такой один в своем роде. У него полезно учиться, но его нереально копировать. В мире вообще дефицит на тренеров-мотиваторов и это не проблема национальности.

- Но у нас есть мотиватор Газзаев, который, как и Хиддинк, публично не обсуждает своих игроков. Только голландец гладко заканчивает работу, а у Валерия Георгиевича рвутся бомбы.

- Есть такое. Наше советское прошлое сказывается. Но время все же меняется, у футболистов другое мышление, у них больше информации. Вспоминаю себя молодого, вглядываюсь в нынешнюю молодежь и не вижу никаких общих черт. Они более самостоятельны и более требовательны к действительности. Они могут быть хуже оснащены технически, так как у них пока нет той выстроенной системы подготовки, что была у нас, но ментально они целостнее. О чем это свидетельствует? О том, что тренеры должны быть гибче.

- Из бывалых отечественных тренеров кто-то может быть по-настоящему гибким?

- Если судить по результатам, то, наверное, Бердыев идет в ногу со временем. Может, я не совсем в тему говорю, ведь футбол у него далеко не остроатакующий, но человек длительное время выдерживает команду, конкурентоспособную не только во внутреннем первенстве. Одни люди уходят, на их место подбираются другие, самолюбивые иностранцы, причем дети разных народов. Мотивировать такую компанию способен только серьезный специалист. Вначале «Рубин» был весьма схематичен, но потом пришли Домингес, Гекдениз, и тренер понял, что эти парни пришли импровизировать, дышать тем воздухом на поле, к которому они привыкли. И Бердыеву всегда удавалось находить баланс между собственной идеологией и интересами игроков.

- «Рубин» стал разнообразнее именно за счет индивидуумов?

- Скорее всего, да. Бердыев отлично понимает, с кого он вправе требовать выполнения сложных задач, а с кого и простых. Такое получается лишь тогда, когда тренер четко разбирается в потенциале каждого своего игрока. В рамках контратакующей модели «Рубин» крепчает из года в год. Правда, с уходом Домингеса добавилось проблем в позиционной атаке, которые, возможно, решатся с приходом Карлоса Эдуарду. Вообще, Бердыев, как и любой другой современный наставник, стремится к сбалансированному футболу, но баланс достигается в «Рубине», когда команда наполнена футболистами высокого уровня. Когда их недостаточно, она играет попроще.

- Позиционную атаку тяжело поставить?

- Позиционная атака - чрезвычайно сложный элемент. Не так много команд даже в мире, где бы она была выстроена на «отлично». В идеале лишь в «Барселоне». У нас «Спартак» пытался наладить игру за счет длительного контроля мяча, как сразу возникли проблемы. Такой путь интересен, но непрост.

- «Химки» по какому пути идут?

-И у Тарханова, и у меня взгляды схожие, так что «Химки» развивают сложный атакующий футбол, но с поправками на уровень чемпионата и футболистов.

- Тарханов доказательно утверждает, что футболист может расти только в условиях комбинационного стиля.

- Согласен, что интеллектуальный футбол - оптимальное средство для развития мышления и техники. Правда, в моей карьере были или романцевский «Спартак», или тархановские ЦСКА и «Крылья». Я не играл в слишком прагматичных командах. Равно как и в примитивных.

- Представляете себя игроком, скажем, в сегодняшней «Кубани»?

- Смутно. Но, думаю, защитники в «Кубани» расти должны, почва есть. Здесь очень важно понимать, что умение играть в обороне не требует, условно выражусь, высшего образования. Есть набор шаблонов, и ты выбираешь между ними, импровизация здесь очень относительная. Но, смотрите, итальянцы сумели настолько проникнуть в освоении футбольной обороны, что трижды становились чемпионами мира. И для такого исполнения примитивных наработок явно недостаточно. Это большая школа.

- После матча против «Скуадры Адзурры» на чемпионате Европы 1996 года защитник сборной России Евгений Бушманов сказал о сопернике так: «играют они грамотно, но примитивно».

- Тогда у меня было восприятие футболиста. Футболист лучше тренера чувствует текущий момент - идет ли у команды игра либо она у нее не получается, либо команда не хочет играть. Футболист в матче проживает эпизодическую жизнь - тренер эту жизнь глобализирует. В 96-м либеро Бушманов видел, что его коллега по обороне Мусси получает мяч и грузит его в борьбу, но потом, уже тренер Бушманов, аналогичные эпизоды стал рассматривать гораздо проницательнее. Я в этих стандартных вроде бы действиях стал видеть очень мудрую школу. Ведь, что в атаке, что в обороне, задача одна - перехитрить оппонента. Владеющий итальянской культурой защитник никогда не будет пытаться вытолкать соперника с поля, он его постарается перехитрить, только хитрость в защите часто проявляется в простых вещах. В той же хладнокровности. Которая сама по себе разумеющаяся характеристика для игрока. Характеристика незаметная с виду. Но холодная голова - это самое важное наряду с тактическими наработками, и полноценно профессиональная холодная голова формируется только в условиях соответствующей футбольной культуры. Отсутствие ее очень бросается в глаза. В частности, в нашей первой лиге, с которой я ранее не сталкивался. Я изучаю множество матчей, как своей команды, так и наших соперников. В центре поля все более или менее грамотны - перестраиваются, переходят, страхуют… И как только мяч попадает ближе к штрафной или, ух, в саму штрафную, начинается паника! У людей глаза превращаются в шары, они судорожно куда-то бросаются - как правило, на мяч, - и не знают что делать. И это игроки, которые в принципе грамотны. Итальянцы не только грамотны, они еще и культурны.

- Кто наиболее культурен в обороне «Химок»?

- Пожалуй, Климов. И это тоже закономерный пример. Человек прошел школу «Рубина», где над обороной работают не только теоретически, а всесторонне и очень тщательно. Когда мы его просматривали зимой на Кубке Содружества, стало сразу понятно, что игрок обучен. У Климова светлая голова, как снаружи, так и внутри, он сам понимает, как ему лучше сыграть в том или ином эпизоде, но культура, привитая в Казани, не позволяет ему думать отдельно от командной тактики. И это редкий случай для России, где хватает интересных защитников, но которые интересно действуют лишь для самих себя. Поэтому у нас до сих пор единственный на всю страну центральный защитник уровня сборной. Кажется, об этом я уже говорил.

Мне опять на ум приходит матч «Спартака» в Марселе. Команда абсолютно заслуженно победила, не пропустила ни одного мяча, но за счет чего? За счет самоотдачи и куража, которые, увы, применимы к одной или двум встречам. Карпин угадал с Макеевым, который, кстати, быстрее, мощнее и одареннее Иванова, но Иванов более образованный. Паршивлюк заявил после матча, что они хотели доказать, что у них не такая плохая оборона или что-то в этом роде. Вот лично я не сомневаюсь, что Паршивлюк - индивидуально сильный футболист. Как и Макеев, и Сухи, и даже Штранцль. Мне непонятны стенания о том, что «Спартак» необходимо срочно укреплять какими-то игроками, которые к нам отчего-то не едут. Проблема не в персоналиях - они-то в «Спартаке» имеются, и они любопытны, - а в их организации. Если решить эту проблему, то «Спартак» сможет надежнее играть в обороне в нынешнем составе.

- В «Спартаке» вообще традиционны недоработки в обороне?

- Наверное, да. Там всегда формировалась атака, и все игроки встраивались именно в атаку, хотя время шло и оборона требовала обособленного к ней отношения. Если сегодняшняя «Барселона» будет уделять внимание только контролю мяча и только атаке, она будет проигрывать. Поэтому она здорово защищается. «Спартак» пока свою традицию второстепенного отношения к обороне не разрушил. Займется и этой проблемой. Когда-нибудь…

- Считается, что «Спартак» делали полузащитники. К людям этого амплуа было особое отношение?

- Требования ко всем были одинаковыми, а тренировочные упражнения строились вокруг «квадрата» - четыре на четыре с нейтральным, пять на пять с нейтральным. И так каждый день. Естественно, играть в «квадрат» у полузащитников выходило лучше, чем у защитников, ведь первые, как правило, умелее контролирует мяч. Романцев больше хвалил их, а не нас.

- Вы готовы о своей карьере говорить в тонах вроде «Я считаю, что надо так… Я уверен, что будущее за этим…»?

- Понимание того, как моя команда должна играть, у меня есть.

- Владимир Вайсс, дубль которого вы тренировали в Раменском, на вас как-то сказался?

- В плане игры… (Задумывается). Наверное, нет. Он приятный в общении человек, он умеет вызвать доверие у подопечных, он знает, как гнуть свою линию и не спугнуть то самое доверие. Я и раньше об этом много задумывался, а Вайсс мои думы подтвердил.

- А как вы уживались с разными подходами к игре?

- Знаете, заблуждение - считать Вайсса приверженцем оборонительного футбола. Он всегда стремился к сбалансированной игре. Вы думаете, при нем «Сатурн» с утра до вечера работал над защитой? Защита важна, но выстраивается она не так долго и не так сложно. Вайсс, понятное дело, это прекрасно понимал и оперативно с этой задачей справился. И по большей части его тренировочный процесс - очень интересный, кстати - был направлен на рациональную игру. Другое дело, что в самих матчах что-то не всегда получалось. Сборной Словакии он также прививает сбалансированный футбол. Вот против России они защищались, но изначально они не собирались играть от обороны, это наша команда заставила их так действовать. Вообще все стараются достигать баланса в командной игре, но у кого-то крен в сторону обороны, а у кого - в атаку.

- Как вы со словаком выстраивали совместную работу?

- Честно говоря, футбол мы с ним особо не обсуждали…

- Неожиданно. Вы же по всем канонам должны были следовать идеям главного тренера.

- Так был поставлен процесс. Мы обсуждали с ним отдельных молодых игроков, но о философии футбола не говорили.

- Хотя, наверное, было бы интересно пообщаться с антагонистом?

- Почему мы с ним антагонисты? Мы отличаемся только тем, что он словак, а я русский. И еще он достиг замечательных результатов. Мы оба за сбалансированный футбол. Только его понимание футбола очень сильно акцентируется на результате в конкретном матче и конкретном турнире.

- А возможна в современном футболе рациональность без позиционной атаки?

- Пожалуй, да. И Вайсс тому пример. Есть и иные команды, не пытающиеся заниматься слишком трудными вещами в футболе, к коим я отношу позиционную атаку, и они живут, развиваются, побеждают.

- Эти команды долговечны?

- А почему нет? На периферии вполне. А вот большие клубы требуют полного набора технико-тактических возможностей. Вспомните работу Рашида Рахимова в «Амкаре». Здорово трудился! Плотная дисциплинированная оборона, отличный выход в контратаку. А «Локомотив» стал для него другой историей.

- Против «Локо» любой клуб в удовольствие поиграл бы на контратаках.

- Поэтому «Локомотив» обречен на нападение. Он нуждался и нуждается в постановке вариативной игры, вдумчивой. Ясно, что последним тренерам команды не удавалось достичь желаемого, их футбол порой был удовлетворителен лишь в ряде выездных встреч, значит, что-то делалось не так. Значит, позиционную атаку надо выстраивать.

- Тренеры «Локо» не смогли наладить этот вид атаки или не захотели? Ведь тот же Спаллетти делает результат, но далеко не все эксперты признают за ним стремление к позиционной атаке.

- Думаю, что пятьдесят на пятьдесят. Расскажу о себе. На первых этапах тренерской карьеры - в «Шиннике», в начале работы с «Сатурном» - я тоже ставил на оборону. Может, чисто психологически не мог еще забыть, что я защитник. Плюс в нашей премьер-лиге даже к середине 2000-х не все еще перешли на принципы зонной обороны, которая упорно стучалась в дверь к тем тренерам, которые хоть мало-мальски планировали завтрашний день. Дубли вообще существовали сами по себе, и, следовательно, отставали. Я по личной инициативе пошел к тогдашнему наставнику «Шинника» Олегу Долматову, который лучше остальных знал «зону». Он мне весь вечер чертил на листах бумаги линии с точками и крестиками. Все вроде бы просто, но насколько это было для нас в новинку! Помните, как долматовский ЦСКА в 1998-м разворотил наш «Спартак» - 4:1?

- Помню гол престижа Робсона.

- Так вот ничего необычного с точки зрения тактики ЦСКА не совершил. Он просто прихватил нас по современным принципам, о которых мы, чемпионы, еще не знали. Конечно, на следующий год мы эту занозу вынули - сначала 1:0, потом 4:0.

А, будучи в «Шиннике», сначала я разбирался сам, потом доносил информацию до подопечных, и только когда у меня появилось ощущение, что с обороной все нормально, я был готов прогрессировать дальше и переходить к большей агрессии. И еще передо мной не стояло таких турнирных задач, которые стояли в «Локомотиве» перед тем же Рахимовым.

- Что означают возгласы типа «Рахимов - не тренер для «Локо»!» или «Старков - не тренер для «Спартака»!»?

- Ничего не означают. Это примитивная оценка некоего текущего состояния, выдавленная на глазок и без учета потенциала. Проще говоря, это ерунда. Я что-то не припомню ни одного тренера, у которого при выходе на следующий уровень не имелось бы затруднений. Если кто-то резко рвет с места и у него получается, то он, как правило, сталкивается с проблемами потом, потому что быть вдумчивым и одновременно шустрым практически невозможно. Сейчас все недовольны Семиным, но вчера его превозносили в Киеве, тамошнее руководство его отпускало домой с сожалением. Нельзя же сказать, что Семин - плохой тренер. Прибыл в тот же Киев Газзаев, и у него там то же самое, что у Семина здесь. Но ведь Газзаев хороший тренер. Знаете, каким вообще мне запомнился Семин? Я не играл в его командах, но каждый год по два раза выходил против его «Локомотива». Так он постоянно кричал с бровки своим игрокам «Мяч вниз! Мяч вниз!». Но мяч вниз у них не ложился, и контролировать мяч они могли с трудом. Зато через какое-то время они раскатывали «Интер» едва ли не в лучших традициях позиционной атаки.

Прошло время, и Семин вновь в «Локомотиве» - с другими людьми, другим потенциалом и еще многим чем другим. Он опять в неком начале пути. Сегодня Юрий Палыч в критически важном матче выпускает на поле пятерых защитников, и я не могу понять, зачем он это делает. Вроде бы все на поверхности: напряженное состояние, давление результата, перестраховка. Но если защитник играет в «четверке», он чувствует баланс своих действий, он знает, где он должен функционировать на поле, и пятый, как бы страховочный, сбивает всю оборону с мысли. Приходится играть против соперника, да еще и разгадывать ребусы по перестроению в новом, насыщенном формате. Но завтра Семин обязательно преодолеет кризис, начнет спокойно созидать и выйдет на пик тренерской формы, потому как для профессионала это естественное течение, потому как он на протяжении своей карьеры совершенствовался и менялся.

- Олег Иванович Романцев менялся?

- Нет. Здесь другая история. Романцев настолько был мастером в таких вещах как подбор нужного игрока и построение очень четкой атакующей игры. Это мало кто умеет делать, а он это делал отлично. Пропуская, между тем, международные тенденции, которые на первый взгляд казались второстепенными, но которые играли все более заметную роль. Я вспомнил ЦСКА Долматова, который обыграл нас элементарными средствами, но ведь был еще матч «Спартак» - «Бордо» в Лиге чемпионов, когда Вильтор больше улыбался на поле, чем играл. Но мы ничего не могли с ним и его партнерами поделать, потому что они современным прессингом, основанным на все тех же принципах зонной обороны, блокировали весь наш спартаковский футбол. Недавно я пересматривал ту встречу, и по прошествии времени она видится мне довольно наивной. Мы начинаем атаку, мелкий пас, средний пас, опять мелкий, французы в это время берут нас в окружение, бросая (!) наших дальних партнеров. То есть, идет борьба в одном каком-то уголке, а на противоположной стороне поля стоит пара совершенно свободных спартаковцев. Казалось бы, переведи мяч длинной диагональной передачей и все. Зеленый свет! Нет же, «Спартак» всегда играл технично, где какой-то переброс через головы карался. Вот мы и вязли…

- Но не всегда.

- Не всегда. «Реал», например, сам играл и нам давал. Взять то знаменитый ответный матч 1990 года на «Сантьяго Бернабеу», который мы выиграли 3:1, или любой из более современных, мадридцы никогда не уделяли пристального внимания нейтрализации соперника. Победители. Как и «Спартак», только каждый пребывал в своем измерении. В «Бордо» более земная культура, чем у «Реала», они цеплялись за любой нюанс и качественно его отрабатывали.

- Со злополучным «Лионом» была схожая история?

- Совсем другая. «Лион» невероятно переходил от обороны к атаке и бежал. Тактических преград эта команда нам не ставила. Преграды были сезонными - играли-то в декабре. Здесь, к слову, зарыт плюс удлинения календаря чемпионата, подразумевающегося переходом на «осень-весну». Тогда чемпионат России уже завершился и мы выпали из игрового ритма. Тупо тренировались и ждали отпуска. Как с такой мотивацией выходить в Лиге чемпионов? Последний матч был с «Реалом». Расклад таков: выигрываем - выходим в плей-офф, причем испанцы оказываются за бортом. Вроде бы мотивация что надо. Острейшая! И понимание этого у всех было. Но эмоции были выхолощены напрочь прошедшим сезоном. Сужу о себе в той встрече: все делаю правильно, ничего сверхъестественно страшного «Реал» не демонстрирует, а тонус на нуле. Сенсации так не творятся. И «Лионы» так тоже не обыгрываются.

- Романцев опередил время или задержался в нем?

- По-моему, он попал в свое время и хорошо воспользовался имевшимися ресурсами. Вспоминаю, как он приглашал меня в «Спартак» во второй раз. На первой же тренировке я понял, что надо на поле все делать быстрее, чем в прежнем клубе: принимать решения, работать с мячом. У Олега Ивановича я не стал быстрее бегать - я стал быстрее играть. Сейчас, работая в «Химках», в лиге, где у нас хватает более мастеровитых соперников, чем мы, я стараюсь сформировать такой футбол, где доминировала бы скорость мышления.

- Вы - последователь Романцева?

- Я работал с Романцевым и Тархановым. У обоих - единое направление в футболе. Но разные методы реализации этого направления. Разные нюансы работы. Два единомышленника совершенно по-разному могут смотреть на эпизоды, на развитие конкретной атаки, на перестроение конкретного футболиста. Я стараюсь совместить методику Романцева с методикой Тарханова и получить своё.

- Что ощущает человек, которого называют «отработанным материалом», к которому причислил вас, уже футболиста «Крыльев Советов», Олег Иваныч?

- Тогда… Тогда я ощутил, что он не прав.

- Вы посмеялись или пришли в ярость?

- Было неприятно, потому что я его уважал как тренера. Он мне многое дал, верил в меня, а потом такие характеристики…

- Встречались с ним после этого?

- Встречались, приветствовали друг друга, но ту тему не обсуждали. Как, впрочем, и другие темы тоже. Романцев с игроками не любил беседовать. А уж объясняться с ними и подавно. Тем более он привык быть и президентом, и главным тренером. Что хотел, то и делал. Разумеется, я был настроен опровергнуть его мнение (Смеется). Во многом благодаря тому случаю сезон в Самаре выдался довольно хорошим. В первом круге мы шли на первом месте, команда очень мало пропускала, а я, естественно, имел к этому самое непосредственное отношение.

- Тогдашний президент «Крыльев» Герман Ткаченко в еще более резкой форме ответил Романцеву.

- Герман умеет отвечать. Если Олег Иваныч просто сморозил глупость, то Ткаченко на ее основе создал профессиональную PR-кампанию. «Отработанный материал» в виде Тихонова и Бушманова лидирует в чемпионате страны. Интересно, что сейчас я смотрю на все это философски и даже понимаю, что в чем-то Романцев был прав.

- И в чем это?

- Разница в углах зрения. Тогда я был футболистом и думал как футболист, а сейчас понимаю, что думать можно и по-другому. Допускаю, что увольнение нас из «Спартака» было стратегически логичным. И Романцев был вынужден принимать жесткие решения, другое дело, обставлять их надо бы корректнее.

- В каком плане вы могли не вписываться в стратегию «Спартака»?

- У меня были проблемы с коленом, мне дважды резали «кресты». Сегодня таким игроком занимается тренер по физподготовке или специалист по реабилитации, тогда же восстановление было на глазок, да еще бюрократизировалось отношениями тренера и доктора. Первый не любил слушать рассказы о больных футболистах (как же я его понимаю сейчас!), а второй от этого изр

Самохвалов Анатолий