Войти

Партнеры:

«Ваню вряд ли кто-то сможет пройти...»

«Киевский телеграфЪ», 2007

Его спортивная карьера по-своему уникальна. В большой футбол Вишневский пришел в 22 года. В «Днепре» дебютировал в 27. Но несмотря на почтенный, по меркам спорта, возраст, в Днепропетровске Иван шесть сезонов был лидером команды.

Стройбат — «Локомотив» — «Спартак»...

Иван родился в селе Миролюбовка, что недалеко от Тернополя. Спортивной школы там не было, поэтому азы игры будущий футболист осваивал, гоняя мяч на стадионе родной школы. Окончив ее, Вишневский поступил в ПТУ, а после устроился на работу плиточником. О футболе вспомнил, лишь когда призвали в армию, где выступал за сборную своего стройбата. А когда закончилась служба, Вишневского пригласили в любительскую команду тернопольского завода «Квадра», известного производством светильников. В играх за заводчан Ивана приметили тренеры-селекционеры винницкого «Локомотива», выступавшего тогда во второй союзной лиге. Честь железнодорожников Вишневский защищал четыре сезона. Здесь же, в Виннице, Иван встретился и со своей будущей супругой. Ольга училась в педагогическом институте и жила рядом со стадионом. На арене и познакомились. А через год, в 1980-м, сыграли свадьбу. К либеро «Локомотива» стали присматриваться клубы высшей лиги, и в 1982-м Иван решился на переезд в московский «Спартак».

Но в Москве с самого начала дела не заладились: в одной из первых игр чемпионата новобранец получил травму паховых колец. К тому же в столице не спешили с обещанной квартирой, а ведь у Ивана уже родился первенец. Поразмыслив, футболист решил вернуться в Винницу, о чем перед отъездом честно уведомил начальника команды легендарного Николая Старостина. Узнав о его возвращении, Вишневским заинтересовались и украинские клубы. Первый раз тогдашний наставник «Днепра» Владимир Емец приглашал Ивана Вишневского в 1983-м. Иван даже написал заявление о приеме на работу, но в последний момент неожиданно отказался от перехода, за что подвергся месячной дисквалификации. Чем же был вызван такой крутой вираж квалифицированного защитника? «У нас был маленький ребенок, по сути, мы только начинали жить, — объясняет супруга футболиста Ольга Вишневская, — а Ваня очень дорожил семьей. В Виннице ему пообещали повысить зарплату, дать квартиру, машину. И после семейного совета он решил остаться».

Свой последний сезон во второй лиге Вишневский провел блестяще. Из селекционеров посмотреть на его игру не наведывался только ленивый. По окончании чемпионата такого количества предложений не было, наверное, ни у кого: украинца хотели видеть в своем составе 12 (!) команд высшей лиги…

Сыграть против ван Бастена

Все решил звонок Владимира Емца и его короткий спич: «Иван, мы тебя ждем». Учитывая, что дважды этот специалист никого не приглашал, это было настоящим признанием заслуг футболиста. Вишневский дебютировал в «Днепре» в выездном матче против московского ЦСКА. И своей игрой сразу же доказал правильность выбора главного тренера. Постепенно за Иваном закрепилась слава одного из лучших защитников СССР. Он прекрасно чувствовал игру, успешно действовал в борьбе на втором этаже, обладал позиционным чутьем и хорошей техникой первого паса, нередко начиная атаки своей команды. Такие действия не остались незамеченными тренерами сборной Союза: Вишневского, наряду с его одноклубниками Олегом Протасовым и Геннадием Литовченко, начали вызывать в ее расположение. Впрочем, своим Ивану там стать не удалось — во второй половине 1980-х засверкал талант киевского динамовца Олега Кузнецова, которому Валерий Лобановский, в силу понятных причин, оказывал куда больше доверия.

Но в 1988 году Вишневского включили в состав команды на чемпионат Европы, который проводился в Германии. А после того как в ходе европейского турнира Олег Кузнецов получил две желтые карточки и не имел права играть в финале, у Ивана появилась надежда выйти на поле в решающем матче против голландцев. Увы, наставники сборной отдали предпочтение белорусу Сергею Алейникову. Как знать, возможно и не случилось бы того фантастического гола в ворота Дасаева, опекай тогда Вишневский знаменитого голландца… «Обиделся ли я на то, что не вышел в финале? — вспоминал позже Вишневский. — Да нет, тренеру, как говорится, виднее. Другое дело, что очень хотелось сыграть против ван Бастена. Смог бы я его тогда удержать? Не знаю, хотя функционально на тот момент был готов очень прилично».

Зато в «Днепре» свои лучшие качества Иван проявлял с завидным постоянством. Годы, проведенные в Днепропетровске, без сомнения, стали самым ярким этапом его карьеры. В 1984-м и 1985 годах Вишневский с партнерами по команде завоевали бронзовые медали чемпионата Союза, в 1987-м и 1989 году — серебряные. В 1988 году днепропетровцы выиграли союзное первенство, а через год стали обладателями Кубка СССР.

«Иван внес очень весомый вклад в завоевание этих наград, — вспоминает его экс-одноклубник, а ныне главный тренер »Днепра« Олег Протасов. — Своей уверенностью он заряжал всех партнеров по команде. Выходя на поле, я мыслил примерно так: если забьем — выиграем. Ведь в обороне Ваню вряд ли кто-то сможет пройти». В 1989-м в «Днепре» появился 21-летний Владимир Геращенко. Молодой либеро прогрессировал от матча к матчу, действовал для своего возраста очень солидно. Иван, которому исполнилось 32, даже начал размышлять о возвращении в Винницу, где его ждали с распростертыми объятиями. Но тут руководство клуба приятно шокировало игрока: «Есть возможность поиграть за одного из грандов турецкого футбола — стамбульский »Фенербахче".

«Легионер- коммунист»

Домосед Вишневский долго раздумывал над этим предложением. Но все-таки желание проверить себя в новых условиях пересилило все остальные доводы. В Стамбул вместе с Иваном улаживать трансфертные дела ездил Евгений Кучеревский. Сумма трансферта, кстати, как для возрастного защитника была впечатляющей — 100 тысяч долларов.

В «Фенербахче» тогда собрался звездный состав. В воротах стоял немец, легендарный Тони Шумахер, в нападении солировал обладатель «Золотой бутсы» турок Танжу Чолак. Чемпионство в том сезоне стамбульский клуб упустил, зато победил в очень престижном в Турции Кубке президента.

Иван Вишневский вместе с семьёй (фото из семейного архива Ивана Вишневского)

Вишневский с ходу закрепился в основном составе и по итогам сезона стал вторым в списке лучших легионеров турецкого чемпионата. Его фотографиями пестрели страницы местных газет и журналов. Правда, интерес СМИ был продиктован не только футбольными, но и политическими мотивами — украинца считали первым в Турции «легионером-коммунистом». Однако перед следующим сезоном Ивану пришлось решать вопросы своего дальнейшего трудоустройства — новый тренер команды Гус Хиддинк (который сейчас руководит сборной России) привез с собой из Голландии центрального защитника и заявил Ивану, что в его услугах не нуждается. Заинтересованность в ветеране проявил середняк турецкой высшей лиги «Сарыерспор». Вишневский подписал двухлетний контракт и уже в первом сезоне «Сарыер» в национальном чемпионате взлетел на заоблачное для себя четвертое место, в упорной борьбе опередив... «Фенербахче»!

«В Стамбуле муж получал около $2000 в месяц, — вспоминает Ольга Вишневская, — в »Сарыере« же зарабатывал даже немного больше. В провинциальном клубе его авторитет был очень велик. К его слову прислушивались все, включая тренера и президента. Когда »Сарыерспору« потребовался нападающий, Иван порекомендовал Александра Гайдаша из симферопольской »Таврии«, с которым после просмотра был заключен контракт. А еще через два года по совету мужа клуб пригласил экс-одноклубника Вани по »Днепру«, олимпийского чемпиона Евгения Яровенко». «Почему же следующий сезон стал для Ивана последним в Турции?» — спрашиваю у Ольги Вишневской. «Несмотря на то что мужу исполнилось 35, турки сами предложили продлить контракт еще на два года. Но у Вани возникли большие проблемы со здоровьем — дали знать о себе старые травмы, он решил завершить карьеру, так что соглашение пришлось расторгнуть. Мы вернулись в Днепропетровск. Наставник »Днепра« Николай Павлов, с которым Иван дружил, предложил место в тренерском штабе команды. Но у них что-то не заладилось. Тогда Иван начал работать вторым тренером в винницкой »Ниве«. Наставником команды в то время был Вячеслав Грозный. Он запомнился мне своей неуемной целеустремленностью. Постоянно все записывал, конспектировал. У Вани сохранились связи с московским »Спартаком«, он и вывел Грозного на нужных людей. А вскоре после этого Вячеслав Викторович с некоторыми украинскими игроками взял да и укатил в Белокаменную. А мы вернулись в Днепропетровск: в тренерском штабе »Днепра« его захотел видеть Сергей Тигипко, работавший тогда в спонсирующем клуб »Приватбанке«. Команду принял немец Бернд Штанге, а Ваня вместе с Олегом Тараном ему помогали. Многие считали мужа преемником немца, так как у него были неплохие организаторские способности. Но все перечеркнула болезнь».

«Помочь ему уже никто не мог»

"Еще в 1988-м у Ивана побелело родимое пятно, было очень похоже на рак кожи, — вспоминает Ольга. — Впоследствии врачи поставили страшный диагноз — меланома. Через пять лет начали опухать паховые области, болезнь прогрессировала. По большому счету помочь ему уже никто не мог.

В 1995-м он ощущал сильную слабость. А я до последнего момента не знала диагноза. Ваня все тщательно скрывал, говорил, что у него просто проблемы с лимфоузлами. В конце апреля 1996 года его парализовало. Он никому, кроме меня, не разрешал находиться рядом. Умер 11 мая".

Еще в 1993 году днепропетровское ПТУ №11 учредило турнир имени Ивана Вишневского. Через три года в его название пришлось внести печальную коррективу — «турнир памяти»... «Эти соревнования проходят до сих пор, — говорит Ольга. — Почему среди команд профессионально-технических училищ? Ведь Ваня сам окончил ПТУ, может быть, именно на этом турнире когда-нибудь откроется такой же талант... Более того, в октябре 2003 года я учредила »Фонд Ивана Вишневского«, главная идея работы которого — развитие детско-юношеского и дворового футбола».