Войти

Партнеры:

Сергей Горлукович: «Не тот нынче генофонд в нашем футболе»

«Советский спорт – Футбол», 02.03.2009

За столик для разговора мы сели за полчаса до назначенного времени, но Дед (главное прозвище Сергея Горлуковича) все равно пригрозил: «Опоздала бы - я подождал бы от силы пять минут и уехал!». Когда разговор перевалил за три часа, Сергей Вадимович, попивая через трубочку апельсиновый сок, вошел во вкус: задавать вопросы ему было не нужно - темы он находил сам. А когда стрелка часов сделала шестой оборот, и пора было расставаться, я попросила еще пять минут, он только рассмеялся: «Да спрашивай-спрашивай!».

«Я ТРЕНЕР, А НЕ НАРКОЛОГ»  

Горлукович-игрок за всю карьеру действительно дал лишь несколько интервью - и за это получил прозвище уже от журналистов - Великий Немой. А когда человек молчит - рождаются слухи, причем самые невероятные: в них Горлукович превратился в футболиста, который пьет, ругается матом, бьет молодежь, не вылезает из бань и носит синие резиновые сапоги…  

Горлукович-тренер уже не молчит: на пресс-конференциях после игр своими сочными и острыми откровениями он срывает аплодисменты. Хотя «СКА-Энергию» поднял в таблице с одиннадцатого места на пятое, подольский «Витязь» спас от второй лиги. Но «слухи» все равно впереди него бегут: говорят, что в Хабаровске Горлукович «не так» праздновал победы…  

- Ну, что мне каждого дурака комментировать? - слегка картавя, вопрошал Дед. - Что, мне - идти с дураком разбираться? Обо мне всю жизнь слухи ходят. Я был на двух чемпионатах мира, на чемпионате Европы, на Олимпийских играх. Этого разве не достаточно?  

- Так все-таки: пили или не пили, Сергей Вадимович?  

- Выпивка выпивке рознь. Мы с ребятами после победы вместе по бокальчику пива выпиваем обязательно.  

- Тренер - вместе с игроками?!  

- И в Хабаровске, и в Курске. Только в Подольске мне генеральный директор клуба запретил это делать…  

- Вы поэтому ушли оттуда?  

- Ушел, потому что контракт закончился, а новый не предложили. Хотя об этом клубе у меня остались хорошие воспоминания. Желаю «Витязю» в новом сезоне выступить достойно.  

- А кто за пиво платил?  

- Если выиграют - я, проиграют - они. Но бывали случаи, - Горлукович хмурится, - что после этого у меня некоторые люди не могли остановиться. На следующий день человек приходит на работу, а я ему объявляю, что зарплаты у него уже нет. Даже если я в ресторане игрока встречу - я только рядом пройду и «добрый вечер» скажу. Чтоб он меня видел. Я - тренер, а не нарколог. Пейте, ради бога, хоть до утра. Меня вообще не волнует, что человек в личной жизни делает.  

- Цинично.  

- Почему цинично? Если ты пьешь - ты всегда можешь мне доказать, что ты готов и пить, и играть. Только теперь таких нет - это раньше были. Генетически сильные люди. Ведро могли выпить и играть в футбол. А сейчас человек день попьет - и я его месяц ищу на поле. О прежних игроках легенды ходили - вот это был генофонд! Для них не проблемой было выпить ведро водки, ведро шампанского, пригласить девочек - две-три. А почему - нет? - не понимает моего удивления хранитель генофонда. - Если гуляешь - то гуляешь!  

- По слухам, вы в «Спартаке» после побед по две бутылки пива выпивали, а на следующее утро приезжали на базу первым и бегали вокруг поля до тех пор, пока алкоголь из крови не выгоняли…  

- Глупость какая-то! - не согласен Дед. - Во-первых, мне в «Спартаке» было 36 лет - куда мне было круги наматывать? Во-вторых, из-за двух бутылок пива-то? Да я в Германии после игры побольше выпивал!  

«РУГАЮСЬ МАТОМ? ЖИЗНЬ ТАКАЯ…»  

- А с «крепкими» словечками как быть? Это у вас откуда?  

- Жизнь такая, вот и ругаюсь иногда. Поймите, не мат приносит результат, а работа. Тем более я не с утра до вечера крепкими словами выражался, а только когда игроки их заслуживают. Если они заслужили пряники - получают пряники.  

- Интересно, что такое пряники от Сергея Горлуковича?  

- Выходные дни. Я в Подольске под конец сезона сказал ребятам: «Выиграете три матча подряд - получите четыре выходных». Но когда я только пришел в «Витязь», они у меня полтора месяца не знали, что такое выходной. Жили на базе - и я там жил вместе с ними. Очень редко те, у кого оставались силы, ездили на ночь домой… А если б я пришел и начал им анекдоты травить, они бы во втором дивизионе сейчас играли.  

- Говорят, вы, будучи игроком, в «Спартаке» один всю команду могли построить?  

- Я в «Спартаке», - улыбается, - был самый старший. Мне было 36, а всем остальным - по восемнадцать, у меня уже дочка была их возраста - вот они и звали меня Дедом. Мы с ними в 1996 году почти дублирующим составом чемпионат выиграли. Ответственность за результат на ком всегда лежит? На главном тренере и опытных игроках…  

- Молодой спартаковец Артем Безродный вспоминал, как они боялись вас: лучше пусть соперник сломает, чем «под Горлуковича» попасть…  

- Правильно. Почему я в свои годы должен в подкатах стелиться, когда он в восемнадцать будет ноги убирать? Премиальные получают все: но тот ног не жалел, а этот подпрыгивал. За такое наказывать надо. И раньше в раздевалке за это били: подходили и бутсами по лицу. Потому что это - предательство. Если человек ноги убирает, он у меня в команде в жизни играть не будет.  

- Еще говорят, при Горлуковиче в «Спартаке» никто в баню попасть не мог: когда вы туда заходили, напускали столько пара, что все остальные выбегали, а вы часами сидели в парилке…  

- Ну, почему? Если кто выдерживал - тоже сидел. Просто они были молодые и еще не любили баню. Баня - это хороший восстановитель, а мне, - Горлукович впервые за время беседы смеется, - в мои-то годы нужно было чуть больше времени, чем остальным на восстановление.  

- Футболистов своих в баню водите?  

- Обязательно. Час должны провести в бане. Кто раньше ушел - штраф. Не восстановишься, плохо сыграешь - будет другой играть. Верите вы мне, не верите - но у тренера Горлуковича не бывает проблем с футболистами. Я до них не довожу, до проблем: у меня люди просто уходят в другую команду. Тем более если есть игрок на твое место - тут «выход» дается сразу.  

«В ФУТБОЛЕ ДЕНЬГИ НА ПОЛЕ ЛЕЖАТ»  

- Вам, как футболисту, часто указывали на порог базы?  

- Я из всех команд сам уходил. Как только люди переставали верить в футболиста Горлуковича - я брал вещи и уходил. И в «Боруссии» так сделал, и в «Спартаке». Романцев поставил на других, а у меня еще год контракта оставался, я до 39 лет мог зарплату получать: ходить по Тарасовке и в носу ковырять. Не по мне…  

- Ключевые слова тренерской философии Горлуковича?  

- Когда ко мне приходит новичок, я ему говорю: «У нас деньги не дают - у нас их зарабатывают. Видишь поле? Деньги на этом поле лежат». Если человек понимает, что тренировками и полной самоотдачей он сможет заработать здесь - он заработает. Донести эти мысли - одна из задач тренера. Понимаете, в любой команде - будь то лидер или аутсайдер, у футболиста должна быть мотивация. А опускать руки я не позволю никому и никогда.  

- Страна была в шоке, когда «железный» Дед заплакал на Олимпиаде на вручении золотых медалей…  

- А помните знаменитый кадр - где плачет Ирина Роднина? У фигуристки три «золота» Олимпиады и десять чемпионств мира. «Вот, - думал, - позерство! Плачет перед телевиденьем!». И вдруг - Сеул. Не рыдал я тогда, но слезы наворачивались. В ту олимпийскую команду к Бышовцу было не попасть: она у него четыре года наигрывалась. Но я попал. Предпоследним. Первая игра в его команде у меня была - с болгарами в Симферополе. И Бышовец меня вызвал в день матча с утра и открытым текстом сказал: «Я уже давно всех подобрал. Тебе дается шанс - хочешь, убеди меня. Не убедишь - значит, твоей фамилии рядом с моей в списке команды не будет». В итоге мы выиграли 2:0, и я остался.  

«ПАВЛЮЧЕНКО СВОЕ ЧИСТИЛИЩЕ ЕЩЕ НЕ ПРОШЕЛ»  

- За границу вас из СССР с трудом отпускали?  

- Поехал на просмотр, две тренировки провел - и подписали. Хотя я уже месяц в отпуске был: отдыхал, и пиво пил - представляете, какого они меня просматривали?  

- О том, как вы в ФРГ немецкий язык учили, тоже ходят слухи…  

- Пришел ко мне в Дортмунде учитель, но чему он мог меня научить? Немец говорил на ломаном русском, а за каждый его урок надо было деньги выкидывать. Я заставил учителя написать на листе все футбольные термины, дал несколько марок и сказал: «Передай начальству, что я с тобой занимаюсь два раза в неделю». Немец запричитал: «Ну, как же, разве так можно?!». Я говорю: «Иди, не нужен ты мне». Зачем зря деньги выкидывать? Я сам через полгода стал понимать и говорить. После игр иногда ходил в пивнушку и получал информацию. Я на пиво те же самые деньги тратил. Для футболиста язык - это мяч: если ты умеешь играть в футбол, то ты будешь играть и в Германии, и в Испании. А если ты не обладаешь футбольным языком, то никакие другие языки тебе не помогут.  

- Павлюченко, в отличие от вас, повезло: ему за учителя клуб платит. Роман уже четыре месяца занимается, но пока не заговорил…  

- Павлюченко надо не разговаривать учиться, а в футбол играть и помнить, зачем он туда приехал. Там его не будут держать, как в «Спартаке»: плохо сыграл - Рома в составе, хорошо сыграл - в составе. Сейчас купили Кина, купили Дефо. Кин все время в основе, потому что он легенда в «Тоттенхэме», а Дефо - любимчик тренера. Так что все свое чистилище Роман еще не прошел. Все впереди. Просто в России ребятам повезло родиться: они попали в такое время, когда конкурентов нет. Волей-неволей, как бы ты ни играл, хоть чуть-чуть - ты все равно в состав попадешь. Потому что других нет. Убери ты этих - и с кем ты будешь играть?  

- Сейчас вот много про переход Аршавина говорят - парень почти полгода в «Арсенал» уходил…  

- Скажу так: за границей играть в футбол не уговаривают. Там надо ежедневно вкалывать по-черному. Для Андрея все с нуля сейчас практически начинается. В Англии другие требования по сравнению с Россией, не говоря уже о конкуренции! Если перечислить всех игроков атакующего плана у лондонцев, голова закружится. Мне лично очень интересно посмотреть, как у Аршавина там получится.  

- Зачем вы иногда в «Спартаке» под спортивный костюм футболки с надписью СССР надевали?  

- Потому что в СССР, чтобы попасть в сборную, надо было быть вундеркиндом. Там при покойном Валерии Васильевиче Лобановском в основе семь киевлян играли. Но я попадал. Поэтому мне так и дороги были те футболки. Сейчас немного другая ситуация, другое время. Думаю, в сборную к Лобановскому из нынешних футболистов один-два человека попасть смогли бы, не больше. Жирков, например…  

«ЖДУ ПРЕДЛОЖЕНИЙ!»  

- Ну, почему я должен вам доказывать, что у меня нет резиновых сапог? - спрашивает Дед, узнав, что, по последним слухам, его неоднократно видели на трибуне «Лужников» в ярко-синих резиновых сапогах, заляпанных грязью. - Кто меня еще в чем видел? У меня даже в армии, где я служил связистом, сапоги были кирзовые. Были портянки, кальсоны были, а резиновых сапог - не было.  

- Как бы вы себя сами в двух словах описали? Какой он - Горлукович?  

- Мягкий и пушистый, - смеется Сергей Вадимович. - Вы же просили в двух словах.  

- А я бы к вашему описанию еще добавила «колоритный». Вот приехал Горлукович в Голливуд, и есть у него выбор: сыграть хорошего парня, но скучного до жути, или - плохого парня, который может выпить стопочку водки…  

-…да нет, - отшучивается Дед, - за маленькую стопочку - я б даже связываться не стал с вашим Голливудом.  

- Вы - азартный человек?  

- Азартный. Но в казино играю редко - только когда собираемся с хорошей компанией. И то я больше определенной небольшой суммы не проигрываю. Какой - не скажу, - снова улыбается тренер.  

- О чем сейчас мечтаете?  

- Мечтаю принять команду не с середины сезона, а в межсезонье и доказать, что не только деньгами можно в премьер-лигу выйти, но и работой. А житейские мечты у меня выполнены.  

- Есть у вас предложения?

- Да какие предложения? Сезон-то уже начался. Остается ждать...

Савоничева Е.