Войти

Партнеры:

Сегодня Бермудесу Торресу Хесусу исполнилось бы 115 лет

Сегодня Штайнеру Адальберту исполнилось бы 110 лет

Сегодня Штайнеру Рудольфу исполнилось бы 110 лет

Сегодня Белоусову Юрию Николаевичу исполнилось бы 95 лет

Сегодня Белоусову Юрию Николаевичу исполнилось бы 95 лет

Сегодня Гусеву Валентину Никитовичу исполнилось бы 80 лет

Сегодня Ткаченко Александр Николаевич отмечает 70-летие

Сегодня Дзюба Владимир Владимирович отмечает 70-летие

Сегодня Хименес Альварес Орландо Рамон отмечает 65-летие

Сегодня Егурнову Александру Ивановичу исполнилось бы 65 лет

Сегодня Лосев Геннадий Иванович отмечает 50-летие

Сегодня Владимиров Александр Владиславович отмечает 40-летие

Сегодня Пирич Ивица отмечает 40-летие

Сегодня Смеруд Лейф-Гуннар отмечает 40-летие

Сегодня Добрич Саша отмечает 35-летие

Сегодня Майдана Кристиан Оскар отмечает 30-летие

Сегодня Лукьянов Иван Игоревич отмечает 30-летие

Сегодня Хеннесси Уэйн Роберт отмечает 30-летие

Сегодня Суарес Диас Луис Альберто отмечает 30-летие

Сегодня Свеженцев Сергей Анатольевич отмечает 30-летие

Ринат Дасаев: «Жены спартаковцев меня всегда ругали»

«Спорт-Экспресс», 04.08.2003

В гостях у «СЭ» побывал знаменитый в прошлом вратарь московского «Спартака», «Севильи» и сборной СССР Ринат Дасаев, который недавно был включен ФИФА в число ста лучших футболистов мира за последние 100 лет

24 МАЯ 2004 ГОДА ПОЕДУ В ПАРИЖ

- Как вы узнали о том, что попали в «золотую сотню»?

- Из РФС позвонила секретарь, сообщила, что меня разыскивают англичане. Вскоре пришел факс: мол, состоится празднование столетия ФИФА, сформирован список «золотой сотни» во главе с Пеле, куда вошли и вы. Далее говорилось, что, если я не возражаю, представители оргкомитета приедут ко мне, чтобы сделать фотографии, а о дальнейших планах известят отдельно. Сама церемония планируется 24 мая 2004 года в Париже, где будет повторен финальный матч ЧМ-98 Франция - Бразилия. А каждому из сотни будет поручено объездить несколько стран, входящих в ФИФА, и сделать рекламу предстоящему событию. Конечно, очень рад, что вошел в этот список. А уж как рады мои родные и друзья, не могу даже передать!

- Из бывшего Союза в «список ста» кого-нибудь еще включили?

- Знаю только, что из России - меня одного. Насчет Украины пока не в курсе. Но наверняка те же Блохин и Беланов будут в числе претендентов.

ПЛАТИНИ СКАЗАЛ: «РИНАТ, В УЕФА НЕ ХОЧЕШЬ?»

- Со своим старым другом Тони Шумахером давно не общались?

- Увы... Но надеюсь, что на торжествах по поводу столетия ФИФА он тоже появится.

- А где, интересно, вы с ним познакомились?

- На каком-то клубном турнире в Испании. Спартаковский массажист Геннадий Беленький когда-то учил немецкий и помог нам понять друг друга. Потом уже теснее пообщались в Тбилиси, где «Спартак» играл с «Кельном» на Кубок УЕФА. После чего и завязалась дружба - мы переписывались с Шумахером и в тот период, когда у него после выхода нашумевшей книги «Свисток» возникли большие проблемы с трудоустройством.

- Шумахер отличался агрессивной манерой поведения в воротах. А какой он в жизни?

- Тоже боевой. А в игре действительно сметал всех вокруг. Не щадя и себя самого. Вообще, приятно осознавать, что футбол подарил мне радость знакомства со многими известными людьми. В частности, с Мишелем Платини. С великим французом мы тоже дружим, и, когда встретились на Кубке Валерия Лобановского в Киеве, он вдруг спросил: «Ринат, в УЕФА не хочешь?» Я растерялся - уж больно неожиданным выглядело предложение. Рядом с Платини стоял Зепп Блаттер, он тут же решил перебить предложение Мишеля и предложил поработать у него в ФИФА.

- С Платини как общались?

- Начал Мишель по-французски и по-итальянски, но потом хлопнул себя по голове: «Я же забыл, что ты в Испании играл!» И перешел на испанский.

КЛОНИРОВАТЬ «СПАРТАК» НЕЛЬЗЯ

- Как вы оцениваете возможное создание альтернативного «Спартака»?

- Крайне отрицательно. Мы уже видели, к чему приводило раздвоение футбольного «Торпедо» и хоккейного ЦСКА. Что, «Торпедо-ЗИЛ» стало наследником традиций команды Иванова, Стрельцова и Воронина? Даже если альтернативный клуб будет создан под флагом возрождения спартаковского духа, настоящим «Спартаком» ему не стать. У нас есть команда, и нам надо собраться всем вместе и подумать, как ее вернуть на прежние позиции. Мы же разрушаем «Спартак»!

- Даже если бы «клонированную» команду возглавил Романцев, вы бы ее не поддержали?

- Нет. Поймите, все пришлось бы начинать с нуля. Клуб с великой историей себе такой авантюры позволить не может. Создание второй команды - это шаг к развалу «Спартака».

- Содержание вашей личной колонки в «СЭ», посвященной ситуации в «Спартаке», довольно резко контрастировало с письмом ветеранов команды, под которым стояла в том числе и ваша подпись...

- Главная мысль - о негативном отношении к созданию второго «Спартака» - в обоих случаях совпадала. Но я писал о том, что только Романцева с Ярцевым вижу в роли людей, которые могут вывести «Спартак» на прежний уровень. И что они с президентом клуба должны забыть взаимные претензии. Знаю, что Чернышов на мою колонку обиделся. Но я больше прожил в футболе, в «Спартаке» и, считаю, имею право на собственную точку зрения.

Что же касается письма ветеранов, то нас обзванивали. Что-то, конечно, в нем написано не совсем верно. Я бы, например, не сказал - «верим в нынешнее руководство». Я бы сказал - «надеемся». Но нужные слова не всегда найдешь. А письмо, думаю, все же написано для того, чтобы не был создан второй «Спартак».

- Вам понравился «Спартак» в тех играх, которые он провел под руководством Андрея Чернышова?

- Сказать, что не понравился, нельзя. Но и стабильности не было - хорошие матчи перемежались с невыразительными. Полагаю, это связано с резкой сменой игровой схемы на ходу, которую предпринимает Чернышов. Но для такой перестройки нужны игроки. Тот же Романцев ведь не от хорошей жизни выходил с тремя защитниками. В этом амплуа должны играть такие люди, которых невозможно пройти один на один. А у «Спартака» сзади проходной двор. Митрески и Ващука, к примеру, обыграть никакого труда не составляет.

Еще следует учитывать, что четыре из пяти игр «Спартака» с новым тренером (разговор состоялся до встречи с «Локомотивом». - Прим.«СЭ») были против «Ростова» и «Черноморца». К каким-то выводам можно прийти после более серьезных матчей, хотя с «Сатурном» команда играла неплохо. В любом случае вряд ли «Спартак» в этом году будет в числе призеров.

- Кто вам нравится из нынешних игроков «Спартака»?

- Разумеется, Титов. После травмы его состояние пока далеко от оптимального, тем не менее он заметно выделяется на фоне остальных. Убери из состава Титова - и сложно сказать, что будет представлять собой «Спартак». Равноценной замены ему нет. Конечно, хватает огрехов в игре Юры Ковтуна, но он в каждом матче отдает себя без остатка, что импонирует. Павлюченко - один из самых интересных наших форвардов. Талантливый паренек, должен еще прибавить.

- А из спартаковских легионеров чья игра вам по душе?

- Пожалуй, только Кебе. Человек мог месяц находиться бог знает где, а потом возвращался и был на поле лучшим. Не знаю, что он за человек, но игрок, бесспорно, хороший.

- Не кажется ли вам, что в последние годы «Спартак» часто расставался с футболистами, не имея им равноценной замены?

- Согласен. К слову, Бесков никогда не убирал из команды человека, прежде чем не находил ему замену. Уходили Ярцев, Гаврилов, Шавло, но их всегда было кем заменить. Наверное, поэтому «Спартак» на протяжении девяти сезонов подряд не опускался ниже третьего места.

Я не в курсе, что произошло у Романцева с Тихоновым, Цымбаларем, Кечиновым, Булатовым, но нельзя убирать из команды игроков, если некем их заменить. В команду начали пачками привозить легионеров, которые не соответствуют уровню ни нашего чемпионата, ни «Спартака». Смотрел ли их Романцев в деле, прежде чем заключать контракт?..

О ГАЛИФЕ И КОРАНЕ В СУМОЧКЕ

- Игроки и тренеры «Спартака» всегда поражались тому, как много вы тренировались, даже став знаменитым...

- Ни в коем случае нельзя останавливаться на достигнутом. Подняться наверх тяжело, а вот растерять все - проще простого. На одном таланте далеко не уедешь. За 11 моих сезонов в «Спартаке» после каждой тренировки все наши вратари оставались на поле еще по 40 минут. Отрабатывали игру на выходах, придумывали какие-то упражнения. Бесков силой выгонял нас оттуда.

У спартаковских вратарей была своя школа, свой стиль. А сейчас... Никогда не думал, что в «Спартак» будут привозить вратарей из Африки, Венгрии. Неужели за столько лет нельзя было вырастить своего молодого вратаря?! Был вот очень способный Кабанов. Мальчишка в Лиге чемпионов успел поиграть. С ним бы еще поработать, а вместо этого его в Воронеж продали...

- Накануне чемпионата мира 1982 года, который стал для вас звездным, в Дасаева верили немногие. Хотя одним из тех, кто верил, был Лев Яшин...

- Да, со Львом Ивановичем мы очень тепло поговорили в Новогорске. Хотя, конечно, у меня было немало противников. Например, Владимир Маслаченко, который говорил: Ринат, дескать, постоянно прыгает за мячом ногами вперед. Но, во-первых, нельзя жить старыми вратарскими категориями - стиль игры голкиперов к началу 80-х сильно изменился. Во-вторых, не все же время я так прыгал! А только в тех эпизодах, когда видел, что ногой дотянусь до мяча быстрее. Когда летишь вперед руками или головой, как делали вратари прошлого, велика вероятность, что мяч через тебя попросту перекинут. И потом, если я добрался до мяча, пусть даже ногой, и он не влетел в ворота - что ж тут плохого?

- Может быть, Маслаченко полагал, что своей манерой вы противопоставили себя нашей традиционной вратарской школе. А вы не говорили с ним на эту тему?

- Говорили. Но каждый остался при своих. В какой-то момент я привык, что за моей игрой пристально наблюдают и журналисты, присматриваются к любой детали. Даже в одежде. Играли как-то в Ворошиловграде, и я забыл взять из Москвы резинки, которыми закрепляли гетры. Чтобы они не спадали, использовал бинты. Так в газете написали, что я, пижон этакий, вышел на поле в галифе! Потом обсуждали на все лады сумку с перчатками, которую для удачи клал в ворота.

- Хорошо еще не узнали, что помимо перчаток в той сумке лежал Коран...

- Точно. Но пока играл, никому об этом не рассказывал. Однажды, правда, меня увидели в мечети. Сообщили кому следует, после чего возникли проблемы по комсомольской линии.

- Приметы вратарские у вас были?

- А как же! Первая - сумка с Кораном. Вторая - после победных матчей запоминал, на какой половине поля мы начинали. И когда приезжали на этот стадион, я как капитан обязательно выбирал тот же вариант. До мельчайших деталей повторял подготовку к удачным играм.

- Что думаете о современных российских вратарях?

- Наши вратари вообще на выходах не играют, несмотря на то, что большинство из них ростом под два метра! Это главная беда российских голкиперов. Многое и от психологического состояния зависит. Возьмем Сашу Филимонова. Хороший вроде вратарь, но как ответственный матч - так провал. И в «Спартаке», и в сборной, и в киевском «Динамо». А все потому, что психологически неустойчив. Иначе доказал бы, что гол Шевченко - случайность. Романцев ведь продолжал ему доверять после этого злополучного матча с Украиной.

- Были ли у вас нелюбимые судьи?

- Практически со всеми арбитрами у меня был нормальный контакт. Негативный осадок остался лишь от работы минчанина Вадима Жука. Почему-то он всегда судил нас в Ереване. Врезался в память матч, когда мы проиграли 2:3, и я с полным основанием могу сказать, что Жук нас «убивал».

МЫ ИГРАЛИ ДЛЯ ЗРИТЕЛЕЙ. КИЕВЛЯНЕ - НА РЕЗУЛЬТАТ

- «Спартак» вашего поколения становился чемпионом гораздо реже, чем мог. Несмотря на всесоюзный рекорд - девять лет кряду в призерах, - золото вы брали только дважды. Почему?

- Может быть, где-то сказывались тактические промашки Константина Ивановича Бескова. И общий настрой, гораздо меньше сакцентированный на результат, нежели у киевского «Динамо». Валерий Лобановский подходил к турнирной стратегии по-научному, киевляне просчитывали, на каком отрезке первенства сколько очков нужно взять и в каком функциональном состоянии находиться. Мы все это считали ерундой, брали энтузиазмом и каким-то романтическим вдохновением. После некоторых поражений порой не расстраивались, потому что показали хороший футбол и порадовали публику. А Лобановский всегда говорил: «Пускай лучше хреново сыграем, зато победим».

- Легко вам было вписываться в состав сборной, когда среди киевлян вы были чуть ли не единственным спартаковцем?

- Сперва - непросто. С приходом Лобановского за спиной находился Виктор Чанов, который готов был занять мое место после первой же «пенки». И, представьте, в сборной за все годы я не припоминаю за собой действительно серьезных ошибок! В «Спартаке» - да, пропускал из-за собственных оплошностей, а в сборной - ни разу. Лобановский в какой-то момент в меня поверил, и ребята-киевляне тоже. У нас сложились славные отношения, на которых противостояние «Спартака» и киевского «Динамо» не отражалось. В сборной о клубных делах мы сразу забывали. До сих пор, когда приезжаю в Киев, собираемся вместе, выпиваем, вспоминаем старые добрые времена. Игра - одно, жизнь - совсем другое.

- Почему в финале ЧМ-90 после первого матча Лобановский поменял вас на Александра Уварова?

- Приехав из «Севильи» в сборную, я сразу почувствовал какой-то холодок. Меня не взяли на сборы в Германию, затем на товарищескую игру в Израиль. Сказали: тренируйся один в Москве, мы знаем твои возможности. Но как можно всерьез готовиться к мировому первенству одному?! Через какое-то время стало ясно, что Валерий Васильевич не верит в тех, кто уехал за границу. Убрав меня, он сделал то же самое и с Заваровым, и с Кузнецовым, и с другими легионерами.

- Вы ведь были и одним из организаторов забастовки сборной в Италии-90, когда из-за обмана со стороны федерации футбола команда не хотела улетать с чемпионата мира?

- Да, поскольку мы, легионеры, уже поняли, за что должны получать деньги. И обман терпеть не захотели. Но подчеркну, что конфликт никак не был связан с Лобановским. Валерий Васильевич тепло ко мне относился, сам назначил меня капитаном сборной.

- Как капитан, вы не пытались воздействовать на Лобановского, чтобы он брал в сборную Федора Черенкова?

- Какого-то предубеждения против Черенкова у тренера, полагаю, не было. Он всегда у нас, спартаковцев, интересовался: «Как там Федор?» - причем делал это не формально. Иногда брал его в команду, иногда - нет. Конечно, порой за Черенкова было обидно, но думаю, что Лобановский, зная проблемы Черенкова со здоровьем, просто боялся его перегрузить.

- С Бесковым общаетесь?

- Да, встречаемся по праздникам, и я рад, что Константин Иванович находится в прекрасной форме. А его жена Валерия Николаевна, кажется, вообще не стареет.

ЭТИ УЖАСНЫЕ 2:6 ОТ «ВЕРДЕРА»

- Какой матч в карьере навевает самые тягостные воспоминания?

- Наверное, в Лужниках с «Араратом», когда мы проиграли, а я пропустил нелепый гол с очень далекого расстояния. Ну и, конечно, фиаско с «Вердером» в Бремене. Уже когда проснулся в день тех ужасных 2:6, ощущал какую-то непривычную нервозность. Видимо, подвела самоуверенность... Когда вернулись, выиграли в «Олимпийском» 1:0 у «Гурии» и стали чемпионами после 8-летнего перерыва, никто даже особо не радовался. Пробежали с натугой круг почета, но настоящего ликования не было.

- В 1998 году, уже после возвращения из Испании, состоялся ваш прощальный матч. Не было обидно, когда действующие игроки - скажем, Анатолий Канищев - безжалостно «расстреливали» вас в упор?

- Тут мы сами допустили оплошность - не стоило ветеранам играть с действующей сборной, пусть и второй. Наверное, надо было собрать ветеранов сборной СССР и московского «Спартака». С другой стороны, хорошо, что этот матч состоялся, - ведь именно с него началась жизнь ветеранской сборной СССР, которая существует до сих пор и везде востребована. В том же Киеве полный Олимпийский стадион собрался! Нынешнее киевское «Динамо» о такой посещаемости и не мечтает.

- А почему так мало народу было на вашем прощальном матче в Петровском парке?

- Одной из причин стало то, что незадолго до матча произошел дефолт. Людям было не до футбола. К слову, и сам матч едва не сорвался. Несколько месяцев главой оргкомитета был премьер Виктор Черномырдин, но в какой-то момент он оказался не у дел. Матч спас всего за две недели до его начала Павел Бородин.

ДВА МИЛЛИОНА ДОЛЛАРОВ

- Перед началом встречи с вами наш коллега Леонид Трахтенберг рассказал такую историю. Вскоре после отъезда в Севилью, под Новый год, вы неожиданно позвонили ему и огорошили: «Я больше не могу оставаться в Испании! Для меня это как тюрьма. Пожалуйста, поговорите с Колосковым, пусть меня отсюда заберут». Он передал вашу просьбу, но Колосков развел руками: «К сожалению, я не в силах помочь. У Рината с »Севильей« контракт, и »Спартак« просто не в состоянии заплатить за него огромную компенсацию». Чем было вызвано тогда ваше желание покинуть Испанию?

- К западному образу жизни приспосабливался с большим трудом. Человек компанейский и общительный, там я словно в вакууме оказался. Все друзья и знакомые остались в Союзе, языка не знаю, русских в Севилье, кроме меня, не было. Из консульства нашего, расположенного в Мадриде, поначалу тоже никто на связь не выходил. Как-то упомянул об этом в интервью «Огоньку», и вскоре меня вызвали в посольство. Дипломаты принесли извинения, и в дальнейшем мы крепко сдружились. Я нередко гостил у них в Мадриде, а они приезжали ко мне в Севилью, помогали чем могли.

Но первое время, повторяю, было безумно тяжело. Давила ответственность. Когда прилетел в Севилью, в аэропорту встречало более трех тысяч болельщиков! Все ждали от меня чуда и не сомневались, что уж теперь-то с Дасаевым «Севилья» точно станет чемпионом. Но в игре не все ладилось.

В общем, помучившись недели три, решил, что мне лучше вернуться. Завел разговор на эту тему с президентом «Севильи». На следующий день ко мне домой пришла целая делегация из клуба. Стали уговаривать: «Ринат, не расстраивайся. Потерпи чуть-чуть. Привыкнешь и потом уезжать отсюда не захочешь...» Так оно и вышло. В Испании я прожил десять лет.

- Кстати, а почему заключили контракт именно с «Севильей»?

- «Севилья» предложила за меня два миллиона долларов. Узнав об этом, Николай Петрович Старостин сказал: «Представляешь, сколько домов государство построит на эти деньги! Надо ехать». Ходили слухи, что был еще вариант с мадридским «Атлетико». А в 81-м ко мне проявлял интерес «Реал» - «Спартак» как раз с ним в еврокубках играл. Но тогда об отъезде, понятно, не могло быть и речи.

- В те годы гражданин СССР, работавший за границей, не имел права получать зарплату больше, чем советский посол в этой стране, верно?

- Так и есть. Правда, года через три мне все-таки выплатили задним числом 30 процентов от суммы контракта. А куда девались остальные 70 - никому не известно.

Еще помню, как в 86-м меня, Заварова и Беланова пригласили в сборную мира на матч, посвященный столетию английской футбольной лиги. Каждому игроку за участие полагались определенные деньги. Марадоне выплатили 150 тысяч долларов, Платини - раза в три меньше. Ну а нам выдали чеки на 5 тысяч долларов. В Англии в качестве переводчика нас сопровождал Геннадий Логофет, работавший в спорткомитете. Всю дорогу он не давал нам покоя: «Давайте поменяем чеки в банке. Часть останется у вас, а другую в спорткомитет передать велено». Мы наотрез отказались. Когда прилетели в Москву, нас поддержали и Бесков, и Лобановский: «Вы заслужили эти деньги».

- Нынче за испанским чемпионатом следите?

- Обязательно. Специально поставил дома «тарелку». Испанское первенство мне очень нравится, хотя в Англии футбол, пожалуй, более динамичный и зрелищный.

- А в Испании бываете?

- Конечно. У меня жена испанка, в Севилье у нее родители остались, братья, сестры. Каждый год стараемся их навещать.

- А с кем-то из «Севильи» связь поддерживаете?

- Да, иногда перезваниваемся. Например, с Мончи. Он в «Севилье» был вторым вратарем, я даже потренировать его успел. А недавно его назначили генеральным директором клуба.

НЕ ЖАЛЕЮ, ЧТО ВЕРНУЛСЯ В РОССИЮ

- Нам кажется, что вы сейчас выглядите намного лучше, чем после возвращения из Испании.

- Естественно. Тогда я весил 96 кг, теперь - 85. Фактически вернул игровой вес. Надо же держать марку, играя за ветеранов!

- На вашей внешности пятилетней давности, наверное, сказалась неустроенная жизнь в последние годы на Пиренеях?

- Тут скрывать нечего: тот отрезок был очень тяжелым. Полтора года до приезда в Россию я не имел работы, и жизнь пошла наперекосяк. К счастью, нашелся человек, который очень помог, - моя нынешняя супруга Мария. Ей, как и первой жене, пришлось многое пережить. Но она вытерпела. В России первое время тоже несладко пришлось - уезжал-то я из одной страны, а вернулся совсем в другую.

За то, что выкарабкался, благодарен многим людям. Жене, друзьям, со многими из которых связан уже четверть века. Братьям, родному и двоюродному. Спартаковским ветеранам, принявшим меня в свою команду и позволившим вернуться во времена молодости. Лишний раз понял: если у тебя нет верных друзей, которые идут с тобой до конца, - ты не человек.

- Друзьями, говорят, вы не были обделены и когда играли. В отличие от одноклубников женились в 30, и холостяцкая квартира Дасаева была чуть ли не единственной, где спартаковцы могли хорошо посидеть за кружкой пива...

- И не только пива. Из-за этого жены наших футболистов Дасаева всегда ругали. Причем у меня не одни игроки собирались, но и журналисты. Ко мне тянулись люди. Даже вратари, которые «подо мной» столько лет сидели, не затаили обиду - Леша Прудников, Стаc Черчесов... У нас был коллектив. Мы были как братья. К сожалению, в сегодняшнем «Спартаке» этого нет.

- Правда ли, что до возвращения из Испании вы около двух лет не общались не то что с друзьями, а даже с ближайшими родственниками?

- Да, вообще ни с кем - ни с мамой, ни с братом. Боялся звонить. Надо было что-то говорить - как себя чувствую, что со мной творится, что на душе. А было плохо...

- С трудом вас убедили вернуться?

- Да. Родной и двоюродный братья вместе с журналистом «Комсомольской правды» Сергеем Емельяновым были у меня неделю и уговорили только в последний день лететь в Москву. Когда поехали в аэропорт, у меня еще не было билета. Но я не жалею о том, что вернулся.

- А если бы вы тогда остались?

- Не знаю, что бы со мной было... Впрочем, рано или поздно, думаю, все равно бы приехал в Россию.

- Год назад вы еще не рисковали садиться в Москве за руль. Сейчас водите?

- Да, уже месяца три. Вроде привык, хотя пробки по-прежнему выводят из себя.

- Какое самое большое потрясение вы испытали за последнее время?

- Смерть моего друга актера Александра Фатюшина, который когда-то был свидетелем на моей свадьбе.

АКАДЕМИЯ

- Говорят, скоро собираетесь открыть свою футбольную академию вратарей?

- Сначала думал набрать человек 50 и готовить исключительно вратарей. Но поразмыслив, понял, что это актуально лишь для 7 - 8-летних мальчишек. В 14 им уже потребуется игровая практика. А с кем они будут играть, если в команде сплошные голкиперы? Поэтому организуем футбольную академию, правда, с упором на обучение вратарскому ремеслу. Пора возрождать нашу школу.

Инвесторы есть, сейчас ищем место, где могла бы разместиться академия. Планируем, что там смогут тренироваться молодые голкиперы и из других стран. Мэр Москвы Юрий Лужков, председатель Госкомспорта Вячеслав Фетисов поддержали и обещали помочь.

- Кого из тренеров намерены пригласить?

- Надеюсь, что там будут работать Вагиз Хидиятуллин, Георгий Ярцев, другие спартаковцы. Всех карт раскрывать пока не буду.

...Ринат посмотрел на часы и сказал:

- Извините, мне пора. А то на тренировку опоздаю.

- Какую тренировку?!

- На «Алмазе» с ветеранами два раза в неделю занимаемся.

- Даже в такой проливной дождь?

- Этим нас не напугаешь. За столько лет-то...

Дасаев снова в игре. И в России. Нам не было бы прощения, если бы случилось иначе.

 

Кружков Александр, Рабинер Игорь Яковлевич