Войти

Партнеры:

Сегодня Эгеа Хосе Гомесу исполнилось бы 95 лет

Сегодня Беляев Валентин Иванович отмечает 80-летие

Сегодня Иванов Владимир Львович отмечает 50-летие

Сегодня Иляскин Андрей Григорьевич отмечает 50-летие

Сегодня Геращенко Вячеслав Леонидович отмечает 45-летие

Сегодня Окано Масаюки отмечает 45-летие

Сегодня Танко Ибрагим отмечает 40-летие

Сегодня Афанасьев Игорь Владимирович отмечает 35-летие

Сегодня Чосич Божидар отмечает 35-летие

Сегодня Лень Иван Анатольевич отмечает 35-летие

Сегодня Вылканов Янко Христов отмечает 35-летие

Сегодня Нашко Вадим отмечает 30-летие

Сегодня Бургзорг Митчелл Джордж отмечает 30-летие

Сегодня Режес Моута Фернандо Франсиско отмечает 30-летие

Сегодня Семячкин Александр Александрович отмечает 25-летие

Сегодня Тимофеев Корнелиюс отмечает 25-летие

Сегодня Хенриксен Маркус отмечает 25-летие

Сегодня Майер Жан отмечает 25-летие

«Севильский шлагбаум Дасаева»

«Спорт-Экспресс», 16.02.2007

ПЕСНЯ О ЛЕНИНЕ

В начале 90-х в России еще не было легионеров по-настоящему высокого уровня. Поэтому нам, в сущности, не с чем сравнивать. Ну вот представьте, что в «Динамо» тех лет, например, приехал бы бельгийский вратарь Жан-Мари Пфафф. Или английский форвард Гари Линекер. Отыграл бы года два-три - и уехал. Как думаете, помнили бы его лет этак через шестнадцать в Москве? Сто процентов. Вот и лучшего вратаря мира 1988 года Рината Дасаева в Севилье помнят.

Но нет в нашем примере, как ни крути, чистоты эксперимента! Пфафф или Линекер были бы тогда в любом российском, советском и даже восточно-европейском клубе тунгусскими метеоритами, которые падают один раз, зато воронку в памяти оставляют на несколько поколений. А Дасаев приехал в Испанию яркой, но малоизученной в человеческом плане звездой. Не знал языка, терялся, робел поначалу со своим полуастраханским полумосковским менталитетом в жизненных ситуациях, привыкал к мощи футбола, в котором очутился, и к самой пиренейской стране. Кроме того, голкипер номер один вовсе не был в Испании инопланетянином. Достаточно сказать, что примера всегда собирала алмазы мировой величины. А несколько лет спустя в «Севилью» перешел не кто иной, как Марадона, способный стереть в болельщиках память обо всем, что было до него и даже о том, что будет после него.

О Дасаеве - не стер. Русского голкипера на берегах реки Гвадалквивир, название которой следовало бы сделать логопедическим тестом, до сих пор вспоминают с большой теплотой и любовью. Кстати, если кому не нравится слово «русский», можете употребить на свой вкус прилагательные «татарский», «советский» или «российский». Но знайте: в памяти андалусских болельщиков голкипер зафиксирован безоговорочно в первом варианте.

При всем этом собирать информацию о Дасаеве, выступавшем за «Севилью» с 1989 по 1991 год, - сущее наказание. О нем все знают и охотно говорят, но делают это без малейшего намека на конкретику. Как ходоки о Ленине после возвращения в родное село. «Видели вождя?» «Ух, видели!..» «А какой он, Ленин?» «Он тако-ой, тако-о-о-ой!.. Добрый, вот он какой. И справедливый!»

- Хороший мужик, все говорят. Ни от болельщиков, ни от игроков, ни от руководства ни одного худого слова о Дасаеве не слышал.

Александру Кержакову, которому принадлежат эти слова, простительно. В «Севилье» он всего полтора месяца и потому лишними деталями голову пока не загромождает, и без того впитывая гигабайты информации. Но вот вам воспоминания спортивного директора «Севильи» Рамона Родригеса «Мончи», который не только выступил инициатором сделки по приобретению самого Кержакова, но и в свое время в течение двух лет являлся дублером Дасаева в воротах «Севильи», после чего еще и тренировался под его началом.

- Мне выпало счастье находиться рядом с человеком, который с детства был моим идолом, - сказал нам Мончи. - Два сезона я играл вместе с Дасаевым, а потом он меня тренировал. В его бытность действующим футболистом ни о какой конкуренции между нами не могло быть и речи. Кто был Дасаев и кто был я, представьте! Я ему чуть ли не в рот заглядывал. А он с удовольствием открывал мне, тогда еще начинающему голкиперу, секреты вратарского искусства. Вообще Дасаев считался в Севилье большой знаменитостью. Несмотря на свой звездный статус, в общении он был прост и никогда не позволял себе смотреть на других свысока. Потом перешел на тренерскую работу, которая, казалось, очень его увлекла. Дасаев многому меня научил. В те времена я не раз говорил ему слова благодарности. А теперь, пользуясь случаем, хотел бы вновь сделать это через вашу газету.

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ - ГРУСТНЫЙ ПРАЗДНИК

В этом месте нам захотелось перейти на долгие и продолжительные аплодисменты. Сеньора Мончи мы тоже поблагодарили от лица «СЭ» и от себя лично. Пусть даже он и не стал рассказывать о своих нынешних отношениях с Дасаевым, о том, как во время визитов нашего вратаря в Севилью, которые случаются минимум раз в году, они с Мончи непременно встречаются в каком-нибудь ресторанчике и продолжительно беседуют на темы, известные только им двоим.

Но ведь о том, что Дасаев был великим вратарем, мы знали и без Мончи. Более того, мы знали об этом больше Мончи. А в Севилью приехали для того, чтобы узнать хоть что-то о закате великой дасаевской карьеры, который, как принято считать в России, мог быть ничуть не менее ярким, чем ее рассвет. В процессе того, чем мы занимались, нам изо всех сил хотелось избежать подозрений в «раскопках». Потому что одно дело - выудить на свет что-то глубоко личное и совсем другое - познать неизвестное, которого во всей этой истории хватает. Первого следует избегать, вторым активно заниматься - таковы правила игры. И мы о них помнили.

Сам Дасаев крайне неохотно вспоминает последние годы своей севильской жизни. Известно, однако, что первый удар под дых он получил на том же космодроме, с которого был запущен в космос - в сборной СССР. На чемпионате мира-90 в Италии Валерий Лобановский отправил Дасаева в запас после поражения в первом матче группового турнира от румын. Следующий матч с аргентинцами он провел на скамейке запасных - впервые в финальных этапах чемпионатов мира. Именно в тот день, 13 июня, Дасаеву исполнилось 33 года.

Он никогда не говорил, что тот случай его как-то надломил или потряс. Возможно, потому что этого и в самом деле не произошло. Вратарь вернулся в клуб, с энтузиазмом взялся за дело, стремясь доказать свою силу, рвался выступить в Кубке УЕФА, что для «Севильи» в те годы было большим праздником. Однако получил второй удар судьбы - начались хронические проблемы с коленями. Дасаев перенес три операции. Удачными они оказались или нет, вопрос темный. Но именно после третьей руководство клуба решило наигрывать нового вратаря. С Дасаевым летом 1991 года контракт продлевать не стали. И вот тогда он испытал настоящий шок. С момента признания его лучшим голкипером мира прошло всего лишь два с половиной года.

Попытки «Севильи» продать Дасаева оказались не слишком усердными. Сам он ехать в Бразилию на не слишком привлекательных условиях отказался. 34 года, новая страна, новый язык... Других предложений ему и клубу не поступило. И Дасаев оказался у камня на перекрестке семи дорог: куда ни пойдешь, ничего не найдешь. Хотя и терять вроде было уже нечего.

АЛЬФОНС БЫЛ XIII

Роберто Арроча, считающийся в Севилье самым близким к одноименному клубу журналистом, вывел нас на человека по имени Пабло Бланко, который является исполнительным директором «Севильи» и возглавляет клубную школу. Арроча сказал, что Бланко считает себя другом Дасаева. И тот это подтвердил.

- Я действительно считаю Рината близким человеком. Потому что давно знаю его, уважаю и ценю. Кстати, 19-летнего Мончи, дасаевского дублера и сменщика, в свое время привел в команду тоже я. Теперь он мой начальник.

Должно быть, Мончи приятно иметь такого подчиненного, как Бланко. Внешне он слегка подкопчен и обветрен, напоминая статью знаменитого динамовца Виктора Царева в чуть более молодые годы. Но если бы дело было только в этом! Бланко за пять дней нашего пребывания в Испании стал едва ли не единственным, кто встретился с нами в том месте и в то время, о которых мы договорились по телефону. Для страны, где никто никуда не спешит, - безумная педантичность.

Бланко провел нас в клубный офис на стадионе «Санчес Писхуан», возле которого мы, собственно, и встретились, усадил в своем кабинете и принялся рассказывать.

- Рината пригласили, чтобы поднять имидж клуба. Так я думаю. Ну и чтобы игру усилить, понятно. Город стоял на ушах: «К нам приехал лучший вратарь мира»! Вы знаете, должно быть, в те времена «Севилья» была средненькой командой, а футболистов уровня Дасаева болельщики видели только по телевизору. Это через пару лет только, когда к нам перешел Марадона, «Севилья» стала знаменитой во всем мире.

-То есть приняли Дасаева у вас по-доброму?

- Он моментально завоевал симпатии болельщиков, хотя разговаривал поначалу на совершенно жуткой смеси русского с андалусским. Шучу, в данном случае речь скорее не о языке, а об акценте. Так вот, болельщики, помню, даже посвятили ему песенку: ля-ля-ля, мол, жу-жу-жу забить Ринату невозможно, потому что он закрывает собой все ворота. А еще я помню, что цвет дасаевского свитера вошел в моду в городе.

-Неужели вся Севилья ходила в желтом?

- Ну не вся, но молодежь точно. Его вообще обожали дети. Вы разве не видели по дороге в кабинет большое фото в коридоре, где Дасаев снят вместе с юными игроками «Севильи» на заполненном стадионе? Тогда пойдем, покажу... Все шло у него как будто совсем неплохо. Но вот последние два года из тех пяти, что Ринат числился в «Севилье», стали для него настоящим испытанием. Он остался без работы, обострились семейные проблемы. Да, он развелся, но о причинах мне ничего не известно. Жену помню, симпатичная была, гимнастка. (Нелли Гааз в свое время входила в сборную СССР. - Прим. авт.) Мне казалось, она была более закрытым человеком, чем Дасаев, не любила шума и гостей. Сейчас его первая семья перебралась в Сарагосу, где есть сильная гимнастическая школа. Старшая дочка Дасаева тоже ведь достигла больших высот в этом виде спорта, стала, если не ошибаюсь, чемпионкой Испании.

А тогда у Рината ко всему прочему еще и попытка организовать свой бизнес завершилась полным провалом. Один человек - не из клуба, нет - открыл вместе с Дасаевым спортивный магазин. И ничего у них не вышло. Магазина уж нет давно, но вы можете туда прогуляться. Тут рядышком, за стадионом, спросите у любого, вам покажут, где это было. Так вот, партнер Рината жестоко обманул. После всех его травм, мучительных болей в ноге он получил еще и этот психологический удар. Для лучшего голкипера мира, вынужденно расставшегося со своим имиджем, это было, пожалуй, уже чересчур.

-В России накоплен большой опыт борьбы со стрессами. Жаль только, что методы разнообразием не отличаются...

- Знаете, Дасаев любил пиво, но, по-моему, никогда не злоупотреблял. По крайней мере я ни разу не видел его пьяным в стельку. Да и не выделялся он особо на общем фоне. Принято считать, что в Севилье народ живет на улице: празднует, веселится, выпивает, закусывая хамоном и креветками. Креветки, кстати, Дасаев чистил быстрее всех на свете.

-Говорят, он дважды побывал в автомобильных авариях?

- Причем на одном и том же месте - возле отеля «Альфонс XII». Или XIII? Ты не помнишь, Луис (обращаясь к пожилому подчиненному). Ага, XIII был Альфонс, я так и думал. Почему именно там, не знаю. Но разбивался он не сильно, это точно.

-Сейчас вы с ним видитесь?

- Иногда общаемся. В последний раз это было в прошлом году, когда футбольная академия Дасаева приглашала нашу команду 1991 года рождения принять участие в представительном международном турнире. Мы, правда, отказались, посчитав, что 18 тысяч евро за поездку юниоров в Москву - слишком дорого. Бюджет «Севильи» в этом сезоне больше, чем был тогда, когда клуб еще не выиграл Кубок УЕФА и Суперкубок Европы. Сегодня он составляет 60 миллионов евро. Футбольной школе достается восемь процентов от этой суммы, то есть почти 5 миллионов. С одной стороны, немало, но деньги все равно приходится считать. Знаете почему? Вот смотрите. (Достает из стола схему организационно-штатной структуры клуба.) На самом верху - президент и владельцы, чуть ниже Мончи, под ним я. Слева две профессиональные команды «Севильи» - первая и дубль, справа - администрация. А дальше - еще 22 «Севильи»! Это и есть школа. Из одних только семилеток составлено 6 команд разных уровней и целых четыре команды - из еще более юных футболистов. Есть что-то вроде второго дубля, любительского, это «Севилья-С». И женская команда, конечно, как же без женщин! 21 человек в тактико-техническом департаменте, 9 тренеров по физической подготовке, 9 психологов, работающих со всеми возрастами, врачи, физиотерапевты, массажисты.

-И что, для всех 9 психологов находится работа?

- Да они ею просто завалены! Ведь обслужить надо все 24 наши команды, включая женскую. Кроме того, один психолог специально занимается с теми, кого надо подвести к завершению карьеры, подготовить к нефутбольной жизни. Жаль, во времена Дасаева такого человека у нас в клубе еще не было.

ДАСАЕВ И «БЕТИС»: МИССИЯ НЕВЫПОЛНИМА

Мы действительно пошли посмотреть на место, где раньше был дасаевский магазин. И действительно спросили о нем у первого встречного. Точнее - у встречной. Прав был Бланко - она все знала. «Пройдете сто метров по улице, засаженной апельсинами, на углу увидите парикмахерскую. Там будет то, что вам нужно».

Мы зашли внутрь. В воздухе висел аромат гелей и лаков, цирюльники (севильские, что характерно) трудились в поте лица. Нам навстречу вышел улыбчивый мучачо. Мастер педикюра, судя по пилочке в руках. Он тоже знал про Дасаева и его магазин. И потому отправил нас еще на два дома дальше, к автозаправке. Где третий персонаж, совсем уж юный пухлячок, подтвердил прибытие в конечную точку.

Заведение было закрыто и к тому же ремонтировалось изнутри. Запах рискового бизнеса, вратарских надежд и разочарований выветрился из него окончательно. И тогда мы развернулись и пошли по апельсиновой падалице на встречу с еще одним футбольным странником - бывшим форвардом «Динамо» и «Бетиса» Вели Касумовым, большое интервью с которым в исполнении Александра Кружкова вы можете прочитать в сегодняшнем выпуске «СЭ-футбол».

Мы же спрашивали Касумова в основном о Дасаеве. Вели сказал, что видится с ним, когда тот приезжает, подтвердил, что его партнер по бизнесу был чуть ли не профессиональным деловым жуликом и растворился с деньгами. Поведал о «курве» (по-испански - поворот), в которой, если бы на ней дважды не разбился Дасаев, не было бы ничего примечательного, а так о ней знает весь город. И затронул еще один любопытный момент.

Касумов очень хочет трудоустроиться в большой футбольный клуб. Работа в структуре клуба примеры, даже не на самом организационном верху, а в школе, допустим, считается в Испании престижной и денежной - потому и спрос на нее велик. Но вариант у Касумова один - «Бетис», поскольку в «Севилью» ему, как бывшему игроку «Бетиса», путь закрыт. Отношения вечных конкурентов, в которых сложным образом замешан еще и соседний «Кадис», абсолютно исключают обмен даже бывшим кадрами. Это правило не распространяется почему-то лишь на главных тренеров. Хуанде Рамос, к примеру, нынче работающий в «Севилье», раньше тренировал «Бетис».

А вот Луис Арагонес, главный тренер сборной Испании, прошел обратный путь. Когда-то он возглавлял «Севилью», в которой и познакомился с теряющим надежды на нормальную жизнь Дасаевым. Арагонес решительно «приподнял» Рината, сделав его из детского тренера тренером вратарей и наблюдателем за будущими соперниками «Севильи». А когда ушел в «Валенсию», хотел взять Дасаева с собой, но на новом месте не нашлось вакансии. Затем Арагонес возглавил «Бетис». И тоже предложил русскому вратарю работу. «Не могу его взять, меня задушат болельщики», - развел руками президент «Бетиса». Так судьба в очередной раз опустила перед Дасаевым шлагбаум.

ИСПАНЦЫ ВСЕГДА БОЛЕЛИ ЗА «ТОРПЕДО»

Несколько лет назад Дасаев признался, что ему очень не хватало в Испании... двухразовых спартаковских тренировок. Он привык работать много, оставаясь еще и после занятий, а в «Севилье» народ быстро расходился по машинам, и некому было по воротам постукать. Если так, то можно себе представить, что чувствовал Дасаев, оставшись в один прекрасный день и без двухразовых тренировок, и без одноразовых, и вообще без работы, семьи и заработка. Авиадиспетчеры, думаю, сказали бы про него в тот период, что он пропал с экранов всех радаров. За четыре года Ринат лишь единожды побывал в России, прилетев на похороны отца.

А в 98-м родственники и журналист «Комсомолки» Сергей Емельянов вратаря все-таки разыскали. И помог им в этом знаменитый баскетболист Хосе Бирюков, которому мы позвонили позавчера из Севильи в Мадрид.

- Все началось со звонка из Москвы - мол, помогите найти Дасаева. В то время мне как раз часто приходилось бывать в Севилье, вот и обратился к знакомому в футбольном клубе. Оказалось, Ринат регулярно видится с одним из сотрудников «Севильи», которому передали мой телефон. И Дасаев, представьте, перезвонил. А в Москве считали, что человек чуть ли не пропал без вести.

Обнаружил его, когда встретились, не в лучшем состоянии. Ринат выглядел уставшим, небритым, худым и, как это сказать... Да, изрядно потрепанным. А как вы думали - нам, спортсменам, порой нелегко дается уход из большого спорта. Слышал, что у него были проблемы в личной жизни, жена домой не пускала. Какая именно жена - русская или испанская? Вот этого, извините, не могу сказать. Хотя с русской женой у кого не бывало проблем? (Смеется.)

Сейчас Дасаев выглядит гораздо лучше, чем тогда, в 98-м. Откуда знаю? Был недавно в Москве, видел по телевизору рекламу с его участием. Где он сейчас работает, говорите? В «Торпедо»? Замечательно - испанцы всегда болели за эту команду, потому что там играли Гомес и Посуэло. Напишите, что я очень рад за него.

Дзичковский Евгений, Квятковский Максим