Войти

Партнеры:

Илья Цымбаларь: «Как игроки «Локо» платили мне зарплату»

«Спорт-Экспресс», 20.12.2011

Эта встреча могла состояться 12 лет назад, когда автор этих строк приехал в Москву и набрал номер Цымбаларя за два дня до памятного матча квалификации Euro-2000 Россия - Украина. Илья отказал вежливо, но по его тону было понятно: плеймейкер явно не в духе. Разгадку такого настроения тем же утром подсказали все ведущие спортивные газеты, аршинными заголовками извещавшие о том, что лучший футболист России-1995 изгнан из сборной России и «Спартака»…

О том, что на самом деле произошло 7 октября 1999 года, пока корреспондент «СЭ» ехал в поезде Одесса - Москва, воспитанник одесского футбола рассказал только в ноябре 2011-го.

ДЕНЬ С НОЧЬЮ НИКОГДА НЕ ПУТАЛ

- Всякую нелепицу в газетах обо мне распространяли неоднократно, но тот случай - из разряда особых, - вспоминает сам Илья. - Осенью 99-го написали, что Цымбаларь перепутал день с ночью в расположении национальной команды… Что ж, рассказываю по порядку: мы приехали в Архангельское - на старую базу ЦСКА - чтобы готовиться к матчу вторых сборных Германии и России. Питание там было просто никакое, вот и решили отправиться с ребятами в близлежащий ресторан. В итоге мы с Сашей Беркетовым вернулись на базу первыми, опоздав к общему сбору на 10-15 минут. На входе нас ждал главный тренер второй сборной Сергей Павлов. После этого, в газетах написали, что я приехал на базу в разобранном состоянии и сказал ему ночью: «Доброе утро!»

- А всей стране сообщили, что вы нарушили режим…

- Не было никакого нарушения. Но был повод, чтобы поступить со мной таким образом. Еще раз говорю: вся команда вернулась в Архангельское намного позже, но пострадали только мы с Беркетовым. Кстати, Павлов впоследствии о той ситуации Романцеву все рассказал. И 6 января 2000 года Олег Иванович лично набрал мой номер телефона и вызвал на сборы в Турцию: «Давай приезжай. Я все знаю, как было. Нам нужно поговорить». А когда прилетел, оказалось, что никакого смысла в этом нет: главный тренер ко мне не вышел. Да и сам я чувствовал, что отношения уже изменились. В «Спартаке» назревали какие-то течения, формировались группировки, а мне как раз поступило предложение от «Локомотива». Вот и решил, что нужно уходить.

Что же касается алкоголя, то я точно знал: есть время, когда употреблять можно, а есть - когда нельзя. И всегда чувствовал, в какой момент нужно остановиться.

У КРАМАРЕНКО НЕ БЫЛО НИ ЕДИНОГО ШАНСА

- Супруга Ирина все время спрашивала вас: «Илюша, когда ты, наконец-то, закончишь, и мы поживем нормальной спокойной жизнью?». Теперь, когда вы закончили, спокойная жизнь началась?

- Когда нет тренерской работы, живем тихо, без хлопот, но со временем от этого спокойствия становится неспокойно. Привычка же осталась: разъезды туда-сюда, игры, тренировки. Но сейчас у меня творческий отпуск. Лицензию наставника продлил в июне в Киеве - там, где получал свой первый тренерский диплом. В Украине это стоило на порядок дешевле.

- У вас шесть золотых медалей чемпионата России. Но особняком, наверное, стоит драматичная победа образца 1996 года?

- Все они стоят особняком. Каждая по-своему дорога. А тогда, в 96-м, интрига обострилась до максимума: впервые в истории для определения чемпиона проводился «золотой» матч. В межсезонье команду покинули Кульков, Никифоров, Онопко, Черчесов, Шмаров… На нас никто не ставил, но в «Спартаке» в то время считалось, что существует только одно место - первое, в противном случае сезон можно считать неудачным. Приятно, что наша молодежь переняла победные традиции.

- Кто взял на себя функции воспитателя «детского сада»?

- Наверное, Горлукович. Помню, как на стадионе «Торпедо» минут за семь до конца встречи с «Ростсельмашем» он растолкал всех штатных исполнителей «стандартов». Вся команда была в шоке, до этого Дед никогда штрафные не бил. А тут почувствовал какую-то невероятную уверенность: подошел и, как рукой, закинул мяч в самую «девятку».

- Ну а вы забили весьма примечательный гол в решающем матче в ворота «Алании»...

- Коновалов вырезал мяч с фланга левой ногой, а я отправил его в сетку - правой. Когда журналисты спрашивали меня по поводу того гола, я всегда отвечал, что «у вратаря (Дмитрия Крамаренко. - Прим. М.С.) в том эпизоде шансов не было, потому что я и сам не знаю, куда у меня летит мяч с правой ноги. Куда уж голкиперу догадаться…» Я ведь за всю карьеру нерабочей ногой забил 5-6 голов - не больше. Правая у меня даже не для танцев была, для ходьбы...

- Смотрю иногда на состав того ярцевского «Спартака» и думаю: Липко, Мелешин, Джубанов, Бузникин, Коновалов - где сейчас все эти люди?!

- Алексей Мелешин работает тренером в спартаковской школе. Ходят разговоры, что в спартаковскую структуру хотят подтянуть Титова. Следы остальных я потерял. Вот и Макс Бузникин пропал: давно не общались.

- Самым талантливым из этой плеяды считался Кечинов?

- Да, талантов у Валерки хватало - потрясающий дриблинг, хорошее видение поля, где он мог и отдать, и забить… Жаль, травмы не позволили полностью раскрыть огромный потенциал. Ну и, конечно, нельзя не назвать Егора Титова, который в этой когорте стоит особняком, уже хотя бы потому что является воспитанником спартаковской школы.

МЫ С ТИТОВЫМ ЗАСИДЕЛИСЬ

- В каком из двух еврокубковых сезонов - в Лиге чемпионов-1995/96 или в Кубке УЕФА-1997/98 - «Спартак» был ближе к победе?

- В Лиге чемпионов у нас была собрана такая команда, что ховайся. Жаль, не удержали состав: с подобным подбором исполнителей как минимум до финала дошли бы при любом жребии. Собственно, даже лишившись кое-кого из лидеров, едва не отыграли 0:2, с которыми приехали из Нанта. В Москве вели 2:0 во втором тайме, а потом судья не назначил стопроцентный пенальти за фол против Кечинова. Ошибка была явная, и она нас надломила. К тому же очередные два гола отгрузил Уэдек, который в те годы забивал всем российским клубам без разбора (кроме «Спартака» от ног и головы Николя пострадали «Ротор» и «Текстильщик». - Прим. М.С.). Ну а в нашей команде еще в первом тайме два сумасшедших мяча забил Никифоров, который провел едва ли не лучший матч в карьере.

Впрочем, и в Кубке УЕФА двумя годами позднее у нас была прекрасная линия полузащиты, где меня окружали Титов, Кечинов, Тихонов и Аленичев. В полуфинале на ледяном кочковатом газоне уступили «Интеру» во главе с Роналдо. От качества поля «Спартак» зависел как никакая другая команда: впрочем, играть на «горбыле» не нравится никому.

- Многие считают, что у вас с Титовым похожие судьбы: дескать, в «Спартаке» оба пересидели…

- Согласен. Стоило пробовать себя за рубежом. Но вышло так, как вышло: никого не виню и ни о чем не жалею.

- Виктор Онопко какое-то время вроде бы сомневался: ехать ему в Испанию или нет, но затем…

- …затем у Вити угнали в Москве машину, и сомнения отпали. У меня, стучу по дереву, такого не было…

- Пятнадцать лет спустя вы уже понимаете, что случилось со сборной России на Euro-1996, где команда Романцева чередовала хорошие таймы с провальными?

- Вышла точно та же история, что и на ЧМ-1994. И в Англии, и в США непосредственно перед матчами возникали и горячо обсуждались проблемы решения вопросов с премиальными, что не могло не сказываться на действиях команды.

- Знаменитое письмо 14-ти, написанное в конце 1993-го тоже повлияло на атмосферу в коллективе?

- Я в этом деле не участвовал. Меня пригласили в сборную России, и я согласился, потому что, как и каждый нормальный футболист, мечтал попасть на чемпионат мира. После первых матчей за Украину - против Венгрии и США - ни звонков, ни приглашений из ФФУ не поступало.

- О матче сборной России с Камеруном на ЧМ-1994 ходят не меньше слухов, чем о поединке этих же команд образца 90-го года…

- Я был на поле, но не за кулисами, где, как писали, что-то могло происходить. К игрокам же никто не подходил, и удочек нам не забрасывали, никаких конкретных предложений никто не делал. Мы выходили на поле и играли: вариантов на тот момент было немного: нужно было обязательно громить Камерун.

«ЛАЦИО», «АРСЕНАЛ», «РЕАЛ»…

- Два года спустя вы забили памятный гол «Скуадра адзурре» на чемпионате Европы. После чего вас приглашали в один из клубов серии А…

- А точнее - в «Лацио». Я разговаривал с Дино Дзоффом. Впоследствии газеты писали, что я поставил римлянам условие: ехать на Апеннины с Никифоровым. Так вот это полнейший бред, выдумки чистой воды. Меня устраивали все условия личного контракта, но все технические вопросы решались в Москве президентом и главным тренером «Спартака» Олегом Романцевым. Не знаю, что там произошло, но мой переход не состоялся. Хотя, повторюсь, меня абсолютно все устраивало, и я был готов ехать в Италию.

- Романцев однажды сказал, что «Цымбаларь заслужил хорошего контракта с западным клубом больше всех спартаковцев»…

- Шансы были. В 98-м я вместе с техническим директором «Спартака» Григорием Есауленко ездил на неделю в «Арсенал». Все устраивало и меня, и Арсена Венгера, с которым мы перебросились парочкой фраз через переводчика. Но, похоже, клубы не сошлись в цене.

- В связи с вашим именем называют также и «Реал»…

- Фернандо Йерро после памятного московского матча в Лиге чемпионов-1998/99 обмолвился на английском языке, что, мол, в декабре - по окончании нашего сезона - меня ждут в Мадриде. «Инглиша» я толком не знал, но суть, в целом, понял. А затем - после того, как стороны в очередной раз не договорились - ко мне подошел один человек из руководства «Спартака» и сказал: «Было предложение от «Реала». На что я ответил: «Большое спасибо, ребята, что сообщили».

- Сколько раз вам поднимали зарплату в «Спартаке»?

- Один - после ЧМ-1994. С этой ставкой я отыграл до 2000 года. Правда, премиальные у нас были весьма достойные: за победу в Лиге чемпионов платили 5 тысяч долларов, а в чемпионате - по три. Вот это и было нашим основным доходом.

МОИ НОГИ ТОЧНЕЕ БАРОМЕТРА

- Правда, что Сергей Юран подсадил вас на японскую кухню?

- Да, он очень уважал азиатские заведения и приобщил нас с женой. Так что до сих пор периодически с удовольствием едим суши.

- На вашей фигуре это, похоже, никак не сказывается…

- Вес у меня точно такой же, как и двадцать лет назад. То есть, абсолютно боевой. При этом никаких специальных упражнений не делаю, просто иногда играю за ветеранов. А там, между прочим, люди играют как в молодости! Прежде всего, Черенков и Гаврилов - с кучей своих операций и искусственных суставов.

- Не так давно видел сюжет о Юрии Гаврилове, где он так и сказал, что других заработков кроме корпоративных ветеранских матчей у него в жизни нет…

- Я тоже участвую в таких мероприятиях. Механизм простейший: порядок премиальных определяет приглашающая сторона, а руководство ветеранов «Спартака» дает ответ - приедет команда или нет…

- Сколько раз вы ложились на хирургический стол?

- У меня пять операций: три - на коленях, а две - на паховых кольцах. Ноги как барометр - на погоду реагируют безошибочно. Для футболиста это явление обычное. Знаю многих ребят с куда более серьезными повреждениями.

- Самая нелепая травма?

- Первая, когда уже было совершенно ясно, что нужно делать операцию, но стояла осень 95-го, и перед командой маячила цель триумфально закончить групповой турнир Лиги чемпионов. Так что свое колено я добивал по полной программе. Потом отправился в зимний отпуск, а в январе, на первой же тренировке в Москве, на льду отдавал пас правой ногой, а через несколько минут уже ехал в ЦИТО. Колено заклинило вмертвую.

КАК МЫ НАПУГАЛИ ВАСИЛЬКОВА

- Олега Романцева вы когда-то назвали своим вторым отцом…

- Он был таким для многих игроков, но потом, к сожалению, стал постепенно закрываться. Переломным моментом стал тот самый ЧЕ-1996. После него Олег Иванович стал дозировать свое общение и с командой, и уж тем более, с прессой.

- Максим Шацких вспоминал, что в 1998-м, приехав на просмотр в «Спартак», так ни разу и не пообщался с главным тренером: отрицательный вердикт ему озвучили ассистенты Романцева...

- Возможно. А вообще-то, у нас мало кто не заиграл. Так навскидку разве что Анатолий Канищев вспоминается. В «Алании» он был лидером и главным забивалой, а вот в Москве не задержался. Не спартаковского плана был форвард.

- Зато бразилец Робсон быстро стал своим, несмотря на невероятную разницу в менталитете…

- А он сам очень хотел влиться в коллектив и даже отказался от услуг переводчика, чтобы побыстрее выучить русские слова и основные игровые термины. Прошло какое-то время, и бразилец уже свободно общался с ребятами. Недаром, кажется, Вася Баранов прозвал его Максимкой...

- Вас, Пятницкого и Баранова считают тремя главными балагурами и шутниками в «Спартаке» 90-х. Белорус, говорят, однажды вышел на тренировку в маске Бэтмена...

- Мне вспоминается другая история, которая случилась на сборах в Израиле, и в которой участвовал даже Олег Иванович. В команде проходило плановое взвешивание, перед которым ребята прицепили мне пятикилограммовый «блинчик». И вот спускается посвященный во все детали Романцев и свидетельствует, что у Цымбаларя после второго взвешивания - пять лишних килограммов! Доктор Юрий Васильков ходит сам не свой: не может поверить, как это он не доглядел. Тренеры сообщают ему, что оштрафуют на зарплату. Представляете его реакцию, когда мы наконец-то раскололись?

- Робсона называли Максимкой. Вспомните еще парочку оригинальных прозвищ…

- Диму Хлестова прозвали Барези - по причине его оборонительной непроходимости. Но самая оригинальная кличка была у Олега Надуды: его за густоту волосяного покрова прозвали Шерстяным человеком или Йети. Что ни говори, но шутников у нас хватало.

- Самый экзотический предмет, на котором вы оставляли свой автограф?

- За границей это проще: люди приходили с какими-то открытками, цветными распечатками из интернета или давали конверты с обратными адресами, а у нас приходилось расписываться на чем придется - иногда на деньгах и даже на паспорте! Как-никак «народная команда». После победы в чемпионате России-1996 мы с Ирой решили смыться подальше от всего этого ажиотажа и отправились в Таиланд. Приезжаем, а там на стене висит плакат «Спартак - чемпион!» Ну, какой здесь спокойный отдых? (Улыбается).

ВСТРЕЧА НА ПАСХАЛЬНОЙ ДИСКОТЕКЕ

- Говорят, что вы - искусный кулинар. Можете приготовить что-то оригинальное?

- Вообще-то, могу все.

- Может, конечно, все, - присоединяется к нашему разговору супруга Цымбаларя - Ирина.

- Было бы желание. Иногда помогает делать борщ, хотя когда меня нет дома, вполне способен приготовить его самостоятельно.

- Все, кто приходит к нам в гости, - снова перехватывает инициативу Илья, - просят сварить раков. А потом говорят, что вкуснее еще не пробовали.

- Как вы познакомились с Ириной?

- Давно это было…

Ирина: - Мы ведь, расписались уже в 1988-м. А познакомились на год раньше - при потрясающих обстоятельствах.

Илья: - Это Ира иронизирует. Обстоятельства были обычные. Пасха в те времена толком не отмечалась, но для молодежи организовывали ночные дискотеки. Мы, футболисты, на такие мероприятия выбирались крайне редко, но тогда выдался выходной: можно было себе позволить. Там и встретились.

- Вы отличались склонностью к оригинальной одежде?

- Никогда на этом не зацикливался. Носил что удобно.

Ирина (хмурится): - Он редко надевает нормальные вещи, в основном - спортивные.

- Илья, а кто из ваших партнеров выделялся в этом отношении?

- Валера Карпин хорошо одевался, причем, еще до отъезда в Испанию. Ну а покойный Андрей Иванов и вовсе был настоящим стилягой: он появлялся на торжественных мероприятиях во фраке с бабочкой. То, что случилось с Андреем, ужасно. Тот же Чернышов неоднократно пытался с ним поговорить, встречался, пытался вытащить парня со дна. Но алкоголизм Иванову победить так и не удалось. Он постоянно срывался….

«ГОЛУБУЮ ЛУНУ» СПЕТЬ БЫ НЕ СУМЕЛ

- Откуда у вас такая удивительная фамилия?

- Сам не знаю, хотя интересно. Не поверите, только вчера мы с женой пытались исследовать мою родословную в интернете. Цымбалюков нашли кучу, а вот Цымбаларей днем с огнем не сыщешь. Ни одного человека!

- Родную Одессу навещаете часто?

- Как правило, приезжаем летом. У меня там племянник, а у жены - сестра и родители. В Одессе, кстати, я жил на Энгельса, 26 - напротив Центрального стадиона ЧМП. Сейчас на этом месте открылась новая арена. Ближе к Новому году все равно поедем домой, вот и посмотрю.

- Чем сейчас занимаются ваши сыновья?

- Старший, Сергей, живет в Одессе - играет за команду чемпионата области, оканчивает институт, зимой должен получить диплом. А младший, Олег, не так давно разорвал контракт с «Химками» и сейчас занят поисками новой команды. Вообще-то, они у меня разные. Сергей - такой педант, интеллигентик, он у нас на правой бровке бегает. А Алик - нахрапистый, напористый, центральный полузащитник.

- Крестные ваших детей - тоже футболисты…

- С Сергеем Гусевым и братьями Никифоровыми дружим до сих пор, хотя Юра большую часть времени находится в Европе. Ну, а кроме них в нашей компании оказываются Андрей Телесненко и Юра Букель. А вот с Ваней Гецко не пересекались достаточно давно.

- Говорят, что вы поддерживаете дружеские отношения с артистами…

- Недавно ездили и играли в одной команде с Колей Трубачом, он - давний фанат «Спартака». Кроме того, давно контактируем с ребятами из ОСП-студии - Сергеем Белоголовцевым, Мишей Шацем, Таней Лазаревой. Раньше даже ходили к ним на концерты. Ну а сейчас на различного рода турнирах хорошо общаемся со многими известными людьми из мира эстрады - например, с Крисом Кельми и Владимиром Пресняковым-старшим.

- Сами-то поете?

Ирина: - Нет, у нас по этому делу выступает младший сын – Олег.

Илья: - А в «Спартаке» вокальными данными отличался Титов. Помните, однажды на телевидении даже спел с Трубачом «Голубую луну».

- Какая фанатская «кричалка» врезалась в память больше остальных?

- Ох и много же их было, но память о них хранят интернет и старые программки, всего и не упомнишь. Ирина как-то напомнила мне одну такую «кричалку»: «Алла Пугачева танцуй и пой, как Илья Цымбаларь не подашь угловой…»

КТО-ТО РЕШИЛ, ЧТО С «ТАВРИЕЙ» ДИНАМОВЦАМ БУДЕТ ПРОЩЕ

- За что вас однажды удалили с тренерской скамейки «Шинника»?

- Якобы за нецензурную брань, которой не было. Просто резко высказал лайнсмену некоторые претензии по поводу судейства. Боковому мои реплики не понравились, он быстро доложил все главному и меня тут же попросили за пределы поля.

- Видел в интернете отрывки некоторых пресс-конференций Сергея Юрана: как он выгонял журналистов…

- Меня пресса особо не допекала. Да и реагирую я по-другому. Просто не общаюсь, не отвечаю на вопросы, но стараюсь ни в коем случае не срываться.

- Почему в свое время вы не приняли предложение киевского «Динамо»?

- Понимал, что не выдержу таких нагрузок. Хотя в «Спартаке» у нас тоже было одно драконовское упражнение - «максималка».

- Александр Грановский говорил мне, что после нее люди двое суток не вставали с постели…

- «Максималку» давали в самом начале сбора, когда люди возвращались после каникул. Полная версия этого теста длилась 24 минуты. Суть такова: сначала ты делаешь восемь рывков без единой паузы, затем после каждого ускорения выполняешь ряд упражнений на месте и снова бежишь. В конце сбора, когда ты уже втягиваешься в рабочий ритм, «максималка» воспринимается спокойно - как обычная разминка, но в начале - страх и ужас! Многие действительно не выдерживали.

- Может ли быть что-то ужаснее школы второй союзной лиги?

- Там царили дикие нравы - форменная мясорубка! Я всегда говорил, что если ты выжил во второй лиге, смело можешь идти в высшую. Первая уже не нужна. Закалка - дай Бог каждому. Помнится, лет двадцать с лишним назад я играл против Игоря Шуховцева. Человек до сих пор в «рамке» стоит! Виделись с Игорем прошлым летом на турнире «Черное море»: там играли его сын и мой племянник, а потом мы участвовали в итоговом награждении.

- В Украине свой главный гол вы забили «Металлисту» в финале первого Кубка страны?

- Нетипичный, кстати, получился мяч: серия каких-то рикошетов, отскоков, ну и я - в нужное время в нужном месте. Но мне почему-то запомнился гол, забитый в Симферополе в последнем матче за «Черноморец». Все знали, что мы с Юрой Никифоровым уезжаем в «Спартак», вот и захотелось напоследок отличиться. Я забил «Таврии» единственный мяч, таким вот образом попрощавшись с Одессой.

- Почему «Черноморец» не стал первым чемпионом независимой Украины?

- Не знаю. По составу наша команда была сильнейшей. Мы ведь в последнем чемпионате СССР заняли 4-е место, обыграв в заключительном туре в Киеве «Динамо» во главе с Анатолием Демьяненко. При этом количество набранных очков с бронзовым призером «Торпедо» у нас было одинаковым: более того, по личным встречам мы автозаводцев опережали. Но потом этот пункт регламента переиграли в пользу разницы забитых и пропущенных мячей, и сравнение оказалось не в нашу пользу.

А в первом чемпионате Украины мы, конечно же, хотели победить. Помешало судейство в матче с «Таврией» в Одессе. Мне кажется, кто-то наверху решил, что в финальном матче «Динамо» будет проще обыграть крымчан, чем нас. На деле все получилось совершенно иначе.

МАРКЕВИЧ КО МНЕ ДАЖЕ НЕ ПОДОШЕЛ

- Вы - один из немногих воспитанников украинского футбола, кто выступал за сборную мира, и не где-нибудь, а в Австралии!

- Перед этим был легендарный матч с французами на «Стад де Франс», где я отдал решающий пас Карпину, а потом нас ждало домашнее «рубилово» с исландцами. Гости встали всей командой в своей штрафной, но наша палочка-выручалочка Витя Онопко продрался сквозь этот частокол и каким-то невероятным образом забил важнейший мяч. А на следующий день я улетел в Австралию - открывать Олимпийский стадион в Сиднее. Сборная мира, в составе которой числились Леонарду, Тарибо Ужст, Бернар Лама и Кристиан Вьери проиграла хозяевам - 1:2, но сам матч больше напоминал шоу.

- Кто самый грязный зарубежный игрок?

- Грубости хватало всегда. Тот же Роберто Карлос - защитник далеко не мягкий. Он когда в подкат шел, это было что-то с чем-то. Одна нога - в мяч, другая - чуть выше пояса.

- Почему вы не сработались с возглавившим «Анжи» Мироном Маркевичем?

- Это у него нужно спросить. Ситуация напоминала ту, в которую в «Спартаке» угодил Шацких. Мирон Богданович ко мне даже не подходил, а его помощники сказали, что в моих услугах тренер не нуждается. Кроме того, мне тут же поступило предложение от руководства «Анжи».

- Не жалеете, что не стали вице-президентом дагестанского клуба?

- Я им стал, но буквально на пару дней. Спросил: в чем заключаются мои обязанности? Ответили: приходить на работу в девять утра, сидеть на стуле, решать вопросы ни о чем…. Я сказал, что это не мое и дал согласие Юрану занять должность заместителя спартаковской академии. Затем Сергей предложил мне потренировать последний выпускной год, чтобы подготовить кадры для красно-белого дубля. Вот так и втянулся в тренерскую профессию.

БЕЗРОДНЫЙ - ЧЕЛОВЕК-ПРОПАЖА

- Во времена, когда Романцев уходил в себя, прямой контакт с игроками поддерживал Вячеслав Грозный?

- Ну почему же… Я на правах капитана вполне мог зайти к Олегу Ивановичу и озвучить какие-то проблемы коллектива: например, узнать когда ликвидируют задержки по премиальным… Он называл четкие сроки, я спрашивал: можно ли донести их ребятам? «Да», - отвечал Романцев, и со временем все сложности решались.

Что же касается Грозного, то он помогал главному тренеру в тренировочном процессе, ну и рекомендовал ему игроков из Украины: так в команде в разное время оказывались Надуда, Нагорняк, Сак, Цихмейструк, видимо, и Безродный с Калиниченко…

- Кто из них был талантливее?

- Артем - очень способный игрок, но его поведение и отношение к процессу было недопустимым. Он все время пропадал, устраивал наставникам один сплошной форс-мажор. У парня действующий контракт, а он исчезает. Нашли, привезли, простили, провели педагогическую работу, вернули обратно, он поиграл месяц-другой и опять куда-то делся.

- Говорят, однажды перед тренировкой Романцев сказал ему: «Спасибо, Артем, что ты сегодня пришел»…

- Я этого не слышал, но очень похоже на правду. Что же касается Калиниченко, то он в «Спартаке» играл хорошо и стабильно, без каких-либо явных провалов. Общался с ним, уже будучи тренером дубля. Максим - адекватный профессиональный человек.

«СПАСИБО, ИЛЬЯ, ЧТО ТЫ СЕГОДНЯ НЕ ИГРАЛ!»

- Смерть Прокопенко стала для вас ударом?

- Это не то слово. Мы ехали в Одессу поездом, на вокзале встречала сестра Ирины. И вдруг, как обухом по голове: «Ребята, Прокопенко умер...» Мы пошли на стадион: народу собралось уйма, приехали все, кто мог. Из одного Донецка - пять или шесть автобусов было… В общем, полный шок. Должен сказать, что лично мне Виктор Евгеньевич дал путевку в большой футбол. Дядька просто замечательный, словами не объяснишь. Разумеется, по молодости, приходилось нас воспитывать, но Прокопенко был сильнейший психолог: всегда знал, как поставить любого футболиста на место без крика и резких движений. И постоянно был в контакте со всей командой… Помню один наш разговор. Я пропускал из-за травмы матч с «Ротором» в Лужниках. «Спартак», тогда проиграли, а после игры Виктор Евгеньевич поймал меня и говорит: «Спасибо, что ты сегодня не играл!».

- Ирина, как вы считаете, Илья - человек спокойный?

Ирина: - До поры до времени - да, но лучше не доводить. Однажды вспылил дома, так я его попросила: ты все негативные эмоции, пожалуйста, оставляй на работе, домой этого не приноси...

Илья: - Взрываться тоже можно культурно, чтобы до человека дошло побыстрее. В первое время руководители тренируемых мной клубов удивлялись моему спокойствию и выдержке, но я им сразу сказал: «Когда надо – могу и напихать, и на повышенных тонах поговорить». Самое главное, что ребята, с которыми я работал, все это понимали и до оскорблений никогда не доходило.

- Азарт к карточным страстям вас стороной не обошел?

- Как и все увлеченно резался в «джокера». Специалистов в этом деле хватало: чего стоит один Пятницкий - «зубр», который мог раздеть до копейки. А играли мы, как вы понимаете, далеко не на фантики. Мой баланс, как правило, был нулевым. Хотя однажды на меня напала удача. Перешел я в «Локомотив», поехали на сборы в Сочи, а там в свободное время «расписали» несколько партеечек. Через две недели возвращаемся в Москву, все ребята идут получать зарплату, а я со списочком спокойно становлюсь у дверей. Парни выходят и начинают отстегивать. Начальник команды оторопел: «Стоп, так вам же еще зарплата не начислена». А я ему: «Знаю-знаю, у меня здесь другая зарплата». В итоге выгорело около двух с чем-то тысяч долларов. Нормальный такой авансик (смеется).

Спиваковский Михаил Аркадьевич