Войти

Партнеры:

Эдуард Акбаров: «В каждом деле нужна самоотдача»

«Игрок», 22.12.2010

Герой нашего материала за «Факел» отыграл два сезона, но оставил заметный след в памяти воронежских болельщиков. Стремительный, мобильный и неуступчивый -классический крайний хав -таким на поле запомнился Эдуард АКБАРОВ. По окончании карьеры он переквалифицировался в арбитра, обслуживал футбольные поединки, а сейчас успешно трудится в качестве рефери мини-футбольных соревнований российского уровня.

КАЗАНЬ - ГОРОД ХОККЕЙНЫЙ

- Эдуард Ильдусович, когда вы познакомились со спортом?

- В детсадовском возрасте. В те времена в Казани был больше развит хоккей с шайбой - главной командой был СК имени Урицкого. Вот отец и повел в хоккейную секцию, едва мне исполнилось четыре с половиной года. Год откатался, а летом постоянно гонял в футбол. Этот вид спорта мне больше нравился, поэтому и отдал ему предпочтение. Правда, будучи школьником, хоккей все равно не забывал. А когда стал выступать за взрослую команду в первенстве города и республики, зимой еще играл в хоккей с мячом. Ведь он сродни футболу: большое поле, можно набрать скорость, что я всегда любил.

- В вашей семье были спортивные традиции?

- Да, мама - мастер спорта по бегу на коньках, отец выступал за заводскую футбольную команду, зимой играл в хоккей.

- В 1970 году в казанском «Рубине» играл Виктор Колотов - в будущем легендарный капитан киевского «Динамо» и сборной СССР.

- Я в то время на поле подавал мячи и хорошо его запомнил. Сейчас в Казани проводится турнир, посвященный его памяти.

- Как вы попали в главную команду Татарстана?

- В те годы существовал определенный ценз: в домашних матчах должны были играть два футболиста не старше 16-ти лет. И лучшие из детской школы попали в «Рубин», я в том числе. Можно сказать, не по спортивному принципу, но уже играли в команде мастеров. Через год, набравшись опыта, все чаще стал попадать в основной состав.

- Из ваших одноклубников кто-либо заиграл на более высоком уровне?

- Нет, в то время большинство в «Рубине» составляли ветераны, заканчивавшие карьеру. Были игроки, выступавшие в свое время за столичные «Торпедо» и «Динамо».

- В 80-е годы трудно было представить, что казанский коллектив станет двукратным чемпионом России.

- Конечно, как я уже говорил, приоритетным видом спорта был хоккей, финансирование в футбольной команде было неважное. База представляла собой двухэтажное общежитие - поля нет, поэтому тренировались там же, где играли, - на стадионе. Про чемпионство никто и помыслить не мог. Хотя и развал Союза никто не предполагал...

ПРОВЕРКА - И В АРМИЮ!

- Ваш переход в кировское «Динамо», надо полагать, связан с армейской службой?

- Совершенно верно. Получилась несколько курьезная ситуация. Нам «делали армию» в «Рубине», который считался профсоюзной командой. И тут неожиданно перед Новым годом произошла проверка, и всех, кто не являлся динамовцами, в срочном порядке забрали на воинскую службу. Мы втроем прибыли в Киров, уверенности в том, что попадем в команду мастеров, не было. Все получилось чисто случайно: иногда мы играли в зале, футболисты из местного «Динамо», военнослужащие, наблюдали за нами и сказали тренеру. Затем нас просмотрели на сборах и решили, что подходим. Так что попадание в кировское «Динамо» было для меня, в общем-то, неожиданностью.

ОДНОКЛУБНИК ТОЛСТЫХ И ГАЗЗАЕВА

- И вскоре из второй вы шагнули в высшую лигу, каким образом это произошло?

- Переход дался, скажу прямо, тяжело. После того как отыграл сезон в Кирове, пригласили в московское «Динамо». Честно говоря, идти не хотел, прикипел к Кирову. Однако меня отправили в главную команду спортивного общества в приказном порядке. В столичном спорткомплексе «Олимпийский» проходил турнир динамовских коллективов, я выступал за москвичей. Так получилось, что в финале соперничали с кировчанами, и мне удалось забить. Получил приз лучшего полузащитника и вернулся в Киров, думал, что дослуживать придется там. Но тут пришел приказ: срочно перевести в московскую воинскую часть и, соответственно, в столичное «Динамо».

- В то время за «Динамо» выступало немало известных игроков.

- Александр Бородюк, Валерий Газзаев, Николай Толстых, Александр Новиков. Газзаев в предыдущем сезоне записал в актив сотый гол в зачет Клуба Григория Федотова, и его карьера близилась к завершению. Ворота защищали Прудников и Уваров, из «Кайрата» приехал Стукашов. Со всеми сложились очень хорошие отношения. Да и я сам - человек компанейский, стараюсь всегда находить контакт с людьми. Помню, что под свою опеку в Москве меня взял Юрий Пудышев, чемпион СССР 1982 года в составе минского «Динамо» - мы оба жили на базе. Команду возглавлял Александр Севидов, затем по ходу сезона его сменил Эдуард Малофеев. Так что довелось поработать с известными специалистами. Потом закончился срок службы, и я решил ехать домой. Тем более, в «Динамо» появились молодые игроки, впоследствии заигравшие на высоком уровне: Игорь Колыванов, Игорь Добровольский, Андрей Кобелев.

- За основной состав выходить довелось?

- В двух матчах провел минут по 15 - и все. Команда находилась в зоне вылета, и, возможно, мне не очень доверяли. А за дубль выступал регулярно. Также был запасным в полуфинале розыгрыша Кубка обладателей кубков с венским «Рапидом».

ХЕТ-ТРИК СБОРНОЙ БАНГЛАДЕШ

- Вернулся в Казань, отыграл в основе все матчи. После чего поступили предложения из многих команд, из первой лиги звали в «Крылья Советов» и «Факел». Изначально было желание отправиться в волжский клуб - там играли друзья, в том числе и Александр Бабанов, ныне занимающий пост президента. Однако начальник команды «Факел» Александр Дондер настойчиво звонил, потом сам приехал в Казань. Поговорил с родителями, обещал квартиру и все прочее. Меня это предложение заинтересовало, тем более, что «Факел» - марка солидная, команда не так давно обыгрывала в Кубке столичный «Спартак». Посоветовавшись с родителями, решил отправиться в Воронеж.

- И как обещания, выполнили?

- Нет, квартиру так и не получил. До сих пор проезжаю по улице Маршака и смотрю на свою несостоявшуюся жилплощадь: кому она принадлежит - не знаю (смеется).

- Первый гол за «Факел» помните?

- Пожалуй, нет.

- А с кем сдружились в те годы?

- Больше всего - с Андреем Карпенко. Он появился в команде вместе с новым тренером Виктором Папаевым, заменившим Виктора Марьенко. Мы с Андрюхой как-то быстро нашли общий язык и до сих пор общаемся семьями. Я был крестным у его младшего сына. Также дружил с Володькой Гавриловым: сам он питерский, вместе с ним играли в Казани года три.

- Выходит, вы православный?

- Да, как же иначе станешь крестным? Я крещеный татарин (смеется).

- Впечатления относительно тех сезонов, судя по всему, самые хорошие?

- Мы в те времена не были избалованы деньгами, которые сейчас зарабатывают даже молодые игроки. Жили на базе, были неприхотливы во всем, в том числе и в еде: у нас не было каких-либо деликатесов. И главное - всегда поддерживали друг друга, относились доброжелательно как в жизни, так и на поле.

- Какая зарплата была в то время в «Факеле»?

- Если не ошибаюсь, ставка составляла 220 рублей, плюс 44 рубля премиальные. По тем временам деньги хорошие, хотя ни квартиру, ни машину на них купить было нельзя. На сборах проводили много товарищеских матчей с зарубежными клубами, за каждый поединок с ними платили 100-200 рублей. Соответственно, выбирали такие команды, которые можно было обыграть (смеется).

- В феврале 1988 года в Бангладеш в матче против сборной этой страны вы оформили хет-трик. Помните ту встречу?

- Ездили на Королевский кубок - так назывался этот турнир. Государство, скажем так, декоративное. Жара стояла градусов 45, играть невозможно. Страна мусульманская - когда начинал петь муэдзин, все игроки останавливались и начинали молиться. Как забивал голы - уже не помню. А так турнир был неплохой.

ИЗ КАЗАНИ -В ВИННИЦУ

- А как после Казани, Москвы и Воронежа вас занесло на Украину?

- После «Факела» вернулся в «Рубин» - там тренер тоже очень много обещал, созвал казанских ребят из разных клубов. Но в итоге ни от руководства клуба, ни от правительства республики никакой помощи не было. Больше половины игроков команды до конца первого круга разбежались. А в винницкой «Ниве» у меня играл хороший друг Вадик Кулаков, с которым вместе выступали в Казани. Встретились на сборах, когда проводили очередной спарринг. Возглавлял «Ниву» Александр Александрович Томах - бывший игрок запорожского «Металлурга», а вторым тренером был Вячеслав Грозный. После матча подходит Вадик и говорит: «Давай к нам в «Ниву», у вас в Казани нет условий». После сборов размышлял на эту тему, а вскоре мне позвонили из Винницы. Тогда поднял вопрос относительно условий в «Рубине», но мне ничего конкретного не сказали. После этого собрал вещи и отправился на Украину - тем более, что тогда был еще не женат. Вдобавок начальником команды там работал татарин из Казани - обговорили с ним все чин по чину, меня предложение устроило, подписал договор.

- Вскоре начались «интересные времена» как в стране, так и в футболе.

- Тот сезон отыграл нормально, затем появились буферные зоны. Наездились по стране прилично. В Армении видели разрушенные землетрясением города: проезжали мимо Спитака, который практически оказался стерт с лица земли. И сами попадали под землетрясение: выбегали из гостиницы, успевая взять с собой лишь паспорта.

- В 1992 году проводился уже чемпионат Украины. В Киеве выступал Ребров. Шевченко, видимо, вы не застали - он был тогда слишком молод...

- Ребров и в то время выделялся своей игрой в киевском «Динамо», из звезд советского футбола последний сезон проводил Демьяненко... Отыграл в Виннице четыре года.

ГОЛ В СТИЛЕ ЛОБАНОВСКОГО

- И транзитом через ближнее зарубежье - в дальнее.

- Ситуация получилась неординарная. На сборах сыграли с чехословацкой командой, прошло полгода. А мой друг, который в Москве сейчас занимается спортивной экипировкой, решил стать футбольным агентом. Говорит: «Поехали в Чехословакию». Потренировался там недельку. И спустя некоторое время приезжает представитель команды «Гумене», приглашает меня, к удивлению руководства «Нивы». Почему бы не попробовать? Так и оказался в этой команде.

- Название незнакомое, это высшая лига?

- Да - «Гумене» представлял одноименный город. Это был последний чемпионат Чехословакии, команда словацкая. И нам необходимо занимать пятое место, для этого в последнем матче сезона была нужна только победа. Погодные условия тяжелейшие - грязь, слякоть, ветер. Время матча истекало, счет не был открыт, получили право на угловой. Пошел его подавать: может, ветер помог, и в итоге мяч, ударившись в дальнюю штангу, оказался в воротах.

- Очевидно, это один из ваших самых памятных голов. Вспомните еще наиболее запомнившиеся.

- Разве что когда забивал со штрафных. А так я был атакующим полузащитником, в мои обязанности входил проход по флангу и прострел на нападающих. Забивал обычно мячей семь за сезон - для крайнего хава это неплохо. Так что гол за «Гумене» - самый ключевой в моей карьере. У меня сохранилась местная газета, там я чуть ли не национальный герой (улыбается). В Словакии остались друзья, при возможности созваниваемся. Приглашают в гости, но никак не удается выбраться.

- Почему не остались в Гумене на следующий сезон?

- У меня к тому времени родилась дочь. Жена жила со мной, а ребенок - в Воронеже с тещей. Вдобавок появилась неопределенность с финансированием. Все-таки чужая страна, в гостях хорошо, но дома лучше. Вернулся в Винницу, доиграл второй круг - у меня там была квартира. В итоге решил закончить зарубежную карьеру и обосноваться в России.

- И куда направились?

- Два сезона провел в Нижнекамске. Может, остался бы и в Казани, но от «Рубина» никаких конкретных предложений не поступило. «Нефтехимик» тогда пробился в первую лигу, но у клуба наметились проблемы с финансами. Руководство хотело видеть меня в команде, обещало потом найти работу - дела близились к завершению моей карьеры футболиста. Но в итоге жена настояла на том, что пора возвращаться в Воронеж.

- То есть выходить на поле уже не рассчитывали?

- Почему же? Я хорошо знал Владимира Пономарева, который в то время возглавлял лискинский «Локомотив». Можно сказать, сам напросился - начал тренироваться с командой. Думал, возникнут еще какие-либо варианты, но их не было. В итоге мне предложили подписать контракт, и я охотно согласился. Тем более, что там выступали Андрей Карпенко и Володя Харин. Коллектив был хорошим, в Лисках и завершил игровую карьеру.

СВИСТОК ВМЕСТО МЯЧА

- Когда у вас появилась мысль о судействе?

- После того как отыграл в Лисках, был вариант с «КАМАЗом», который должен был принять Валерий Четверик. Из «Локомотива» ушел, попрощался, побывал в Набережных Челнах. Но в итоге Четверика не утвердили, и я оказался у разбитого корыта. Искал варианты. Тренеры потом мне говорили, что за тот отрезок, когда я играл на Украине и в Чехословакии, выпал из поля зрения. Сам звонить никому не хотел, ждал предложений, но ничего не поступало. И тут Николай Иванович Козьяков, который возглавлял судейский корпус, предложил: «Попробуй заняться судейством, как у бывшего футболиста, у тебя должно получиться». Начал с детских турниров - судил по три-четыре игры в день, в неделю с десяток матчей выходило. Так набирался опыта.

- Когда начали судить взрослых, конфликты с игроками случались часто?

- Поначалу все складывалось нормально. Да и затем, когда судил вторую лигу, выявлял лидера команды и давал ему понять, что рассчитываю на то, что он обеспечит спокойную обстановку в коллективе. А если «выступали» молодые игроки, мог потихоньку, один на один, кое-что им объяснить.

- А у вас в бытность игроком как складывались отношения с арбитрами?

- Хорошо (смеется). Поговорить мог, но не в грубой форме. Честно скажу: за разговоры с судьями получал мало карточек, в основном за игровые моменты. Это сейчас, на турнире ветеранов, иногда могу и вспылить (смеется).

ИЗ БОЛЬШОГО ФУТБОЛА - В МИНИ

- В мини-футбол вам играть приходилось?

- Нет. В судейском корпусе пошло сокращение, и я согласно возрасту под него попал. А Сергей Михолап предложил заняться судейством мини-футбола. Михолап в то время уже судил высшую лигу, я же через год стал обслуживать матчи высшей и первой лиг.

- А поединки суперлиги?

- Мы с Сергеем отсудили где-то полтора года. Потом ни с того ни с сего - может, подросли молодые судьи, может, сказались другие нюансы, - нас просто-напросто отодвинули.

- Вы организуете и турниры по пляжному футболу.

- Когда в 2001 году начинал развивать этот вид спорта, площадка была вперемешку с песком и травой - это около санатория имени Горького. Так что меня можно назвать родоначальником пляжного футбола в Воронежской области. Теперь появилась обустроенная площадка на центральном городском пляже - мы с ребятами года два ее чистили, чтобы песок был нормальным. Построили и вторую - на набережной, но там еще предстоит много работы. Своими силами я не могу ее обустроить, а спонсоров у нас нет. Когда начинал работу, практически все делал за свои деньги: приобретал мячи, сетки, флажки, варил ворота. Помогал только покойный Владимир Алексеевич Горемыкин, директор керамического завода.

- Какой из трех видов вам проще судить?

- К каждому надо относиться с полной самоотдачей, тогда любой вид спорта судить легко. Думаю, за полгода можно научиться обслуживать и баскетбольные, и волейбольные матчи. Главное - было бы желание. В большом футболе арбитр накручивает километры, а в мини - много бегать не надо. Что касается пляжного футбола, то здесь тяжело при температуре 40 градусов босиком передвигаться по песку.

СУДЕЙСТВО ПО НАСЛЕДСТВУ

- Когда сыновья арбитров берут в руки свисток - это явление редким не назовешь. Другое дело - дочь, как это случилось у вас?

- Виктория начинала заниматься большим теннисом с пяти лет и добилась неплохих результатов - выигрывала Российские туры. Были бы условия, как сейчас, она бы выступала дольше. Она тренирует детей, защищает честь своего института в соревнованиях по бадминтону. Начал потихоньку подтягивать дочь к судейству поединков по пляжному футболу - понравилось, затем обслуживала различные юношеские мини-футбольные турниры, также соревнования «Двор без наркотиков». Предлагают ей и профессиональное судейство, но я не хочу: это, считаю, не для девушек. Моя супруга Елена в основном работает по дому - все хозяйство на ее плечах. Самое главное для нее - дача, да и я в последние два года там обитаю с весны до осени.

- Оглядываясь назад - о чем вспоминаете?

- Спасибо родителям, что отдали меня в спорт с пяти лет. Благодарен всем моим тренерам, старшим ребятам, которые меня учили, тем руководителям, которые меня поддерживали. В футболе хочу остаться до конца, это у меня в крови.

- О чем мечтаете, когда строите перспективные планы?

- Хотелось бы, чтобы футбол в Воронежской области развивался, чтобы больше внимания уделяли детскому футболу - строили площадки, стадионы. Всем желаю здоровья и удачи на спортивном поприще!

Лазаренко Олег