Войти

Партнеры:

Геннадий Ремезов: «Попасть в «Факел» было счастьем»

«Игрок», 02.02.2011

В 2001 году в составе сборной России, составленной на базе острогожского «Газовика», стал обладателем Кубка Энрико Маттеи (неофициальный чемпионат Европы по футболу среди предприятий газовых компаний). В составе команд КИТ и «Стрела» неоднократно побеждал в первенстве и Кубке Воронежской области среди ветеранов. Вместе с нововоронежским «Атомом» в 2004 году стал чемпионом России среди ветеранов в возрастной категории «старше 35 лет».

Геннадий Ремезов - человек с удивительной футбольной судьбой. В «Факеле» талантливый полузащитник дебютировал в 20 лет - в 1985 году, когда воронежцы выступали в высшей лиге чемпионата СССР. Тогда он провел не так много матчей за родную команду, что естественно, ведь приоритет отдавался опытным футболистам. Но вскоре «Факел» вылетел из элиты советского футбола и больше там ни разу не появлялся. А вот Ремезову судьба подарила еще одно свидание с союзной высшей лигой, где он выступал уже в составе алма-атинского «Кайрата».

Поиграл наш герой на самом высоком уровне и в российском чемпионате - в 1993 году стал лучшим бомбардиром самарских «Крыльев Советов». А еще была годичная командировка в элитный дивизион израильского футбола. Впрочем, дадим слово Геннадию Ремезову, который подробно расскажет о своей карьере.

ОДНОКЛАССНИК ШМАРОВА

- Геннадий, расскажите о том, как связали свою жизнь с футболом.

- Мой дальний родственник - Анатолий Федорович Аксютин - работал с детишками на «Динамо». Он нередко бывал у нас в гостях и вот однажды пригласил меня к себе на тренировку. Вот так и началась моя футбольная жизнь. Занимался со старшими ребятами - 1958, 1960 годов рождения, - был им по колено (улыбается). Школа «Факела» тогда базировалась в районе СХИ, куда вскоре меня пригласил Юрий Николаевич Коротков. Попал в группу к Виктору Тихоновичу Смотрикину. Правда, потом состоялся переезд - на базе 41-й школы сделали спецкласс. В итоге вернулся в «Динамо», где стал тренироваться под руководством Владимира Николаевича Янишевского. Но вскоре Коротков забрал меня в спецкласс «Факела», где тогда уже занимался и Валерий Шмаров. Больше переходов не было - здесь я постигал азы футбола до окончания школы. Первой профессиональной командой стала воронежская «Стрела», куда попал в 1982 году по приглашению Владимира Григорьевича Проскурина. Потом был дубль «Факела», через какое-то время сыграл и за главную команду, где дебютировал в сезоне-1985, когда воронежцы выступали в высшей лиге чемпионата СССР. Хорошо запомнил поединок в Кутаиси - отыграл весь второй тайм, вышел в перерыве вместо Виктора Пимушина. После этого матча мне дали приз лучшего игрока, правда, «Факел» уступил местному «Торпедо» - 0:1.

В КАЗАХСТАН И ОБРАТНО

- А в 1987 году играли в неблизком Казахстане. Как получилось, что вы оказались в команде из Экибастуза?

- В «Факеле» выходил на поле нечасто, а ведь хотелось играть, а не сидеть на лавке. Понимая, что в моих услугах в Воронеже не слишком заинтересованы, решил сменить команду. В «Экибастузец» отправился по приглашению работавшего там воронежского тренера Юрия Ивановича Коровина. Туда нас, воронежцев, поехало четверо: я, Олег Бутузов, Андрей Дуванов и Игорь Елфимов, которого уже нет в живых. Хороший подобрался коллектив, неплохо выступали, но надолго я там не задержался. Пошел на повышение - пригласили в выступавший в высшей лиге СССР алма-атинский «Кайрат». Там отыграл сезон-1988 - в тот год главная команда Казахстана вылетела из элиты, при этом одержала победу в Кубке Федерации.

- После этого вернулись в родные края.

- Виктор Евгеньевич Папаев пригласил в «Факел», который в 1988 году вышел из второй лиги в первую. Правда, попасть в команду не получилось: в клубе пошли перестановки - Папаева убрали, пост главного тренера занял Анатолий Федорович Полосин, на которого я не произвел особого впечатления. Хорошо, что в то время в Семилуках появился добротный коллектив - «Химик». Там были собраны молодые воронежские ребята - получал от футбола удовольствие. Правда, после смерти руководителя «Химика» Ивана Голикова начались проблемы, и в итоге команда была расформирована. Сезон-1990 провел уже в воронежском «Буране», которым руководил Валерий Георгиевич Нененко. Тоже подобрался отличный состав, показывали неплохую игру. В год дебюта на профессиональном уровне финишировали восьмыми, а могли занять и более высокое место. Но затем Нененко ушел в «Факел», а большая группа игроков «Бурана», в том числе и я, отправилась в тамбовский «Спартак». Со многим ребятами, выступавшими тогда за «красно-белых», сложились отличные отношения. До сих пор созваниваемся, встречаемся, когда есть малейшая возможность.

РИСКНУЛ И НЕ ПРОГАДАЛ

- На этом советский период вашей карьеры завершился и начался российский...

- В 1992 году оказался в «Иргизе» из Балаково. В команду из Саратовской области пришел по приглашению Владимира Григорьевича Проскурина. Тогда за волжан выступало немало воронежцев - Владимир Харин, Сергей Стукалов, Юрий Дрейман, Александр Головин, Александр Гончаров, Андрей Полежаев. Провел хороший сезон - стал лучшим бомбардиром команды. Вот тогда и поступило приглашение из самарских «Крыльев Советов».

- Геннадий Викторович, а кто позвал вас в команду российской высшей лиги?

- На игре был главный тренер волжан Виктор Петрович Антихович, который и пригласил. Причем в Самару звали не только меня, но еще и Володю Харина, который, правда, решил не ехать на просмотр. Я же рискнул, и в «Крыльях Советов» вроде все нормально получилось (улыбается). В сезоне-1993 стал лучшим бомбардиром команды - забил 11 мячей. А через полтора года, проведенных в Самаре, отправился играть в Израиль. В то время в России была, по сути дела, разруха - кризис везде и во всем. «Крылья» считались одной из самых бедных команд в высшей лиге, да и в турнире рангом ниже были клубы побогаче. В тот момент в Самаре остановился авиационный завод - главный спонсор коллектива. Мой переезд в Землю Обетованную был выгоден и мне и клубу. Со всех точек зрения, а особенно с финансовой, - это лучший вариант. Провел в клубе «Хапоэль-Ирони» из Ришона сезон-1994/95, а затем вновь вернулся в «Крылья Советов», где отыграл еще полгода. И в 1996 году вновь пригласили в «Факел», но в родном Воронеже вообще ничего не заладилось - провел всего два матча. До сих пор не могу понять, зачем меня тогда позвали в команду. После откровенно неудачного сезона появился хороший вариант с «Рассветом» из села Троицкое Лискинс-кого района, который в сезоне-1997 дебютировал на профессиональном уровне. Потом в моей карьере были екатеринбургский «Уралмаш», липецкий «Металлург», острогожский «Газовик», лискинский «Локомотив», где завершил свою профессиональную карьеру. Правда, долго играл на любительском уровне - в чемпионате Воронежской области выступал за «Авангард» из Анны, «Звезду-Газовик» из Острогожска, «Хопер» из Новохоперска, в ветеранском первенстве играл за КИТ и «Стрелу».

ПРЕВРАТНОСТИ СУДЬБЫ

- На профессиональном уровне вы выступали за 14 клубов. Чем была продиктована столь частая смена команд?

- Везде свои причины. Возьмем, к примеру, тамбовский «Спартак». Хорошая команда, отличные отношения внутри коллектива, первый круг идем в лидерах, и тут погибает спонсор клуба. Естественно, что финансирование прекращается - доигрывали сезон на голом энтузиазме, едва ли не за свои деньги отправлялись на выезды. Схожая ситуация произошла и в «Иргизе», правда, уже после моего перехода в «Крылья Советов».

В семилукском «Химике» та же история. Были моменты, когда попросту не находил общий язык с тренерами. Конечно же, хотелось играть поближе к родному дому, но это не всегда получалось. В «Уралмаше» ставили задачу по выходу в первый дивизион, команда ее не решила, и начались пертурбации. Может, и остался бы в Екатеринбурге, но тут поступило хорошее предложение из Липецка, до которого из Воронежа рукой подать. В «Металлурге» все было вроде бы неплохо, но пришел новый тренер, и в итоге мне не нашлось места в составе. Мне уже было за 30 - это не тот возраст, чтобы сидеть на лавке. В Алма-Ате тоже все было нормально, хоть команда и вылетела в первую лигу, но тут позвали в родной «Факел» - тем более сделал это Виктор Папаев, который был для меня легендой. Приехал, а его через неделю убрали, и делай что хочешь. И подобных поворотов судьбы масса - что поделаешь, такова футбольная жизнь.

ВОРОНЕЖ ЖИЛ ФУТБОЛОМ

- Вернемся к «Факелу», куда вы попали в 18 лет, причем как раз в то время, когда в Воронеже был футбольный бум.

- Такое не забывается. Наш город в середине 80-х годов прошлого века буквально жил футболом. Была великолепная команда - что ни игрок, то имя. Разбуди ночью любого воронежца, и каждый второй без запинки назовет тебе всех - от запасных игроков до массажистов «Факела». Не хочу никого обидеть из нынешнего состава команды, но сейчас такого и близко нет. Когда только в дубль взяли, заходил в клубный автобус - и аж дрожь пробирала. Попасть в этот славный коллектив - уже неописуемое счастье. Я ведь, по сути дела, в те времена практически не играл за основу - провел всего 5 игр в сезоне-1985, через год в первой лиге уже чуть больше, -но пройти по городу незамеченным было невозможно. Узнавали везде: на улице, в транспорте, - иногда приходили едва ли не домой, брали автографы. Феноменальный ажиотаж царил вокруг «Факела» - полный стадион на каждом матче. Обидно, что команде не удалось удержаться в высшей лиге. Нечто схожее видел еще в Экибастузе, где в 1987 году тоже был настоящий футбольный бум. На наших домашних играх неизменные аншлаги, постоянные лотереи - разыгрывали машины, каких-то лошадей. Игроки команды - городские знаменитости, шагу ступить свободно не давали.

НЕ ВСЕ ИЗМЕРЯЕТСЯ ДЕНЬГАМИ

- В середине 80-х в основной состав «Факела» «подтягивали» немало молодежи - вас, Владимира Харина, Олега Сафронова... Как к «честолюбивым дублерам» относились опытные игроки?

- Да нормально относились. В тренировочных играх, где встречались основа и дубль, были очень приличные мужские «зарубы», которые шли молодежи только на пользу. А по-другому и быть не могло, ведь против тебя играли мастера - Лосев, Осипов, Савченков... Естественно, мы таскали мячи на тренировку и после нее. Но так уж повелось, и считаю, что так правильно - это даже не обсуждается. Со всеми были хорошие отношения, - конечно же, в силу разного возраста мы не дружили семьями. А так, в быту общались нормально, никаких проблем не было.

- А что скажете о рулевом «Факела» - Викторе Семеновиче Марьенко? Какие о нем остались воспоминания?

- Под руководством этого наставника работал только два года - 1985-86. Серьезный тренер, который мог и поругать, и похвалить молодежь. Каких-то негативных воспоминаний о нем нет. К молодежи Виктор Семенович относился хорошо, учил, советовал брать пример с опытных футболистов. Это был великий тренер, достигший отличных результатов в различных командах. Естественно, что мы - молодые футболисты - его немного побаивались, старались стороной обойти, чтобы лишний раз на глаза не попасться (улыбается). Но это нормальное явление - ничего удивительного в этом нет. А до этого в дубле занимался у Евгения Алексеевича Щеголева.

- Геннадий Викторович, сейчас совсем юные футболисты, приходя в команду мастеров, в большинстве своем думают о том, сколько им будут платить. А какая зарплата была у вас, когда попали в дубль «Факела»?

- Уже и не вспомню - деньги небольшие. Когда стал привлекаться в основу, то заработок увеличился, если выходил на поле, то выдавались еще и премиальные. Нынче все совершенно по-другому - человек два раза мяч набить не может, а уже требует подъемные... Тогда для меня было счастьем оказаться в главной команде Воронежа - о зарплате особо и не думал. Играть в «Факеле» было престижно. Сколько в Воронеже было молодых, перспективных игроков, но именно меня пригласили в дубль, потом привлекли в основу. Нужно понимать, что не все измеряется деньгами.

УВЕРЕННОСТЬ В СВОИХ СИЛАХ

- А расскажите подробнее о самарском этапе карьеры.

- В «Крылья Советов» попал после удачного сезона в Балаково.

- ...где с результатом в 22 забитых мяча стали лучшим бомбардиром.

- Эта цифра значится во всех справочниках, но в тот год я насчитал у себя 24 гола. Ну да Бог с этими показателями - не столь это и важно. «Иргиз» был хорошей командой - отбирал очки у лидеров, но иногда не хватало стабильности. Приглашение в «Крылья Советов» было не единственное - звали и в другие клубы высшей лиги. Правда, Владимир Григорьевич Проскурин не хотел меня отпускать в Самару - на этой почве мы с ним даже немножко повздорили. Тренер считал, что нужно переходить в более сильный коллектив.

- А куда еще звали, если не секрет?

- Смысла об этом говорить нет - были и были. В общем, сначала меня не отпускали, но потом был найден компромисс - руководители клубов обо всем благополучно договорились. Чувствовал, что могу играть на высоком уровне - выступать во второй лиге уже было не слишком интересно. Никакой боязни у меня не возникало - была уверенность в своих силах. В крайнем случае, в любой момент можно было найти команду в турнирах рангом ниже. Кстати, после удачного сезона в «Иргизе» у меня было порядка 12 приглашений из различных клубов второй лиги. В основной состав «Крылышек» тогда было нелегко пробиться - костяк коллектива составляли игроки, которых Виктор Петрович Антихович вел чуть ли не с детства. Если были иногородние футболисты, то они уже выступали в Самаре не один сезон. Пришел в команду незадолго до старта сезона, но мне удалось доказать, что я достоин места в основном составе. Уже в третьем туре вышел на поле с самого начала встречи - тогда «Крылья Советов» одержали первую победу в сезоне, со счетом 3:1 обыграли ставропольское «Динамо».

ОРДЕР НА КВАРТИРУ ЗА ХЕТ-ТРИК

- В 1993 году вы многих поразили - сразу же стали лучшим бомбардиром «Крыльев Советов». Сами себе не удивлялись?

- Да нет. Повторюсь, я был уверен в своих силах, знал, что мне это по плечу. У любого футболиста должна присутствовать спортивная наглость: чуть дашь слабину -тебя затопчут, затрут. К тому же, я ведь прошел школу союзной высшей лиги. Пусть было мало игровой практики, но опыт приобрел колоссальный - довелось увидеть много высококлассных коллективов. Согласитесь, что в начале 90-х годов прошлого века уровень команд в российском элитном дивизионе был гораздо ниже, чем в чемпионате СССР. Кстати, когда уже играл в Самаре и забил на тот момент несколько мячей, было предложение вернуться в «Факел», но я решил остаться в «Крыльях Советов».

- На берегах Волги у вас все складывалось весьма успешно - счет своим голам в новой команде вы открыли просто блестяще, проведя хет-трик в ворота «КАМАЗа» уже в восьмом туре.

- После этого матча лишний раз удостоверился, что Виктор Петрович Антихович - человек слова. Если что-то пообещал, то обязательно сделает. Еще до перехода в «Крылья» тренер сказал: «Перейдешь к нам в команду, будешь забивать, сразу же выдадим тебе ордер на квартиру». Не поверите, но уже на следующий день после победного матча с командой из Набережных Челнов это обещание было выполнено.

ПОЧЕМУ ПРОВОЖАЛ ТРАХТЕНБЕРГ?

- Геннадий Викторович, расскажите о том, как уезжали за рубеж.

- Это случилось достаточно неожиданно. Первоначально был вариант с каким-то кипрским клубом, представители которого вышли на меня после одной из наших игр в Москве. Вроде бы они быстро нашли общий язык с руководством «Крыльев Советов» - договорились о цене и всем прочем. Но я не согласился на этот переход - не было большого желания уезжать на Кипр. А через какое-то время возник новый вариант трудоустройства. Отмечу, что на тот момент в Самаре уже сменился главный тренер, - у руля команды встал Александр Аверьянов, заменивший на этом посту Валерия Богданова. В общем, сказали, что в моих услугах заинтересован тель-авивский «Маккаби». Это предложение меня полностью устроило -согласился поехать на просмотр. Правда, так и не понял, почему меня из Москвы отправлял пресс-атташе столичного «Спартака» Леонид Трахтенберг, который, наверное, был как-то косвенно причастен к моему переходу. В итоге прибыл в расположение «Маккаби», проводящего сбор в Голландии на базе «Эйндховена». А наставником тель-авивского клуба в то время был Авраам Грант, который нынче трудится в Англии, одно время возглавлял даже «Челси». Из наших там был игравший впоследствии в «Факеле» полузащитник Юрий Шуканов и голкипер Александр Уваров, который является легендарной личностью в израильском футболе. Сбор прошел нормально, на просмотре в команде побывала масса игроков - агенты привозили новобранцев чуть ли не пачками. Отбор в команду Гранта не прошел, но мне нашли новый клуб - «Хапоэль-Ирони» из городка Ришон-ле-Цион, который располагался километрах в 12-ти от Тель-Авива. В этом коллективе кроме меня было еще три игрока из бывшего СССР -Иван Яремчук из киевского «Динамо», столичный! армеец Олег Малюков, который сейчас возглавляет детскую футбольную школу ЦСКА, а также Шахин Диниев, игравший в «Факеле» в 1990 году, а сейчас работающий в тренерском штабе грозненского «Терека». Запоминающийся получился сезон, в котором провел почти все матчи. Правда, был небольшой перерыв - где-то на месяц выбыл из строя из-за травмы. Отличался не часто: мяча два забил в чемпионате и три, если память не изменяет, в играх на Кубок. Слабая результативность объяснима, ведь действовал не на острие атаки - обычно выходил на месте опорного хава. Руководством клуба были созданы прекрасные условия - финансовые, бытовые... Не сравнить с тем, что было в то время в России. Была возможность продлить контракт или найти новый клуб в Израиле, но решил вернуться на родину, где опять позвали в «Факел».

ВЕЗДЕ НАШИ ЛЮДИ

- На некоторых сайтах можно найти информацию, что вы успели поиграть на Земле Обетованной еще и за иерусалимский «Бейтар». Разъясните, пожалуйста, ситуацию.

- Это ошибка. Хотя мог бы перейти и в эту команду, которая является культовой в Израиле, чем-то вроде нашего «Спартака». Меня приглашали в «Бейтар», перед отъездом на родину даже неделю тренировался с клубом из Иерусалима, но предпочел вернуться в Россию.

- Вашими одноклубниками в Ришоне были интересные люди - тот же Иван Яремчук, который не скрывает свой слабости к азартным играм, говорит о проигрыше в миллион долларов...

- Про Ивана могу много интересного рассказать, но, сами понимаете, не для всеобщего обсуждения. Это порядочный человек, добрый. Настоящий профессионал -непьющий, некурящий. До того момента, пока моя семья не приехала в Израиль, мы с Яремчуком жили в одной квартире. К нему было великолепное отношение -там жило много выходцев из Украины, большинство которых, естественно, были болельщиками киевского «Динамо». Да и играл он на совесть - претензий по самоотдаче у тренеров не было. Как я понял, в Израиль Иван приехал отрабатывать свои долги - зарплата у него была приличная. Много интересного рассказал про киевское «Динамо», но пусть это останется тайной (улыбается). А вообще, Яремчук - по-своему уникальная личность.

- В те времена едва ли не в каждой израильской команде были выходцы из бывшего Союза.

- Да, соотечественников хватало. Было много известных футболистов - тот же Александр Уваров, его тезка Полукаров, Василий Иванов из ЦСКА, Иван Гецко, Юрий Мороз. Список можно продолжать и продолжать - народ приезжал, уезжал.

-А с Николаем Кудрицким из «Днепра» не были знакомы?

- К сожалению, нет. Он трагически погиб еще до моего переезда в Израиль. Видел его памятник, установленный в Тель-Авиве на стадионе последней команды в его карьере - «Бней Иегуда». Нелепая смерть - поехал в расположение киевского «Динамо», находившегося на сборах, а по дороге домой, видимо, уснул за рулем и погиб в автокатастрофе. Это был настоящий шок для футбольной общественности - Кудрицкий там показывал великолепную игру, был кумиром болельщиков. Довелось общаться с женой Николая, которая вместе с Уваровым была в числе провожающих, когда я уезжал в 1995 году в Россию.

ИЗРАИЛЬСКАЯ СПЕЦИФИКА

- Как оцените уровень чемпионата Израиля?

- Там очень специфический футбол, закрепиться в команде не так-то и просто. Вспоминаю рассказы Полукарова и Уварова о первых матчах за тель-авивский «Маккаби». За четыре игры в ворота голкипера сборной СССР влетело чуть ли не два десятка мячей. Народ негодовал: мол, кого это привезли в команду? Там же все играют в нападении: забил мяч - и тебя всю неделю носят на руках, показывают в телепередачах, печатают интервью в газетах. О защите собственных ворот никто и не думает -вот и приходилось нашим ребятам на пару обороняться (улыбается). Но ничего, подучили язык, наладили тактику команды и о тех неудачах все быстро забыли. Сейчас, повторюсь, Уваров - это легенда местного футбола, пройти невозможно - все его знают. Главное, чтобы в команде было побольше выходцев из СССР, тогда наладить игру будет легче. Мне в этом плане было проще - нас в коллективе было четверо, к тому же Диниев и Малюков неплохо знали иврит, что позволяло местных игроков направить в нужное русло. Так вот еще о специфике -приехал в Израиль Юрий Калитвинцев, но в итоге команде он не подошел, а ведь после этого он оказался в киевском «Динамо», где был одним из лидеров коллектива. И таких фактов было множество. Не знаю, как сейчас, а в середине 90-х годов прошлого века в Израиле был очень низкий уровень тренерской школы. Правда, местные наставники учились у наших команд, которые нередко бывали там на сборах, - конспектировали все занятия, записывали, какое упражнение за каким идет. Вспоминаю тренировки, которыми руководил будущий рулевой лондонского «Челси» Авраам Грант - это было нечто. Такого, наверное, у нас и в детских школах не было: становились в круг и бросали друг другу мяч на голову. Или еще одна ситуация: берут в команду местного мальчишку, который три раза мяч набить не может, -и тут я уже говорю без иронии. А за это он получает хорошие деньги - и не приведи Господь, он еще мяч забьет. Это все - национальный герой, к нему уже не подойти, не подъехать, на тренировках можно месяца два его не увидеть.

- Как вам израильские болельщики?

- Расскажу один интересный случай. Как-то раз возвращались вместе с тель-авивским «Маккаби» из Голландии, причем вместе с нами в самолете летели еще и одноклубники из Хайфы. Естественно, что в аэропорту обе команды встречали болельщики, которые друг друга, мягко говоря, недолюбливают. В итоге попали под перекрестный огонь речей -фанаты, активно используя ненормативную лексику, изрядно полили грязью своих врагов. Южный народ -кровь горячая. Нередко болельщики выскакивали на поле во время матчей.

- Геннадий Викторович, вы уже упомянули, что легче игралось, когда знаешь местный язык. За год, проведенный в Израиле, удалось освоить иврит?

- Мне наняли преподавателя, но я сходил на пару занятий и забросил это дело. Смысла особого не было - футбольные термины выучил сразу же, да и сейчас практически все их помню. А в быту проблем в общении вообще не возникало - русский язык знал едва ли не каждый четвертый. Во всех заведениях - банках, магазинах, гостиницах - были работники, приехавшие из бывшего Союза. Мне вообще казалось, что там все наши бывшие соотечественники - куда ни зайдешь, везде слышна русская речь.

ЧТО БОГ НИ ДЕЛАЕТ - ВСЕ К ЛУЧШЕМУ

- Нет сожаления, что всего лишь один сезон отыграли в Израиле? Может, стоило все-таки подождать с возвращением в Россию?

- Жалею, но не о том, что уехал из Израиля, а о том, что принял приглашение вернуться в «Факел». Ведь в сезоне-1996 вышел на поле всего в двух матчах... Правда, перед возвращением в Воронеж успел поиграть в «Крыльях Советов», где стал выступать с августа 1995 года. Выкупил в Израиле свой трансферный лист и вновь оказался в Самаре. С годами стал философски относиться ко всем жизненным коллизиям: что Бог ни делает - все к лучшему.

- Странная ситуация: вас, опытного футболиста, поигравшего в высшей лиге России, в Израиле, приглашают в команду с задачей по повышению в классе, но играть практически не дают...

- Так получилось, изменить уже ничего нельзя. К тому же тренерские решения, как говорится, не обсуждаются. В то время я был в хорошей спортивной форме, и это не только мое мнение.

- А вам как-то объясняли, почему оказались в такой ситуации, что стало причиной этому? Не было бесед с главным тренером команды Сергеем Викторовичем Савченковым?

- Ну, я не такой человек, который будет ходить спрашивать, проситься. Не услышал себя в составе на игру - что поделаешь: такова футбольная судьба.

- В итоге в сезоне-1997 вы оказались в клубе третьей лиги - в «Рассвете» из села Троицкое Лискинского района, дебютирующем на профессиональном уровне.

- Просто поступило очень заманчивое с финансовой стороны предложение - немногие клубы первой лиги могли бы обеспечить такие условия. И об этом переходе я ничуть не жалею. По сути дела, мой дом на Клинической был процентов на 80 построен благодаря помощи председателя колхоза «Рассвет» Владимира Ивановича Фролова, курировавшего одноименный футбольный клуб. Перед сезоном провели шикарные сборы - разместились недалеко от Сочи, в том месте, где любил отдыхать первый президент России Борис Николаевич Ельцин. Условия превосходные - такое себе позволить могли немногие команды, с нами тогда жили по соседству волгоградский «Ротор» и тюменский «Газовик». Была задача выйти во вторую лигу, что мы и выполнили, но из-за организационных проблем команда вновь вернулась в любительский футбол. У нас хороший коллектив подобрался в том году, постоянно шли в числе лидеров. В конце сезона у нас был сложнейший выезд: заканчивали первенство гостевыми матчами с крепкими командами - дублирующими составами краснодарской «Кубани» и «Ростсельмаша», а также с «Металлургом» из Красного Сулина. Чтобы забронировать за собой второе место, нужно было набирать максимальное количество очков. Перед этим выездом Фролов высказал сомнения в том, что «Рассвету» удастся победить в этих играх. Однако мы приятно удивили своего руководителя и финишировали на второй строчке. Всего на одно очко отстал поверженный нами «Ростсельмаш-Д». Очень признателен Владимиру Ивановичу Фролову, царствие ему небесное, это был большой фанат футбола. Интересный человек - могли победить соперника со счетом 5:0 или 6:0, а он после игры говорил: «Кого вы обыграли? Это слабый соперник, премиальных не будет». А были моменты, когда уступали кому-либо, но в итоге получали вознаграждение. Как и все властные люди, имел свой взгляд на многие вещи.

22 ИЮНЯ ПРОИГРЫВАТЬ НЕЛЬЗЯ

- Вы оставили яркий след в становлении еще одной команды из Воронежской области - острогожского «Газовика», будучи капитаном которого даже стали чемпионом Европы среди команд газовых компаний Старого Света.

- Это было в 2001 году. На турнир хотели попасть многие российские коллективы. Провели даже какой-то стыковой матч в Туле за право представлять страну на данных соревнованиях, победу в нем одержала наша команда. А ведь острогожцы в 1999 году выигрывали чемпионат Европы среди газовиков в Австрии. Кубок Энрико Матеи, который на этот раз проходил в России, был проведен по высшему разряду - сами понимаете, у «Газпрома» и тогда с деньгами было все нормально. Открывали и закрывали чемпионат на главной арене Тулы -грандиозные концерты, фейерверки и все такое. Подобное увидишь не часто - кругом одни звезды. Мы жили и играли на базе местного «Арсенала». В группе сначала обыграли крепкие команды Польши - 1:0 и Франции - 2:0. На следующий день, а было это 22 июня, нам предстоял поединок с коллективом из Германии. На предыгровой установке я отметил, что мы просто не имеем морального права проигрывать в очередную годовщину начала Великой Отечественной войны, тем более немецкой команде. В итоге разгромили соперника - забили восемь безответных мячей. А в финале одолели норвежцев - 2:0. В церемонии награждения участвовал даже глава «Газпрома» Рем Вяхирев, которого мы порадовали результатом. Осталась масса приятных воспоминаний. Через какое-то время в газпромовском журнале прочитал отчет об этом турнире, где мою игру сравнивали с действиями на поле легендарного спартаковца Игоря Нетто. Понимаю, что это несопоставимо, но - чего тут скрывать - было приятно прочитать такое о себе (улыбается).

- Свой последний сезон на профессиональном уровне провели в лискинском «Локомотиве», который тогда лишился статуса команды мастеров. Однако вы были одной из самых заметных фигур в составе железнодорожников. И это в 37 лет!

- Перед началом первенства на сборе сильно подвернул голеностоп. Приходилось играть через боль, выходил на поле на уколах. «Локомотив» выступил неудачно, и, наверное, одной из главных причин этого было чрезмерное омоложение состава - в команду пришло много вчерашних школьников. В начале сезона дела не заладились - и пошло-поехало: чехарда с главными тренерами - сначала командой руководил Юрий Рыбников, которого потом сменил Владимир Озеров, а завершали сезон уже с Сергеем Лушиным. Попав в психологическую яму, когда за поражением шло поражение, так и не сумели из нее выбраться. Хотя в некоторых матчах показывали хорошую игру, но не всегда добивались при этом положительного результата. По большому счету, это был провальный сезон для «Локомотива».

- После Лисок не было желания продолжить выступать на профессиональном уровне?

- Особо никуда не звали, наверное, обращали внимание на мой возраст (улыбается). Правда, потом еще не один год играл на любительском уровне - в Острогожске, Анне, Новохоперске.

ИЗ ИГРОКА В ТРЕНЕРЫ

- В общем, потихоньку стали переходить на тренерскую работу.

- Ну да, в последние годы исполнял роль дядьки-наставника - был проводником между главным тренером и игроками. Шел постепенный процесс. Вот в «Хопре» был вторым тренером, помогал Владимиру Андрианову: в команде было много воронежских ребят, которые тренировались в родном городе, - вот и руководил этими занятиями. Потом Юрий Злых и Виталий Слукин позвали в «Динамо» работать с детишками, где трудился вместе с Анатолием Канищевым. Но вскоре там все развалилось. И тут директор нашей главной футбольной школы Вадим Сосулин пригласил на должность помощника к Сергею Сопневу, с которым мы ведем юношей 1994 г.р. Есть хорошие ребята, которыми уже интересуются москвичи. Параллельно с этим начал заниматься с мальчишками 2001 г.р. Получаю удовольствие от этой работы - так сказать, занимаюсь своим делом.

- Тренировать детей - нелегкое занятие. Тут нужен особый склад характера.

- Стараюсь набираться опыта, учусь у своих коллег -у того же Сергея Сопнева, который уже имеет успехи на тренерском поприще. Нелегкий труд, но прикладываю все усилия, чтобы из ребят вышел толк. Ведь даже в самом младшем возрасте уже видны перспективные мальчишки.

- Как оцените воронежские условия для работы с детьми?

- Ситуация постепенно улучшается. Появился спорткомплекс «Звездный», где я провожу часть занятий. Хотя залов, конечно же, не хватает - и зимой это ощущается наиболее остро. Постоянно приходится искать места для тренировок - хочу выразить слова благодарности Сергею Михайловичу Беленькову, который помог нам, предоставив для тренировок спорткомплекс ВГППК.

МОЖЕТ, ЕЩЕ ВЕРНУСЬ В ФУТБОЛ

- А за ветеранов выступать продолжаете?

- Нет, в прошлом году провел за «Стрелу» всего матчей пять-шесть, а может, и того меньше. Беспокоят старые травмы - суставы, спина побаливают. Играть плохо не хочу, а играть на том уровне, который сейчас могу показать, нет желания. Вот поэтому и решил отдохнуть. Не буду загадывать: закончил с футболом или нет - посмотрим. Последние месяца два стал потихоньку бегать со своими воспитанниками, заниматься с ними в тренажерном зале. Если удастся восстановиться, то еще выйду на зеленый газон. Не хочется, чтобы на тебя показывали пальцем, приговаривая при этом: «Когда-то он выступал в высшей лиге, а сейчас ходит по футбольному полю». Всегда играл на пределе сил, по-другому не могу, но здоровьем рисковать не нужно - оно у нас одно.

- В ветеранском футболе у вас тоже немало побед.

- По области становился чемпионом и обладателем Кубка, побеждал и в других турнирах. В 2004 году вместе с нововоронежским «Атомом» стал победителем ветеранского первенства России, финал которого проходил в Воронеже. В том турнире приняло участие много известных футболистов - Массалитин, Мананников, Кузнецов. Победить в этом первенстве было нелегко, но нам все же удалось завоевать «золото» и порадовать своих болельщиков, пришедших поддержать нас на Центральный стадион профсоюзов.

СЫН ВЫБРАЛ ХОККЕЙ

- Обычно дети футболистов идут по стопам отца. В вашей семье все получилось несколько иначе - ваш сын Никита связал свою жизнь с хоккеем.

- Большую часть карьеры провел вне родного города, естественно, что со мной путешествовала и семья. Сын постоянно занимался футболом, кто его знает, не даст соврать - это у Никиты получалось очень даже неплохо. Но в 1993 году, будучи с «Крыльями Советов» на переходном турнире в Москве, я привез из столицы своему ребенку маленькие коньки - настоящие канадские. Естественно, отвел его на каток - к Леониду Алексеевичу Медведеву, который тренировал детишек на нашем стадионе профсоюзов. Кстати, в детстве я и сам занимался какое-то время хоккеем, и как раз у этого же наставника, даже в спецклассе у него был. Никиту отдал в хоккей, скажем так, для общего развития - думал, потом ему это пригодится в том же футболе. Одно время еще пытался его убедить поменять вид спорта, но он был непреклонен - либо хоккей, либо ничего. Что же я - враг своему ребенку? И следует признать, что сын сделал правильный выбор - сейчас он играет в Гродно за «Неман»...

- ...привлекается в молодежную сборную Белоруссии.

- Да, в прошлом году даже участвовал в чемпионате мира.

- Как он добрался до Белоруссии?

- В 12 лет его пригласили в школу столичного «Спартака», где работали наши воронежские тренеры Олег Белоусов и Геннадий Ревин. Отыграл там два сезона, но потом вернулся в родной город. Москва - это жернова, которые перемалывают все и всех, уцелеть трудно. Туда идут потоки перспективных спортсменов со всей страны, но карьеру делают немногие из них. Это сейчас стараюсь донести и до своих воспитанников. В какой-то момент и мой сын оказался не нужен в «Спартаке». Вернувшись в Воронеж, какое-то время Никита тренировался здесь, а потом Ревин пригласил его в Белоруссию, где у него дела пошли в гору. Там к хоккею отношение хорошее, везде строят Ледовые дворцы.

- Ваш сын теперь белорус - не было сомнений по вопросу смены гражданства?

-Я в хороших отношениях с его тренером Геннадием Ревиным, после общения с ним и приняли положительное решение по вопросу смены гражданства. Основным мотивом тут была перспектива - ведь сыну предлагали ехать с молодежной сборной на чемпионат мира. Не думаю, что от этого решения Никита что-то потерял. Глядишь, когда-то у нас опять будет единая страна, и эта проблема отпадет сама собой. У него огромное желание прогрессировать, что не может меня, как отца, не радовать. Приезжая летом в отпуск, он особо не отдыхает - нанимает тренера по легкой атлетике, занимается под его контролем. Иной раз не уговоришь поехать на пляж (улыбается).

Богачёв Сергей