Войти

Партнеры:

Виктор КАТКОВ

Виктор Катков: «От дворового футбола до «Кайрата»

На этой неделе мы один на один встретились с ветераном «Кайрата», заслуженным тренером РК, директором Департамента детско-юношеского футбола ФФК Виктором Георгиевичем Катковым.

 

— Виктор Георгиевич, вы родом из Джамбула, там начинали игровую карьеру. Когда вы впервые познакомились с футбольным мячом?
— Я вырос в частном секторе и с детства играл в такой неорганизованный футбол, улица на улицу. У нас даже команда своя была, «Ураган». Помню такой момент, было туго с мячами, вопрос о ниппельном мяче даже не стоял, а о кожаном олимпийском и говорить не стоит — это был предел мечтаний. Но нам повезло, в том плане, что в районе, где я рос, находилась школа со спортивной площадкой, на которой мы играли, и резиновый завод. И там бракованные мячи вывозились вместе с другими остатками за территорию завода, и сваливались в огромный деревянный ящик. Нашей задачей было, до того как все это увезут ещё дальше, несколько мячей вытащить. У нас дома всегда было припрятано мячей десять. Особенно весной, помню, положишь его на солнце, он надуется, и гоняешь весь день. Также недалеко находился кинотеатр, и нам часто доставалось от его работников, да и соседей, на всех без исключения стенах мы отрабатывали удары.

— Но потом вы попали в специальную школу?

— Когда мне было двенадцать лет, собрались ребята с окраин. Кто-то прочитал, что на запасном поле будет проводиться отбор ребят. Тогда мы называли это «пойти в город». Проводила отбор знаменитая школа ДЮСШ гороно, впоследствии воспитавшая многих хороших игроков. И вот мы туда пошли в один из выходных дней и с утра до вечера пробыли там. Нас через игры отбирали в школу. Меня заметили и приняли. Так все началось.

— Вы с самого начала играли на какой-то определенной позиции?
— Нет, тем и хорошо было тогда, тебя сразу никуда не определяли. Я помню, когда играл за сборную пионерского лагеря, мне приходилось даже в воротах стоять. Потом нападающего играл. Амплуа поменял в десятом классе, когда в составе детско-спортивной школы Евгения Петровича Рота выиграли зональные соревнования и вышли в финальную часть. Играли в Алма-Ате, заняли третье место. И только в финальных играх мне поменяли амплуа, я был неплохо подготовлен физически, хорошо владел ударами с обеих ног, любил играть в пас, и меня перевели из нападения в среднюю линию. Между прочим, в одиннадцать лучших по итогам турнира я попал как полузащитник. В принципе, будучи игроком на этой позиции, меня пригласили в команду мастеров в 1970 году.

— Это была команда «Алатау»?
— Нет. Сначала был «Энергетик», игравший в классе «Б», я его ещё застал. Правда, сыграл за этот клуб немного. Даже не весь чемпионат. Помню свой дебют, мы играли против семипалатинской команды. До поступления в вуз все было нормально. А в августе я сдал вступительные экзамены и стал студентом Джамбульского гидро-мелиоративного строительного института. Тогда было жестко — или играй, или учись. Но «Энергетик» многое мне дал в плане опыта. Я узнал, что такое быть в команде, в коллективе. Многому учился у Сеильды Байшакова, Юрия Федосеева, Христофора Каскиниди и других.

— «Алатау» стал преемником «Энергетика»?
— Можно сказать и так, прошла реорганизация, класс «Б» аннулировали, в итоге команда из Джамбула играла в классе «А» второй лиги. Тогда была высшая лига, первая и вторая. Получилось так, что многих талантливых игроков забрали в армию, мне это не грозило, я учился на очном отделении, и у меня была военная кафедра. Моего товарища Сеильду Байшакова забрали в «Кайрат», а по городу поползли слухи, что будет создаваться новая команда. Меня встретили в городе и сказали: приедет новый тренер — ветеран «Кайрата» Леонид Остроушко, который будет отбирать игроков. Леониду Константиновичу было тогда 35 лет, мастер спорта. Он устроил собеседование. Начал с того, что посмотрел местных ребят. Пришел на собеседование. Объяснил ситуацию, видимо, кто-то уже дал мне хорошую характеристику. Тогда ведь не было такого понятия, как «контракт», и поэтому Остроушко просто сказал, что когда начнутся двухразовые тренировки, на утреннюю в связи с учебой я могу не приходить, а на вечернюю обязательно. Команда собралась за два месяца. И когда был назначен первый сбор в Душанбе, в списке игроков оказался и я. Конечно, я обрадовался, но потом, после тренировки, прямо сказал тренеру, что учусь, а возможности меня как-то освободить не было. Остроушко сказал: «Молодой человек, выбирайте сами, но могу сказать одно, если вы продолжите заниматься футболом, у вас будет неплохо получаться, задатки у вас есть и, кстати, идите получите зарплату». Я даже не знал, что мне что-то полагается. Я не сказал родителям, какие меня могут ждать проблемы в институте и уехал на сборы. Когда вернулся, получилось так, что меня все-таки отчислили.

— Можете сказать, кто из тренеров оказал на вас большее влияние в молодости?
— Во-первых, я многим обязан своей ДЮСШ, в которой учился пять лет. Благодарен своим первым тренерам Джапару Сулейменовичу Саургалиеву и Николаю Григорьевичу Лейкину. Они учили меня технике, тактике. И упомянутому мною Евгению Петровичу Роту. Ещё я бы вспомнил Георгия Павловича Хутиди, человека, который занимался в ДЮСШ, закончил со мной одну школу, играл за сборную области, но получил тяжелую травму и очень рано стал тренировать. Он посоветовал мне поступить в институт. Если бы я не поступил, то попал бы в армию, а это ещё несколько лет.

— В свое время вас звал к себе казанский «Рубин», почему вы отказались?
— Да, был и такой момент. Когда я в 1971 году отыграл за «Алатау», меня пригласили в состав сборной Казахстана. В ней тогда, кстати, выступал и Анатолий Ионкин. Мы играли против польского клуба «Новый Гурник», и многих ребят просматривали для того, чтобы потом пригласить в «Кайрат». Просматривал великий Петр Григорьевич Зенкин. Он был тренером-селекционером, и после игры руководители «Кайрата» сказали мне, что в ноябре вызовут в команду. Осенью Петр Григорьевич приехал за мной в Джамбул, но меня в это время не оказалось в городе. Когда вернулся, родители передали мне, что я немедленно должен ехать в Алма-Ату, в «Кайрат». Я приехал, оформил все, как надо. Первые сборы были намечены на 15 декабря, и до этой даты у меня было много времени. В руководстве мне предложили санаторий, но мы с другом Геной Коревым, тоже приглашенным в «Кайрат», решили поехать к нему домой в Казань. Чтобы не терять времени, решили потренироваться с местным «Рубином». Увидев меня на тренировке, тренер «Рубина» предложил мне остаться. Но я любезно отказался, потому что в то время для любого мальчишки попасть в команду «Кайрат» — это была заветная мечта. Так, с 1972 года начал играть в алма-атинском «Кайрате».

— Расскажите, как сложилась ваша дальнейшая игровая судьба?
— Очень благодарен Виктору Георгиевичу Королькову, который меня пригласил в команду. Расскажу один случай. Под Новый год мне надо было отпроситься домой, моему отцу исполнялось 50 лет, и моим сыновьим долгом было обязательное присутствие. Меня отпустили, я вернулся домой рано утром.

Мы с отцом сходили в баню, позавтракали, и я ушел проведать друзей, все гости должны были собираться к шести. И буквально через час мы с другом попадаем в жуткую аварию. От машины ничего практически не осталось, и просто чудо, что мы оба выжили. Правда, у меня возникли проблемы с позвоночником, и я десять дней не приходил в сознание. Потом встал. В команде забили тревогу, стали проверять, вдруг я обманываю, и элементарно не хочу возвращаться. Приехал обратно, и меня в специальном центре выходили и поставили на ноги.
Помню, первую игру после травмы играл за дубль против дубля ЦСКА. За игрой смотрел Остроушко. У меня ничего не получалось, ни обводка, ни пасы. Вдобавок из-под меня забили гол. После игры Леонид Константинович подошел ко мне и сказал: «Ну, что, Виктор, домой?», я согласился. Когда садился в автобус, чтобы ехать на спортбазу, ко мне подошел Корольков, он шепнул: «Домой, как голуби, возвращаешься?». Потом он мне очень жестко и конкретно объяснил, кто я такой. «Ты у меня будешь играть!», — и с этими словами он вселил в меня такой заряд уверенности, что я остался.

Как мне не быть ему благодарным, когда он поставил меня в основу на матч против «Спартака»! В неполные двадцать лет! А в составе «Спартака», что ни игрок, то имя, Хусаинов, Логофет+Мы в паре с Байшаковым хорошо отыграли в центре обороны, и команда победила со счетом 1:0. Потом по некоторым причинам Корольков ушел, и пришел Сергей Иосифович Шапошников. Он тоже многому меня научил. Вместо него в 1973 году пришел Артем Григорьевич Фальян. Благодаря ему у команды появилась настоящая учебно-тренировочная база, она до сих пор находится на улице Каблукова в Алматы. Его результаты не удовлетворили руководство «Кайрата», в 1974 году команда вылетела из высшей лиги. Вместо него пришел великий Всеволод Михайлович Бобров. Через год главным тренером стал Станислав Францевич Каминский, при котором «Кайрат» вернулся в высшую лигу.

В 1977 году Шапошников пригласил меня в «Таврию». В коллектив влился сразу, и, хочу сказать, нигде не встречал такого командного единения, как в Симферополе. В «Кайрате» микроклимат был нормальным, но некоторые игроки все-таки делились на группировки. Будучи тренером, я сам старался строить взаимоотношения, подобные тем, что были в «Таврии». Отыграв год в Симферополе, вернулся в родной Казахстан.

— Кстати, когда к вам пришло решение стать тренером?
— Это получилось неожиданно. Я завершал карьеру в родном Таразе, играл за «Химик». Когда во втором круге от должности освободили Евгения Ивановича Кузнецова. Главным тренером стал Юрий Полянский, а я и Вячеслав Хван были назначены играющими тренерами. Когда карьеру завершил, был начальником команды, потом главным тренером, и вот все получилось.

— Расскажите о вашей семье.
— Я в браке уже 36 лет. Супруга Ирина тоже из Джамбула. Немного занималась спортом, мы познакомились на одном из соревнований. У нас дочь Наталья, внуку Филиппу скоро исполнится 15 лет.

— Месяц назад вы были в Англии на семинаре, посвященном развитию детско-юношеского футбола.
— Главы департаментов по развитию футбола в английских премьер- и футбольной лиге рассказали о своей работе. О том, как идет лицензирование тренеров, академий, центров, как разрабатываются программы по трем основным направлениям: базовому, практическому, разностороннему развитию игрока, как идет просмотр футболистов для клубов премьер-лиги.

Очень большое значение в Англии уделяется взаимоотношениям клуб — родители. Есть свой кодекс. Постоянно проводится мониторинг футбольных центров, академий с целью соблюдения требований и повышения стандартов, каждые пять лет разрабатывается стратегия развития футбола.

Главный тренер молодежной сборной Англии Стюарт Пирс рассказал, как идет просмотр в командах премьер-лиги для дубля и для главной команды. Ребята старшего возраста довольно часто занимаются вместе с главной командой. Часто практикуется рокировка тренеров по возрастным категориям в центрах, академиях, в дубле, которые трудятся в тесном контакте друг с другом и с главной командой.

В ходе семинара мы посмотрели практическое занятие юношеской сборной Англии (U-17). Мы также посетили футбольную академию клуба премьер-лиги «Астон Вилла» и стали свидетелями матча розыгрыша Кубка УЕФА «Астон Вилла» — ЦСКА в Бирмингеме.

Отдельно хотелось бы остановиться на футбольной академии. С 1990 года все академии, а всего их в Англии 22, плюс 46 центров повышения мастерства, имеют четкую сформировавшуюся структуру. В том числе тренерский, административный, медицинский штаты, куда, в частности, входят: менеджер академии с тренерской лицензией категории не ниже «А», заместитель по общеобразовательному процессу, специалисты по подготовке вратарей, тренер по фитнессу, тренер-селекционер, тренеры-кураторы в соотношении один куратор на десять учащихся.
В академии обучаются группы по 30 человек (дети 9–11 лет), по 20 человек (12–16), 15 человек (17–21). В распоряжении юных футболистов имеются 10 стандартных естественных полей, 2 стандартных искусственных поля, манеж с футбольным полем 60 на 40 метров, тренажерный зал, зал реабилитации, бассейн, кухня, тренерская, шикарные раздевалки для каждой команды, кабинет врача, компьютерный класс, большой методический кабинет с видеоаппаратурой. После осмотра академии и просмотра практического занятия мы встретились с менеджером академии и тренерским коллективом. На встрече задавались различные вопросы по учебно-тренировочному процессу. Особо было подчеркнуто, что как у воспитанника академии есть шанс попасть в главную команду, так и у тренера есть такой шанс.

Далее господин Симонс на своей лекции дал направления по сглаживанию различий в развитии футболистов. Необходимо детально у каждого занимающегося выявить его слабые и сильные стороны. Обсуждение шло на примере Майкла Оуэна.
При подготовке юных футболистов выделяются четыре модели: техника, психология, физическое состояние, социальный аспект. И идеал игрока — тот, у которого равномерно распределены все четыре характеристики. При этом определить уровень спортсмена легче по технике и физике, поскольку два других аспекта проявляются уже в коллективе. В процессе воспитания велика роль детского тренера и уровень его квалификации. Если зрелые игроки развиваются на своем опыте, а молодые постоянно прогрессируют.

Сила и скорость — основные требования нынешнего и будущего футбола. Идет увеличение подвижности, возрастает роль взрывной скорости. Игра в одно, два касания становится приоритетом. Футболисты становятся более универсальными. Ещё сильнее возрастает роль голкиперов, они теперь лучше должны уметь играть ногами. Значительно чаще в атаках участвуют крайние защитники. Возросла роль быстрых контратак. Футболисты стали выполнять больший объем работы. Основные направления игры сегодня — контроль мяча, максимальная скорость, минимум касаний, в обороне — предотвращение быстрых контратак.

Так что интересного было очень много. Мы в свою очередь рассказали о структуре детско-юношеского футбола, о подготовке юных футболистов в нашей стране. Отдельно коснулись вопроса обучения тренеров. Отмечу, что наши коллеги из других стран с неподдельным интересом восприняли наше сообщение о наличии лимита для молодых футболистов в матчах клубов высшего дивизиона и обязательное наличие групп подготовки по пяти возрастам и проведение первенств среди них. Проблема воспитания резерва стоит достаточно остро во многих странах. И многие клубы предпочитают идти более легким путем, предпочитая не воспитывать своих игроков, а приглашать футболистов из-за границы. В Англии, например, есть правило — в игре в составе одной команды участвуют не менее пяти доморощенных футболистов.

Я думаю, те тренеры, что находились в составе нашей делегации, получили полезный опыт, который поможет им в их работе. Ведь в первую очередь эта поездка была организована для них, чтобы они посмотрели на методику своих зарубежных коллег, почерпнули что-то новое для себя.

— Спасибо вам за беседу!
— Вам спасибо.

 Всеволод Хван, газета ProSportот 23 марта 2009 г.  Досье: КАТКОВ ВИКТОР ГЕОРГИЕВИЧ
Родился 3 июня 1952 г.
Закончил Казахский институт физической культуры.
В качестве футболиста выступал за команды: «Энергетик» (Джамбул), «Алатау» (Джамбул), «Кайрат» (Алматы), «Таврия» (Симферополь), «Целинник» (Целиноград), «Химик» (Джамбул).
В 1981 году работал завучем СДЮШОР «Кайрат» в г. Алматы. С 1982г. по 1984г. работал начальником команды «Химик» г. Джамбул. В 1985г. работал главным тренером ФК «Химик» г. Джамбул. В 1986 г. тренер- преподаватель по футболу СДЮШОР «Кайрат» г. Алматы. С 1987г. по 1992г. работал тренером сборной команды СССР МЦОП. С 1992г. работал главным тренером ФК «Арман» г. Кентау. В 1993г. работал главным тренером ФК «Ажар» г. Кокшетау. С 1994г. по 1998г. работал техническим директором, начальником и главным тренером ФК «Кайрат» г. Алматы. С 1998г. по 2008г. главный тренер штатной команды ЦСКА МОРК.
В 2008 году работал директором департамента детско-юношеского футбола ФФК. В 2009 году – директором департамента сборных команд РК.
С 17 ноября 2009 г. – вице-президент ФФК.