Войти

Партнеры:

Вахид Масудов

- Свою футбольную карьеру я начинал в славном городе Джамбуле, - начинает разговор Вахид Масудов. – Отсюда вышло много известных игроков – Сеильда Байшаков, Евгений Яровенко, Антон Шох, Дмитрий Огай, Воит Талгаев и другие. Да и имена следующего поколения футболистов на слуху – Игорь Авдеев, Олег Литвиненко, Нуркен Мазбаев. Сейчас в Таразе тоже достаточно талантливой молодежи. Может, местной команде просто не хватает финансирования или есть другие проблемы, помешавшие ей сохранить место в суперлиге. Чтобы говорить однозначно, надо быть в команде.
- В детстве с видом спорта определились сразу?
- Да, мы с футболом с первого взгляда полюбили друг друга. Если родители слышали на лестнице стук мяча, то знали – сын возвращается домой. Мне было тогда года четыре или пять. Наш сосед, дядя Леня, прочил меня в футболисты. Так и получилось. В моей характеристике, выдаваемой после окончания школы, классным руководителем так и было написано: «Мечтает стать футболистом».
- Футбол не мешал учиться?
- Скорее учеба несколько отвлекала от футбола. Но хорошо учиться в наше время было престижно, да и родители всегда ревностно следили за успеваемостью в школе.
- В команду мастеров попали со школьной скамьи?
- В 1976 году, когда мне было 17 лет, взяли на заметку в местном «Химике». В то время в Джамбуле существовала хорошая традиция: несколько раз в год команда нашей ДЮСШ играла с «Химиком». В этих матчах тренерский штаб команды мастеров просматривал перспективную молодежь, лучших приглашал на просмотр.
- Однако в «Химике» вы пробыли недолго…
- В 1978 году уехал играть в Узбекистан. Бывший защитник киевского «Динамо» Сергей Доценко и Николай Любарцев пригласили в «Хорезм» (Ханки), за который выступал ряд футболистов ташкентского «Пахтакора». Весь сезон отыграл в основном составе, что для молодого парня было огромным стимулом. 1979 год я «отслужил» в Кзыл-Орде, после чего меня в приказном порядке перевели в «Кайрат».
- А по доброй воле переехали бы в Алма-Ату?
- Конечно, мне очень хотелось играть в главной команде республики. Не видел и не помню ни одного человека, который в союзные времена сознательно отказался бы выступать за «Кайрат». Осенью 1979 года молодежная сборная Казахстана готовилась в Джамбуле к традиционному турниру «Переправа». После контрольной игры с «Химиком» мне и поступило предложение попробовать свои силы в «Кайрате».
- В то время в Алма-Ату со всей республики съезжалась талантливая молодежь…
- Старший тренер Игорь Семенович Волчок рискнул и сделал ставку на молодых ребят. За 3-4 года мы сыгрались, образовав костяк «Кайрата» середины 80-х. Нам тогда исполнилось по 24-25 лет – самый расцвет футбольной карьеры. В той команде играть было очень приятно: замечательная атмосфера в коллективе, полные трибуны нашего Центрального стадиона, да и соперники, против которых грех было плохо играть… Многие кайратовцы получали приглашения в ведущие клубы страны – Сергей Волгин и Александр Куклев в московский «Спартак», Антон Шох, Евгений Яровенко и Фанас Салимов в «Днепр», Сергей Стукашов в московское «Динамо». Это ли не показатель силы алма-атинской команды той поры. Я думаю, что болельщики не случайно помнят поименно тот «Кайрат», игравший, в первую очередь, для них.
- За свою карьеру перепробовали много амплуа?
- Меня всегда тянуло к чужим воротам. Начинал играть как левый полузащитник. Со временем перевели в центр поля. В средней линии обычно играли опытные ребята, поэтому молодому игроку трудно было получить там постоянное место. Однако мне это удалось.
- Свой дебют в высшей лиге помните?
- А как же. 7 апреля 1980 года играли в Тбилиси с местным «Динамо» (0:3) и в перерыве меня выпустили на замену вместо Антона Шоха. Вышел я держать знаменитого Манучара Мачаидзе. Очень сложно было. Весь второй тайм добросовестно бился о его могучие ноги, падал, но забить не дал. Тогда я понял, насколько велика разница между матчами на сборах и официальными играми. Несмотря на смертельную усталость, играть в высшей лиге мне понравилось.
- Но самым запоминающимся в дебютном сезоне стал для вас домашний матч с московским «Спартаком» накануне вашего дня рождения…
- Тот матч мы выиграли со счетом 1:0, а я забил в ворота Рината Дасаева свой первый гол в высшей лиге (поединок 9 октября 1980 года стал единственным, выигранным «Кайратом» у «Спартака», когда ворота москвичей защищал Дасаев. – Прим. авт.). После матча тренеры поблагодарили всю команду за хорошую игру, за подарок, который мы сделали алма-атинским болельщикам, и распустили нас на два дня.
- В 1982 году «Кайрат» не удержался в высшей лиге…
- Тогда в команде были определенные неурядицы. Тренерская чехарда не могла не отразиться на наших результатах. К тому же, старший тренер Иосиф Иосифович Беца не понимал наш южный менталитет. Хотя выглядели мы не слабее многих соперников по высшей лиге, пришлось ее покинуть. Но ненадолго. Решив все проблемы за короткий промежуток времени, в 1983 году мы выиграли турнир первой лиги и добились повышения в классе. Не хотелось оставлять Казахстан без высшей лиги.
- В 1984 году вы не только вновь сыграли в высшей лиге, но и получили приглашение в сборную СССР…
- В том сезоне «Кайрат» играл здорово. Причем не только на своем поле. Каждый в команде чувствовал себя лидером, и у меня шла игра: часто участвовал в атаках, забивал, отдавал голевые передачи. На это не могли не обратить внимания тренеры сборной, которые присутствовали в начале мая на двух наших московских матчах: с ЦСКА (2:1) и «Динамо» (1:1). Армейцам я забил, а в игре с «Динамо» отдал голевой пас Сергею Стукашову. После тех ярких матчей и поступило приглашение из сборной.
- Почему же так и не сыграли ни одной официальной встречи за главную команду Союза?
- На одной из двусторонок в столкновении с нападающим киевского «Динамо» Олегом Блохиным получил тяжелую травму. Момент был чисто игровым. В том эпизоде я сглупил: нужно было играть пожестче, ставить ногу, а не стелиться в подкате. Но захотелось сыграть поинтеллигентнее. Тем более, что матч проходил в Лужниках. Это, кстати, была наша вторая двусторонняя игра. В первой, которая прошла на базе в Новогорске, я забил гол. Врач сборной СССР Савелий Мышалов отмечал мою хорошую физическую форму, которая явилась следствием кайратовских сборов на «Медео» под руководством Леонида Остроушко.
- Многие футболисты «Кайрата» имели приглашения от ведущих советских клубов. Вас самого кто звал?
- Еще в начале 80-х московское «Торпедо». Но самое конкретное приглашение было из столичного «Динамо». Я даже приехал в Москву, должен был получить квартиру. Но в какой-то момент остался в столице один. Эдуард Васильевич Малофеев – со сборной, динамовцы – на сборах в Грузии, а я в клубе проходил ежедневные медосмотры и медкомиссии. Как будто не играть приехал, а служить. Все это мне ужасно надоело, и я вернулся в Алма-Ату, тем более что ребята и тренеры постоянно звонили. Задержись я на день в Москве, дождись Эдуарда Малофеева, и продолжил бы карьеру в «Динамо», стал бы, вопреки своему желанию, офицером МВД.
- Не жалеете о том, что вернулись в Алма-Ату?
- Нисколько. В «Кайрате» я провел 12 замечательных лет. Эта команда дала мне имя. Меня до сих пор узнают на улицах. Не скрою, мне это приятно.
- Седьмое место «Кайрата» в чемпионате 1986 года – это предел той команды?
- Думаю, нет. Потенциал у нас был гораздо выше. Да и состав прекрасный. Не случайно Эдуард Малофеев, Валерий Лобановский говорили нашему старшему тренеру Леониду Остроушко: «Нам бы твою команду, мы бы каждый год железно в Кубке УЕФА играли». Мне кажется, что руководство того «Кайрата» не было готово к завоеванию больших высот. Неожиданно начались задержки с зарплатой, другие проблемы.
- По итогам чемпионата 1988 года «Кайрат» вылетел в первую лигу, однако вы команду не покинули…
- Рассудил, что после стольких лет было бы глупо бросать команду. В то время еще существовало такое понятие, как клубный патриотизм. Это сейчас футболисты бегут туда, где платят больше. У меня в Алма-Ате была семья, друзья, что-то менять уже особо не хотелось.
- А как же отъезд в «Терек» в 1990 году?
- Там все решилось за моей спиной. Приехали люди из Грозного и все сделали без меня, через моих родителей. Конечно, было неприятно, но не хотел огорчать родителей и уехал в Чечню. В сезоне 1990 года стал лучшим бомбардиром «Терека», игравшего во второй лиге, болельщики меня любили, ребята относились с душой, но почему-то играть среди своих было тяжело.
- Когда вы впервые были включены в заявку на чемпионат как играющий тренер?
- В 1993 году, когда в Алма-Ате образовался «Достык». У играющего тренера есть ряд преимуществ, главное из которых – возможность лично воплощать свои идеи на футбольном поле, своим примером показывать подопечным, как действовать в той или иной ситуации.
- В последнее время за вами закрепилась репутация тренера-спасателя…
- Конечно, в тренерской работе хочется стабильности. Чтобы выстроить команду и что-то с ней выиграть, нужно время и деньги. С другой стороны, с карагандинским «Шахтером» в 2005 году мы, не получая несколько месяцев зарплату, заняли четвертое место. Важно и взаимопонимание всех клубных структур. Каждый должен отвечать за свой фронт работы. А то когда президент вмешивается в тренерскую работу, это не дело.
- Считается, что вершина тренерской карьеры – работа в сборной…
- У меня уже был такой период – 2001-2002 годы. Та сборная Казахстана в первый и последний раз вошла в сотню рейтинга ФИФА. Национальная команда – это особый этап в карьере, этап повышенной ответственности. Мне не стыдно за свою работу в сборной Казахстана.
- Почему не удалось пробиться во второй отборочный этап чемпионата мира 2002 года?
- На мой взгляд, наш главный конкурент – сборная Ирака – ответственнее подошла к этому турниру. Она поставила на карту все. Если помните, судьбу первого места после двух наших ничьих с Ираком решила разность забитых и пропущенных мячей. Она оказалась выше у соперника. Не исключаю вариант, при котором Ирак договаривался с Макао и Непалом выкладываться в матчах с нами, а в игре с ним особо не упираться. К тому же, на подготовку к турниру сборной Казахстана было отведено совсем мало времени. Играли мы, по сути, с листа.
- Отношения со сборной исчерпаны?
- Если буду нужен ей, то обязательно помогу. На данный же момент главная цель – оставить «Кайрат» в суперлиге, вопреки желанию тех людей, кто не хочет нас там видеть.

Сергей Райлян