Войти

Партнеры:

Сегодня Алонсо Гонсалес («Сантильяна») Карлос отмечает 65-летие

Сегодня Жозе Албино Торрес Сарайва отмечает 65-летие

Сегодня Недильский Богдан отмечает 50-летие

Сегодня Кобенко Александр Васильевич отмечает 40-летие

Сегодня Лейтан Юрий отмечает 40-летие

Сегодня Конти Андреа отмечает 40-летие

Сегодня Секейра Солано Дуглас Эстебан отмечает 40-летие

Сегодня Тудору Кристиану Дорину исполнилось бы 35 лет

Сегодня Проич Йосип Петар отмечает 30-летие

Сегодня Кошта Фернандеш Фонсека Карлос Мануэл отмечает 30-летие

Сегодня Кобахидзе Мамука отмечает 25-летие

Сегодня Ндонг Нгале Анри Жюниор отмечает 25-летие

Сегодня Глебко Сергей Александрович отмечает 25-летие

Олег Романцев: «Титов был лучше Бекхема»

«Спорт-Экспресс», 18.05.2007

Едем к Романцеву. С третьего кольца кое-как выползаем на пожизненно обрученную с пробками Варшавку. Еще пара километров в сторону МКАД, поворот к стадиону «Труд» и... Совершенно неожиданно перед нами возникает футбольный оазис: несколько полей, новая трибуна, пятиэтажный интернат с иголочки, который вот-вот откроется. Впечатляет. На поле вовсю кипит работа, которой руководит Романцев. Младший, завидев нас, улыбается, приветливо машет рукой.

- Нравится? - уловив реакцию, с гордостью спрашивает Вадим Олегович. - Скоро офисный корпус войдет в строй. Там же интернат разместится. Столовая заработает, бассейн. Раздевалки обновим. Согласитесь, для мальчишек очень важно, в каких условиях их футболу учат.

Соглашаемся. Задаем еще два-три вопроса о будущем сего спортивного объекта и направляемся к двухэтажному зданию не слишком капитальной сборки, в котором пока квартирует руководство «Ники» и стадиона «Труд». Там и находим Романцева-старшего в привычном антураже - с сигаретой и чашкой кофе.

ИДЕОЛОГ ФУТБОЛА

-Имеете отношение ко всем этим новшествам? - киваем мы в сторону окна, из которого видны интернат и трибуна.

- К строительству? Нет, этими вопросами занимается Назар Петросян. Я же всегда тяготел к чисто футбольным делам.

-Конечная цель проекта под названием «Ника» вам известна?

- Разумеется: создание школы-интерната и профессиональной команды сначала второго, а затем первого дивизиона. Будем готовить детишек прежде всего для наших клубов, для России. Идея родилась года три назад, в период расцвета массового завоза в страну легионеров. Заката этому периоду к сожалению, не предвидится, из-за чего в нашем футболе теперь полно мусора, каким бы обидным ни казалось это слово. А ведь воспитать своих футболистов того же класса можно буквально за несколько лет. Увы, руководителям... нет, хозяевам команд, так они сейчас называются, нужен сиюминутный результат. Сколько-нибудь годные импортные полуфабрикаты скупаются, а наша молодежь отправляется в дубль и запас, теряет веру, снижает требования к себе, оседает во второй лиге. Пропадает огромное количество талантов, которые вовсе не перевелись со времен Яшина, Стрельцова и Воронина. Просто мы их найти и раскрыть не можем.

-Как же вы будете создавать собственную профессиональную команду, если станете отдавать игроков в другие клубы?

- Приоритет, естественно, получит «Ника». Стандартная пирамида. Внизу самые маленькие - сейчас это десятилетние, в перспективе будут семилетние. 16 лет - выпускной класс, затем команда КФК, которая уже имеется. Оттуда путь либо в «Нику», либо трудоустройство в футболе с нашей помощью. Такая модель работала еще при советской власти. Пока набираем детей по окрестностям. Кто пешком приходит, кто на автобусе приезжает. Есть ли в Москве таланты? Наверное. Но отбор все равно надо расширять. Нужны агенты, которые будут просматривать в регионах детские, юношеские турниры. Да даже уроки физкультуры в школах! И такие агенты будут. Сергея Павлова я уже попросил найти человека на Дальнем Востоке. В Красноярске провели работу, там поможет мой первый учитель Уринович. Есть люди в Казахстане, Молдавии, Приднестровье, на Урале... По одному, по два в год будут к нам присылать - уже хорошо. Из сотни приехавших получится на выходе хотя бы десять - великолепно!

-Что-то из иностранного опыта возьмете?

- Знаете, я недавно в Голландии побывал с нашими тренерами. Посмотрел, с Куманом пообщался, все хорошо, интересно... Изучал больше детское звено, поскольку в большом футболе загадок для меня меньше. Но одна вещь просто убила. Может, и вас она поразит. ПСВ, «Аякс», «Фейеноорд» и другие ведут детскую селекцию строго в своем районе страны. Они так договорились. И вот я спрашиваю: «Какую часть всех голландских детей вы можете просеять, просмотреть на предмет годности к футболу?» Отвечают: «Сто процентов». Это даже представить сложно! В России максимум два процента попадают в поле зрения, на мой взгляд. Вот где потенциал! Но чтобы дотянуться в этом смысле до голландцев, нам, боюсь, понадобится несколько десятков лет. Чтобы и в Якутске отслеживать таланты, и в Уренгое, и в Норильске...

-Как называется ваша должность в «Нике»?

- Не знаю, можно ли это назвать должностью. Я в некотором роде идеолог. Провожу и насаждаю в жизнь свою линию. Это касается и системы подготовки, которая будет у нас действовать, и игровой схемы, о которой говорить пока не стану.

-Из соображений секретности?

- Да нет, схема одна из общепринятых. В современном футболе сложно изобрести что-то революционное. Да и безответственно ставить на детях эксперименты. Но следовать этой схеме будут абсолютно все команды «Ники». Обязательно! И состав будет подбираться под схему, а ни в коем случае не наоборот. Тогда в команду мастеров станут приходить люди, которых не надо переучивать.

НЕ ВСЕ В «СПАРТАКЕ» РЕШАЕТ ФЕДОТОВ

-Рискнем предположить, что в «Нике» вы будете культивировать спартаковско-романцевский футбол середины 90-х.

- Было бы странно, если бы я отказался от хорошего. От того, к чему привык, что люблю и чем горжусь. Конечно, это будет попытка возродить тот интеллектуальный, мыслящий, комбинационный, атакующий футбол.

-Многие считают, что после того, как «Спартак» возглавил Владимир Федотов, в игре команды стали появляться проблески именно такой, исконно спартаковской игры.

- Согласен. Федотов и со мною долго работал, и в ЦСКА в свое время был одним из немногих, кто хотел играть в наш футбол, хотя его заставляли действовать в силовой манере.

-Почему в этом случае в игровой схеме «Спартака» не нашлось места таким исполнителям, как Павленко или Калиниченко?

- Выскажу свое мнение, хотя кое-кого оно, возможно, обидит. Не все там решает Федотов. Далеко не все. Если не сказать больше - Федотов мало что решает. Нет у него свободы творчества. Примеры? Ну, вот не думаю я и не верю, что Федотов мог пригласить Жедера. Хороший он игрок, допускаю, но на тысячу процентов не спартаковский. Из какой-нибудь другой команды Жедер мог бы и в сборную Бразилии попасть, а стать своим в «Спартаке» ему будет проблематично. Не тот стиль. Павленко, Павлюченко, Титов, Парфенов - от них шла мысль, интеллект. Многие нынешние спартаковцы этим похвастать не могут.

-В последнее время все чаще приходится слышать, что Титов уже не вернется на свой прежний уровень. Как думаете, в самом Егоре тут дело или в отсутствии рядом с ним подходящих партнеров?

- Мне кажется, есть совокупность причин. Первая - возраст дает знать, никуда не денешься. Прежний объем работы выполнять все сложнее. Вторая - год без игры. Это очень плохо и ничем не компенсируешь. Третье - отсутствие партнеров, понимающих с полуслова. Титов видит поле, хочет дать пас, но не всегда есть кому. Раньше он знал, что его передач уже ждут в нужной точке, а сегодня ему приходится иногда мячом заставлять людей бежать в эту точку. Но мне все равно нравится, как он играет. Хотя это уже и не звезда европейского уровня, которой Егор был совсем недавно. Помню, какой-то журналист спросил меня еще тогда, когда Бекхэм был в порядке, можно ли сравнить Титова с англичанином. Нет, ответил я, поскольку Титов на голову выше. Журналист скептически усмехнулся. Но таким уж было мое мнение, и я от него никогда не отказывался. Потому что твердо уверен: Титов был лучше Бекхэма.

-Сейчас многие хвалят Федотова за то, что он дал дорогу молодым. Но не кажется ли вам, что Динеев, Дзюба, Прудников получили шанс не столько благодаря мудрости тренерского штаба, сколько от безысходности, вызванной травмами и неважной селекцией?

- Согласитесь, Роналдинью и Криштиану Роналду «Спартак» все равно не купил бы. Скорее всего, дело ограничилось бы какими-то средними вариантами. Тем лучше, что этого не произошло. В противном случае нынешняя молодежь, которую не просто так растили, верно, продолжала бы сидеть в забытьи. А так она играет, получает неоценимую практику, закрывает позиции, которые, оказывается, не такие уж и проблемные. Дали бы раньше шанс молодым, а не покупали второй сорт, может, и не был бы «Спартак» уже пять лет без золотых медалей.

-Но вот в «Роторе», скажем, ставка на собственную молодежь не сработала.

- Потому что во всем важны баланс и преемственность. Когда мы выходили играть с «Ливерпулем», имея, условно говоря, средний возраст восемнадцать лет и средний рост метр шестьдесят, это было смешно. Пацанам нужно чувствовать чье-то опытное плечо. Помню, выпустил я с «Антверпеном» юного Бакшеева. А потом говорю ему: «Как же так, ты, молодой парень, и все тридцать минут простоял?!» А он отвечает: «Я на стадион смотрел, Олег Иванович, никогда раньше такого не видел». Были бы рядом такие, как Горлукович или Романцев в игровые годы, прикрикнули бы, вселили уверенность, и заиграл бы молодой, никуда не делся.

ОШИБСЯ, ЧТО ОТКАЗАЛ КИТАЙЦАМ

-В свое время вы сказали, что никогда не вернетесь в сборную и в «Спартак». А из других мест к вам в последние годы обращались с предложениями?

- Варианты были. Например, в свое время моя фамилия фигурировала наряду с Клинсманном в списке пяти кандидатов на пост главного тренера сборной Германии. Поступали предложения из национальных сборных Белоруссии и Китая. Звали и клубы.

-Есть ли воображаемый уровень, ниже которого не станете опускаться?

- Нет. Главное, чтобы мне было интересно, чтобы была перспектива и возможность претворять свои идеи в жизнь. Вот три условия. А престиж - это не самое важное. Если все пойдет, как задумано, с большим удовольствием стану тренировать «Нику». Ничего зазорного в этом не вижу.

-Почему вы отказали белорусам и китайцам?

- Не был готов психологически. Отсутствовала уверенность, что все мои пожелания и требования будут выполнены. С Китаем, быть может, ошибся. Анализируя сейчас, прихожу к выводу: для меня, для моих принципов, взглядов на работу тренера Китай - оптимальная страна. Дисциплина, самоотдача, любовь к футболу, которые я ставлю во главу угла, - все это в Китае присутствует, уверен.

-Недавно президент «Депортиво» Аугусто Сесар Лендойро признался в интервью «СЭ», что до сих пор хранит в сейфе подписанный вами контракт. Тем не менее летом 91-го главным тренером этого испанского клуба вы так и не стали. Среди версий того, почему это произошло, - вето Николая Старостина и ваши собственные опасения, связанные с адаптацией в чужой стране.

- Препятствий со стороны Николая Петровича быть не могло, так как к тому времени «Спартак» при мне уже выиграл чемпионат СССР. Нет, Старостин хранил нейтралитет. А главное здесь, наверное, то, что в «Спартаке» собралась очень интересная команда. Если бы нам хотя бы не мешали, мы могли всерьез замахнуться на что-нибудь в Европе. Но вмешались не зависящие от нас причины: развал профсоюзов, экономические бури, разгул бандитизма в стране. Ребята стали подходить ко мне, проситься за рубеж. Я их понимал, и предавать «Спартак» в такой момент не мог. Ответственность перевесила.

-Как относитесь к тому, что многие считают вас затворником?

- Для друзей я нормальный человек, один из вас это хорошо знает. И выпить могу в компании, и закусить, и поплясать. Разве это затворничество?

-А для работодателей вы неудобный человек?

- Вот для них - очень неудобный.

-Чем?

- Характером. Сам всегда погружаюсь в дело с головой и требую того же от работодателей, как вы сказали. Хотя работодателей у меня по большому счету и не было, а как только они появлялись, я переставал работать. Поэтому приглашают меня в основном те, кто хорошо знает. И понимает, что тренеру важно доверять и не вмешиваться. Постановка задач - другое дело. Нужно выиграть то-то, возможности такие-то - готовы? Готов. С этой минуты кого взять, кого поставить, кого отчислить - это уже проблема тренера. Мне кажется, у Газзаева с Гинером получилось нечто подобное. Есть задание, есть спрос за выполнение. Не выполнил - увольняйте меня к чертовой матери. Но я буду знать, что сам в этом виноват, а не те, кто покупал за десять миллионов Иванова или Сидорова и после этого требовал ставить их в состав. Тут уже не тренер виноват, получается, а работодатель. Правильная, наверное, поговорка «кто платит, тот и заказывает музыку». Но, извините, я так не могу, вот какая штука.

-Не жалеете, что в свое время судьба не свела с Гинером?

- Я вообще ни о чем не жалею. Тем более что мне попался в жизни очень похожий руководитель - президент «Депортиво». Уверен, что похожий. Я был там две недели, видел обстановку. Она была идеальной для творчества, хотя «Депортиво» только-только вышел из второго дивизиона. Но - не судьба.

-Вы говорите, тренер в ответе за все. А как же новомодная должность спортивного директора?

- Не готов комментировать. Я всегда работал в двух ипостасях: либо сам определял стратегию и тактику, либо кто-то другой. Но я это уже не считаю работой, потому что в таких условиях даже отвечать ни за что не хотел. Спокойно уходил, вот и все. В данном случае говорю о «Сатурне» и «Динамо».

-Схожие были ситуации?

- Да почти один к одному. Ну не хотел я в «Динамо» никаких португальцев! Все равно, говорил, останется один Данни. Так и вышло по большому счету - Сисеру тогда еще мальчишкой был. А их все везли и везли. Что это за работа такая, объясните? И ведь приезжали португальцы ни больше ни меньше спасителями российского футбола! Хотя к тренировкам, играм относились непорядочно. Доктор Васильков тоже ушел, не выдержал. «Как я могу за них отвечать, - сказал, - если у него в желтенькой бумажке написано по-португальски »здоров«, но проконтролировать это нельзя? А вдруг он помрет на поле? Посадят ведь!» Одного даже, помнится, хозяева с туберкулезом купили. И лечили потом.

-Если бы игрок пропустил вашу тренировку из-за непочищенных бутс, какой была бы реакция?

- Так ведь у меня такое было. Гетры Дерлею вовремя не принесли к номеру. Он не вышел на тренировку. А Дерлей у них авторитет. И что вы думаете? Все не вышли, забастовку устроили. Что прикажете делать? Выгонять девять человек? А у меня их всего шестнадцать, кто играть будет? Я заложник обстоятельств, а они спокойно сидят, чай пьют. У тренера, на мой взгляд, обязательно должны быть рычаги. Финансовыми я никогда не пользовался, но в «Динамо» остался еще и без психологических.

20 МИЛЛИОНОВ ЗА ТИМОЩУКА - ЧИСТОЙ ВОДЫ ПИАР

-Почему же тогда сами не ушли из «Динамо», а дождались решения Федорычева?

- Это кто же вам такое сказал?! Я всегда уходил сам, причем с уговорами! Писал заявление и уходил. С Федорычевым долго разговаривали, пока я его не убедил, что все равно ничего не сделаю в той ситуации. Сказал ему и Заварзину: назначьте Кобелева, дайте парню шанс, а меня уже тошнит от всего этого. Тот: «Как, вы меня бросаете в такой момент?» В какой момент? Сезон еще только начинался, все можно было исправить. И я, как честный человек, сказал Федорычеву, что дальше работать с этой командой не смогу. Он был категорически против моей отставки. То же самое и в «Сатурне». Там есть очень порядочный, очень футбольный губернатор Громов. Ну не мог он в силу занимаемой должности и огромного количества забот охватить все, что происходило в команде. А я не мог напрягать такого человека, зная о его загруженности и проблемах. У нас с Громовым до сих пор, мне кажется, натянутые отношения, он считает, что я, покинув «Сатурн», его подвел. Но ушел я сам.

-Получается, те люди, что были между вами и Громовым, не работали так, как надо?

- На мой взгляд, нет.

-У нынешнего «Сатурна» все есть. Кроме результата. Почему?

- Для выводов необходимо больше информации. Состав там вроде неплохой, тренер Вайсс как будто тоже грамотный. Наверное, нужно больше терпения. А то у нас после первых шагов сразу норовят на человеке крест поставить.

-Вайсс считает, что на него еще и как на иностранца повышенное давление.

- Правильно считает. Он ведь занимает место кого-то из наших специалистов - значит, должен быть лучше. Иначе какой смысл его приглашать? Это нормально, во всем мире так. Сам Вайсс тоже это понимает.

-«Зенит» тем не менее поменял одного иностранца на другого.

- Я могу чего-то не понимать - той же замены Муслина на Долматова, например, но это не значит, что имела место чья-то ошибка. Стараюсь всегда исходить из того, что люди, принимавшие решение, были не глупее нас с вами. Им и карты в руки. А мы, скорее всего, чего-то не знаем - только и всего.

-В свое время у вас был обширный список потенциальных новичков «Динамо». В него входили Семак, Семшов, Колодин, Павленко, Павлюченко, Жан, Бояринцев... Вам этих людей не купили, а Семину многих из них купили. Почему?

- У меня нет версии. Может быть, господин Федорычев - очень хороший человек, кстати, мы с ним в нормальных отношениях, не хочу его обидеть, - был немножечко в эйфории. Считал, что раз по жизни ему многое удается, то и в футболе получится. А после моего ухода понял, что был не прав. А может, и не так все было на самом деле.

-Тимощук за 20 миллионов - это, по-вашему, из какой оперы?

- По-моему, чистой воды пиар. Не думаю, что кто-то отдал за него такую сумму. Возможно, огласка была нужна, чтобы поднять интерес к команде. Но сам по себе игрок-разрушитель не может стоить 20 миллионов, это нонсенс.

-«Зенит» идет в России дорогой «Челси»?

- Ну что вы. Может быть, параллельной тропинкой, не более. А «Челси» - асфальтированным автобаном.

-Кого вы считаете самым удачным своим селекционным приобретением?

- Сложно сказать. Если вспомнить, как быстро влились в команду Робсон и Маркао, при том что мы их покупали чуть ли не за двадцать - тридцать тысяч рублей, то, наверное, эти бразильцы.

-Между тем Маркао покинул «Спартак» довольно быстро. Почему?

- Если игрок не всегда попадает в состав, а играть надо, ему лучше уйти. Так было с Евсеевым, Погребняком. Люди не растут, сникают. Нужны огромные зарплаты, как в «Челси» и «Реале», чтобы удерживать на скамейке больших мастеров. В «Спартаке» таких зарплат не было. Многие уходили, а возвращались единицы, потому что не хотели опять попасть в тиски жесткой конкуренции. Правда, Черчесов ждал своего шанса целых семь лет, но это редчайшее исключение. По себе знаю: одну игру пропустил бы, к следующей меня в команде уже не было бы. Пошел бы к Бескову, попросил отпустить. Не мог без игры. Но тут все индивидуально, тренер должен смотреть. Видишь, что игрок сникает, - принимай меры. Терпит человек в запасе, работает - другое дело.

С КНИГОЙ ПОВРЕМЕНЮ

-Кто был вашим самым проблемным игроком?

- Ох, таких знаете сколько было? Пай-мальчиков среди одаренных людей вообще мало. Помню пару талантливейших ребят из ростовского интерната, Петрова и Каратаева. Очень проблемные. В институт их устраивали, в Малаховку. Я, главный тренер «Спартака», поехал за них просить. Договорился, что не надо все экзамены сдавать, только стометровку пробежать. А они мне: «Мы что, будем вместе со всеми бежать сто метров?» «Будете», говорю. «Да-а?..» Играли бы - терпел бы, черт с ними. Но прибавлять в какой-то момент они перестали. Потом Каратаева в «Баварию» позвали. Через две недели звонит оттуда Лемке или Рехагель, не помню уже, и говорит: «Беккенбауэр сказал, что это самый большой талант, которого он когда-либо видел». Через неделю опять звонок: «Беккенбауэр потребовал, чтобы через двадцать четыре часа этого человека в команде не было». Больше о Каратаеве в футболе никто никогда не слышал.

-Как и о том, что в одном клубе в ролях президента и главного тренера могут оказаться два известных специалиста. Мы о «Локомотиве», где трудится тандем Семин - Бышовец. Может, это новое слово в футболе и для пользы дела надо подбирать в связку не единомышленников, а противоположностей?

- Я так не думаю. Единомышленники ведь тоже могут спорить, двигая дело вперед. Другое дело, Семин с Бышовцем вряд ли такие уж антиподы, раз согласились вместе работать. Психологически Бышовцу, конечно, очень тяжело. Но дайте ему поработать! Он пришел на все новое, перестраивает команду, борется, но тренер он хороший, этого не отнять. Боюсь, не дадут ему времени. Слишком большим может оказаться психологическое давление со стороны болельщиков и журналистов.

-Зато они полностью поддерживают сейчас сборную России, которая, кстати, стала подниматься в рейтинге. Это начало прогресса?

- Прогресс будет, если выиграем чемпионат Европы. Раньше выходили из группы? Выходили. На мировые форумы ездили? Ездили. И сейчас, даст бог, поедем. Где тут прогресс? Одиночные всплески бывают у всех команд. Болгары вон вообще без тренера стали в США четвертыми в мире, добившись самого большого успеха в истории.

-Почему без тренера?

- Потому что знаю, о чем говорю. Тренер там сидел по-свадебному на скамейке, а верховодил Стоичков с группой ветеранов. Уж я-то помню.

-Наверняка ваша память хранит еще немало интересного. Вы обещали засесть когда-нибудь за книгу. Не начали пока писать?

- Сказать по правде, мне ужасно лень. Если браться, то всерьез, долго вспоминать, обдумывать... Можно, конечно, и две книжки к двадцати трем годам выпустить, как Саша Кержаков, но в моей ситуации это представляется несолидным.

-Правильно он сделал, что поехал в Испанию?

- Правильно. Ко мне однажды Хлестов подошел: «Олег Иваныч, я уже семь раз чемпионом был. Мне не интересно. Может, я куда-нибудь поеду?» Человеку нужен импульс, новые стимулы. Американские психологи вычислили, что мужчина раз в семь лет должен менять место работы. А женщина - раз в три года. Иначе будет застой. Но есть и исключения: Мальдини, например.

-Три миллиона в год для Аршавина - тот самый импульс?

- Мы выросли на ура-патриотизме, который из нас никакие перестройки не вытравили. Поэтому считаю - нет. Для россиян деньги - не тот стимул. Для легионера, приехавшего на заработки, - другое дело.

-Кого из бывших своих игроков взяли бы сейчас себе в помощники?

- Им будет сложно со мною. Пусть сами работают, терпят, гнут свою линию. Я за них ужас как болею. Считаю почему-то, что и мой вклад в их дело какой-то есть. Они все умные ребята - Юран, Рахимов, Цымбаларь, Ледяхов, Онопко, Попов, Черчесов... Не только в футболе - в жизни. И про политику, и про эстраду, и про искусство с ними интересно поговорить. За пять минут любой кроссворд решат, если сядут командой. Недаром Старостин говорил в ответ на мои эмоциональные слова о чьей-нибудь бестолковости: «Запомни, Олег, дураки в футбол так не играют».

-Что вас связывает сейчас с большим футболом: газеты, телетрансляции?

- Только дружба с Ярцевым, Павловым, Тархановым, другими близкими мне футбольными людьми. Обязательно буду ходить в Лужники на «Торпедо», болею за «Шинник» и за Юрана, смотрю «Спартак», когда Титов играет.

-Сын, мы видели, помогает вам в работе?

- Это я Вадику иногда помогаю советом, а он работает самостоятельно, тренирует нашу команду КФК.

-Вас считают заслуженным рыбаком российского футбола. Не оставили это занятие?

- Раза два-три в неделю - вынь да положь. Прикипел к одному месту за Калугой, двести шестьдесят километров от Москвы. На берегу тихой речки домик с удобствами, благодать. В реке щука, линь, бустера, плотва, окунь. В озере по соседству - караси с карпами.

-Вы, судя по всему, в неплохой форме.

- Семьдесят восемь кило - игровой вес.

-Тяжело его держать?

- Нет, ем все подряд. Главное, двигаться и не объедаться на ночь.

С этим словами Олег Иванович отправился переодеваться - его ждала игра. Своя игра.

А с большим футболом у Романцева уже почти два года как-то не складывается - каждый из них живет своей жизнью. Еще недавно в это трудно было поверить. Но оказалось, и невозможное возможно. Мир не рухнул, жизнь продолжает идти своим чередом. Выходит, прав был бывший администратор одесского «Черноморца» Сева Мирцев, когда, отправляясь в эмиграцию из родной «жемчужины у моря», на прощание грустно бросил: «Нет в этой стране незаменимых людей. Есть незамененные». Вот и в «Спартаке» свято место после ухода Романцева ни дня не пустовало. Из Италии кого-то звали, из Латвии, теперь о своих, российских, тренерах вспомнили. Только вот уже пять лет, как красно-белые без золота, к которому они успели привыкнуть. И живет пока «Спартак» надеждами.

Как, впрочем, и Романцев, который по привычке сторонится шумной футбольной толпы, настойчивых журналистов, дотошных телевизионщиков. При том что они его не забыли. Самый титулованный российский тренер нынче не при больших делах, но интерес к нему прежний. В том числе и потому, наверное, что время его не поменяло. Он, как и раньше, точен в оценках, взвешен и объективен в суждениях.

И еще одна важная деталь, на которую в этой беседе нельзя было не обратить внимание. Романцев ни на кого не обижен, не ищет виноватых в том, что оказался в нынешнем своем положении, хотя футбол многих и так выкинул уже на обочину. Похоже, экс-главный «Спартака» в свое время твердо усвоил поговорку, согласно которой выигрывает команда, а проигрывает только один человек - тренер. Всегда!

Жизнь учит подобные удары судьбы переносить мужественно, стиснув зубы. А это Романцев умеет. Футбол научил.

Дзичковский Евгений, Львов (Либкинд) Александр Львович