Войти

Партнеры:

Сегодня Гаврилову Борису Ивановичу исполнилось бы 125 лет

Сегодня Массано Мануэлю Лоуренсо Санчесу исполнилось бы 95 лет

Сегодня Шуйский Герман Алексеевич отмечает 80-летие

Сегодня Немодрук Евгений Анатольевич отмечает 45-летие

Сегодня Ремер Марко отмечает 45-летие

Сегодня Скерла Андрюс отмечает 40-летие

Сегодня Якушев Артур Юрьевич отмечает 40-летие

Сегодня Кустос Брюно отмечает 40-летие

Сегодня Йенсен Клаус Вильям отмечает 40-летие

Сегодня Кальм Пётр Сергеевич отмечает 30-летие

Сегодня Хольмен Расмус Себастьян отмечает 25-летие

Владимир Науменко: «Футбол для меня, как для птицы полет!»

Официальный сайт ФК «Севастополь», 07.03.2017

Я местный. Родился в Передовом, а позже семья переехала жить в Первомайку, которая рядом с трассой Севастополь – Ялта. Недалеко от «Шайбы». В селе школы не было, мы учились в школе № 36, которая находилась в селе Хмельницком, до которого от Первомайки было рукой подать.

Можно и не говорить о том, что моим любимым времяпровождением было играть в футбол. Мы гоняли мяч дома и в школе. К слову, в школе было организовано первенство по футболу, и наш класс стал чемпионом школы!

Я хорошо проявил себя в этих соревнованиях и мне захотелось чего-то большего, чем игры на пустыре и на школьной площадке. От ребят я узнал, что в Балаклаве, на стадионе, есть настоящая футбольная секция. А в один прекрасный день к нам в школу пришел человек, представившийся тренером по футболу с того самого стадиона и сказал, что хочет просмотреть нас на предмет приглашения заниматься футболом. Надо ли говорить, что моему восторгу не было предела.

Тренер приезжал еще несколько раз, а потом, отобрав тех, кто ему приглянулся, пригласил их приехать на стадион «Горняк» в Балаклаву. В число этих счастливчиков попал я, и таким образом, оказался в футбольной команде, которую тренировал Николай Алексеевич Быков. Ну, Николай Алексеевич, это сильно сказано, так как было ему в то время всего 17 лет. Но авторитет среди нас у него был колоссальный. Я скажу, что мне повезло, в том, что в начале моего футбольного пути судьба направила меня к такому человеку! Тренеру от Бога! Я даже не могу объяснить, чем он так мог покорить нас. Вроде бы ничего такого сверхъестественного и не делал. Наверное, дело было в его любви к футболу, и глубокой убежденности в красоте и избранности своего дела. И еще у него был талант педагога. Он мог очень просто и доходчиво объяснить нам, пацанам, любую футбольную тему. И то, что он рассказывал, легко принималось нами. Я скажу, что это немаловажно, когда каждый игрок в команде знает свой маневр! Только в этом случае складывается хорошая команда! И еще отмечу, что он не делил нас на перспективных, и не перспективных. Кто хотел заниматься, и принимал его условия, те могли свободно ходить на тренировки.

Первое время товарищи по команде посматривали на меня с некоторым пренебрежением. В их представлении я был мальчиком из села. Но я, своей работой на тренировках и забитыми мячами, смог доказать, что ни в чем не уступаю им. Ну, типа таким крутым, городским ребятам. Все, что происходило на тренировках, мне очень нравилось, и я, можно сказать, жил от тренировки до тренировки. После школы хватал сетку, в которой лежали кеды, садился на велосипед, и летел на стадион «Горняк» к своим футбольным друзьям и к Алексеевичу! Наша команда приняла участие в городских соревнованиях на призы клуба «Кожаный мяч» и победили! Победитель по регламенту должен был ехать в Симферополь, где проходила финальная часть второго этапа. Мы уже предвкушали и как поедем, и как там будем играть. В нашем возрасте любая поездка, даже в Севастополь, была приключением, а тут так далеко ехать! Но у взрослых дядек из Севастополя на этот счет были свои соображения. Начнем с того, что никто не ожидал, что эти соревнования выиграет команда из Балаклавы, которую, к тому же тренировал мальчишка! Какой удар по самолюбию маститых севастопольских тренеров! Но оспорить и отменить результаты они не могли, поэтому предложили следующую идею. Наша победа представлялась как случайное стечение обстоятельств. Ну, вроде, как форс-мажор! А на финале будут серьезные команды! А мы представляем город Севастополь! И там уж не прокатит темной лошадкой пробраться к призовым местам! Поэтому надо отправлять на финал сборную команду. И, конечно же, под руководством настоящего, серьезного тренера. Из состава нашей команды предполагалось взять меня, Андрея Барчака, Володю Сычева, Гену Ярошевича.

Но Николай Алексеевич отказался от этого предложения. Тогда Юрий Михайлович Букасов предложил сыграть матч между нами и сборной командой города. И кто победит, тот и поедет. Насколько это предложение было законным, и почему легитимный победитель должен был играть еще какой-то определяющий матч, никто объяснять не собирался. Мы решили не спорить, а выйти и сыграть. Сыграть на победу!

Как нам сказал наш тренер – «Если мы чего то на самом деле стоим, то легко докажем на футбольном поле»! И мы вышли на поле стадиона «Чайка» и в одни ворота обыграли сборную города! Счет 4:0 не оставляет нашим оппонентам никаких возможностей оправдываться. В том матче я забил три мяча.

Вроде бы вопрос о том, кто должен поехать на финал закрылся. Но наши оппоненты обиделись. И решили поехать своей командой. Чем они мотивировали свой поступок перед спортивными властями города, я не знаю, но нас «прокатили». Правда, ко мне подходили тренера из города и приглашали поехать вместе с ними. Но я естественно, отказался. У меня ведь есть своя команда! И своя честь и гордость!

Вскоре Николая Алексеевича призвали в армию. Нам дали другого тренера, Алексеева Алексея Дмитриевича. Я не могу сказать ни одного плохого слова в его адрес, но посчитал, что должен хранить верность только одному тренеру. Николаю Алексеевичу! Ну, мальчишка! Меня приглашали на тренировки и на игры, но я отказывался. Только один раз, когда балаклавская команда играла в финале городского «Кожаного мяча», я согласился.

Все свободное время я с друзьями проводил на стадионе в 4-м отделении совхоза «Золотая балка». Уютный был стадиончик! И поле было прекрасное! Жаль, что потом на его месте возвели многоэтажные дома. Вот так и дожидался я своего тренера. И как только он вернулся, я сразу поспешил к нему. Мы собрали команду и стали играть на Первенство города среди взрослых и на Первенство Крыма по «Колосу», так как представляли «Золотую балку».

И еще я играл за городскую команду «Автомобилист». Дело в том, что я после окончания школы поступил в профтехучилище имени Юрия Алексеевича Гагарина. Обучался автоделу. Ну и меня каким-то образом где-то присмотрел «дядя Женя» Воронин, который был кем-то вроде тренера в автобазе 1848. На отдельные матчи, он даже специально отпрашивал меня у руководства училища.

Незаметно подошло время моего призыва в армию. Распределили в Германию. В ГСВГ. На «вертушке» попал в ракетчики. Это означало, что моя часть была секретной, и о таких вещах, как увольнения я мог забыть. Самое обидное было в том, что наша часть по причине своего секретного статуса не участвовала ни в каких мероприятиях. Варились так сказать в своем котле.

Рядом располагался мотострелковый полк. Они часто проводили соревнования по футболу, и я уговорил их допустить меня к участию в них. А потом командир их части переговорил с командиром моей, и мне стали разрешать играть за «пехтуру» в первенстве дивизии. Затем уже в составе сборной дивизии выступал на первенство армии. Смог хорошо себя зарекомендовать, и на меня обратили внимание представители спортроты ГСВГ. В итоге, я и еще пара ребят из срочников оказались в Олимпишесдорф, где располагалась эта спортивная часть. Название городка переводилось как Олимпийская деревня. Ее построили при Гитлере для участников Олимпиады 1936 года.

Когда я увидел, с кем буду тренироваться и играть, то скажу честно, немного оробел. Да вы сами посудите: Валентин Афонин, Марьян Плахетко, Григорий Янец, Анатолий Брызжов. Звезды! К тому же мы были мальчишками – солдатами срочной службы, а они взрослыми людьми и к тому же контрактниками. Но на наших отношениях это не сказывалось. Наверное, потому, что все мы были, прежде всего – футболистами.

Так и играл я в этой команде до самого дембиля. Перед самым увольнением поехали на «вооруженку» в Тбилиси. И там ко мне подошел Анатолий Иванович Трусов. Он был начальником флотский команды СКЧФ, и по просьбе руководства «Атлантики» просматривал эти соревнования на предмет поиска талантов. В те времена, это была распространенная практика. На каждую «вооруженку» приезжали представители команд мастеров. Из высшей, первой и второй лиг. А где еще можно было «зацепить» перспективного парня, и к тому же отслужившего. Анатолий Иванович переговорил со мною и предложил вернуться в Севастополь. «Ты ведь Севастополец, Володя. Что тебе еще надо? Жить дома, да играть за свою родную команду! Да и перспектива есть. Уровень первенства СССР, наверное, повыше «вооруженок»! Заиграешь, обратят внимание, пригласят выше. А останешься на «сверхсрочку», свяжешь себя этим контрактом. Да и команда эта подходит или для солдат, или для закончивших с большим футболом ветеранов. А у тебя все впереди».

Я подумал. Дело в том, что у меня на тот момент, уже был готов контракт сверхсрочника. Руководство спортроты перед отъездом в Тбилиси предложило мне его. Скажу, что для многих тогда остаться жить в Германии, было предметом вожделения. Еще бы, жить в европейской стране, получать приличные деньги, плюс в Союзе еще капало на сберкнижку! Ну и условия жизни да магазины не в какое сравнение не идут с тем, что было в СССР! Но я очень хотел вернуться домой, да и слова Анатолия Ивановича о перспективе моего роста как футболиста, запали мне в душу. И принял решение не подписывать контракт. Армейское начальство поняло причины моего отказа, и даже, как мне показалось, с одобрением отнеслось к такому моему решению.

Приехал домой. Меня уже ждали и пригласили на беседу с руководством СПОРП «Атлантика», которое в то время содержало команду. Уладили все формальности, и в начале 1977 года я стал футболистом «Атлантики». Должен сказать о том, что в то время в команде подобрался хороший коллектив. Вместе с такими как я молодыми ребятами, тренировались такие опытные футболисты, как Виктор Сугак, Владимир Григорьев, Валерий Гудзь. Было, у кого учиться и набираться опыта. Я очень хотел попробовать себя в профессиональной лиге, и буквально рвался в бой. Но вот незадача, за неделю до первой игры угодил в больницу из-за воспаления аппендицита.

Прооперировали, и так как все шло нормально, выписали.

На носу игра с «Авангардом» из Ровно. Начальство интересуется, как самочувствие. Я им – «…да нормально все. Выйду играть». И действительно вышел. Каким-то толи бинтом, толи шарфом перевязался, чтобы снизить нагрузку на место операции, и вышел.

Было тяжело, так как пошел дождь, и поле стало скользким. Но мы выиграли, я забил, и самое главное ничего со швом не случилось.

Мне было комфортно в команде. Поддержка старших коллег, хорошее отношение начальства. Все это помогло мне начать забивать. И на это очень скоро обратили внимание наши коллеги из Симферополя. И естественно они не привыкли себе отказывать. Вспоминаю, как мы приехали в Николаев на игру. Разместились в гостинице, провели тренировку. И тут за мною приехал наш начальник команды Владимир Николаевич Картавенко. Собирайся, говорит, и поехали в Симферополь. Тебя ждет «Таврия». Честно скажу, было лестно, что команда высшей лиги заинтересовалась мною, но с другой стороны я прикипел к «Атлантике». И еще. Мы ведь готовились к игре, и если я не буду играть, то вроде бы как подведу ребят. Но Николаевич не стал, и слушать мои возражения. Собрались, и вот я уже на базе «Таврии» в Почтовом. А на следующий день меня привезли в обком партии. К первому секретарю обкома Багрову Николаю Васильевичу. Уровень! Партия, обком, первый секретарь. Сегодня эти слова молодежи ни о чем не расскажут, а тогда это было очень серьезно. В кабинете кроме меня присутствовали Анатолий Николаевич Заяев, председатель профкома СПОРП «Атлантика» Владимир Яковлевич Свинолупов, председатель городского спорткомитета Виталлий Григорьевич Колчанов, начальник команды Владимир Николаевич Картавенко и главный тренер Геннадий Ефимович Макаров. Вопрос на повестке дня стоял всего один. «Таврии» был нужен Владимир Науменко.

Первому дали слово мне. Я тогда мальчишкой был, не понимал всю серьезность положения.  Начал отнекиваться. Мол, неудобно получается. Мне вот только квартиру дали, да и ребята меня комсоргом избрали. Багров послушал, послушал, да и попросил меня, и Заяева выйти и подождать в приемной. Мы вышли, а буквально минут через пять к нам присоединились и остальные участники совещания. И мне было сказано, что «Надо, Володя, надо»! А уже позже, в приватной беседе, рассказали, что Первый сказал так – «Мне все ясно! И я скажу так. Или Владимир Науменко послезавтра играет за «Таврию» против «Кубани», или вы расстаетесь с партбилетами и занимаемыми должностями»! Вот так в то время в обкоме вопросы решали!

Я вышел на поле в составе «Таврии». Мы сыграли вничью 0:0. Я мог забить, но скажу честно, немного растерялся. И стадион большой, и соперник именитый, и партнеры с именами! Но играть с ними было легко. Только рванешься, предложишь себя, а тебе уже выкладывают мяч как на блюдечке! Никогда раньше такого не чувствовал, хотя у нас в «Атлантике» с Валерой Петровым великолепное игровое взаимопонимание было. Так и заиграл я в «Таврии». Заиграл на много лет. Потом была Тюмень, потом снова Симферополь. И только после того, как завершилась моя карьера футболиста, я смог вернуться в Севастополь и поработать с балаклавским «Горняком».

ДВА НАШИХ ВОПРОСА:

– Что значит для вас футбол?

– Это невозможно объяснить. Нечто непереводимое на язык людей. Это как у птицы спросить, что для тебя полет?

– Что для вас значит город-герой Севастополь?

– Отвечу просто. Это Родина! А еще отмечу, что очень приятно, когда твою Родину знают и уважают люди. Много раз приходилось сталкиваться с тем, что во время различных встреч, и в Союзе, и за рубежом, люди, узнав, что ты из Севастополя, начинали оказывать тебе всяческие знаки внимания. И этим выделяли меня. Было немного неудобно перед другими членами своей компании, но очень и очень приятно!