Войти

Владимир Бут: «Ещё поиграем!»

«Наш Новороссийск» 29.06.2007

Более трех лет не был в родном городе Владимир Бут, самый титулованный новороссийский футболист, становившийся в составе дортмундской «Боруссии» победителем Лиги чемпионов и проведший несколько матчей за национальную сборную России. Да и пишут о нем в последнее время как-то очень мало. Кое-кто решил даже, что Бут завершил футбольную карьеру. Выяснилось, это не так. С футболом 29-летний полузащитник расставаться пока не собирается.

– Просто обстоятельства сложились так, что последние полтора года я действительно не играл в профессиональных клубах, – объясняет корреспонденту «Независимой спортивной газеты» Владимир. – Моя последняя команда, если помните, – ярославский «Шинник», где провел шесть или семь матчей.

– А до этого были немецкие клубы бундеслиги – дортмундская «Боруссия», «Фрайбург». Расскажите, как сложилась ваша футбольная судьба после того, как истек контракт с «Фрайбургом»?

– Вполне мог бы оказаться в московском «Спартаке», куда пригласили работать моего бывшего тренера по «Боруссии» Невио Скалу. Скорее всего, так бы и сделал. Но дело в том, что моему старшему сыну Брэндону в то время был всего годик. И жена решительно возражала, чтобы я далеко от дома уезжал. А тут как раз подвернулось предложение от «Ганновера», тоже команды бундеслиги. Жаннет, естественно, ухватилась за него двумя руками. Спорить с ней не стал. Теперь жалею, конечно, что в «Спартак» не перешел. И жизнь, может быть, по-другому сложилась бы.

В «Ганновере» главного тренера Равника после трех туров сняли. С новым наставником Линненом отношения у меня не сложились. На поле выходил нечасто. Сезон закончился, контракт с «Ганновером» истек. Тут позвонили из шотландского клуба «Хартс», хозяином которого является наш соотечественник Владимир Романов. Поехал в Шотландию. В принципе, обо всем договорились, мне оставалось лишь свою подпись под контрактом поставить. Но тут звонит другой агент, сообщает, что мною интересуется английский «Болтон».

И я оказался на распутье. А закончилось все следующим образом: с «Болтоном» агенты так и не договорились, в «Хартсе» же на мое место взяли другого игрока. Перемудрили, одним словом.

Так я оказался в «Шиннике», где работал тогда главным тренером Олег Долматов. Провел в Ярославле три месяца. Может быть, остался бы и дальше, но в «Шиннике» на тот момент не было ясности, кто же будет руководить футбольным клубом.

– В прошлом году о вас вообще ничего не было слышно. Чем занимались?

– Детей нянчил. В январе прошлого года у нас родился второй сын. Тренировался потихоньку самостоятельно для поддержания формы, ждал предложений. Приглашали в хорватские клубы, в Грецию. Но один из моих менеджеров заявил: «Отбрось все варианты. Я тебя устрою в клуб из Катара. Там местные шейхи деньги хорошие платят». И я повелся, поверил своему агенту. А он не смог договориться с хозяином катарского клуба. В итоге на целый год остался без работы. Впрочем, нет худа без добра. С детьми время появилось позаниматься.

– «Безработным» остаетесь и по сей день? Какие-то планы есть?

– Тут тоже забавная история получилась в начале года. Агент сообщил, что мною очень интересуется бухарестское «Динамо». Объяснил ему, что уже год не играю и мне необходим хотя бы месяц, чтобы набрать форму. Менеджер сказал, что это не проблема, тренеру «Динамо» обо всем известно. Поехал в Португалию, где румынская команда проводила сборы. И тут узнаю, что уже через десять дней «Динамо» предстоит матч на Кубок УЕФА с «Бенфикой». Тренер спрашивает: «Готов выйти на поле?» А какой из меня игрок, если столько времени не имел практики?! Не поняли, словом, мы друг друга. Вернулся домой, в Цюрих. Сейчас вот снова жду предложений.

– Слышал, что можете оказаться в грозненском «Тереке». Это правда?

– Такой вариант не исключен. Мой агент действительно ведет переговоры с руководством грозненского клуба. Я пока в это дело не вмешиваюсь. Выставил свои условия, пусть думают. Ну, а почему бы и не «Терек»? Команда амбициозная, в Грозном все делается для того, чтобы она вернулась в премьер-лигу. Мне это интересно. Да и от Новороссийска Кисловодск, где квартируется «Терек», недалеко. Чаще с родными буду видеться. Впрочем, Грозный – это лишь один из вариантов. Другие менеджеры подыскивают мне команду в Европе. Что-нибудь да найдем, я думаю.

– Как вам отдыхается в родном городе? Кстати, почему семью с собой не привезли?

– Я в Новороссийск не столько отдыхать приехал, сколько для того, чтобы форму набрать. Одно дело, когда самостоятельно тренируешься, и совсем другое – когда ты в команде. «Черноморец» в этом плане мне очень помог. По этой причине и семью с собой в Новороссийск не взял. Чтобы полностью на футболе сосредоточиться.

– Володя, о футболе, я думаю, мы уже достаточно поговорили. Может, сейчас – «за жизнь»? Ведь вы уехали в Германию, когда вам было всего 16 лет…

– Да, сразу после трагической гибели папы в 1993 году. Четырнадцатый год на Западе живу. Спрашивайте, не стесняйтесь, что вас интересует…

– Итак, вы обосновались в Швейцарии. У вас там дом или квартира?

– Квартира. Хотя в дальнейших планах – построить для своей семьи хороший дом. Но пока события не тороплю: мало ли куда еще занесет футбольная жизнь. У меня сейчас, как уже говорил, два сына. Брэндону исполнилось четыре с половиной года, Энтони – полтора. У Жаннет уже давно свой бизнес. Владеет в Цюрихе четырьмя салонами красоты.

– Владимир, извините за нескромный вопрос: а почему своих детей вы назвали не русскими именами? Или супруга свое веское слово сказала?

– Нет, супруга здесь не причем. Я нашего первого сына, вообще-то, Владимиром хотел назвать. Не в честь себя, а в память об отце. Но мне объяснили, это не лучший вариант – в том смысле, что народная примета, так сказать, не рекомендует. И поэтому я дал Брэндону двойное имя – Брэндон-Владимир. Отчеств у немцев нет. И поэтому второе имя моего сына можно считать его отчеством. А Энтони получил хотя и европейское имя, но очень созвучное с русским Антон. Так что, думаю, в этом смысле у нас все в порядке.

– По-русски ваши дети говорят?

– Нет, к сожалению. Энтони пока что и по-немецки еле лепечет, маленький совсем. Брэндон – тот в специализированный детский садик ходит, с углубленным изучением английского языка. По-русски пока не разговаривает. Мне кажется, когда порой перехожу на русский, он понимает некоторые слова, но говорить «по-нашенски» еще не научился. Меня и мама моя за это ругает, и старший брат. Ну, ничего: заставим сыновей выучить великий и могучий.

…В этот момент зазвонил мобильный телефон. Владимир Бут извинился. «Ой, я очень занят, – сказал он в трубку, – нет, ничего больше не нужно. У меня корреспондент сейчас, прости, некогда». Отключив телефон, Володя, улыбаясь, объяснил:

– Мама звонила, спрашивает – что на обед приготовить?

– И какой же заказ мы сделали?

– Маме-то родной зачем это объяснять? С малого детства знает мои вкусы. Что приготовит – тому и рад.

– И все-таки, какие-то любимые блюда из «детской» кухни у вас сохранились?

– Конечно. Окрошку люблю, борщ, голубцы. Мама старается сейчас изо всех сил. Каждый день – новое блюдо. Вчера, например, очень вкусный плов сделала.

– А в Германии и Швейцарии какие любимые блюда у вас?

– Обожаю итальянскую кухню. Наша бонна, которая является по совместительству и воспитательницей моих сыновей, замечательно готовит. Однако интерес к русской кухне, как видите, у меня совсем не пропал.

– Понимаю, вы уже более 13 лет живете за границей. Можно сказать, «онемечились». Да и сыновья русского языка пока не знают. Понимаю, что разговаривать и общаться вам приходится в основном по-немецки. А думаете-то вы на каком языке?

– (Немного призадумавшись) Наверное, все же на русском. Знаете, мне порой в голову приходит шальная мысль: вот закончу футбольную карьеру – и вернусь в Новороссийск, буду здесь жить, дом построю… Однако потом думаю – а как жена моя, дети в этому отнесутся, привыкшие жить в совсем другом мире? Это и останавливает, заставляет вернуться на нашу грешную землю. Но приезжать на родину предков буду обязательно, и своих сыновей к этому приучу.

– Володя, я прекрасно знаю судьбу вашей семьи, помню вас с детских лет. Думаю иногда: а может, действительно пора вам завершить футбольную карьеру? Человек вы не бедный, могли бы успешно включиться в бизнес…

– Вы даже не представляете, что для меня значит футбол. Оставшись на полтора года вне игры, еще острее это ощутил. Не могу я уже жить вне этого ритма. Без изнурительных тренировок, матчей, разъездов, общения с друзьями по команде… Поверьте, это не пустые слова. Так что – еще поиграем!