Войти

Гоца флотский

«Советская Белоруссия» 24.08.2006

10 лет жизни в США не сделали из Сергея Гоцманова американца

Ох не зря признанный мастер афоризмов и всех шуток, так или иначе связанных с минским «Динамо» образца 1982 года, Юрий Пудышев назвал Сергея Гоцманова «Флотский». Нет, Сергей Анатольевич (а сейчас его надо называть именно так – по имени и отчеству) к морю отношения не имеет: в кругосветку не ходил, на подводной лодке не погружался. Просто отважным был, по-спортивному напористым. Как не раз говорил Пудышев: «Флотский молодой был, смелый. То и дело в борьбу бросался, как моряк». Но все же чаще и до сих пор его называют по-дружески – Гоца!

Эх, разбросала их, чемпионов 1982 года, судьба по миру: иных уж нет, а те – далече… Гоцманова «забросило» дальше всех – аж за океан. Вот уже 10 лет он живет и трудится в Америке. По правде сказать, Сергей Анатольевич нечастый гость в родных краях – из США в Беларусь особо не налетаешься, тем более что миллионером в США Гоцманов не стал. А его краткосрочные визиты на родину всегда имеют очень насыщенную программу: к маме съездить, с друзьями повидаться, на футбольчик сходить. Ну и с корреспондентами пообщаться, куда ж без этого? Долгая беседа с Сергеем Анатольевичем вылилась в нечто большее, нежели просто интервью. Это, скорее, монолог пилигрима, пропитанный тоской по Беларуси, друзьям и родным. Клубок воспоминаний, в котором каждая ниточка, как маленькая струнка души. Потянешь за нее, а там – история…

Американский папа

– Время, время… Летит вперед, словно экспресс. Только успевай на промежуточных станциях соскакивать: кофейку в привокзальной кафешке испить, газету свежую купить – и снова в путь. Смотреть на проплывающие за окном пейзажи. Калейдоскоп жизни…

Кажется, сам недавно пацаном был, в коротких штанишках бегал, робко с мячом знакомился. Потом была первая профессиональная команда, потом – чемпионское минское «Динамо», сборная СССР, звание вице-чемпиона Европы… Женитьба, рождение детей – все, как вчера. А тут, глядишь, уже скоро дедушкой стану. Подумать только!

Дети у меня взрослые. Старшему обормоту уже 24. Санька в футбол играет, почти как я. Все на скорости делает, светлая голова. И получается, замечу, неплохо. Играл за команду своего колледжа, забивал по 20 мячей за сезон. Даже в список лучших бомбардиров США входил. Сейчас за дубль «Колорадо Рэпидс» мяч гоняет. Уже устал ему говорить, чтобы задумался о переходе в новый клуб. Ну сколько можно скамейку полировать? А младший похож в игре на Юрку Пудышева, нашего балагура динамовского. Правда, Андрей намного скромнее Пудика. Но так же искусно обращается с мячом, хорошо видит поле. Медлительный только да спортивной злости не хватает. А на поле надо быть наглым, если хочешь чего-то достичь. Молодой еще мой Андрюха, 20 лет всего… А вообще, между нами говоря, не понимаю, что в Америке за футбол. Раньше они знать не знали о таком виде спорта. Мы бы с «Динамо» в свое время их клубы как орешки щелкали…

Да, выросли мои сыновья. Как сейчас вижу: аэропорт «Минск-2», мы с супругой Ольгой и с нашей детворой у терминала. Комок в груди: пройдем паспортный контроль и прощай родина. Надолго? Может, навсегда? Дышишь и не надышишься, там, наверное, даже воздух другой в этой Америке. Это ж черт знает где! И что мы там забыли? Как пел Токарев: «Небоскребы, небоскребы, а я маленький такой…» Тяжело было в первое время. Слава Богу, хоть у Ольги была работа. А все Николай Петрович Милигуло, тренер жены. Уехал сам в Штаты, пригласил Ольгу с семьей…

Повезло мне с супругой. Судьба свела нас в Москве. Ехали как-то играть с московскими одноклубниками. В этом же поезде следовали гимнасты на чемпионат Вооруженных сил. Пригласили меня на соревнования. А у меня травма, ехал в Москву туристом. Почему, думаю, не сходить? Там и познакомился с будущей женой: спортсменкой и красавицей. Хотя видел ее и раньше. На фотографии. Еще тогда мне Оля приглянулась. Не прошло и двух недель, как поженились. Закончилась холостяцкая жизнь…

В Штатах вообще-то комфортно, но тяжело привыкнуть к образу жизни. За 10 лет так и не научился быть американцем. Мыслю по-русски. Единственное, что можно у американцев перенять, так это трудолюбие. Такое ощущение, что в США вообще не отдыхают. Я и сам стал трудоголиком. На школьном автобусе вожу детишек в школу! Кто бы мог подумать лет 20 назад, что Гоцманов будет катать детей на автобусе да еще черт знает где? Хотя не скрою, приятно, когда салон наполняется гомоном детворы: все смеются, веселятся, называют меня дядей Сережей. Вот ведь какая штука…

Когда-то и мои сыновья ездили со мной в школу. После учебы возил их на тренировки, проводил с ними все свободное время. А когда они получили водительские права, сами стали с усами. В 20 лет вообще намекнули, что уже взрослые и папа им, понимаете ли, надоел. Я и сам такой же самостоятельный был. Где мои 17 лет?

Вообще, я за сыновей рад. Башковитые они у меня. Правда, младшего никак не можем заставить учиться. Сказал, что хочет погулять еще. Поразъехались они по разным городам, остались мы с Олькой вдвоем. Грустно. Зачем, спрашивается, купили дом? 5 комнат, пусто, как в лесу, хоть «ау» кричи. Приедешь с работы, поешь что-нибудь, поднимешься в кабинет и читаешь в Интернете спортивные новости с родины…

Чемпион по объявлению

Меня как человека, отдавшего столько лет белорусскому футболу, не может не интересовать его судьба. Огорчает, что уровень упал. Вроде и выросла инфраструктура, денег больше стало, а футбол прогрессирует не так, как хотелось бы. Но ничего страшного, еще все впереди. У нас талантливая молодежь. Я в этом убедился, съездив на матч «молодежки» с киприотами в Борисов. А сколько еще перспективных пацанов играет в команде Юры Пунтуса… Так что поборемся. Просто ребятам надо научиться импровизировать, как это делали мы. Не тачку по полю таскать, а импровизировать, творить! А то играют схематично, на результат, без души. В наше время больше эмоций было. Или это я начинаю брюзжать?

У супруги в частной гимнастической школе «Торрес» занимаются совсем маленькие детишки, но вряд ли кто-то из них когда-нибудь появится на Олимпиаде. Хотя и сами занятия лишь отдаленно напоминают гимнастику. Это больше игра. Группа продленного дня. Родителям главное, чтобы дети были счастливы. Платят деньги за занятия, Ольга учит их азам этого вида спорта, нянчится с ними. А в других штатах совсем иная картина. Там стоит очередь на занятия. Если ребенок слаб, то на его место приходят другие. Конкуренция. А в Миннесоте больше хоккей любят…

Я тоже люблю. Болел в прямом смысле этого слова: если сборная СССР проигрывала, то у меня даже температура поднималась. Жаль, что играть так и не научился, а то с клюшкой не расставался бы. Даже в Америке посетил хоккей. У нас, в городе Сент-Пол, проводился Кубок мира. Я выбрался на два матча с участием США и России, а также на финнов со шведами посмотрел. А когда ездил к сыну в Колорадо, сходил на поединок НХЛ «Колорадо Эвеланш» – «Сан-Хосе Шаркс». Умеют американцы делать шоу из спорта. Но болеют как-то странно. Точнее, они не болеют вовсе, а отдыхают на играх. Им никакого дела нет до происходящего на площадке…

Я в США по газетным объявлениям работу искал. В «Миннесоту Тандер» так и попал: «Здрасьте, я по объявлению!» И неплохо играл. А потом мне как-то тренер сказал: «Серега, тебе уже 40. Тебе детей легче тренировать, чем бегать». Я бы еще поиграл, а так с обидой в сердце пришлось закончить. Много вариантов с трудоустройством появилось. Даже на завод звали, о чем я сейчас вспоминаю с ужасом. Мы с Ольгой сходили на один такой заводик, после чего она мне сказала: «Ты что, с ума сошел? Ты пойдешь работать туда?» К тому времени сын занимался футболом в школьной команде. Мне сказали: «Сын играет в команде? Ты будешь ее тренировать». В Штатах так принято…

Спустя 5 лет пребывания в США был в одном шаге от возвращения на родину, в любимую Беларусь. Жена потеряла место, ее школа закрылась из-за банкротства. Сказала, чтобы я ехал в Беларусь искать работу. Говорит: «Найдешь – переедем в Минск». Пробыл здесь месяц, но никто моими услугами не заинтересовался. Взял обратный билет, только тогда предложили должность тренера в одном из клубов высшей лиги. Но было поздно…

Меня как-то старший сын ошарашил своей безапелляционностью. «Папа, – говорит, – да где ты мог выступать, ты ж в футбол вообще играть не умеешь!..» Во дал! А я ведь, помимо того, что вице-чемпион Европы и чемпион СССР, мог еще и на первенстве мира выступить. Обидно не попасть на чемпионат из-за глупости. Я сейчас только понял, что нагрузки и алкоголь несовместимы. Родился у меня сын в 1982 году. Я нарушил режим. После тренировки не выдержал организм – лег в больницу с почкой. После рождения второго снова нарушил – и опять в больницу. Так мировой форум мимо меня и прошел. Слава Богу, хоть «на Европе» поучаствовал. Всегда буду благодарить Эдуарда Малофеева, который доверил мне место в сборной СССР, привлек под знамена сборной. Если бы не он, то и Лобановский меня вряд ли заметил бы.

Американские дети звезд «соккера», как называют за океаном европейский футбол, практически не знают. Пеле для них – это кофе, но никак не лучший футболист мира всех времен. У них свои звезды: бейсбольные, баскетбольные. А вот я не понимаю ни бейсбола, ни баскетбола. Ну сходил как-то на игру НБА. Ничего особенного. Больше не пойду.

«Что мне снег, что мне зной…»

Друзей в США у меня почти нет. Пару приятелей имеется – бывшие партнеры по команде, но с ними я редко встречаюсь. Стесняюсь. Мой английский далек от совершенства, а сидеть и молчать не привык. Очень долго общались с Николаем Павловичем Милигуло. Первые 5 лет встречались чуть ли не каждый день. Сейчас засосала работа. Редко видимся. За целый день так накрутишь баранку, что ни о чем думать не можешь: просто хочется полежать, отдохнуть…

– Я как в Минск приехал, сразу в федерацию футбола пошел. Со всеми пообщался, кого-то на футболе встретил. А в Штатах не принято собираться шумными компаниями. Да и застолье в Америке намного проще. Никто не утруждает себя тем, чтобы целый день стоять у плиты и выготавливать блюда. Чипсы, попкорн – тьфу! Поэтому я лучше встречусь с друзьями-эмигрантами. В футбольчик погоняем, на рыбалку съездим. Или вот мое новое американское хобби: помидорчики с огурчиками в горшках выращиваю. Какое-никакое, а напоминание о родине. И еще «Песняры», конечно. Когда в автобусе один еду, на всю катушку ставлю: «Молодость моя, Белоруссия». И чуть не плачу…

В нашем городочке есть русские магазины «Минск» и «Москва». Захожу туда, вспоминаю о доме. Но если слышу на улице родной говор, не подхожу. Зачем? Был случай: как-то бегу кросс, навстречу русская идет и по телефону говорит. Я пробегаю, а она своему собеседнику: «О, ни пройти ни проехать: бегают тут всякие». Так и подмывало что-нибудь в ответ ей «заломить» на великом и могучем!

Тяжело все-таки вдали от дома. Сажусь в самолет и смотрю в иллюминатор. Сердце подсказывает, когда к минскому аэропорту приближаемся: весь превращаюсь в зрение, высматриваю родные места… Тогда, 10 лет назад, думал, что едем на год-другой. И ведь все равно вернемся, а как иначе?