Войти

Перспективный ветеран

«Мой футбол» 11.2001

В союзные времена футболистов, достигших 28-29 лет, называли ветеранами. Считалось почему-то, что в этом возрасте игрок начинает терять скорость, резкость, выносливость. К счастью, главный тренер сборной России Олег Романцев придерживается иного мнения. Он не только не спешит расставаться с перешагнувшими 30-летний рубеж Онопко, Карпиным, Мостовым, но и предоставил возможность проявить себя в национальной команде далеко не юному торпедовцу Вячеславу Даеву.

УСТАНОВКА ОТ ОНОПКО

Ни для кого не секрет, что наша сборная давно испытывает дефицит квалифицированных защитников. Если в центре обороны могут сыграть Онопко, Никифоров или Чугайнов, то крайних защитников нужного уровня в распоряжении Олега Романцева немного. Усугубляет ситуацию и то обстоятельство, что далеки от своей оптимальной формы Омари Тетрадзе и Дмитрий Хлестов, которые могли бы закрыть позицию правого защитника. Именно в этом амплуа и дебютировал в Любляне в составе сборной России Вячеслав Даев в матче против словенцев. Но вначале было приглашение на встречу с югославами в Белграде.

– В шестом, по-моему, туре мы («Торпедо». – Прим. А. К.) встречались в Махачкале с «Анжи». Выиграли. Прилетаем домой, и на следующий день мне звонит Виталий Викторович Шевченко, – вспоминает Вячеслав. – Собирайся, говорит, в Бор, к Романцеву. Думаю, может, тренер чего-то перепутал? При чем тут я? Переспрашиваю. Шевченко повторяет, что на следующий день я должен присоединиться к сборной, которая готовится к матчу с югославами. Я удивился: думал, что в национальную команду меня уже никогда не пригласят. Возраст…

В Югославии наша сборная победила и без Даева. Впрочем, Вячеслав был доволен уже тем, что попал в число счастливчиков, имеющих право называть себя игроками национальной команды. С большинством партнеров он был давно знаком по играм в чемпионате России, да и с легионерами быстро нашел общий язык. А Романцеву, видимо, понравилась работа Даева на тренировках: наставник пригласил его и на следующий сбор. Но кто же мог предположить, что дебют торпедовца придется на один из самых драматичных матчей россиян…

– Ужасно, когда судья «убивает» команду, да еще так бесцеремонно, – констатирует Даев. – На последних минутах матча со Словенией Полл решил сделать меня «крайним». Мы долго не могли понять: за что же назначен пенальти? Да и соперники сначала подумали, что его заработал совсем не тот игрок, что был рядом со мной. Лишь позже выяснилось, что арбитр усмотрел нарушение правил с моей стороны. Всем было понятно: он искал любую возможность, чтобы указать на точку. После матча меня никто не осуждал. Все прекрасно понимали, что моей вины в происшедшем нет.

Любопытно, что перед дебютным матчем Романцев не счел нужным отдельно беседовать с Даевым – тренер давал установку всей команде. Непосредственно перед выходом на поле Вячеслав перекинулся парой фраз с Игорем Чугайновым. «Он предупредил, что по его условному сигналу мы должны создавать искусственный офсайд. Договорились и о том, как страховать друг друга. Больше ничего ни с кем не обсуждали: игроки-то в сборной подобраны опытные. Первые минут двадцать у меня ушли на акклиматизацию, а потом я успокоился. Какого-то сверхнапряжения не ощущал».

Во втором своем матче за сборную, против швейцарцев, Даеву и вовсе не пришлось волноваться. Он появился на поле вместо Юрия Дроздова в тот момент, когда россияне вели со счетом 2:0. Опытный Виктор Онопко на правах капитана тут же дал Вячеславу установку: «Играй строго на своей позиции правого защитника. В атаке у нас и так все получается». И Даев сделал свое дело: угроз с его фланга не поступало, да и Комизетти оказался не таким уж неудержимым. Второй матч за сборную принес торпедовцу гораздо больше положительных эмоций, нежели дебютный.

– Теперь мечтаю поехать на чемпионат мира, – признался Даев. – Побывав в сборной, понял, что должен гораздо больше работать над собой. Выдержать конкуренцию со стороны таких асов, как Онопко, Чугайнов, Ковтун, ох как непросто. Впрочем, я умею играть в обороне на любой позиции. Это, думаю, должно помочь закрепиться в национальной команде.

СЛУЧАЙНЫЙ КАПИТАН

Несмотря на приглашение в сборную, нынешний сезон для Даева вышел неоднозначным. Его игра все-таки не так стабильна, как хотелось бы. Лихорадит, впрочем, не только Вячеслава, но и все «Торпедо». В первом круге болельщики, журналисты, специалисты не уставали восхищаться игрой черно-белых. Казалось, у подопечных Шевченко получается на поле все, и они просто обязаны вмешаться в борьбу за путевку в Лигу чемпионов. Но вторая половина чемпионата стала настоящим кошмаром для торпедов-ских поклонников. Игра команды потеряла блеск, очки стали добываться с огромным трудом. Сегодня ясно, что «Торпедо» не удастся повторить прошлогодний успех и занять место в тройке призеров.

– Считаю, во втором круге мы играем безобразно, – соглашается торпедовский капитан. – Не собираюсь снимать с себя ответственность за неудачи клуба. Но, наверное, в них виноваты не только все без исключения игроки – еще тренеры, президент клуба… Главное же, на мой взгляд, то, что в нашей команде нет сегодня настоящего лидера.

Действительно, лидеров в нынешнем «Торпедо» что-то не видно. Хотя сам Даев старается изо всех сил вытащить свою команду из ямы. Именно его точный удар спас «Торпедо» от поражения в недавнем матче с «Ротором». В лужниковском клубе сегодня немало опытных игроков. И, по словам Даева, Виталий Шевченко перед началом сезона надеялся, что в коллективе будут сразу несколько вожаков. Однако осенью выяснилось: ни Кормильцев, ни Семшов, ни Вязьмикин на роль вожака не тянут. Да и поражение от «Ипсвича» в Кубке УЕФА команду сильно подкосило – не хватает ребятам психологической устойчивости.

Вячеслав подчеркивает, что также не чувствует себя лидером, да и капитаном стал случайно. Перед стартом чемпионата им был выбран Виталий Литвинов, а первым заместителем – Андрей Гашкин. После того как Литвинов перестал попадать в состав, а затем и вовсе покинул команду, Андрей добровольно отказался от своих полномочий в пользу второго вице-капитана – Вячеслава Даева. Тот согласился, да так и остался в новой должности. Но полноценным капитаном себя не считает, хотя претензий к нему со стороны партнеров нет.

НЕФАРТОВЫЙ «МЕТАЛЛУРГ»

Вячеслав Даев в «Торпедо» уже третий сезон. До этого он столько же отыграл в «Балтике». Пожалуй, именно в Калининграде он и сделал себе футбольное имя. Мама Вячеслава, Лидия Николаевна, признается, что поверила в будущее сына именно тогда, когда он заиграл в «Балтике». В 1998 году контракт Вячеслава с калининградским клубом истек, и он стал обдумывать другие варианты продолжения карьеры. Даевым тогда интересовались сразу несколько клубов высшего эшелона, но конкретные предложения он получил только от двух столичных команд – ЦСКА и «Торпедо». Оба были довольно заманчивы.

– ЦСКА перед этим занял второе место, – рассуждает Вячеслав. – Я и подумал: смогу ли в основу пробиться? Тогда у Долматова была очень надежная, стабильная и хорошо сыгранная линия обороны: Корнаухов – Варламов – Боков – Минько. Вот я и решил в «Торпедо» перебраться. Там как раз коллектив создавался фактически заново. И нисколько не жалею теперь об этом – нашел, что называется, свою команду.

В «Торпедо» Даев оказался во многом благодаря помощи Александра Петровича Заложных, которого считает своим агентом. Заложных никогда не играл в футбол на серьезном уровне – добивался успехов в легкой атлетике. В 1995 году именно он, тогда тренер-селекционер самарских «Крыльев», посоветовал Александру Аверьянову обратить внимание на центрального защитника смоленского «Кристалла». В Самаре Даеву так и не удалось почувствовать себя своим – сезон в «Крыльях» выдался провальным. Он и сам никак не может объяснить, что с ним происходило.

– До сих пор чувствую себя виноватым перед Аверьяновым, – вздыхает Вячеслав. – Он ведь мне очень доверял, а я совершал детские ошибки. Сколько раз они стоили нам очков! Самарский стадион «Металлург» долгое время вообще был для меня нефартовым. Лишь после того, как, уже будучи игроком «Торпедо», забил на нем два мяча, почувствовал себя уверенно на этой арене.

Из «Крыльев» Даев спустя год ушел. Заложпых снова помог – сосватал в «Балтику». Там-то он и раскрылся как игрок. В этом году у Вячеслава заканчивается контракт с «Торпедо», и он еще не определился – оставаться или нет. У защитника сборной нет недостатка в предложениях. Но последнее слово, возможно, вновь будет за Александром Петровичем.

СВЕТИЛЬНИК ЗА ПОБЕДУ

Тульский мальчишка Слава Даев еще в раннем детстве решил, что будет футболистом. Для него не было более желанной игрушки, нежели мяч. Лидия Николаевна, мама игрока, вспоминает: «Однажды Слава пошел играть в футбол в 30-градусный мороз. Пыталась отговорить его от безрассудства – все бесполезно. Потом он несколько дней проболел. В девятом классе твердо сказал, что собирается учиться в институте физкультуры. Заканчивая школу, Слава одновременно играл в заводской команде на первенство города. Даже на свой выпускной вечер попал к двенадцати ночи: не мог позволить себе пропустить очередную игру! И я уже не пыталась его переубедить: уважала выбор сына». В ДЮСШ маленького Славу привел старший брат, который подавал когда-то надежды как футболист. Первым тренером Даева-млад-шего стал Виктор Ермаков, который, не раздумывая, поставил Вячеслава в защиту. С тех пор он уже не менял амплуа.

Зарплаты за матчи в составе заводской команды Даев, естественно, не получал. За победы игрокам выдавали премии в виде светильников и другой нехитрой продукции предприятия. Потом был институт физкультуры и приглашение в первый серьезный клуб – «Знамя труда» из подмосковного Орехова-Зуева. Пришлось совмещать учебу и футбол.

– В детстве я был настоящим футбольным фанатиком, – улыбается Даев. – Мог целыми днями пропадать с мячом во дворе. Мечтал играть за тульскую команду, а болел за киевское «Динамо». Нравились мне Анатолий Демьяненко, Владимир Бессонов, Олег Кузнецов, а больше всех – великий Диего Марадона. Жаль, сыграть против него уже не удастся…

Через год Вячеславу исполнится тридцать. Для защитника – возраст расцвета. Уверен, он обязательно воспользуется шансом сыграть против звезд мирового футбола на чемпионате мира в Японии и Корее. Ведь к этому он, в сущности, и стремился всю жизнь.