Войти

Артём Дзюба: «Подстричься наголо? Ни за что!»

«Спорт-Экспресс» 15.02.2008

Среди всей спартаковской молодежи 19-летний форвард Артём Дзюба – самый красно-белый: вся его футбольная жизнь связана только с родной командой.

КОРЕННОЙ МОСКВИЧ В ПЕРВОМ ПОКОЛЕНИИ

– В главном интернет-справочнике – «Википедии» – прочитал, что родились вы в чувашском городе Цивильске. Честно говоря, удивился, так как считал вас москвичом.

– И правильно сделали, что удивились. В Цивильске родилась моя мама, а я действительно москвич.

– Но фамилия-то у вас немосковская. Откуда корни?

– Конечно, немосковская: папа – из Полтавской области. А познакомились они с мамой уже в столице – в магазине, где та работала. Все, как в песенке: «Друга я никогда не забуду, если с ним подружился в Москве». Тут, правда, речь шла о чем-то большем, чем дружба… Ну, а я, получается, коренной москвич. Хоть и в первом поколении.

– Футбольные гены тоже от отца?

– Да, он играл в областных турнирах – сначала нападающего, потом ушел в ворота. И имел прекрасный шанс оказаться в киевском «Динамо». Как-то юношеская команда «Динамо» играла против команды отца. В этом матче он поймал в воротах сумасшедший кураж. Киевляне его так и не пробили, уступив 0:1. А папа настолько приглянулся динамовским тренерам, что они сразу пригласили его к себе. Однако это предложение не нашло одобрения у его родителей. Отец потом очень жалел, что не воспользовался шансом. Зато теперь радуется моим успехам куда больше меня самого. Впрочем, мама с сестрой ему в этом не уступают.

– Когда футбол вошел в вашу жизнь?

– Играл во дворе лет с шести. Причем у нас очень популярны были матчи, в которых 14-15-летние ребята играли против своих девушек. Я при этом выступал на стороне последних. А поскольку был маленьким и шустрым, девушки меня всегда нахваливали. Попробуйте придумать стимул лучше! Футбол нравился все больше и больше, и я начал просить отца отвести меня в спартаковскую школу. Он сперва отмахивался – думал, детская блажь, а потом понял, что все весьма серьезно. Я его просто-напросто взял измором.

– Почему именно в спартаковскую? С малых лет болели за «народную» команду?

– Да, едва начал следить за футбольными матчами, сразу выделил для себя «Спартак». В середине 90-х он не мог не восхищать. Прежде всего – командной игрой. Которую я всегда считал основой футбола.

ПЕРВУЮ ВСТРЕЧУ С ТИТОВЫМ ПОМНЮ ДО СИХ ПОР

– Можно подумать, что никого индивидуально в том «Спартаке» не выделяли. Никогда не поверю! Признавайтесь, кто был вашим кумиром?

– Кумир – слишком сильное слово. Были футболисты, чья игра была очень симпатична, – Цымбаларь, Тихонов, чуть позже Титов.

– С которым теперь играете в одной команде.

– В те годы о подобном и мечтать не мог.

– Когда впервые пришли на одну тренировку с Егором, коленки не задрожали?

– Тот день помню до сих пор. Волнение было колоссальное, вы правы. Но старался не подавать виду – мол, все идет как положено.

– От чего пришлось отказываться в детстве, чтобы стать профессиональным футболистом?

– Куда меньше, чем у сверстников, было свободного времени. Помню, зимой приходилось вставать в шесть утра, чтобы успеть к тренировке, которая начиналась в восемь. Иду по своему району – а в некоторых домах ни одно окно еще не горит. Такая обида брала! Все досматривают сны, а ты тащишься по морозу к автобусу, затем пилишь на другой конец Москвы…

– И все-таки это цветочки по сравнению с тем, что я видел в этом году в школе «Барселоны», где у воспитанников не то что мало свободного времени – его вовсе нет! И условия жизни при этом спартанские.

– Честно говоря, не верю, что все там так, как вам показали. Но в любом случае отношение к делу в первую очередь зависит не от условий, а от самого человека. От его желания работать и совершенствоваться. Когда есть цель, любые трудности преодолимы.

– И какая у вас цель?

– Всегда мечтал дорасти до сборной России. Что может быть волнительнее момента, когда выходишь на поле под гимн своей страны? Даже от одной мысли об этом мурашки по коже бегут. Что-то сравнимое, кстати, уже испытал – участвуя со «Спартаком» в матчах Лиги чемпионов.

В СТАЕ ВОЛКОВ РАССЛАБЛЯТЬСЯ НЕЛЬЗЯ

– Что было важнее для попадания в состав любимого клуба – талант или характер?

– Наверное, характер. Доказывать свое право на повышение в классе нужно на каждой тренировке. Это мне было понятно с детства. Если говорить образно, стоит хоть раз промахнуться, и стая волков затопчет Акелу. Удача благоволит только сильным.

– Спартаковская основа – тоже стая волков?

– Если команда не объединена общей целью, она никогда не добьется результата. Так что, у стаи волков здесь шансов нет. Но влиться в состав «Спартака» было, конечно, гораздо сложнее, чем в дубль. Первый год ушел на притирку. Лишь сейчас начинаю чувствовать себя тут полностью своим.

– С «дедовщиной» сталкивались?

– Нет. Естественно, у «стариков» больше авторитета, если что, «вставить» могут по полной программе, но все – исключительно по делу.

– И вы даже не пробуете «огрызаться»?

– Если «втык» справедлив – какой смысл? Чтобы себя зарекомендовать? Но это не тот путь, который ведет к завоеванию авторитета. Его надо зарабатывать на поле.

– Экий вы правильный!

– Таким воспитали.

– Родители?

– И тренеры тоже.

– Часто их вспоминаете?

– Разумеется. Самый яркий след оставил в моем сознании покойный Александр Георгиевич Ярцев. Очень признателен также Евгению Васильевичу Сидорову, Равилю Руфаиловичу Сабитову, Мирославу Юрьевичу Ромащенко. Именно благодаря им стал тем футболистом, который попал в «Спартак».

– При этом, знаю, вы в любой момент можете подколоть всех, включая тренеров. Всегда были таким острым на язык?

– Как подрос, так сразу и разговорился. С Ярцевым могли устроить такой обмен шутками и подначками – только держись! Сидоров по-доброму строил отношения с ребятами, я очень его за это уважал и старался лишний раз не подкалывать. С Сабитовым приходилось непросто – он может так ответить на твою подначку, что мало не покажется.

– С тренерами первой команды тоже шутите?

– У Станислава Саламовича (Черчесова. – Прим. Б. Л.) чувство юмора отменное, но шутить с ним меня как-то не тянет. А вот с Сергеем Юрьевичем Родионовым шутками можем обменяться. Но всегда надо чувствовать настроение – когда это можно сделать, а когда не стоит. И еще – соблюдать меру.

– Партнеры по команде обижаются на ваш язык?

– Честно говоря, больше всех от него страдаю я. Стоит где-нибудь допустить промашку, как ее тут же обсмеет вся команда – в отместку за все мои подколки и подначки. А вообще я – главный шут в любой команде, хоть в клубе, хоть в сборной. Однако шуты, как известно, для того и нужны, чтобы обстановка в коллективе оставалась здоровой. И все прекрасно понимают, что в моем юморе нет ни грамма злости.

– Можно ли говорить о том, что «Спартак» – команда, в которой любят пошутить?

– Да. Причем футболисты подтрунивают не только друг над другом. Очень любят, к примеру, поддеть сапожника Вячеслава Зинченко. Это еще со времен Романцева повелось. Так что не я один поднимаю настроение в команде.

ВСЕ ТОЛЬКО И ИЩУТ – КАК БЫ ПОДКОЛОТЬ ДЗЮБУ

– Если вернуться к серьезным вещам – существует ли у футболиста Дзюбы четко прописанный план карьерного роста?

– План простой – прибавлять, прибавлять и прибавлять.

– В чем должна выражаться прибавка – в количестве забитых голов?

– Это важный показатель, но не главный. Меня приучили играть так, что голевой пас доставляет большее удовлетворение, чем сам гол. Если забью за сезон два-три мяча, но отдам при этом пятнадцать передач, буду очень доволен. Рад, что за последний год удалось повысить скорость. Теперь необходимо подтянуть левую ногу, научиться жестче ставить корпус в борьбе. Словом, расти мне еще и расти буквально во всех компонентах игры.

– Все отмечают, что за последний год вы значительно нарастили мускулатуру, добавив мощи в свою игру.

– Большое спасибо Тони Берецки: это плоды работы с ним. Он и индивидуально со мной занимался. Поначалу было очень тяжело, но сейчас втянулся и даже получаю от этих нагрузок удовольствие.

– Отлучки в юношескую, а теперь и в молодежную сборную не мешают закрепиться в «Спартаке»?

– Есть такой момент. Но я всегда ехал в сборную с огромным удовольствием – это ведь и новые эмоции, и полноценная игровая практика.

– А также возможность почувствовать себя лидером в коллективе…

– В клубе тоже себя неплохо чувствую. Разве что, когда ворота надо отнести или еще что-нибудь в этом духе делать, вспоминаю, что здесь я один из самых молодых.

– Ваше главное достижение на данный момент?

– Гол в Кубке УЕФА. И еще – «Зениту» в чемпионате.

– А самая большая неудача?

– Бывало, конечно, что матчи не удавались, но я привык искать положительные моменты даже в таких играх. Во всяком случае, ничего катастрофического точно не припоминаю.

– Никогда не давали себе зароков? Допустим, выиграем этот матч или турнир – подстригусь наголо?

– Да вы что! Если подстригусь наголо, мне проходу не будут давать до конца карьеры! Разве могу так подставиться, если все только и ищут – как бы подколоть Дзюбу? Приходится быть бдительным.

ЭХ, ЧТО БЫ Я ВЫТВОРЯЛ НА EURO!

– С кем вам удалось познакомиться благодаря футболу?

– С теми, чьей игрой восхищался в детстве. С великой командой «Спартак». А еще – со многими интересными людьми, например, моими агентами.

– А с кем бы познакомиться очень хотелось?

– С удовольствием бы поболтал с Мишей Галустяном и Гариком Харламовым.

– Чтобы сравнить свои юмористические способности?

– Не только. Мне кажется, с ними вообще интересно общаться. Если же говорить о футболе, было бы здорово повстречаться с Зиданом. Вот это был мастер!

– Что помимо футбола есть в вашей жизни?

– Кино люблю.

– Особенно комедии?

– Как вы догадались? Нравится еще играть в боулинг, на бильярде. Много времени провожу с девушкой. Мы вообще часто собираемся с подругами – Федор Кудряшов, Андрей Иванов, Сергей Паршивлюк и Ваня Комиссаров.

– Наверное, подначиваете друг друга, а вы в этом деле – первый?

– Куда без этого? Играли недавно в боулинг парами, и мы с девушкой выиграли – вот тут уж оторвался! На полную катушку! Даже не представляю, как они тогда меня выдержали.

– Когда собираетесь претворять в жизнь мечту, связанную со сборной России?

– Хотелось бы как можно быстрее. Эх, если б меня взяли на чемпионат Европы, я бы там на скамейке голосовых связок не жалел. Заводил бы всех своими эмоциями, точно вам говорю.

– Будем считать это деловым предложением Хиддинку?

– Нет уж, давайте лучше я буду убеждать его своей игрой.