Войти

Первый советский легионер

«Вести Федерации Футбола Санкт-Петербурга» 08.09.2003

Вплоть до недавнего времени считалось, что первые легионеры из СССР стали просачиваться на Запад осенью 1988 года. Буквально за два года эта «щель» расширялась все больше и больше, пока году к 90-му не превратилась в огромное зияющее отверстие, через которое бурным потоком хлынули десятки, сотни наших мастеров кожаного мяча. Только сравнительно недавно центральная пресса признала, что первым протоптал дорожку на Запад ещё за 8 лет до этих событий игрок ленинградского «Зенита» Анатолий Зинченко.

Только задуматься, какое было время! Осень 1980-го. У руля страны стоит «несгибаемый борец за мир, верный ленинец» Леонид Брежнев; «развитой застой» царит во всей своей красе; «железный занавес», приоткрывшийся на время московской Олимпиады, снова решительно и плотно закрылся; ни о каких контрактах, тем более с зарубежными клубами, тем более из капстран, тем более на официальной основе, никто и мечтать не мог. И всё же занавес, если он даже «железобетонный», может дать трещину. И через неё каким-то чудом смог просочиться наш Зинченко, заключив при участии Госкомспорта СССР трёхлетний контракт с многократным чемпионом Австрии популярным клубом «Рапид».

Вообще-то, особого чуда, при ближайшем рассмотрении, в этом событии нет. «Рапид» основывался в 1899 году как «рабочая» команда, а если учесть особо тёплые отношения, существовавшие между КПА и КПСС, то нет ничего удивительного, что представители братской партии обратились именно в Советский Союз с просьбой предоставить им в «Рапид» опытного советского игрока, желательно «с именем».

В общем, по разным мотивам, выбор пал на зенитовца Зинченко, который как раз собирался завершить свою карьеру, хотя по возрасту (31 год) был игроком вполне ещё состоятельным, опыт имел богатейший, играл в различных сборных, к силовым структурам не относился и имел достаточно крепкую репутацию в футбольных кругах.

И вот 28 октября 1980 года первый советский легионер прибыл в Вену в расположение футбольного клуба «Рапид». Советской прессой этот факт, естественно, освещён был весьма слабо, мимоходом, и многие решили, что пропавший из поля зрения Анатолий просто закончил игровую карьеру.

Игрок рослый, крепкий, жилистый, Зинченко был приглашён в «Зенит» в 1972-м тренером Евгением Ивановичем Горянским с целью усиления явно «хромающего» зенитовского нападения. Достаточно сказать, что четвёрка основных нападающих «Зенита» (Борис Кох, Лев Бурчалкин, Владимир Гончаров, Георгий Хромченков) сообща забили за предыдущий сезон всего 16 голов. А, к примеру, тот же полузащитник Павел Садырин один забил половину этой суммы, т. е. 8 голов. Да и иметь в рядах команды мощного таранного форварда мечтают не только сейчас…

До этого Зинченко, родившийся в Новокузнецке, а азы футбола постигавший в Волгограде, провел четыре неполных сезона в ростовском СКА, куда его призвали проходить службу в рядах Советской Армии. За это время, выходя на поле вместе с Олегом Копаевым, Владимиром Проскуриным, Алексеем Еськовым, Валентином Афониным, он успел и голов позабивать, и отметиться в списке 33-х лучших, и дважды поучаствовать в финалах Кубка СССР. Правда, и в 1969-м, и 1971-м ростовчане уступали своим соперникам. Особенно обидна вторая неудача – после гола Зинченко, СКА выигрывал у «Спартака» – 2:1, но за 22 секунды до конца игры Геннадий Логофет счет сравнял, а в переигровке удача улыбнулась москвичам. Зинченко забивал в обоих финальных матчах, но наиболее памятным голом он называет мяч, проведенный в 69-м в четвертьфинале в ворота великого Льва Яшина.

СКА в те годы уже прошёл свой пик (серебро 1966-го), но продолжал оставаться командой мощной и уважаемой. У опытного Горянского в СКА был свой «агент», Николай Синау, который отслеживал перспективных футболистов, срок службы которых заканчивался, и сообщал о них в Ленинград. Подобным же образом, за год до Зинченко, в «Зените» из СКА появился неплохой нападающий Виктор Трембач, чуть позже вратарь Александр Волошин…

Еще играя в Ростове, Зинченко провел свой первый матч за национальную сборную СССР, проведя на поле практически полный матч в Белграде против югославов. Еще две игры, находящиеся в его послужном списке, относятся к 1973 году – в Пловдиве против болгар и в Москве со сборной Бразилии. За олимпийскую сборную СССР наш герой провел 3 матча, в которых забил один мяч.

С первого же сезона в новой для себя команде «Зенит» Зинченко показал, что играть может куда разнообразней и полезней, чем примитивный таран. Форвард достаточно скоростной, атаковать больше любил из глубины поля, одинаково сильно «лупил» по воротам с обеих ног, хорошо играл головой. К тому же обладал своеобразной, эффектной и эффективной обводкой. Настоящий плеймейкер, как сказали бы сегодня. Сразу образовалась сильная атакующая связка Зинченко – Хромченков, которая в первый же год навела шороху на всю высшую лигу, забив 20 голов и «в полном составе» попав в итоге в список 33-х лучших. А всего за четыре сезона Зинченко, отыграв практически во всех матчах, забил 24 мяча…

А потом… Потом Хромченков потерял форму, Горянский ушёл в сборную, на его место пришёл Герман Семенович Зонин, отношения с которым у Зинченко постепенно накалились. Жёсткий, бескомпромиссный Зонин не смог, да и особо не стремился найти подход к довольно своенравному футболисту, и в 1975-м полный сил 25-летний Зинченко оказался в ленинградском «Динамо», которое тогда впервые в своей истории оказалось во второй лиге и никак примириться с такой участью не хотело.

Заполучив из «Зенита» таких мастеров, как Зинченко, Гончаров, Копий, Волошин… (все они в той или иной степени оказались не соответствующими «модели игры», проповедуемой Зониным), «Динамо» уже на следующий год в отличном стиле выиграло турнир второй лиги. В следующем сезоне (1977 год) команда заняла только 13-е место в первой лиге, но Зинченко стал обладателем приза «Стреляющая бутса», как лучший бомбардир лиги с результатом 19 голов.

Собственно, никаких особых задач перед «Динамо» в те годы никто не ставил, клуб тогда являлся своего рода полигоном для главной команды города, где проходили обкатку (заодно со «службой Родине») молодые игроки, доигрывали ветераны, варились те, кто по тем или иным причинам не подходил «Зениту». Как признавал Зинченко, ему «было очень обидно, что лучшие футбольные годы он провел вне высшей лиги», но, надо отметить, что именно у него в это время многому научились будущие чемпионы страны, только начинавшие выступать тогда в большом футболе. А в классе Зинченко никто никогда и не сомневался и поэтому, пришедший на смену Зонину Юрий Андреевич Морозов, в 1979-м вернул форварда в «Зенит».

Но трёхлетнее пребывание в первой лиге не могло не сказаться на игре Анатолия отнюдь не лучшим образом. Он в основном играл под нападающими, помогая новым «звездам» зенитовской атаки Владимиру Казачёнку и Владимиру Клементьеву. Радости такой футбол игроку уже определённо не доставлял, как и пара выходов на замену в начале 1980-го года минут за 15-20 до конца матча. Да и досада на то, что лучшие свои футбольные годы он был вынужден не по своей воле провести в первой лиге, привела к твёрдому решению закончить карьеру…

И вот тут-то и подоспело приглашение из Австрии. Для 31-летнего игрока это был выход, да ещё какой! Ещё не вполне осознавая реальность происходящего, Анатолий отправляется в Вену, даже не подозревая, что судьба готовит ему ещё больший, воистину царский подарок!

Первый отечественный «профи» уезжал в Австрию, как любой советский специалист в загранкомандировку, числясь инженером «Союзвнештехники». Собирался сыграть один год, а задержался на три, ведь в Европе не смотрят в паспорт, не торопят на заслуженный отдых тех, кому за 30.

Правда, сам Зинченко до последней минуты надеялся, что «рапидов» у них там в Австрии пруд пруди, как в России «Динамо» или «Торпедо». Однако, спускаясь по трапу и, увидев представительную делегацию встречающих, понял – играть ему именно в легендарном клубе.

Практически сразу с новым ударным трио Ханс Кранкль (царь и бог австрийского футбола – обладатель европейских «Серебряной бутсы» 1974 и «Золотой бутсы» 1978 годов (41 гол!), обладатель Кубка Кубков в составе «Барселоны» 1979 года и прочих разных регалий) – Зинченко – Антонин Паненка (чемпион Европы 1976 года в составе сборной Чехословакии) «Рапид» вернул себе звание чемпиона Австрии, утерянное им аж 15 лет назад, заодно утерев нос своему принципиальнейшему давнему сопернику «Аустрии», владевшей этим титулом последние четыре года.

На следующий год достижение было повторено, к чему был добавлен и Кубок Австрии. И – уникальнейший случай – за это второе достижение его команды Зинченко на родине был удостоен звания… «мастер спорта СССР международного класса». Аналогов такому в советском-российском футболе больше нет. Зинченко переживал свою вторую молодость, вновь напоминая себя же 23-летнего, когда и ему игралось с охотку и наблюдать за его игрой доставляло просто эстетическое удовольствие.

Увы, но продлить контракт с «Рапидом» у Зинченко возможностей не было – и так он получил, в результате, гораздо больше, чем даже мечтал. И в 1983-м он вернулся на Родину.

После возвращения тренировал клубные ленинградские команды («Климовец» и «Красный треугольник»), затем работал главным тренером череповецкого «Строителя» (1986). С 1987 по 1989 г.г. вместе с бывшим одноклубником Владимиром Казаченком взялся поднимать ленинградское «Динамо» и скоро избавил старейшую команду Питера от обидного ярлыка аутсайдера. Далее был зенитовский дубль (1990-92), в 1993, 1994 гг. он работал с «Зенитом-2», а из той команды вышли Александр Панов, Дмитрий Давыдов, Денис Угаров. Потом был краткосрочный альянс с командой «Эрзи» из Петрозаводска (1994), последние несколько лет работал в футбольной школе Красногвардейского района при стадионе «Турбостроитель». Стадион на Охте неспроста был местом скромных торжеств – эта уютная арена стала для юбиляра родной, как и весь Петербург, спортивную честь которого Зинченко защищает уже больше четверти века.

Ныне Анатолий Алексеевич Зинченко является вице-президентом Федерации футбола Санкт-Петербурга, председателем Комитета по проведению соревнований.

А что творится на душе этого человека при воспоминаниях о красотах Вены, Альп, чудной австрийской природы, минутах незабываемого торжества, которые были в его австрийской футбольной карьере – об этом можно только догадываться…

P.S. Справедливости ради, надо отметить, что и Зинченко не может считаться первым российским легионером. Если уж быть совершенно дотошным, то ещё в 1914 году, в чемпионате Италии в флорентийской команде «Фиренце» полный сезон отыграл защитник московского СКС М. Ромм – здоровенный детина (188/82), капитан сборной России, лучший защитник зари российского футбола. После этого он вернулся в Россию, где играл в питерских Коломягах (стал чемпионом Петрограда в 1915-м) и московском ЗКС вплоть да 1923 года.