Войти

Молчит и делает своё дело

«Спорт-Экспресс» 09.09.2003

Защитник «Локомотива» Сергей Игнашевич в третий раз за последние три месяца становится героем России. В Дублине его точный удар принес национальной сборной важное очко, а вместе с ним – надежду на успешное завершение борьбы за путевку на чемпионат Европы. Чуть раньше во многом благодаря Игнашевичу, поставившему красивую точку в драматичном противостоянии «Локомотива» и «Шахтера», российские любители футбола получили возможность воочию наблюдать за очередной Лигой чемпионов. И, разумеется, трудно переоценить значимость двух июньских голов Игнашевича в ворота швейцарцев. Не будь их, Португалия-2004 помахала бы нам ручкой еще летом.

ЗА ДВА ГОДА ОТ КФК ДО «КРЫЛЬЕВ СОВЕТОВ»

Так что же мы знаем о человеке, которому обязаны едва ли не всеми достижениями в нынешнем сезоне? Игнашевич – воспитанник торпедовской школы. Однако продолжателем славных традиций, заложенных Эдуардом Стрельцовым, Валентином Ивановым, Валерием Ворониным и Виктором Шустиковым, ему стать не довелось по причине раскола в «Торпедо», случившегося семь лет назад. Из потенциального игрока основного состава клуба высшего дивизиона Игнашевич в одночасье превратился в участника первенства среди коллективов физкультуры, с которого начала путь альтернативная торпедовская команда с приставкой «ЗИЛ». Надолго там он, впрочем, не задержался. В 98-м вместе с семью одноклубниками перешел в молодежную команду «Спартака».

Именно тогда Игнашевич установил личный рекорд по количеству голов в одном матче – 2, который повторил совсем недавно в Базеле. Да и к одиннадцатиметровой отметке во время игры не подходил пять лет, пока судьба не свела с испанским арбитром Ибаньесом и голкипером сборной Швейцарии Йоргом Штилем.

– Почему я попросил Гусева уступить мне право на тот удар? – переспрашивает Игнашевич. – Потому что ни капельки не сомневался – забью. Если бы стоял у своих ворот, наверное, не стал бы вмешиваться. А так подумал: зря что ли бежал через все поле на навес Гусева!

Не берусь судить, о чем думали миллионы российских болельщиков в тот момент, когда Игнашевич готовился к дуэли с детиной Штилем, а вот что творилось в душе у Юрия Севидова и Юрия Гаврилова, догадаться могу. Оба наверняка вспомнили, как Игнашевич набирался ума-разума в клубе КФК «Патриот», который они возглавляли. Эта команда, существовавшая на средства одного бизнесмена, не оставила никакого следа в российской футбольной истории. Хотя если кто-то надумает написать об Игнашевиче книгу, о загадочном «Патриоте» упомянуть обязательно придется. Как и о «Спартаке-Орехове» (помните, выступал такой клуб однажды в первом дивизионе?), где защитник сборной России провел один круг в сезоне-99.

А к следующему чемпионату Игнашевич готовился, будучи уже игроком «Крыльев Советов». Вот такой стремительный взлет! Перед первым матчем – против «Уралана» – новоиспеченный самарец долго не мог уснуть. Это сейчас Игнашевич с убийственным хладнокровием кладет на лопатки вратарей всех национальностей – от немца Йенса Леманна из дортмундской «Боруссии» до хорвата Стипе Плетикосы из «Шахтера» (вот кто, наверное, еще долго будет помнить Игнашевича!). А тогда 20-летнему парню предстоял дебют на совершенно другом, неведомом ему уровне. Как тут не волноваться!

СПАСИБО АЛЕШИНУ

В Самаре Игнашевич поиграл на всех позициях в обороне, а в молодежной сборной России «прошел кастинг» на роль опорного полузащитника. Такие универсалы в современном футболе на вес золота. Поэтому ничего удивительного, что еще до окончания чемпионата-2000 руководству «Крылышек» стали поступать предложения о продаже вундеркинда. Самое выгодное последовало от «Локомотива». Посоветовавшись с экс-железнодорожником Александром Бородюком, Игнашевич ответил «да» Юрию Семину.

– Все переговоры вел президент «Крыльев» Герман Ткаченко, – вспоминает он. – Я лишь краем уха слышал, что мной интересовались «Спартак», киевское «Динамо» и «Торпедо». Когда сорвался вариант с красно-белыми, решил сам проявить инициативу и подписал предварительный контракт с командой Владимира Алешина. Но уже через два месяца сделал окончательный выбор в пользу «Локо». Только не подумайте, что польстился на какие-то особые финансовые условия, предложенные железнодорожниками. Очень хотелось проверить на своей шкуре, что такое Лига чемпионов. А перед Алешиным было неудобно. Но раздувать скандал Владимир Владимирович не стал, за что ему большое спасибо.

ВРАЧИ СКАЗАЛИ: «ТЫ РОДИЛСЯ В РУБАШКЕ»

С тех пор прошло два с половиной года. Срок небольшой, а сколько важных для Игнашевича событий произошло! Во-первых, супруга Ольга родила ему второго сына, которого на семейном совете было решено назвать Димой. Малыш, завидев папу, сразу хватает мяч, чем разительно отличается от старшего брата. Четырехлетний Рома к футболу равнодушен. Может, пока?

Во-вторых, журналисты теперь могут называть Игнашевича «чемпион России 2002 года». Свою золотую медаль защитник заработал в буквальном смысле потом и кровью. Тринадцатого (вот и не верь после этого в приметы!) мая в конце первого тайма матча «Локомотив» – «Ротор» нападающий волгоградцев Денис Зубко, пытаясь ударить через себя, попал Игнашевичу ногой в лицо. В перерыве врачи будущих чемпионов пытались привести в чувство потерявшего сознание игрока, а затем на «скорой помощи» увезли его в одну из больниц МПС, где был поставлен неутешительный диагноз: сотрясение мозга средней тяжести и перелом носа. Четыре дня Игнашевич провел в реанимации и еще девять – в общей палате. При выписке доктор сказал ему: «Ты, парень, в рубашке родился. Кости черепа у тебя крепкие, а иначе… Благодари родителей за хорошие гены».

АРБИТР И ЖУРНАЛИСТ В ОДНОМ ЛИЦЕ

В 2001-м Игнашевич дебютировал не только в «Локомотиве», но и в качестве… телекомментатора. Это произошло на домашней игре с «Зенитом», которую футболист пропускал из-за травмы.

– Перед началом встречи Валерий Гладилин познакомил меня с комментатором РТР Олегом Жолобовым, – рассказывает Игнашевич. – Тот предложил вместе вести репортаж. Увы, первый блин вышел комом, хотя знакомые утверждают обратное. Но мне-то зачем себя обманывать: мысли – особенно поначалу – путались, слова в предложения не складывались. В общем, наверное, это не мое.

На месте Игнашевича я бы не стал зарекаться. Думаете, Владимир Маслаченко в бытность голкипером «Спартака» и сборной СССР предполагал, что станет футбольным телекомментатором? К тому же у нынешнего железнодорожника есть одно преимущество перед коллегой, тоже носившим форму с буквой «Л». Игнашевич знает изнутри работу судей, чем основная масса журналистов похвастать не может.

– Когда учился в Малаховском институте физкультуры, ректор иногда разрешал поработать арбитром, – говорит Игнашевич. – И боковым доводилось быть, и главным. Так вот, полутораметровые офсайды, как некоторые рефери, обслуживающие матчи премьер-лиги, я не пропускал. И правила футбольные знаю назубок.

БОЛЕЛЬЩИКАМ НУЖНЫ ГОЛЫ, А НЕ ИНТЕРВЬЮ

Только не подумайте, что Игнашевич «в чужом глазу соломинку видит, а в своем не замечает и бревна».

– Часто вспоминаю свои ошибки в матчах с «Черноморцем» и за молодежку против Швейцарии двухлетней давности, – признается защитник. – После злосчастной срезки в Раменском, стоившей нам путевки на чемпионат Европы, наступило такое опустошение, что в Новороссийске я «плавал» и физически, и морально. В футболе жить прошлым противопоказано.

Этому правилу он теперь следует твердо. На собственных промахах не зацикливается и на лаврах не почивает. Журналисты, правда, на него обижаются за обет молчания. Но болельщики, для которых мы и футболисты работаем, на Игнашевича наверняка не в обиде. Пусть другие дают интервью, а лучший снайпер сборной в этом отборочном цикле пусть делает свое дело.

Его голы завтра нам опять понадобятся.