Войти

Дмитрий Кириченко. Бомбардир в эпоху нападающих

«Спорт день за днем» 20.03.2011

«Мне приходится вспоминать о возрасте», – Дмитрий Кириченко в свои 34 года не исключает, что завершит выступления в Ростове. Кто спорит, это было бы красиво: от «Ростсельмаша» до «Ростова». Дмитрий такой вариант держит в уме, но далеко не загадывает. Жизнь научила. «Сатурном». Потому и формулировки – обтекаемые и аккуратные.

«Когда бутсы на гвоздь?» – «Контракт на два сезона. Можно и продлить». «Кем быть после?» – «Может, тренером. Еще бы присмотреться». «Где зажить новой жизнью?» – «В Москве. Но, может, и в Ростове». Всякий раз уточняя: «На данный момент». И ты понимаешь, что возможно все. Может, «Ростов» удивит? Может, Кириченко в третий раз станет лучшим бомбардиром?

Правда, не обошлось без исключения: сборная. О ней – лишь вспоминая, подводя черту. Впрочем, мы и без того задались целью осмыслить, какой будет биография этого бомбардира во времена сплошных нападающих.

Хет-трик всей жизни

– Примите мои запоздавшие, но тем не менее поздравления с рождением третьей дочки.

– Ага, спасибо большое.

– Вы читали, как на это событие отозвалась пресса?

– Честно говоря, много хлопот. Не до прессы было.

– Я подскажу: «Кириченко оформил хет-трик»…

– Ничего так.

– Если продолжать аналогию, наверное, это самый важный в вашей жизни хет-трик?

– Да, естественно.

– Если не ошибаюсь, дочку Ульяной назвали. Кто имя выбирал?

– Юля, старшая дочь. Не выбирала, просто имя нравилось. Мы с женой подумали: «Почему бы и нет?»

– Много хлопот доставляет новорожденная?

– Больше, наверное, супруге. Я сейчас в Ростове, до этого – на сборах, скоро игры – одна за другой.

– Уже перевезли вещи из Москвы?

– Как таковой переезд еще не состоялся, так как были сборы: курсировал между Москвой и Турцией. Но постепенно начинаю обустраиваться и готовиться к приезду семьи.

– Теперь-то вам куда ближе до Новоалександровска, где, если верить справочникам, вы и родились…

– Да, там мои родители живут, друзья и родственники. Не так часто, как хотелось бы, их навещаю – где-то раз в год. На большее просто времени не хватает.

– Если в двух словах сформулировать, что за город такой – Новоалександровск?

– Обычный город, каких тысячи. Такой, я бы сказал, бесцветный. К сожалению…

– Я просто обязан спросить, коли мы в детство заглянули: в футбольную школу, мне доводилось читать, вы пришли без ведома родителей.

– Не сказал бы, что без ведома… Когда пошел в первый класс, к нам заглянул Сергей Алтухов, мой первый тренер. Я и записался.

– Когда пришло время раскрывать карты, крепко досталось?

– Нет, а что тут такого? Не ошибусь, если скажу, что тогда каждый второй из детворы занимался футболом. В той или иной мере.

– На футбол в Москву к вам родители выбирались?

– Не столь часто. Работа, дела. Да и Москва – не ближний свет.

– После переезда в Ростов со столицей что-то еще будет связывать?

– В Москве остается квартира. Я же после окончания игровой карьеры собираюсь осесть в столице. На данный момент. Но, может быть, поиграю в Ростове – и планы изменятся. Так что все возможно.

– Сейчас столицу покидаете с легким сердцем?

– Я в Москве, если не ошибаюсь, девять лет. Уже, конечно, налажен быт: детсад, школа и секции для детей. Но, думаю, и в Ростове не будет с этим проблем. К тому же каждый город имеет как плюсы, так и минусы. Москва и Ростов – не исключения.

– Как можете определить данный период в вашей жизни?

– Радостный. У меня же родилась третья дочь. Если же говорить о «Сатурне», то эти события…

– Раздражали?

– Скорее, утомили.

– Я почему спросил: вы как-то заметили, что не любите в себе раздражительность. Изжили эту черту характера?

– По крайней мере стараюсь.

«Ростов» – лучший вариант

– Как приняли в «Ростове»?

– Никаких проблем. Я ведь со многими пересекался на футбольном поле – и в качестве партнера, и в качестве соперника. Есть люди, которые работают в клубе еще с тех пор, как я играл здесь в конце 90-х.

– Еще не наметили список из тех, с кем в Ростове обязательно надо пересечься?

– Да, есть несколько человек.

– Сергей Андреев – в их числе?

– Обязательно! Именно при нем я стал играть в высшей лиге и, скажем так, стал более-менее известным. Но прежде созвонимся, узнаем ближайшие планы. Думаю, встречусь со всеми. В любом случае время будет.

– Когда перебирались из ЦСКА в «Москву», обмолвились, что не рассматривали вариант возвращения в Ростов. Что изменилось с тех пор?

– Куда мне, если подумать, еще возвращаться? В Ростове – команда, в которой играл, болельщики, которые любят меня. Не все, понятное дело. Наверное, это самое логичное решение из всех возможных. Думаю, что и для клуба не самый плохой вариант. Я достался «Ростову» бесплатно.

– Вы также говорили, что возвращение станет «красивым завершением карьеры». Для вас это так важно?

– Знаете, вероятность того, что я завершу карьеру именно в Ростове, достаточно велика.

– Твердо намерены завершать карьеру?

– Приходится вспоминать о возрасте. Мой контракт рассчитан на два сезона. Мне тяжело, правда, загадывать. Но, полагаю, «Ростов» – это лучший вариант. На данный момент.

– Леонид Слуцкий как-то заметил: «Кириченко вполне может выступать до сорока лет». Может, стоит прислушаться?

– Каждый футболист играет, пока позволяет здоровье. В этом плане – тьфу-тьфу-тьфу – особых проблем не испытывал. Травмы, операции – по мелочам.

– Кем видите себя после?

– Никаких мыслей на этот счет. Скорее всего, в футболе останусь. В каком качестве? Пока сложно сказать. Не знаю, еще бы присмотреться.

– И все же ближе тренерское искусство или, может, ремесло функционера?

– Наверное, все-таки первое. Несмотря на то что это сложная профессия. Кроме того, непостоянная. На мой взгляд, быть тренером трудно. Но гораздо интереснее, чем функционером.

– Вы добились двух гроссмейстерских отметок: больше трехсот матчей и больше сотни мячей в чемпионате. Будет что рассказать дочерям?

– Не думаю, что им это будет интересно. У них свои, девчачьи, заботы.

– Кстати, вы сотый гол провели в Ярославле. Мяч сохранил для вас Сергей Шустиков. Какова судьба сувенира?

– Мяч где-то дома хранится.

– Вы даже знаете где?

– Примерно.

– Не придаете, выходит, таким вещам особого значения?

– Честно сказать, нет. Да, приятно. Но на призы и медали особо не заглядываюсь. Я стараюсь жить настоящим.

– Нападающих тем не менее принято спрашивать о забитых мячах. Я же спрошу о незасчитанных. Можете вспомнить самый обидный?

– Так… В том сезоне забил армейцам «чистый» мяч, который не засчитали… Но все же, наверное, на первое место поставлю гол в «золотой» игре против «Локомотива».

– 2002 год?

– Да, пожалуй, тот мяч. Если бы засчитали, был бы важный гол в моей карьере. Очень.

За работу в «Сатурне» не стыдно

– Если бы не заваруха вокруг «Сатурна», в Ростов не вернулись бы?

– У меня еще год действовал контракт. Так что, думаю, в «Сатурне» остался бы. Тем более в клубе меня все устраивало. Но возвращение в Ростов состоялось бы. Правда, позже. Хотя сейчас тяжело сказать, как бы все сложилось.

– Вы сказали, в Раменском все устраивало. Но со стороны кажется, что «Сатурн» последних лет пребывал в неком застое…

– Я бы сказал, что вся команда не показывала того, на что надеялись владельцы. Но, скажем, занимали пятое место. Мне кажется, достаточно высокая для «Сатурна» позиция.

– Команда не оправдывала ожиданий, вы не могли раскрыться полностью…

– Нападающие, что ни говорите, зависимые люди. Да и мячей под тридцать все-таки забил.

– Но в «Сатурне» забивали не так регулярно, как до этого. Как реагировали?

– Так было, есть и будет. Причем в жизни любого игрока. Мы же не против манекенов выходим. В противниках – профессионалы, которые также хотят выиграть.

– Как обычно подобное переживаете?

– Надо работать над собой. Как в футбольном, так и в психологическом плане. И просто не зацикливаться.

– На ваш взгляд, в чем корень бед «Сатурна»?

– Не было управленца, который каждодневно находился бы в команде. Губернатор? В силу своей должности он не мог уделять много времени. А в руководстве клуба не нашлось того, кто разбирался бы в футболе, в психологии и так далее.

– Как будете вспоминать время, проведенное в «Сатурне»?

– Несмотря на все проблемы – с теплотой. Я уютно чувствовал себя в команде. Действительно прекрасная инфраструктура, болельщики, которых не так много, но они всегда поддерживали. Им, конечно, пришлось сложнее всех.

– Как кажется, «Сатурн» был обречен. Команда тех, кому за тридцать. В этом ведь мало приятного, так?

– Наверное, сложно возразить. Правда, стали появляться молодые – Чилюшкин, Махмудов, Сапета… Я не считаю это основной проблемой. И, кстати, пойдите и найдите квалифицированных игроков 25 лет отроду…

– К тому же – с российским паспортом…

– Они играют в сильных командах и, чтобы их заполучить, надо потратить достаточно средств. Если мне за тридцать, никак не сделать так, чтобы вновь стало двадцать пять.

– Собака лает, караван идет.

– Так и есть. Несмотря на все проблемы, мы играли. Честно говоря, за свою работу не стыдно.

– Долго кормили завтраками?

– Два года – сплошные задержки на несколько месяцев. Правда, в последнее время руководство даже не обещало, что ситуация нормализуется. Если бы мы знали, то в течение сезона, может быть, повели бы себя иначе…

– Как именно?

– Не вышли бы, например, на тренировки. На игры, возможно. Я считаю, пять-шесть месяцев не платить по счетам и просто закрыть клуб – это хамство.

В премьер-лиге амбиции перехлестывают

– Надежда, что вернут долги, еще жива?

– Профсоюз этим занимается. Как получится? Кто знает…

– Судя по голосу, особо не надеетесь…

– Не хочу просто забивать себе этим голову. Жизнь продолжается.

– В нашей стране финансы – щекотливая тема. В футболе так и вовсе тайна за семью печатями. Как отнеслись к публикации зарплатных ведомостей «Сатурна»?

– Каждый понимает, для чего это сделали.

– Как вам кажется?

– Чтобы переключить общественное мнение с руководства клуба на футболистов, которые, дескать, много получают. Но ведь «Сатурн» по своим финансовым возможностям – лишь седьмой-восьмой в премьер-лиге. Все столичные клубы, «Рубин», «Зенит», – все они куда богаче.

– Даже страшно подумать, что будет, когда бюджеты откроют…

– Я считаю, не стоит этого делать. Нам не хватает… Как бы правильно сказать…

– Менталитета?

– К тому же люди и так знают, что футболисты не за копейки играют. Тем более в премьер-лиге.

– «Москва» и «Сатурн» – два ныне исчезнувших с футбольной карты клуба.

– Да, так и есть.

– В их крахе много общего усматриваете?

– Истории – отдельные. Начнем с того, что «горожане» расплатились по долгам. Все было сделано, скажем так, солидно. Правда, вряд ли бы клуб снялся, если бы не вмешались более высокие силы. Я не буду называть имена и команды. Их и так знают.

– Как в известной присказке: один – случайность, два – совпадение, три – закономерность…

– В футболе наступили не такие уж простые времена. Тот же «Амкар», который чуть не снялся…

– Томск, Самара…

– Я считаю, в нашей премьер-лиге много амбиций, которые нередко перехлестывают. Наверное, руководство клубов должно оглядываться на свои возможности и помнить о том, что в футбол играют не деньги, а люди.

– Как вам метаморфозы в целом? Переход на систему «осень-весна», реформа первого дивизиона…

– Не вижу таких уж больших плюсов. Если говорить о еврокубках, наши команды и так достаточно успешно выступают. Не удается нам в Лиге чемпионов себя показать? Я не думаю, что с переходом на другую систему станем всех громить. Там просто очень высокий уровень, до которого не дотягивают даже чемпионаты мира и Европы. На мой взгляд, основная проблема – инфраструктура. Больше половины наших стадионов остались в 60-70-х прошлого века. Если будет удобно добираться, если будет комфортно смотреть, то народ потянется на футбол.

– Так, говорят, реформы и затеваются, чтобы подтянуть инфраструктуру и посещаемость…

– Если выйдет так, я не против. Мне же думается, если что и решит эти проблемы, то лишь проведение чемпионата мира. Вот это более вероятно.

– Дмитрий, давайте отойдем от этих тем…

– Неплохо было бы.

В каждом трансфере – своя логика

– Три клуба после «Ростсельмаша» до «Ростова» – ЦСКА, «Москва» и «Сатурн». Какой-то из них дороже?

– В какой-то мере – каждый. Все-таки достаточно успешно выступал и в ЦСКА, и в «Москве». Менее – в «Сатурне». В составе армейцев был чемпионом страны, брал Кубок и Суперкубок.

– Даже обладателем Кубка УЕФА числитесь…

– Формально. Я на поле не выходил, но в заявке был.

– Я полагал, вы ФК «Москва» выделите…

– Почему?

– Клуб славился семейной атмосферой…

– Отличная команда, классный коллектив. Ничего не сказать. Но не выиграли, к сожалению, ни одного трофея. Да и было это сделать сложнее, нежели в ЦСКА.

– Такие отношения, как в «Москве», где-то еще встречали?

– Не помню, чтобы в других клубах были какие-то проблемы. В том же «Ростове», ЦСКА и «Сатурне» – везде сплоченные коллективы. Вряд ли разрозненная команда может добиваться побед.

– Мне помнится, как болельщики «Москвы» кричали вам: «Киря, возвращайся». Вы отвечали: «Позовите – приду».

– Не звали.

– Вернулись бы?

– Шутка ведь. Иногда и пошутить можно.

– Дмитрий, нужно. В вашем обращении к болельщикам «горожан» были такие слова: «Я старался как можно лучше выполнять свою работу и вкладывал в нее всю душу. Со мной останутся приятные воспоминания о времени, проведенном в «Москве». Что-нибудь добавите?

– Других слов не подобрать. Так оно и есть.

– На Восточной улице еще долго висел баннер «Кириченко – № 1». Стоило ли уходить?

– Мне предложили в «Сатурне» контракт. Долгосрочный. В «Москве» – отличный коллектив, тренер, который доверял. Но на уровне отношений тренера и руководства сложилась ситуация, которая напрягала.

– Не поясните?

– «Москва» в сезоне заняла четвертое место. Леонида Слуцкого тем не менее попросили, что не говорит о том, что в клубе все было тип-топ.

– «Уходил из команд в тот момент, когда переход уже созревал в моей голове». Что вы имели в виду?

– На мой взгляд, трудно провести всю жизнь в одной команде. Мне было 25 лет, когда перешел в ЦСКА. Там я провел три отличных сезона. Но в «Москве» куда больше играл. Опять же, клуб был не против отпустить меня, 30-летнего, в «Сатурн».

– В каждом трансфере – своя логика.

– Да, можно найти.

– Выходит, от перехода в «Москву» выгадали. А в «Сатурн»?

– Если только в финансовом плане. Не знаю, как было бы. Когда «горожан» возглавлял Олег Блохин, то сезон выдался…

– Не лучшим…

– Да, команда застряла в середине таблицы. К тому же отношения, как я понимаю, уже не те были. Я общался с ребятами и примерно представляю, как это выглядело. Не факт, что сработался бы с Олегом Владимировичем.

– В «Москве» вы второй раз стали лучшим бомбардиром чемпионата. На эмоциях?

– Я дорвался до игровой практики – практически все матчи провел в стартовом составе. Вот с этим и связываю то достижение. «Москва» – крепкая команда, билась со всеми. Тот же «Спартак» обыгрывали, как ни странно.

– Много ли раз отвечали на вопрос: зачем ушли из ЦСКА?

– Не очень. В принципе все и так понятно.

– Много ли тех, кто не понимал, когда говорили им о желании играть, а не сидеть на скамейке?

– По крайней мере мне об этом не сообщали. Я не понимаю, что хорошего в том, чтобы сидеть на лавке. Может, кого-то это устраивает. Меня – нет.

– ЦСКА, по сути, оборачивался грандом при вас. В то время, когда играли за армейцев, об этом думали?

– ЦСКА и тогда был лидером нашего футбола. По крайней мере одним из…

– Но без Кубка УЕФА…

– Да, наверное, команда стала сильнее. Но так и должно быть.

– Тогда армейцев часто упрекали в силовом футболе. Как считаете, справедливо?

– Любой стиль определяется набором игроков и видением тренера.

– Кажется, такая игра напролом вам не близка. Или я ошибаюсь?

– Я забивал голы. Наверное, лучше играть в ажурный футбол, красиво мяч катать. Но это не всегда проходит. Можно подстроиться под любой стиль.

Три ярлыка

– Вы как-то подметили: «У любого футболиста – свой стиль, изменить который сложно, а вернее, невозможно». Вы – сложившийся футболист. Можете как-то свой стиль определить?

– Каждый футболист имеет свои особенности…

– У вас – какие?

– Я – нападающий, который ищет свой момент, свой шанс.

– Простите, мне лично кажется, что есть нападающие и есть бомбардиры…

– Ладно, давайте напишем – нападающий-бомбардир. Но любой форвард хочет прослыть бомбардиром. Другое дело, что у кого-то получается, у кого-то – нет.

– Дмитрий, как вы относитесь к ярлыкам, которые болельщики, как и журналисты, навешивают на футболистов?

– Не знаю даже.

– К вам таких приклеилось аж три. Догадываетесь каких?

– Нет.

– Первый ярлык – человек-замена.

– Надо думать, в ЦСКА…

– Когда не выдержали конкуренции с Вагнером. Мне-то кажется, что таких в принципе немного…

– Лав – очень квалифицированный нападающий. Может, конечно, не покатить, настроение подвести. В этом плане – настоящий бразилец. И все же не стоит забывать, что в команде еще играл Ивица Олич. На всякий случай – игрок «Баварии». Также впереди действовал Сергей Семак. Достаточно высокая конкуренция. Наверное, было непросто.

– Второй ярлык, скорее, приятный – человек-гол…

– Опять же – ярлык. Не все моменты оборачивались забитыми голами. Но самое ужасное, когда за матч так и не представлялось возможности отличиться.

– Можно выделить мяч в вашей излюбленной манере, как об этом потом напишут в биографии?

– Мне доводилось забивать и с пенальти, и после выхода один на один, и с дальних дистанций, и после прострелов, и головой… Какой-то излюбленный способ? Невозможно, наверное. Если у нападающего будет лишь один сценарий…

– Его быстро раскусят…

– Если это, конечно, не Марадона, о котором знали все, но не могли найти управы. Или Месси. На данный момент.

– Может, из штрафной на опережении?

– Как один из вариантов. Но это работа нападающего – искать момент, чтобы забить. Ведь футбол для того и существует.

– Наконец, третий ярлык – бомбардир для внутреннего пользования…

– Во внешнем, так сказать, пользовании я не был.

– Не задумывались, почему не сложилось на международной арене?

– Как таковой возможности и не было. Если только в ЦСКА. Но там, повторюсь, не получал столько игрового времени. Однако нет ощущения, что потенциал не реализован. Я благодарен за то, что имею. Мне нелегко что-то сделать еще. Быть Марадоной или Месси?.. Если честно, грех жаловаться.

– После мяча грекам не было желания попробовать себя за границей? Так, Александр Панов два мяча французам положил – и, как говорится, встречай, «Сент-Этьен»…

– И, как-то, мне кажется, после этого его карьера пошла на спад. Да, мячи в ворота французов останутся в памяти. Но вряд ли так важно то, что Панов уезжал в «Сент-Этьен».

– То есть вы не и рвались покидать родные дали?

– На мой взгляд, русским людям там сложно жить.

Много или мало? Все мое

– Два мяча Панова французам в памяти останутся. Как и ваш мяч грекам…

– Я надеюсь.

– Много ваших интервью перечитал, к нашей беседе готовясь. В каждом – вопрос: помните тот мяч, помните этот… И вы всякий раз вспоминали…

– Мячи-то все равно в памяти остаются. Да, что-то забывается, но и что-то обязательно припомню.

– Если так, то за сколько управились в игре с греками?

– За 60 с лишним секунд.

– 67, если быть точным…

– Ну, эта тема долго муссировалась. Тут я вряд ли бы ошибся.

– Тот мяч, верно, самый запоминающийся эпизод, связанный со сборной?

– Да, как и чемпионат Европы в целом.

– Несмотря на то что вышли только в заключительной игре?

– В любом случае это праздник футбола, на котором мне удалось побывать. Из неприятных эпизодов? Нулевая ничья со Словакией и непопадание на чемпионат мира.

– Я думал, вы вспомните 1:7 от Португалии…

– Неприятно. Правда, вряд ли, скажем, 1:3 лучше. Да, португальцы выше классом. Однозначно. Но никто не будет спорить, что в наши ворота в тот день залетало все.

– Я по крайней мере не собираюсь.

– Нет смысла даже. Мячи летали по «девяткам». Бывает и так.

– Вы и сборная. Какое слово подберете в качестве характеристики этих отношений?

– Не обида. Ни в коем случае. Не каждый играет в сборной. Мне же довелось. Много или мало? Все мое. Я такой человек, который должен заниматься своим делом, тренироваться и играть.

– Недоумение?

– Нет, не было.

– Я поясню. Вы – самый стабильный бомбардир страны последних лет. Как-то это не вяжется с принципом «В сборной должны играть сильнейшие»…

– Мне тяжело сказать. К сборной какого созыва мы подбираем слова? Я играл лет пять назад. По крайней мере, вызывался. Конкуренция? Кержаков, Павлюченко, Аршавин. Мне кажется, серьезные игроки. Тем более все они – моложе меня, как ни крути.

– В списке самых стабильных, кроме вас, Олег Веретенников, Владимир Кулик, Олег Терехин, Валерий Есипов. Ни один из них сборной так и не пригодился…

– Кержаков – нестабильный? А Павлюченко? На мой взгляд, оба – стабильные. Не говоря уже об Аршавине, который, может быть, не чистый форвард. Тот же Погребняк. Высокая – на самом деле – конкуренция.

– А выбор – вкус тренера…

– И дело тактики. Наша сборная играет в одного форварда. Их вызывается человека четыре, из которых половина не выйдет на поле. В любом случае. Но это не значит, что надо затаивать какие-то обиды.

Думбия – просто машина

– Как принято считать, бомбардиры – люди зависимые. Вы же забивали в каждом клубе. Много и часто.

– Я все же играл в хороших клубах, которые не боролись за выживание.

– «Сатурн» в прошлом сезоне?

– Да, тогда не получалось, приходилось цепляться. Но там, мы уже говорили, проблемы не столько футбольные. В том же «Ростсельмаше» брали шестое-седьмое места. До сих пор – высшее достижение. Если бы играл в команде, которая постоянно борется за выживание, наверное, забивал бы меньше.

– Вратари, как говорят, особая каста. Можно так же говорить о бомбардирах?

– Талант забивать голы – особый. Так обидно порой: форвард просто чудеса творит, обыгрывает троих, а мяч в ворота не идет.

– Можете назвать пятерку лучших бомбардиров премьер-лиги?

– Так, премьер-лиги?

– Учтите – российской…

– Прошлого сезона?

– Нет, на ваш вкус. Не обязательно самых результативных…

– Веллитон, Кержаков… Кто там еще? Я бы выделил Веллитона, который стабильно забивает два сезона. Поверьте, достойный результат. Не так легко забивать в нашей премьер-лиге. У нас – специфичный футбол, вязкий…

– Из тех, кто на слуху, – Вагнер Лав, Кураньи, Думбия, Данни, Нецид. Но они – иностранцы. Повод бить в колокола?

– Отчего же? Дзюба по своему потенциалу – однозначно игрок сборной. Я думаю, не в этом, так в следующем сезоне. Артем сильно прибавил в Томске и вполне способен стать одним из лидеров «Спартака».

– «Рубин» поставил на Владимира Дядюна…

– Почему бы и нет? Правда, «Рубин» не самая простая команда для тех же форвардов. Но человек забивал за Нальчик. Я могу пожелать только удачи.

– Ваша связка с Эктором Бракамонте в свое время считалась лучшей в стране. Кто-то сейчас на это звание претендует?

– Вагнер Лав и Думбия – очень сильная связка. Сейду – просто машина какая-то. Вообще же наметилась тенденция к сокращению числа форвардов. Посмотрите, большинство команд играют в одного выдвинутого вперед нападающего.

– В нашей премьер-лиге играл форвард, который бы напоминал вас?

– Вы знаете, ничего на память не идет.

– Может, Олич?

– Ивица обладает более высокой скоростью. Я играл с ним в одной команде. Поверьте, знаю, о чем говорю.

– Но, как и вы, хорват в ЦСКА пал жертвой бразильцев. К тому же вы оба – штатные пенальтисты. Кто лучший исполнитель, как считаете?

– Я, наверное, забил больше.

– Вы забили 22 пенальти подряд. Эта статистика греет душу?

– Но не более.

– Я бы спросил о секрете, но догадываюсь, что его нет. Спрошу о другом. Кто вам удар ставил?

– Так повелось со времен детской школы. Еще тогда понял, насколько это важно для атакующего игрока.

– Ваша серия оборвалась в прошлом сезоне как раз на игре против «Ростова». Помните тот пенальти?

– Да, было досадно. Даже не из-за того, что не забил, а потому, что подвел ребят. Мы на тот момент проигрывали один мяч. Но там арбитр проглядел нарушение правил. Антон Амельченко вышел из ворот на два или три метра.

– Вы потом с Антоном не обсуждали этот эпизод?

– В игре нарушения не заметил. Не до того было. Потом посмотрел повтор. Мы, кстати, с Антоном виделись на сборах. Жили в одном отеле с «Локомотивом». Обсуждение? У вратарей – свои хитрости. Что ж, значит, серия должна была прерваться. Так вышло, что на «Ростове».

– Эта серия не тяготила?

– Не думал, подходя к точке, об этом. Пенальти – ответственный момент. Вся команда работает на то, чтобы забить и достичь результата. Но мне психологически удавалось справиться.

– Вот еще одно ваше качество – психологически устойчивый.

– Можно и так, наверное, сказать.

Без волнения – никуда

– Вы говорили, команда в Ростове подбирается крепкая и интересная. Насколько крепкая и насколько интересная?

– Это уже сезон покажет. Все игры на сборах – не больше чем тренировочные. Если взять наш состав, то команда действительно достаточно крепкая и интересная. К тому же подписали, как я слышал, Чеснаускиса и Ребко.

– «Хорошие нападающие на дороге не валяются. Нам стопроцентно пригодится опыт Кириченко». Приятно такое слышать от Олега Протасова?

– У нас в принципе – два форварда. Роман Адамов и я. Максим Григорьев еще может выйти на этой позиции. Но он больше фланговый игрок. В любом случае каждый получит игровое время. В тот или иной момент.

– Кстати, о Романе Адамове. Нам ждать воскрешения дуэта, известного еще по выступлениям за ФК «Москва»?

– Я бы не стал говорить о дуэте. На сборах наигрывали вариант с одним форвардом. Так как первые три игры нам проводить против московских клубов – «Спартака», «Динамо» и «Локомотива».

– Для вас принципиально иметь впереди партнера?

– Если так вспоминать, то практически всегда играл в паре с фактурным нападающим. В Ростове – Юрий Матвеев и Артурас Фоменко, в ЦСКА – Денис Попов, в «Москве» – Эктор Бракамонте и Роман Адамов.

– В «Сатурне» – Марко Топич и Мартин Якубко?

– «Сатурн» как раз чаще действовал в одного форварда…

– И вы признавались, что вдвоем комфортнее…

– Мне-то, конечно, комфортнее, а вот команде?

– Команде задачу на сезон огласили?

– Я думаю, у всех команд на этот год задача одна – попасть в первую восьмерку.

– Как вам, к слову, губернатор показался?

– Как обычно. Я уже не первый сезон в футболе встречаю. Такие встречи показывают, что клубам важна поддержка лиц, которые символизируют власть в регионе, так как частные лица не спешат курировать команды из провинции. Не беру, конечно, в расчет олигархов из списка Forbes.

– Дмитрий, признавайтесь, читаете Forbes?

– Так, редко. Но я знаю, кто в том списке находится. В принципе, одни и те же лица.

– Вы как-то сказали: «Футбол не только цифры, но и ощущения». Какие ощущения на старте сезона?

– Скорее всего, нетерпение и волнение.

– Волнение? Спустя столько лет?

– Без него – никуда. Если его нет, то пора заканчивать. Так, наверное, перед каждым чемпионатом. Думаешь, как сложится сезон, что получится, а что – нет.

– Как оцените межсезонье? Тот же Роман Адамов признавался, что нагрузили прилично…

– Да уж, за последние годы – самое тяжелое межсезонье.

– Даже тяжелее, чем сборы Валерия Газзаева?

– В данном случае их можно сравнить. Но я уже говорил, что, насколько понял, Валерий Георгиевич отошел от таких нагрузок.

– Дмитрий, мне осталось уточнить лишь несколько моментов. На сборах игры все так же не отличаются зрелищностью?

– Я что-то не припомню шикарных матчей в межсезонье. Все они – без большого количества зрителей, обычно на фоне нагрузок.

– И вы все так же загадываете число забитых мячей за сезон?

– Нет, я не загадываю.

– Вам игры против «Ростова» обычно удавались. 11 мячей в ворота дончан – тому порукой. А за «Ростов»?

– На сборах – какие-то моменты, что-то забил. Правда, играл максимум тайм. Надо стараться перенести все самое лучшее в сезон.

– Тем более что Ульяне вы еще забитые мячи не посвящали.

– Да, просто не успел. Ей ведь нет еще и месяца.