Войти

Покровские ворота

«Советский Спорт» 21.10.1989

– Полковник Копаев слушает!

В трубке знакомый голос, но с трудом представляю в роли серьезного официального лица старого знакомого, известного в недавнем прошлом футболиста, двукратного «снайпера номер один». Звоню ведь начальнику Штаба гражданской обороны Дзержинского района Москвы, а в памяти атлетического сложения центрфорвард ростовского СKA с завидно поставленным ударом, от которого ох как натерпелись и лучшие в ту пору вратари.

Голос между тем повторяет: «Штаб гражданской обороны, полковник Копаев слушает!» Я называюсь, договариваюсь о встрече.

– Спрашиваешь, почему военная карьера, а не типичная для многих футболистов спортивная? А давай возьмем конечный результат. Три полковничьи звезды на погонах. Ответственность за гражданскую безопасность 300-тысячного столичного района, по сути целого города. Череда текущих проблем, совещания, «рекогносцировки» на месте – заводы, учреждения, школы. Служба, словом, не из скучных плюс заботы депутата райсовета.

– Дело-то по душе? Не жалеешь, что ушел из футбола?

– Классик эту ситуацию сформулировал так: «Привычка свыше нам дана!» Жаль не жаль, а одиннадцать лет в гражданской обороне. О чем сейчас говорить?

– Но ведь ты вступил на тренерский путь. Почему он оборвался?

– Поначалу, завершив играть, остался вторым тренером в своем ростовском СКА. Возиться с молодыми нравилось, особенно с форвардами. И получалось, помнишь, мы с энтузиазмом боролись за первенство в турнире дублеров. Тогда же вникал в сферу действий старшего тренера.

– И что же смелости и характера недостало?

– Однозначно не ответишь. Да, я незлобив и на крайности в решениях не быстр. Но разве только жестокость суть тренерской профессии? Просто в той ситуации, когда я решал, какой сделать выбор, в СКА в одночасье вдруг дали отставку Геннадию Матвееву, моему партнеру по игре и тренерскому дебюту. Стоял перед глазами и пример Иосифа Бецы, которого то обидно смещали, то с поклоном звали на выручку. Вот такое бесправие тренера смущало. Футбол и без того бесконечное кочевье, насытился им по горло, а тут ко всему неопределенность завтрашнего дня.

– Армейская служба тоже, поди, не мед?

– Зато в ней больше гарантий стабильности. Меня пригласил служить в систему гражданской обороны бывший командующий Северо-Кавказским военным округом генерал армии Александр Терентьевич Алтунин. Он основательно заботился в свое время о СКА, позже и с поста заместителя министра обороны внимательно следил за нашей судьбой. В Москве у меня была возможность дать дочери Наташе специальное образование – она Строгановское художественное училище окончила. Интересная работа и у жены Тамары.

– В Ростове ты завершал играть, но до того, как попал в местный СКА, немало попутешествовал, не так ли?

– Из родного елецкого «Спартака» я попал в сборную военного округа, а после того как мы на «вооруженке» стали вторыми, все игроки получили часы от министра, я же, кроме того, приглашение в главную армейскую команду – ЦСК МО.

– И какие впечатления ты сохранил от того времени?

– С нами, резервистами Григорий Иванович Федотов работал! Прекраснейший, редкого обаяния человек, мы в нем души не чаяли. Ему тогда 49 стукнуло, и он нам, молодым, конечно, стариком виделся. Тем более, просто потрясали техника, красота и точность его ударов на тренировках.

– Цзэсковцам ты не подошел. Не испытал тогда обиды?

– Ни капли! Молодо-зелено! Меня направили во Львовский ВО набираться ума-разума, а там мне все приглянулось. Имел твердое место в составе, много забивал. Что еще надо?

– Тогда и подоспело приглашение в Ростов?

– Куда там приглашение! По приказу перевели! Шел по принуждению. Я и не думал там оставаться, но все сложилось по-иному. Привык к новым товарищам, женился на ростовчанке.

– У тебя, популярнейшего в Ростове игрока, 120 голов в Клубе Федотова, две победы в споре лучших бомбардиров. А вот в сборной блеснуть не удалось, что так?

– Блеснуть действительно не удалось. Но ведь быть включенным в сборную – это уже удача и признание. Тем более что и вспоминать есть что.

– Например?

– «Маракана» – самый большой футбольный стадион мира. На матч сборных Бразилии и СССР собралось 170 тысяч зрителей, страсти, каких в Европе не ощутишь. А на поле против нас Пеле, Герсон, Беллини, Джалма Сантос – мой личный визави. Тут мне фортуна улыбнулась.

– Ты встречаешься с товарищами по СКА?

– Дружба со многими, как с Юрой Шикуновым, скажем, не прерывалась и не прервется. Вообще же в Москве целая «колония» бывших ростовских армейцев. Кто нашел себя в журналистике, кто на тренерском поприще, кто в армейской службе. Виктор Понедельник, Валентин Афонин, Владимир Стрешний, Вячеслав Гейзер, Александр Кривобородов, Алексей Еськов – самый любимый мой и надежный партнер. Видимся, как получится. Чаще всего, когда в Москву приезжают СКА или «Ростсельмаш».

– И какое эти команды оставляют у вас впечатление?

– Неважное. В упадке весь ростовский футбол. Два клуба, города вместе в этом сезоне не выиграли ни одного матча на выезде. Это в первой-то лиге! Сама идея создания в Ростове двух конкурирующих команд, уверен, обречена на неудачу. Корни же деградации кроются глубже.

– Где же?

– Тебе ведь известно, что команду СКВО фактически создал в Ростове прославленный маршал Еременко. Видный военачальник находил время следить, как подбирают и собирают для команды способных игроков. Убежден, создавал и пестовал команду маршал не из прихоти мецената. Он-то сознавал значимость организации интересного и насыщенного зрелища, досуга, отвлекающего граждан от дурных соблазнов, а подростков от улицы. Еременко активно контактировал с партийными и советскими органами, и, заметьте, футбольный Ростов гремел, когда военные и штатские шли в одном строю. Сейчас же полная разобщенность. Итог? Пустующие трибуны, невыразительная игра.

– Твое отношение к новым веяниям в футболе?

– Хозрасчету и прочим новациям? Вещи прогрессивные, но… Казалось, прибавим деньжат, и сразу засверкает фейерверк мастерства, ринутся на футбол зрители. Такого, естественно, не произошло. При огромном количестве команд и неотработанном профессионально стимулировании правит тот, кто побогаче и изворотливей.

– Похоже, у тебя не много симпатий к нынешнему игровому поколению?

– Меня огорчает его прагматизм. И мы, что скрывать, не бесплатно играли, но тем не менее размер ставок, премий, престижные выезды не становились определяющими. На первом месте было – как умеем играть, какими предстанем перед болельщиками. Помню, Виктор Александрович Маслов, как ребенок, радовался, если видел переполненные трибуны: «Ребята, на нас пришли – значит мы чего-то стоим!» «Выездные модели» и «стратегические ничьи», к счастью для нас, пришли позже. Нам еще достало футбольной романтики.

– А сам по себе современный футбол каким тебе видится?

– Совсем недавно Леша Еськов, будучи тренером СКА, в свои сорок, уступая молодым в легкости и скорости бега, превосходил очень многих в тактическом мышлении и техническом исполнении. Проверено на поле. Бесспорно, что за два десятка лет зарубежные примеры и контакты обеспечили прогресс у наших последователей. Но я бы рискнул – и с удовольствием – попробовать себя в нынешней игре, если бы можно было, как в милом фильме Михаила Козакова «Покровские ворота», немножко… сдвинув время.