Войти

Евгений Макеев: «Хитрее всех Комбаров. Какой, ещё не разобрался»

«Спорт-Экспресс» 04.02.2010

На вопросы «Спорт-Экспресса» ответил 20-летний защитник «Спартака» Евгений Макеев, которого в команде считают потенциальным игроком сборной России по футболу.

КРАСНЫЙ СНЕГ НИ РАЗУ НЕ ВИДЕЛ

Через пару часов после товарищеского матча со «Штурмом», в котором собеседник не участвовал, но испытал все прихоти непогоды, когда даже сидевших на трибуне едва не уносило прочь, первый вопрос напрашивался:

– Играли когда-нибудь в ураган?

– Во второй лиге мы всего хлебнули. Как-то с «Шексной» на сборе пришлось выйти на поле в такой же ветер. Играли против слабенькой команды, но матч запомнил навсегда.

– Ваш заслуженный предшественник Юрий Ковтун, к футбольной старости оказавшийся во второй лиге, весьма впечатлен многочасовыми поездками на автобусе.

– Да, поездки на автобусе по России – это что-то. Но мы как-то не замечали сложностей. Едешь себе и едешь. Самым экстремальным считался выезд в Кисловодск. Около полутора суток добирались.

– Скрюченными на поле выходили?

– А я хитро поступал: спал не в кресле. Надувал матрас, ложился в проходе и засыпал. Но забава, конечно, не из приятных.

– Однажды мы с хоккейным тренером Сергеем Михалевым принялись считать трубы, которые видно из его череповецкого окошка. Насчитали семьдесят.

– Ничего себе. Из моего не было видно ни одной. Окна нашей квартиры в пятиэтажке выходили на соседний дом. Вот с улицы пару труб можно было разглядеть.

– Когда я впервые оказался в Череповце, мне сказали: «На то, что у нас красный снег, не обращай внимания. В Магнитогорске он вообще черный».

– Я рос, когда экологией уже стали заниматься. Красного снега не видел ни разу.

– С хоккеистами «Северстали» знакомы?

– Как ни жаль, нет. Хотя хоккей очень люблю, отец с детства водил. И сейчас во время отпуска ходил. Особенно мне нравился Вуйтек-младший, боец с огромным шрамом через все лицо.

– Как вас отыскал в Череповце «Спартак»?

– В свое время появился у меня агент – Алексей Скородед. Он и договорился о просмотре в «Спартаке». Видимо, понравился, раз оставили.

– Что особенно удивило в первый день в Тарасовке?

– Особого удивления не было. Нас приехало на тренировку то ли четверо, то ли пятеро из дубля. Старался все время быть с ребятами, мне объясняли что к чему.

– Когда поняли, что от стеснения ничего не осталось?

– Наверное, на сборах. Там коллектив всегда сплачивается, и я привык к новой роли окончательно.

– Стеснительность вам свойственна?

– Да. Но только в жизни. На поле веду себя иначе. Там застесняешься – затопчут.

– На что, если не секрет, потратили первую зарплату?

– Целиком отдал родителям. Для меня деньги играют не слишком большую роль в жизни.

– Отец разбирается в футболе?

– Еще бы – он был профессиональным футболистом, играл за «Жемчужину» и «Балтику». В Череповце тоже играл, но команда тогда называлась «Северсталь».

– До «Спартака» где-то были на просмотре?

– В «Шиннике», но совсем еще мальчишкой. Родители подумали-подумали и решили: лучше оставаться в Череповце, чем в ярославском интернате, хотя его только выстроили. Я больше туда на разведку ездил, себя попробовать, но не оставаться насовсем.

– Родителям звоните часто?

– Каждый день.

– Не хотите их в Москву перевезти?

– Только если сами захотят. У них и в Череповце все в порядке. Отец работает администратором в «Шексне». А мама – по дому.

СТАРЫЕ ДРУЗЬЯ ОСТАЛИСЬ ДРУЗЬЯМИ

– Давайте о делах насущных. Что за осложнение у вас было?

– Мне сложно вспомнить слово, которое доктор называл. Началось все с простуды. Чувствую: никак она не проходит, да и насморк подозрительный. Врачи сказали: гайморит. Он и дал осложнение на давление.

– Сейчас оправились от болезни?

– Вполне. Потихоньку набираю форму, бегаю по индивидуальной программе. Задача номер один – набрать прежние кондиции. Поначалу было тяжеловато, но с каждым днем чувствую себя все лучше.

– В вашем возрасте, наверное, кажется, что и пять часов можно отыграть?

– Пять – это вы загнули. Но организм действительно очень быстро привыкает к нагрузкам. Доктор упражнения дозирует. С пульсометром бегаю.

– И что он показывает?

– Результаты отличные!

– Все 22 матча за «Спартак» помните?

– Все. Записи не дают забыть, смотрим всей командой. Иногда и один включаю. Перед дебютным матчем с «Зенитом», помню, очень волновался, хоть и не до дрожи в коленках. В тоннеле «Лужников» будто со стороны на себя посмотрел: а со мной ли все это происходит? Я ли выхожу в основном составе? Человеку, ни разу не стоявшему в этом тоннеле, никогда не понять, как смотрятся оттуда огромные трибуны, забитые зрителями. Это невозможно описать словами. А уже на поле, как только почувствовал атмосферу стадиона, забыл про нервы. Захватила игра.

– Накануне матчей спите крепко?

– Частенько бывало трудно заснуть от волнения. Только под утро удавалось. Но в последнее время стал спокойнее.

– К радости вашего соседа по комнате. Кто он, кстати?

– Паша Яковлев.

– Какой матч хочется пересматривать особенно часто?

– С «Москвой», когда забил на последний минуте.

– Тогда же вы еще и своего вратаря огорчили?

– Нет, в свои ворота я загнал в игре на Кубок. Обидный момент. Моментально ничего не осталось от радости от гола в ворота чужие.

– Игорь Акинфеев говорит: когда выбиваешься наверх, многие старые друзья пропадают. И зависть чувствуешь на каждом шагу. У вас так же?

– Нет, никакой зависти я не чувствую. А все старые друзья так и остались друзьями – пусть играют во второй лиге.

– Много у вас друзей?

– Очень.

– К советам старших прислушиваетесь?

– Конечно. Очень многое мне в свое время подсказал отец. В «Спартаке» помогают очень многие. Мне ведь еще учиться и учиться некоторым вещам, которые умеют Йиранек или Штранцль – например, позиционной игре. Подсказывает Карпин. Даже Романцев как-то подошел и начал рассказывать, как правильно выбирать позицию. Мол, при игре в «стенку» надо не обращать внимания на передачу, а следить, как перемещается «твой» игрок, идти за ним, не крутиться вокруг себя.

– Что главное для защитника?

– Не упускать своего. И не встречать соперника на прямых ногах.

САМЫЙ ХИТРЫЙ В РОССИИ – АЛЕКС

– Однажды Дмитрий Парфенов сказал мне: «Тяжелее всего в чемпионате России было играть против Обиоры и Прудиуса».

– Я таких не помню.

– А вам против кого игралось тяжелее всего?

– Против Комбарова.

– Какого именно?

– Не разобрался. Разве их отличишь? Да они еще и флангами, думаю, менялись. Еще, конечно, проблема с Красичем. У них у всех сумасшедшая скорость и работоспособность. Бегают не останавливаясь, так что не угонишься.

– «Вольфсбург» так и не разобрался, как играть против Красича. Может, подскажете?

– Нет.

– Кто самый хитрый игрок премьер-лиги?

– Алекс. В двусторонках каждый раз убеждаюсь.

– Был хоть один момент, когда подумали: «Все, больше не выпустят»?

– Прекрасно его помню. В том же матче с «Москвой», когда на последней минуте я забил, до этого был эпизод: мой подопечный оторвался и опасно прострелил, а Вукич поразил цель. Вот тогда и мелькнуло: «Больше не выпустят». В раздевалке я ничего скверного в свой адрес не услышал. Все, думаю, туча прошла стороной. Заиграли момент. Но день спустя на просмотре досталось по полной. Еще и на сборе добавили.

– Никогда не приходила мысль: «а в премьер-лиге-то, оказывается, играть не так сложно»?

– Нет, сложно здесь играть. Постепенно привыкаю к уровню, к скоростям, но до конца еще не привык.

– Когда читаете в «СЭ» слова спартаковского тренера защитников Бориса Позднякова, что потенциально Макеев – игрок сборной, о чем думаете?

– Мне было безумно приятно. Но не думаю, что мне рукой подать до сборной. Придется поработать. Особенно над отбором. Это мое слабое место. Я ведь в «Шексне» на фланге полузащиты играл. Но в спартаковском дубле на турнире в Италии меня перевели в защиту. С тех пор учусь отбирать мяч.

– На кого в отборе мяча надо равняться?

– На Пуйоля.

– Вперед тянет по-прежнему?

– Конечно. Но стараюсь не частить.

– Надеетесь однажды вернуться в полузащиту?

– Надеюсь. Там мне комфортнее.

– Плакаты каких игроков висели на стене вашей комнаты в детстве?

– Бекхэма, Мендьеты и Батистуты.

– Успели на московских улицах почувствовать, что такое популярность игрока «Спартака»?

– Меня почти не узнают.

– Вы уже дали достаточно много интервью. Какой вопрос вас особенно удивил?

– В какой команде в детстве играл Яковлев. Дали варианты ответа, и я угадал, что в «Звезде».

– Машину уже водите?

– Ни разу не водил. И у родителей автомобиля нет. Отец рассказывал, что пробовал ездить, но опыт вышел не очень удачный. И все же у меня одна из ближайших задач – получить права. Пусть и не главная.

– Почему летом вы очень коротко стриглись.

– Так жара же стояла.

– Девушке вашей понравилось?

– У меня не было тогда девушки. Самому понравилось.

– Сейчас девушка появилась?

– Нет.