Войти

Выходец из СССР

«Футбол» 11.2004

Юрий Никифоров в последнее время не частый гость на страницах российской спортивной прессы. После бесславного для россиян дальневосточного чемпионата мира 2002 года один из ведущих игроков нашей команды решил завершить выступления за сборную, в составе которой за десять лет провел почти шесть десятков матчей. Безусловно, в этих играх не обошлось без неудач – как для сборной, так и для самого футболиста, но все же, думается, в памяти большинства болельщиков он остался надежным и цепким защитником, умеющим не только обороняться, но и полезно подключаться к атакующим действиям команды. О могучем же ударе Никифорова поклонники московского «Спартака», за который он выступал до отъезда за границу, до сих пор вспоминают с ностальгией.

Взять хотя бы памятный всем матч 1/8 финала Лиги чемпионов с «Нантом» в Москве в марте 1996 года. Тогда, напомню, в первом тайме красно-белые благодаря двум точным дальним «выстрелам» Никифорова сумели отыграть два пропущенных во Франции мяча. Удержать, правда, преимущество молодая команда Георгия Ярцева не сумела, но и упреков при этом не заслужила. Летом того же года Никифоров последним из спартаковских лидеров звездной команды 1995 года уехал за границу. Проведя два сезона в испанском «Спортинге», Юрий, не удовлетворенный постоянной борьбой за выживание, сменил Хихон на голландский Эйндховен, завоевав вместе с ПСВ два чемпионских титула. Затем был скромный «Валвейк» и, наконец, японский «Урава Ред Даймондз», последний пока профессиональный клуб в карьере Никифорова-игрока. Весной этого года 34-летний игрок получил серьезную травму и на полгода выбыл из футбола.

– В марте этого года, – рассказывает Юрий Никифоров, – после очередного матча за «Урава Ред Даймондз» у меня сильно опухло колено. Обследование показало, что под «чашечкой» образовался хрящ, который нужно было срочно удалять. После операции врачи порекомендовали полгода отдохнуть и не нагружать ногу. Сейчас физически я себя чувствую вполне нормально и уже могу тренироваться.

– А как вы попали в Японию?

– Летом 2002-го, когда у меня закончился контракт с ПСВ, я оказался в клубе «Валвейк». К тому времени я уже окончательно понял, что устал от Голландии. Поделился мыслями с одноклубником – сербом Петровичем, который, как выяснилось, несколько лет выступал за японскую «Ураву». Буквально на следующий день Петрович подошел ко мне и предложил обсудить с японцами возможность моего перехода в этот клуб. Я взял время на раздумье. Между тем в Голландии закончился сезон, я уехал домой на Украину, а вскоре представители «Уравы» сами приехали в Одессу, где мы и обговорили все условия соглашения.

– Но сейчас, насколько я знаю, вы ни с одним клубом контрактом не связаны?

– Да, так и есть. Из-за травмы я не успел отыграть полный сезон в Японии: в марте этого года мне сделали операцию, а уже через три месяца мой контракт закончился. Правда, в начале года руководство «Уравы» предлагало продлить соглашение, но затем японцы, видимо, решили не рисковать и о дальнейшем сотрудничестве уже не заговаривали.

– И каким вам показался японский футбол? Действительно ли после проведения в Японии мирового чемпионата 2002 года в стране происходит настоящий футбольный бум?

– Безусловно. Мне там очень нравилось: современная футбольная инфраструктура, фантастические болельщики. На каждый матч приходят пятьдесят-шестьдесят тысяч зрителей! Да о чем тут говорить, если на наши выездные игры постоянно приезжало по пятнадцать-двадцать тысяч наших фанатов, когда же мы играли в соседнем Токио, то как минимум полстадиона поддерживали нашу команду.

– Насколько «Урава Ред Даймондз» сильный клуб?

– В Японии совершенно другая система розыгрыша национального турнира. Сначала проходит регулярный чемпионат – мы там заняли пятое место, а потом наступает пора матчей плей-офф. Их «Урава» провела неудачно, но зато нам удалось выиграть Кубок страны – впервые в истории клуба.

– В последние годы в Россию вернулось немало игроков, выступавших в свое время за зарубежные клубы, – Виктор Онопко, Владимир Бесчастных, Дмитрий Хохлов… Вам подобные предложения поступали?

– Нет, с российскими клубами у меня никаких контактов за последнее время не было. Но если во мне будет заинтересованность, то с удовольствием поиграл бы в России. Мне сейчас 34 года, и считаю, что о завершении карьеры думать пока рано, тем более что нахожусь сейчас в хорошей физической форме.

– За чемпионатом России следите?

– Конечно. Постоянно созваниваюсь с Витей Онопко и Димкой Хохловым, слежу за результатами по Интернету.

– Наверное, переживаете за родной «Спартак»?

– Не бередите раны – это же ужас! Не ожидал, что «Спартак» может оказаться в таком положении. Стыдно и обидно! Надеюсь, с возвращением Димки Аленичева «Спартак» вернется на прежние позиции. А вот то, что за последнее время в России появилось немало других хороших команд, радует. В прошлом году с удовольствием смотрел матчи «Локомотива» в Лиге чемпионов. От души радовался за ребят!

– А как вам игра российской сборной?

– Мне не показалось, что на чемпионате Европы наши ребята сыграли плохо. В первой игре – самой важной на турнирах такого уровня, думаю, ошибся Георгий Ярцев, избрав схему с одним нападающим. Да и проведенные им замены игру нашей команды не усилили. До Евро-2004 я просмотрел несколько матчей сборной России, в которых себя неплохо проявила наша молодежь. Особенно мне понравился правофланговый хавбек Владимир Быстров из «Зенита». И я бы не стал обвинять ребят в результате – они сыграли так, как могли.

– Ну, а результат отборочного матча ЧЕ-2006 Португалия – Россия как бы вы могли оценить?

– Я смотрел эту игру по телевизору и, конечно же, очень расстроился, если мягко сказать. Но опять-таки я бы не стал во всех грехах обвинять игроков, хотя и их доля вины тут, конечно, присутствует. Я же сам действующий футболист, играл в этой команде, и не мне критиковать ребят. Хотя наших ребят было очень жалко. Я и сам в подобных ситуациях оказывался. После таких поражений очень тяжело возвращаться домой и, как принято говорить, смотреть в глаза болельщиков.

– Георгий Ярцев, кстати, объясняя причины лиссабонского разгрома, недвусмысленно намекнул на вину самих футболистов.

– Да, я читал высказывания Ярцева в прессе. Не знаю, мне тяжело об этом судить, но будь я тренером, такое не стал бы говорить. Да, в нашей команде на тот момент отсутствовали сразу несколько ключевых футболистов. Но ведь футбол в России на подъеме, и я считаю, что у нас сейчас неплохой выбор игроков, достойных места в национальной сборной. Наверное, Ярцеву следует обратить на них внимание. Прежде всего это касается молодых.

– С Георгием Ярцевым вы не только знакомы, но и работали вместе. Вас не удивило, что после того, как он покинул тренерскую скамейку в ходе матча с Португалией, он все-таки решил продолжить работу в сборной?

– Это выбор Георгия Ярцева. По нашей совместной работе я знаю, что он человек чрезвычайно эмоциональный. Как раз с этим я и связываю его уход с тренерской скамейки в матче с португальцами. Конечно же, в тот момент он поступил весьма опрометчиво: все-таки это именно он готовил команду, и именно он за нее отвечал. А то, что после матча он вдруг стал обвинять игроков, меня сильно удивило. Он ведь сам их выбрал, а значит, это в первую очередь его ошибка. Точно так же, я считаю, Георгий Александрович поступил неправильно, когда не взял на чемпионат Европы Витю Онопко. А ошибки, как известно, имеют свойство бумеранга – рано или поздно за них приходится расплачиваться.

– Юрий, скажите, после того, как Георгий Александрович возглавил сборную, не предпринимал ли он попытки вернуть вас в команду?

– Нет, такого не было. Я ведь еще до чемпионата мира 2002 года заявлял, что после него окончательно покину сборную. Все-таки мне уже исполнилось 33 года, и я тогда посчитал, что сборной я уже не могу приносить такую же пользу, как раньше. А с Ярцевым мы встречались прошлой зимой в Японии, куда наша сборная приезжала на две товарищеские встречи. С ним у меня, кстати, великолепные отношения. Да, в «Спартаке» у нас бывали небольшие разногласия, но они носили исключительно рабочий характер. Георгий Александрович настаивал, чтобы я играл в полузащите, я же считал, что в обороне могу быть более полезен.

– Вижу, вы в курсе российских футбольных дел. Может быть, прокомментируете последнее заявление Вячеслава Фетисова по поводу реформ в РФС?

– Да, я читал об этом в Интернете. Мое мнение по этому поводу сформировалось уже давно – рыба гниет с головы. Так что я полностью поддерживаю Фетисова и считаю, что Колоскову давно пора освободить кресло президента РФС. В нашем футболе определенно нужно что-то менять. Возьмите хотя бы ситуацию вокруг сборной – ведь в последние годы редко какие крупные турниры обходились без внутренних конфликтов. Вот и на Евро-2004 мы «прославились» на весь мир, выгнав из команды Александра Мостового. Нельзя было выносить сор из избы, это мое мнение.

– А кого бы вы хотели видеть во главе нашего футбола?

– Достойных кандидатов на этот пост, я думаю, у нас немало, хотя, если честно, поименно не хотелось бы их сейчас называть. Хотелось бы, чтобы это была фигура уровня Фетисова, только из мира футбола. И желательно из футболистов, недавно завершивших карьеру. РФС должен возглавить человек, знающий всю кухню современного российского футбола. Однако я очень сильно сомневаюсь, что Колоскова удастся сместить с занимаемого им поста. Вспомните хотя бы конфронтацию Тарпищева – человека Ельцина, и Колоскова в середине 90-х годов. Тогда, если помните, даже вмешательство сверху не изменило ситуацию.

Поймите меня правильно: к Вячеславу Ивановичу никаких личных претензий у меня нет, но если из года в год в нашем футболе не происходит перемен к лучшему, если мы никак не можем выйти на новый уровень, то, наверное, главе РФС нужно оставить свой пост и уступить дорогу новому поколению руководителей.

– Когда вы были в последний раз в России?

– Этим летом. Мы всей семьей отдыхали в Одессе, а затем на несколько дней заехали с женой по делам в Москву. Остановились как раз у Димы Хохлова. Повидаться с Ильей Цымбаларем, Витей Онопко.

– А кем вы себя больше ощущаете – украинцем, россиянином, а может, голландцем? Вы ведь сейчас с семьей постоянно живете в Голландии.

– Только не голландцем! А насчет выбора между Россией и Украиной, то, если честно, мне тяжело на этот вопрос ответить. Я всегда говорил, что я не русский и не украинец – я выходец из СССР.

– А в какой стране намерены жить после завершения карьеры?

– Пока не знаю. Для начала нужно определиться – продолжу ли я играть или пора вешать бутсы на гвоздь.

– От чего зависит ваш выбор?

– От предложений. В принципе, я уверен, что еще года два смогу играть на хорошем уровне. Но для себя уже решил: если до завершения зимнего трансферного окна не сумею трудоустроиться, то уйду из футбола. Рано или поздно этот день наступит. Вот тогда на семейном совете и решим, в какой стране будем жить.

– Чем собираетесь заниматься после завершения игровой карьеры? Будет ли ваше будущее связано с футболом или есть другие планы?

– В последнее время меня часто об этом спрашивают. Летом обсуждал этот вопрос с Ильей Цымбаларем, который работает тренером. Признаюсь, особого желания связать свою будущую жизнь с футболом у меня нет. За долгие годы убедился, насколько тяжел тренерский труд. И морально, и физически. Поэтому, что конкретно ждет меня в будущем, пока не представляю. Но зарекаться не буду: если не выйдет заняться чем-то другим, придется поработать тренером.