Войти

Владимир Онищенко: «Я ведь играл ещё против Пеле»

«Спорт-Экспресс» 12.01.1995

– С назначением вас, Владимир Иванович! Как вы сами его восприняли?

– Если я начну говорить что-нибудь насчет снега, вдруг падающего среди лета на голову, то буду не искренен. К тому же сейчас зима – значит, и снег ко времени. Ну, а если серьезно, то я ведь коренной динамовец и много играл за клуб, а теперь худо-бедно имею уже за плечами и 13-летний опыт тренерской работы на всех ступеньках клубной иерархии И почему не шагнуть на самую высокую ступеньку, раз доверяют?

Теперь дело за малым постараться оправдать надежды, которые руководство «Динамо» связало с моей скромной персоной. Всплеск адреналина в крови, не скрою, имел место, но быстро прошел, оставив после себя нормальное рабочее состояние.

– Память подсказывает, что, будучи динамовцем по происхождению, вы однажды все-таки изменяли родному клубу как бы по молодости, проведя пару сезонов в «Заре» Это не в упрек, разумеется, а как повод вспомнить о вашем славном игровом прошлом.

– В начале 70-х у меня не сложились отношения с Севидовым, сменившим на динамовском тренерском посту Маслова. И с обоюдного согласия мы с Сан Санычем расстались. Наверное, судьба пошла бы по иному руслу, прими я тогда предложение московского «Спартака», «Торпедо» или минского «Динамо». Однако я хотел остаться на Украине и потому выбрал «Зарю».

– При этом вы проявили потрясающую интуицию – с ходу в 1972 году стали вместе с «Зарей» чемпионом страны. Чем объяснялся тот феномен провинциальной команды?

– Это был первый в моей игровой практике случай, когда получилась удивительная гармония – и в подборе и мастерстве футболистов, и в искусстве главного тренера (а им работал, как вы, вероятно, помните, Герман Зонин), и в организаторских усилиях руководителей города и области.

– Бытует даже мнение, что «Заря»-72 в некотором смысле явилась первым отечественным профессиональным клубом. Или по крайней мере его прообразом.

– В смысле технического обеспечения, решения финансовых вопросов – пожалуй, да. Ставя перед футболистами высокую цель, нам старались создать такие условия, такой уровень экономического благополучия, который позволял бы полностью сосредоточиться на игре и ни о чем другом не тревожиться. Тут мы приближались к профессионалам. А вот по уровню сознания, привычкам, по самоощущению или, как сейчас модно выражаться, ментальности, нам еще было далековато до настоящих профи. Потому, возможно, что не очень-то мы сами верили в реальность происходящего как системы, как правила, а не исключения. Жизнь очень скоро, к сожалению, подтвердила эти сомнения.

– Каким образом?

– Даже в том золотом году не были выполнены все обещания, данные игрокам. Естественно, у них стало меняться отношение к делу – не в лучшую сторону. Только закончился победный сезон, как ушел Зонин. Очевидно, он раньше других уловил грядущие катаклизмы, а достойной замены Герману Степановичу не нашлось. К тому же против «Зари», которую многие посчитали выскочкой, в 1973 году ощетинились все команды. А потом грянули и разборки в партийных верхах области, закрутилось знаменитое «ворошиловградское дело» – и начался стремительный закат «Зари».

– Не случись всего этого, она бы еще продержалась в лидерах?

– Несомненно. Напрасно ее называли командой без звезд. Процентов на 50 она была укомплектована классными игроками, которые бы не потерялись и на международной арене, имей они туда выход. Кузнецов, Журавлев, Ткаченко, Куксов, Семенов… Словом, «Заря» была самодостаточной футбольной величиной.

– И вы не жалеете, что отдали ей два сезона?

– Как я могу сожалеть, если в этой команде впервые стал чемпионом страны. В сборную Союза тоже попал как игрок «Зари». Собственно, и возвращение домой в киевское «Динамо» напрямую было связано с удачной игрой в «Заре» и сборной.

– Кто был инициатором вашего возвращения в «Динамо»?

– На Олимпийских играх в Мюнхене в 1972 году, помню, беседовал со мной на эту тему сам председатель украинского спорткомитета Бака. Но я не очень спешил к Севидову, хотя Сан Саныч, как мне было известно, зла не держал. Как, впрочем, и я на него. Весь сезон 73-го провел еще в «Заре», откуда в конце года со сборной СССР поехал в турне по Южной Америке. Где участвовал, между прочим, в прощальном матче Гарринчи.

– За сборную мира играли?

– Она называлась скромнее – интернациональная сборная. И состояла в основном из южноамериканских футболистов: аргентинцев, уругвайцев, колумбийцев. Из нашей сборной, едва прилетевшей в Рио-де-Жанейро, пригласили троих: Ловчева, Ольшанского и меня. Играли на переполненной «Маракане» со сборной Бразилии в ее лучшем составе во главе с Пеле. Бразильцы выиграли 2:1.

– Пеле забил?

– Второй, решающий гол.

– А Онищенко?

– Сделал голевую передачу.

– Мы чуточку отвлеклись. Так кто же, в конце концов, окончательно благословил вас на возвращение в Киев?

– Лобановский. Он как раз осенью 73-то принял команду.

– Место в основном составе, разумеется, сразу получили?

– Как вы сказали: получил?! Ну уж нет, Валерий Васильевич мест не раздавал. У него было принято завоевывать их в жесткой конкуренции. В «Динамо» тогда подобралась интересная группа форвардов – Шевченко, Шепель, Блохин. Все – сборники. Но, в конце концов, как основная ударная сложилась наша с Блохиным связка.

– В наступившем году исполняется 20 лет победе киевского «Динамо» в Кубке обладателей кубков. Заглянул недавно в справочник: Онищенко в том турнире забил больше всех – 7 мячей.

– Да, летит времечко. 20 лет для футбола это целая вечность! Тогда интересные ощущения мы испытали. По ходу турнира вроде бы не сомневались, что должны выиграть, потому что здорово были готовы. А когда все случилось – ну никак не могли поверить.

– Как распределялись обязанности в связке Онищенко – Блохин, наводившей в те годы ужас на вратарей?

– Тренерские установки Лобановского, конечно, были делом почти святым. Однако и упрощать тоже не стоит. Не надо думать, будто каждый шаг Олега или мой на поле был расписан заранее и не оставлял возможности импровизировать. Общей была только идея, согласно которой, к примеру, даже мы, игроки атаки, в нужный момент отходили назад, чтобы помочь обороне. А уж кто там из нас двоих вовремя отыщет пасом партнера или сам решит завершить атаку это не имело значения.

– Почему вы так рано, не достигнув и 30 лет, простились с футболом как игрок?

– Травмы, особенно несколько сотрясений мозга, не прошли бесследно. Врачи посчитали, что дальше рисковать здоровьем нельзя.

– Кто из футбольных наставников оказал наибольшее влияние на формирование ваших тренерских взглядов, пристрастий?

– Наверное, все понемногу. Это были очень разные люди, разные тренеры. Но ведь и я тоже был разный – в 18, 23 или 29 лет. Начинал почти мальчишкой у Маслова, он впервые поставил меня в основу в 1969-м. Работал с Севидовым, Зониным, в сборной – с Горянским, Бесковым, Пономаревым. Ну и Лобановским, конечно, который стоит в моей судьбе особняком. На Лобановского падают мои лучшие футбольные годы. Поэтому его тренерская наука все-таки ближе, понятнее, если хотите, роднее.

– Можете коротко сформулировать суть этой науки?

– Попробую. Это выраженная командная игра, в которой не растворяются яркие личности. Это – универсализм, требующий от футболиста любого амплуа умения созидать и разрушать, атаковать и обороняться. Это органичное сочетание зрелищности с нацеленностью на достижение определенного результата. Пожалуй, вот так…

– Последние два года вы работали с «Динамо-2», по сути, дублем главной киевской команды. В какой степени, на ваш взгляд, «Динамо-2» является тем плечом, на которое может сегодня опереться ведущий клуб Украины?

– Вы ставите меня немного в неловкое положение: толковать о надежности «плеча» должен, наверное, не тренер «Динамо-2». Могу лишь констатировать, что именно у нас проходили обкатку, дозревали до необходимых кондиций такие известные теперь киевские игроки, как Шовковский, Ващук, Мизин, совсем юный Шевченко, тот самый, который открыл счет в домашнем матче Лиги чемпионов с «Баварией». Нужно иметь в виду, что «Динамо-2» – это все же не дубль в привычном понимании слова. Допустим, в России дочерние команды элитных клубов приписаны, кажется, к третьей лиге, и никаких спортивных стимулов у них фактически нет. У нас ситуация иная. «Динамо-2» выступает в довольно крепкой первой украинской лиге и находится в верхней части таблицы, среди лидеров. Хотя по возрасту наши ребята и уступают футболистам других команд, марку киевского «Динамо» они стараются держать.

– Отныне с вашим именем будут связывать надежду на возрождение былой мощи главной киевской команды. Между прочим, существует любопытная цикличность: каждый очередной взлет «Динамо» приходился на середину десятилетия. Так было в 60-х, 70-х, 80-х годах. А теперь как раз середина 90-х.

– Кто же станет возражать, если очередная победная волна вдруг возьмет и накатит на нас? Но в нынешних условиях по большому счету это маловероятно. Не тот теперь у нас уровень клубного футбола. Ни на Украине, ни в России, нигде в бывшем Союзе. Сломали футбол, разбежавшись по углам, легко и быстро.

– Считаете, что при развале страны этого можно было как то избежать?

– Безусловно. Разве вы забыли, как в конце 80-х годов Лобановский вынашивал идею создания профессионального союза футбольных лиг – если не ошибаюсь, так он это называл. Тогда ведь еще речи о развале страны не шло, но Валерий Васильевич словно предчувствовал что-то и хотел сделать неуязвимым футбол, сохранить его единым и сильным. Как удалось это потом, например, нашим хоккеистам. Но Лобановского не захотели услышать. И теперь имеем то, что имеем: бьют нас в Европе жестоко и больно.

– Став главным, кого вы пригласили на тренерский мостик рядом с собой?

– Валерия Зуева, с которым мы вместе работали в «Динамо-2», Анатолия Демьяненко, Михаила Михайлова – он, как и раньше, целиком сосредоточится на работе с вратарями. Начальником команды назначен Николай Павлов, бывший главный тренер «Днепра».

– Говорят, пополнение из новичков футболистов «Динамо» получилось в межсезонье как никогда солидное.

– Пожалуй, что так. Это четверка из «Днепра» – Сергей Беженар, Юрий Максимов, Сергей Коновалов и Евгений Похлебаев, у которых закончились контракты в Днепропетровске. Это известный российский форвард Юрий Калитвинцев из нижегородского «Локомотива», Сергей Амелихин, игравший в последнее время в «Карпатах». Это, наконец, Олег Кузнецов, которого новичком в «Динамо» никак не назовешь, он еще в 1986 году вместе с другими киевлянами держал в руках Кубок обладателей кубков.

– Где будет готовиться команда к сезону?

– Начнем, как обычно, с насиженного еще со времен Лобановского тренировочного центра в Руйте, где пробудем до 22 января (в это немецкое местечко под Штутгартом киевляне отправились 6 января, а беседовали мы с Онищенко перед их отъездом. – Прим. Ю. Ю.). Затем предполагается еще один сбор во Франции. Мы раньше других украинских команд начнем официальный сезон отложенными с прошлого года матчами 1/8 финала Кубка страны с запорожским «Торпедо». Сыграем их 25 февраля и 1 марта, а еще через четыре дня возобновится чемпионат Украины.

– О планах на сезон, наверное, спрашивать излишне: амбиции «Динамо» общеизвестны. Но вам не кажется, что солидное пополнение из классных футболистов плюс гандикап в пять очков перед ближайшим преследователем в чемпионате делает исход этого турнира предсказуемым?

– Честное слово, не кажется. Во-первых, пять очков это сущий пустяк, когда за победу дается три. Во-вторых, новичкам еще предстоит по настоящему влиться в команду, притереться к партнерам. Как и при Лобановском, у нас не будут получать места в основном составе, а будут их завоевывать. В этом смысле традиции киевского «Динамо» останутся незыблемыми. Это я обещаю.