Войти

Игрок, которому нельзя ошибаться

«Советский Спорт» 28.11.1971

Свой первый футбольный матч Евгений Рудаков сыграл без малого лет двадцать назад. Состоялся этот матч на одном из пустырей, каких тогда немало было в Москве в районе улиц Машиностроения. Как он протекал и чем закончился, Евгений не помнит, помнит лишь, что стоял в воротах.

Желающих сыграть в поле было хоть отбавляй – каждому (а собирались на пустыре люди самого различного возраста) хотелось повозиться с мячом, а при случае и забить «голешник». По этой причине долговязого мальчишку Женю Рудакова и поставили в ограниченные двумя кирпичами «ворота». Судьба? Много лет спустя выяснилось, что игра в воротах и есть спортивное призвание Рудакова.

Евгений тренировался в детской школе «Торпедо», стажировался в дублирующем составе автозаводцев. В 1961 году старший тренер «Торпедо» В. Маслов советует 19-летнему парню попробовать силы в настоящем мужском футболе. Два года Евгений играет в николаевском «Судостроителе». Отсюда, получив в 1963 году приглашение, переходит в киевское «Динамо» – команду, с высокими достижениями которой в последующие годы тесно переплетаются его личные успехи.

Евгений давно уже защищает ворота сборной СССР. В 1969 году он завоевал и приз лучшего вратаря страны. Но, пожалуй, ни один сезон не был для него столь успешным, как нынешний. А имя его никогда не было так популярно, как сейчас, после памятных матчей нашей сборной со сборными Северной Ирландии и Испании. И не случайно он вновь назван первым вратарем страны.

С разговора о прошедшем сезоне – каким он оказался для вратаря? – и началась наша беседа с Евгением Рудаковым, состоявшаяся накануне отъезда нашей сборной за рубеж.

– Все хорошо, что хорошо кончается, – улыбнулся Евгений. – Да, сезон этот сложился для меня удачно. Не знал травм, перерывов, а это многое значит для вратаря. Наконец, уверенно и сильно начали чемпионат страны мои товарищи по команде. Довольно скоро и я обрел уверенность в своих силах. Она, к счастью, не покидала меня и в трудных матчах со сборными Северной Ирландии и Испании, а это очень важно. Не зря ведь вратарей называют игроками, которым нельзя ошибаться. Ты можешь удачно провести один, второй, третий матч, а в решающем пропустить гол, который только и будут вспоминать долгое время. В этом сезоне мне везло, и я рад, что сумел помочь киевскому «Динамо» и нашей сборной.

– Выход в четвертьфинал вашей сборной не был в конечном итоге для вас неожиданностью. А вот успех киевского «Динамо» после прошлогодней неудачи иначе, как неожиданным, поначалу не воспринимался. В чем тут секрет?

– Мне нередко задают такой вопрос в надежде, видимо, услышать необычное объяснение. А все просто, если объективно расценить нашу прошлогоднюю неудачу. Помните, в связи с выступлением в сборной многих наших ведущих игроков в киевском «Динамо» появилась молодежь. Сложности начались, когда вернулись опытные игроки, иные из них усталые, растренированные. Возникли разногласия. Не находя общего языка в жизни, многие не могли его найти и на поле. Команду залихорадило.

Но то, что это был лишь временный срыв, подтвердил нынешний сезон. Готовились мы к нему серьезно и добросовестно. Игроки сами догружали себя на тренировках, когда чувствовали в этом необходимость. Много работали над выработкой скоростных качеств…

– Простите, но ведь и другие команды серьезно готовились к сезону?

– Возможно, все объясняется отношением к футболу. Можно ведь выйти на поле, провести на нем девяносто минут и, даже не устав, вернуться в раздевалку. А можно… Впрочем, я приведу такой пример. В нашей команде играет Колотов. Настоящий боец. Мне не раз говорили ребята: «Смотришь на него, взмыленного, и стыдно становится за себя, если игра не клеится». Так мы и играли, каждый превозмогая себя, стараясь отдать все силы поединку.

Мне кажется, в серьезном отношении к футболу, к своей игре, обязанностям и следует искать объяснение нашего успеха.

– Скажите, где вы чувствуете себя увереннее – в сборной или в киевском «Динамо»?

– Как бы мне деликатнее ответить? И в клубной команде, и в сборной мне одинаково самоотверженно помогают защитники, но в «Динамо» я чувствую себя посвободнее – все-таки живем одной жизнью, лучше знаем друг друга.

– Что вы испытываете во время игры?

– Переживаю за других, когда игра идет в отдалении. А приблизился мяч – все эмоции как рукой снимает. Тут уж знай выбирай позицию или принимай решение. Счет-то идет на секунды, иной раз и на доли секунды. Не успел – получай.

– Самая опасная для вас ситуация?

– Выход нападающего один на один с вратарем. Вы не представляете себе, какими широкими в это время становятся ворота. И как неуютно себя в них чувствуешь. Я в таких ситуациях действую в зависимости от обстоятельств, но, как правило, выхожу из ворот. Делаю это автоматически – тут все от опыта, глазомера, времени-то на размышление нет. Вратари и ошибаются, как правило, в тех случаях, когда принимают половинчатое решение: решительность толкает их вперед, а осторожность задерживает в воротах.

– А что испытываете вы, когда в ваши ворота назначается пенальти?

– О, тут уж я абсолютно спокоен. Ведь точно пробитый пенальти – это гол. Даже если я сделаю все (и чуть-чуть больше), что от меня зависит.

– Значит, удача вратаря…

– …это прежде всего неудача пенальтиста. И тут у нас, вратарей, есть свой шанс. Дело в том, что пенальтистов в высшей лиге не так-то много, как правило, в каждой команде по одному. Не отличаются они и разнообразием ударов. Мы, вратари, внимательно следим за ними, попросту изучаем их. Я, например, знаю, как бьют пенальти Кульчицкий, Осянин, Еврюжихин, Сабо…

– А вам случается ошибаться?

– Что поделаешь, случались и у меня ошибки. Неудачно играл я в 1967 году против московских динамовцев, да и в этом году в матче с ними же допустил промах. Неудобная для меня команда? Возможно. Большинство-то ведь играет, часто сбиваясь на «навал» – навес за навесом в штрафную, а московские динамовцы сильны фланговыми атаками. Неожиданностей при такой игре больше чем достаточно. Утратил хладнокровие вратарь – вот тебе и ошибка.

– Кстати, в матче с Северной Ирландией в Белфасте вы выглядели несколько нервозным – апеллировали к судье, а вот в еще более трудном матче с Испанией действовали расчетливо, а спокойно…

– Нет, в Белфасте я не нервничал, там было другое. Мне кажется, Дуган с Нейлом договорились вывести меня из равновесия. Во всяком случае, когда я выходил из ворот на перехват, один из них шел на мяч, а другой на меня. Раз сбили, другой раз толкнули, вот тогда-то я и обратился к судье. А в Севилье испанские нападающие играли корректнее.

– Есть ли что перенять нам у зарубежных коллег? Кто из них вам нравится?

– Мне нравится хладнокровный Бенкс, вратарь расчетливый, одинаково удачно играющий и в воротах, и на выходах. А в общем-то у нас сложилась своя оригинальная школа вратарей, и, пожалуй, именно зарубежным соперникам есть чему у нас поучиться.

– А как обстоит дело у наших нападающих? Ведь вы близко знакомы и с советскими, и с зарубежными форвардами.

– Тут, пожалуй, обратная картина.

– Вы – вратарь, и вам яснее, чем кому-либо другому, видны недостатки в игре наших нападающих…

– Думаю, не одному мне они бросаются в глаза. Малая результативность – прежде всего. Но это уже итог, составленный из многих частностей. Техническое мастерство – раз. Большинство наших нападающих, когда они ведут мяч, не представляют особой угрозы. Действуют они довольно прямолинейно: пошел вправо, значит, и отдаст мяч вправо. Обрабатывает он мяч – остальные партнеры уже вне поля его зрения. Мало скрытых неожиданных передач, которые могли бы поставить в тупик и защиту, в вратаря. Слишком все очевидно.

Начав с техники, я непроизвольно коснулся тактики. Понимаете, мне из ворот хорошо видно, как неторопливо, иной раз даже лениво развертывается у нас атака. Пас ближнему, еще пас, еще… Внезапности – вот чего не хватает нашему клубному футболу. Широкого маневра, острых предложений нападающих.

Я понимаю, техника и тактика взаимообусловлены. Но вот недостаток, который ни к технике, ни к тактике отношения не имеет. Нападающий должен уметь защищаться, бороться за инициативу. У нас нередко видишь, как потерял мяч игрок, встал и стоит. Выключился из игры. Посмотрите, как действуют, к примеру, англичане. Они же ведь прессингуют все два тайма. Все время в движении, все время в борьбе. Когда-то и наш футбол отличала боевитость.

– Кто же из зарубежных нападающих доставил вам больше всего хлопот?

– Мне запомнились Амарилдо, Любаньский.

– А Бест?

– Думаю, что в сборной он играет в другую игру, нежели в английском клубе. В сборной Бест много сил отдает организации игры, а в клубе, видимо, все играют на него. Ясно, что в клубе он опаснее.

– А кого вы опасаетесь среди советских футболистов?

– Скажу никого – прозвучит нескромно. Но это так. Сейчас, во всяком случае, я опасаюсь всех и никого конкретно. А прежде Стрельцова, Хусаинова…

– Какой матч оставил у вас неприятные воспоминания?

– Товарищеская игра в Боготе незадолго до чемпионата мира. Травма – вывих плечевого сустава с переломом – закрыла передо мной дорогу в Мехико.

– Ваш самый лучший матч?

– Хотел бы надеяться, что он впереди.