Войти

Сергей Семак. Весна в декабре

«Спорт день за днем» 14.09.2011

Золото чемпионата он брал в составе трех клубов. А вот медали за победу в Кубке УЕФА так и не дождался. Как ни хлопотал об этом армейский клуб. Но это не умаляет общего вклада Сергея Семака в ту историческую победу ЦСКА.

Старый футболист

– Если не ошибаюсь, в сезоне-2004/05 вы впервые сыграли на групповом этапе Лиги чемпионов?

– Да, так и есть. По-моему, случилось это в матче второго тура против ПСЖ. Тогда мы вполне могли выйти из группы, если бы использовали свои шансы и если бы «Челси» в последнем туре не уступил «Порту». Думаю, такое запомнил бы на всю жизнь.

– Строго говоря, дебютировали-то вы чуть раньше, когда на 89-й минуте вышли на замену в «Порту». Но те несколько минут на поле, наверное, стерлись из памяти?

– Почему-то мне запомнилось, что первую игру я провел с французами. Вышел на замену при счете 0:0, вскоре мы забили первый мяч, а потом реализовали пенальти. В общем, дебют получился довольно удачным.

– Не скромничайте, Сергей Богданович. Ведь это именно вы открыли счет, а потом и пенальти заработали…

– Да уж, но мне памятнее тот прием, который устроили болельщики. Я разминался на бровке, когда они начали скандировать речевки в мою поддержку. Даже слезы на глаза навернулись. Вот именно это для меня важнее, чем очки, голы и секунды.

– К слову, о секундах. В том рывке на семьдесят метров, который привел к назначению пенальти, выбежали из десяти секунд?

– Я не самый скоростной игрок. Просто так сложилось, что мне никто не препятствовал. На пути оказался лишь новоиспеченный парижанин, который чуть ли не дебютировал в тот вечер за ПСЖ.

– Даже такие детали помните?

– А как же! Через несколько месяцев сам перебрался в Париж, где об этом не давали забыть. Но я не настолько значимая фигура в истории футбола, чтобы проводить какие-то параллели. Кто вытворял что-то невообразимое, так это Марадона.

– Итак, ПСЖ – раз. Можете продолжить список самых памятных матчей в еврокубках?

– Конечно. Я бы назвал матч против «Барселоны» в составе «Рубина». А также выделил бы игру против «Пармы». Мне она запомнилась своей драматургией: двух мячей нам, к сожалению, не хватило, для того чтобы пройти итальянцев.

– Два мяча в их ворота у вас не отнять.

– Не думаю, что провел столь выдающуюся карьеру, чтобы гордиться чем-то особенным. Здоровье и счастье моих детей. Вот что, уж поверьте, для меня гораздо важнее.

– А в футболе?

– Евро-2008. Для меня стало неожиданным само приглашение в сборную. А потом лишь надеялся выйти на несколько минут и хоть раз испытать на себе атмосферу турнира. Мне же посчастливилось провести все матчи. Да, это незабываемое впечатление на всю жизнь. В этом, бесспорно, огромная заслуга ребят. Я хотел бы сказать самые теплые слова в адрес Хиддинка, который дал шанс старому футболисту.

Финал еврокубка

– Вы как-то обошли стороной хет-трик в ворота ПСЖ на «Парк де Пренс»…

– Я ведь три мяча забил не в финале Кубка УЕФА. А уж тем более Лиги чемпионов. Если бы это было так, можно было бы о чем-то говорить. А так – просто приятное и запоминающееся событие, которое не стоит переоценивать.

– Вам ведь доводилось выходить в финал еврокубка?

– Кубок Интертото сложно назвать еврокубком. Ничего, по сути, он не давал. Если только путевку в квалификационный раунд Кубка УЕФА.

– А как же строка в досье о победе в Кубке Интертото?

– Во-первых, победителями Кубка Интертото считались несколько клубов, что автоматически снижало цену такого трофея, а, во-вторых, мы все же уступили берлинской «Герте» по сумме двух матчей.

– Так и есть, память вас не подвела.

– Память у меня хорошая, но короткая.

– Я бы хотел проверить, насколько.

– Давайте попробуем.

– Для разминки – простой вопрос. Победу над каким соперником в еврокубках назвали чудом?

– Наверное, над «Барселоной».

– Точно!

– Нас тогда сотрудники аэропорта, поклонники «Реала», благодарили. Для них каждое поражение «Барсы» – бальзам на душу. Но она редко проигрывает. Безусловно, для «Рубина», который, если я правильно помню, дебютировал в Лиге чемпионов, такая победа дорогого стоит.

– По-прежнему считаете, что каждый из каталонцев на своей позиции выше на три головы, чем казанцы?

– «Барселона» не стала действовать с тех пор хуже. Наши клубы могут составить испанцам конкуренцию в отдельно взятом матче. Да и то – при условии, что соперник подойдет к игре в не самой лучше форме. Тогда, пожалуй, можно надеяться на чудо.

– Далее – дата: 4 ноября 1992 года.

– В этот день, наверное, я провел первый матч в чемпионате России.

– Мне удалось-таки поставить вас в тупик. Я, правда, немного схитрил.

– Так что же тогда произошло?

– ЦСКА в этот день обыграл «Барселону» на «Камп Ноу».

– А, помню тот матч. Феноменальный! Какой же потрясающий по красоте мяч забил Карсаков. Но, что самое интересное, первую игру смотрел на трибунах. Я тогда выступал за «Асмарал», но за армейцев переживал с детских лет.

– На тот момент о ЦСКА и не помышляли?

– Я об этом мог только мечтать. Кстати, свой первый матч в составе красно-синих провел в Кубке УЕФА против «Ференцвароша». Но, кроме самого факта дебюта, как ни просите, ничего не припомню. Если только успел оценить красоту Будапешта.

Чужой свой успех

– На ваш взгляд, почему армейцы ничего не добились в еврокубковых 90-х?

– Я полагаю, дело здесь в общем уровне футбола. Если не брать в расчет «Спартак», никто из наших клубов не добивался особых результатов на европейской арене.

– А как же «Локомотив»?

– «Локомотив» на протяжении долгих лет собирался с силами, прежде чем стать вторым исключением из правил. Мы же лишь с приходом Олега Долматова перешли на зонный принцип защиты. До этого постоянно иностранные клубы переигрывали наши.

– По игре?

– Да, что и бросалось в глаза в межсезонье в контрольных матчах. Я тогда поражался, насколько же они и подвижнее, и слаженнее. А на самом деле просто действовали тактически грамотно.

– Как лично относились к европейским успехам «Спартака»?

– Мы понимали, что их успехи формировали имидж всего отечественного футбола. «Спартак» взрастил два поколения игроков, которые выигрывали в нашей стране и на достойном уровне выступали в еврокубках. На них и настраивались особо – вне зависимости от того, за какие места приходилось бороться.

– Трудно поверить, что внутри не клокотало: «Почему же мы так не играем?»

– На то были свои причины. Во-первых, красно-белые собрали действительно лучших, а, во-вторых, футбол, в который мы тогда пытались играть, не давал нашей довольно молодой команде возможности соперничать с ними на равных. Но ушло то спартаковское поколение, и чаще выигрывать стал армейский клуб.

– Тот исторический финал Кубка УЕФА, словом, где наблюдали?

– К сожалению, мне не удалось выбраться на место действия. Несмотря на приглашение армейского клуба. Так что матч я смотрел в Париже по телевизору вместе со своим другом-французом.

– Телевизор в перерыве не пострадал?

– Не такой уж ярый из меня болельщик. Но очень здорово, что ребята собрались на второй тайм. Если откровенно говорить, после слабой первой половины трудно было рассчитывать на победный исход.

– Неужели утратили надежду?

– Вы знаете, минимальное преимущество – не тот случай, чтобы отчаиваться. На поле или же у телевизора. Я прошу прощения за банальность, но в футболе случается всякое. А потому любая мелочь может перевернуть ход матча с ног на голову.

– Вам медаль досталась?

– Я же не принимал участия в том розыгрыше Кубка УЕФА. Играл в 2004-м в Лиге чемпионов, зимой перешел в ПСЖ, то есть в 2005-м, когда ЦСКА продолжил выступления в Кубке УЕФА, меня в команде уже не было. Поэтому и остался без медали, но зато получил корочку заслуженного мастера спорта.

– Вы символ красно-синих на протяжении целого десятилетия, а главный успех клуба прошел мимо…

– Мне абсолютно не обидно, если вы об этом. Тот успех принадлежит другим. Я даже рад, что так сложилось. То была замечательная команда, которая шла к этому трофею на протяжении долгих лет.

– Но вы чувствуете свою причастность к той победе?

– Думаю, нет.

Вопросы без ответов

– Вы однажды сказали, что победы забываете быстрее, чем поражения. Тогда как обычно бывает наоборот.

– Я острее ощущаю радость от самого процесса, нежели от результата. Да, ты стал, условно говоря, чемпионом, отпраздновал и забыл. А вот иные поражения годами сидят занозой. Ты к ним возвращаешься, в памяти какие-то моменты прокручиваешь и задаешься вопросами.

– Находите ответы?

– Обычно – нет. Каждый человек силен задним умом. А вовремя сделать правильно получается далеко не всегда. Поэтому и остается чувство неудовлетворенности и даже обиды на самого себя.

– Например?

– «Мельде». Два мяча имели преимущества, а второй тайм ответного матча превратился в кошмар. Иначе как несчастным случаем произошедшее не назовешь. Нам, считаю, прежде всего не хватило опыта таких встреч.

– Как отреагировали болельщики?

– Как и мы, они не могли понять, что произошло. Часть из них пришла к нам в гостиницу и оставила на столиках рядом с нами армейские шарфы. А потом мы поговорили по душам, и они шарфы забрали.

– Какие-то особые слова нашли?

– Не сказал бы, просто ими двигали эмоции. Я могу понять их. Но футбол – это спорт, сфера жизни, в которой не всегда выходит так, как планируешь. Как бы то ни было, любой матч – даже проигранный с треском – заключает в себе опыт.

– А именно?

– Да и так, впрочем, понятно, что слабых соперников в футболе не осталось. Такие матчи – это проверка на прочность. Мне кажется, через форс-мажор необходимо пройти, если стремишься стать сильнее. Тяжело, когда заведомо более сильный клуб уступает слабому. «Вардар» в этом отношении – самое обидное поражение на моей памяти. Несмотря на то что не участвовал в тех матчах.

– Думаю, на следующий день газеты предпочли не открывать.

– Я и так довольно редко их читаю. Нет, знаете ли, особого желания. Конечно, просматриваю новости, если присутствует интерес к какому-то определенному событию. Но чтобы на постоянной основе, – нет. Если только на базе при наличии свободного времени натолкнусь на газеты. В общем, при всем желании не могу назвать себя заядлым читателем прессы.

– В нашем-то информационном обществе, Сергей Богданович…

– Может, вы и живете в нем, а мы пребываем немного в стороне.

– Целенаправленно?

– Сколько газет, столько и мнений. Не так уж и полезны они, на мой взгляд. А уж после поражений не хочется абсолютно ничего: ни читать, ни смотреть, ни тренироваться. Но жизнь не стоит на месте, надо проще ко всему относиться.

Невыдающаяся весна

– А к еврокубкам?

– Если говорить о клубном футболе, то уровня выше Лиги чемпионов нет. Даже квалификационные матчи турнира вызывают огромный интерес. Любое участие в этом празднике оставляет незабываемые ощущения.

– Как прыжок с тарзанки?

– Может быть.

– Как-то вы, выбирая между победой во внутреннем чемпионате и выходом из группы Лиги чемпионов, остановились на первом.

– Титул есть титул. Я не думаю, что кто-то из спортсменов будет счастлив, если выйдет из группы в декабре и тут же вылетит в феврале. Нет ничего выдающегося в самом попадании в весну Лиги чемпионов.

– Не скажите…

– Да, пожалуй, для российских клубов такое выступление сродни успеху. Таких случаев в нашей истории немного, и об этом нам остается лишь мечтать. Если говорить строго о результате, то чемпионство ставлю куда выше, чем просто выход из группы в Лиге чемпионов.

– Когда выступаете в еврокубках, ощущаете, что целую страну представляете? Или же – за себя, за клуб, за премиальные…

– Я обычно чувствую импульс, который идет не только от поклонников клуба, чьи цвета защищаешь, но и от фанатов всей страны. Даже в бывших союзных республиках к таким матчам наблюдается большой интерес.

– Если вдруг заговорили о премиальных, в еврокубках они стандартные?

– Да, существуют какие-то заранее оговоренные премиальные. Исходя из тех сумм, которые зарабатывает клуб за время еврокубковой кампании. По крайней мере так было в тех командах, в которых я выступал.

– А рублем не наказывали за конфузы?

– Ты сам себя наказываешь: если не выигрываешь и не добиваешься результата, остаешься ни с чем. А рублем – это как? Мне кажется, если ты заработал, то не совсем верно покушаться на это.

– Материальные свидетельства участия в еврокубках остались?

– Я не коллекционирую какие-то вещи, с этим связанные. Дома точно ничего такого нет. Даже футболок. Никогда не гнался за популярностью и за известными именами. Как это обычно бывает – кто ближе оказался к тебе после финального свистка, с тем и меняешься майками.

– Я лишь одну фамилию попрошу назвать.

– Радимов и Хохлов привезли мне футболки, в которых выступали на чемпионате Европы-96.

Похвала от Мутко

– Правда ли, что в том же 96-м могли уехать в «Фейеноорд»?

– Да, тогда скауты топ-клубов пристально следили за теми, кто выступал за сборные или в еврокубках. Это сейчас наш чемпионат котируется несравнимо выше. «Фейеноорд» прошел ЦСКА в Кубке УЕФА, а я после этого даже личный контракт с голландцами подписал. Но клубы между собой не договорились, и мой отъезд не состоялся.

– Как-то вы спокойно об этом говорите.

– А ничего страшного не произошло. Я никогда не горел желанием уезжать.

– Даже несмотря на, как вы выразились, экономическую и криминогенную обстановку в стране?

– Меня это и сейчас беспокоит. В этом плане мало что изменилось. Если брать только футбол, то выделяется ведущая пятерка чемпионатов, к которой подтягивается Португалия, а за ними с большим отставанием следует Россия. Как по уровню организации, так и по отношению и освещению турнира. А в бытовом плане нам не о пятерке мечтать приходится, а о более отдаленных позициях.

– Невзрачную картину вы нарисовали.

– Наверное, что-то меняется к лучшему. Правда, учитывая масштабы нашей страны, изменения происходят очень медленно. Если и вовсе происходят. Но положительных качеств у русских людей точно больше, чем у французов.

– Франция, выходит, разочаровала?

– Меня – нет. А вот рядовых французов разочаровывает миграционная политика. Немалое количество эмигрантов не добавляет стабильности регионам. Эта проблема встала уже и перед Англией с Германией.

– Лет пять назад вы сказали, что французы скупые…

– Да это я просто пошутил! Они ко мне тогда пристали с вопросом, мол, назовите наши характерные отрицательные национальные черты. Ну я и ляпнул: прижимистость и скупость. Хотя, думаю, каждый человек имеет свои собственные недостатки. Вот и я не считаю себя идеальным.

– Виталий Мутко однажды назвал вас лицом отечественного футбола.

– Что ж, лестно об этом слышать. Только, уверяю, есть для этого более подходящие лица. Мне, напротив, больше запоминалась критика. А насчет похвалы – я считаю, что комплименты подходят девушкам, а не мужчинам.

– Так что там насчет критики?

– Так сразу и не скажешь. Достаточно критических стрел выпустили. Вы найдете, если покопаетесь. Но плохое надо забывать. Впрочем, как и хорошее.

Единственный и неповторимый

Сергей Семак – футболист уникальный. Единственный из действующих игроков российской премьер-лиги, кто становился чемпионом в составе трех разных клубов – ЦСКА, «Рубина» (дважды) и «Зенита».

При всем при том еврокубковые трофеи в коллекции наград Сергея Богдановича отсутствуют. В этом смысле Семаку, можно сказать, не повезло. Только перешел из ЦСКА в ПСЖ, как армейцы выиграли Кубок УЕФА. Останься на полгода – считался бы полноправным соавтором той исторической победы. Формально же получилось, что Семак, вместе с красно-синими добывавший для команды третье место в подгруппе Лиги чемпионов, в розыгрыше Кубка УЕФА участия уже не принимал. Лига чемпионов и Кубок УЕФА – два разных турнира, заключили европейские футбольные чиновники и в выдаче дополнительной медали для Семака отказали. Впрочем, то, что не оценили за кордоном, оценили на родине. Сергей, наравне с другими армейскими триумфаторами, был удостоен звания заслуженного мастера спорта.

В случае с «Зенитом» Семак, наоборот, чуть припозднился – перешел в питерский клуб, когда тот уже успел обзавестись Кубком и Суперкубком УЕФА.