Войти

Свой парень Фернандес

«Российская газета» 01.10.2017

Сборная России по футболу 2 октября соберется в Новогорске, где она начнет подготовку к контрольным матчам против Южной Кореи в Москве и Ирана в Казани. В одной из этих встреч за команду Станислава Черчесова может дебютировать защитник ЦСКА Марио Фернандес. Строго говоря, натурализованный бразилец провел первый матч за нашу сборную еще 3 сентября против московского «Динамо». Но то была неофициальная игра. А полноценный дебют Марио может состояться уже в субботу. В ожидании этого события Фернандес дал большое интервью «РГ».

В сборной – без поблажек

– С какими мыслями готовитесь к предстоящим матчам?

– Жду их с нетерпением. Можно сказать, проведу первый матч за сборную. Да, я играл с «Динамо», но это была встреча с клубом. А сейчас мы выйдем против тех, на кого можем попасть на чемпионате мира.

– У вас была индивидуальная беседа со Станиславом Черчесовым?

– Была, когда меня вызвали в сборную весной перед матчами с Кот-д’Ивуаром и Бельгией. Черчесов был большим футболистом, было интересно его послушать. Он объяснил мне, как надо играть в сборной.

– И как же?

– Все то же самое, что и в ЦСКА. Как и в клубе, в сборной схема с тремя центральными защитниками и мобильными флангами. Отличаются какие-то мелкие детали, но они незначительны. А так все похоже. Самое главное как в клубе, так и в сборной – это дисциплина. Не должно быть никаких поблажек. И это правильно.

– Ваш дебют за сборную несколько раз откладывался. Сильно переживали?

– Было неприятно. С Кот-д’Ивуаром или Бельгией я не мог играть, поскольку к тому моменту я еще не прожил пять лет в России. А это одно из требований ФИФА при натурализации. Я просто тренировался и все. Потом был Кубок конфедераций, но тогда я сломал нос. Нужна была операция, причем срочная. Если кто-то думал, что я не хочу играть за сборную России, это не так. Я всегда готов играть за нее.

– Со стороны могло показаться, что вы решили играть за Россию, так как поняли: шансов попасть в сборную Бразилии меньше.

– Ну что вы? Это не так. Меня дважды вызывали в сборную Бразилии из ЦСКА. Так что ничего невозможного нет. Я мог и дальше играть за Бразилию, но в России я себя чувствую как дома. Я понял, что хочу играть за эту команду. И когда у меня возникла возможность стать россиянином, я принял этот вызов. И уверен, что поступил правильно.

– Сборную нещадно критикуют, даже когда она того не заслуживает. Взять хотя бы шумиху вокруг рейтинга ФИФА, в котором Россия находится ниже Ямайки. Как к этому относитесь?

– Нормально. Как и в Бразилии, в России очень любят футбол. К нему здесь огромное внимание. Я, правда, не читаю газет, но иногда партнеры переводят мне, что люди говорят о сборной. Скажу так: если мы проявим себя на чемпионате мира-2018, все будет хорошо. И относиться к сборной будут по-другому. Я на это очень надеюсь.

Цель в Лиге чемпионов – выход в плей-офф

– Какие задачи стоят перед вами в Лиге чемпионов?

– Выйти из группы. Думаю, нам это вполне по силам.

– Даже после поражения от «Манчестер Юнайтед» со счетом 1:4?

– Конечно. «МЮ» – один из лучших клубов мира, у них очень сильные футболисты. Решающими для нас станут матчи с «Базелем», а потом с «Бенфикой». Надеюсь, мы справимся и порадуем наших болельщиков.

– Согласны, что «Бенфика» самая слабая команда в группе?

– Так нельзя говорить. В Лиге чемпионов слабых команд не бывает. Нам пришлось очень непросто с ними. Думаю, они еще проявят себя. Может, даже с «МЮ».

– В прошлые годы ЦСКА попадал в очень сложные группы. В этом сезоне, кажется, все не так плохо. Вам это действительно по силам?

– Мы два года подряд попадали на «Баварию» с «Манчестер Сити». С ними мало кто может играть на равных. Сейчас у нас в группе «Манчестер Юнайтед». Как я сказал, одна из лучших команд мира. Но с «Базелем» и «Бенфикой» мы обязаны бороться. И побеждать их, хоть и относимся к этим командам с большим уважением.

Фаворит сезона – «Зенит»

– Сколько команд претендует на чемпионство в этом сезоне?

– Их много. «Зенит», «Краснодар», «Локомотив», мы. «Спартак» тоже не стоит сбрасывать со счетов. Они чуть отстали, но к ним надо с уважением относиться. Все-таки это действующий чемпион.

– Но пока явным фаворитом выглядит «Зенит».

– Согласен. У них сильная команда, они укрепились летом. Но ЦСКА может с ними бороться. За последние пять лет мы трижды выиграли чемпионат. Мы хотим вернуть себе титул. При этом если по ходу сезона мы поймем, что потеряли всякие шансы на чемпионство, тогда начнем думать о попадании в тройку. Для нас очень важно попасть в Лигу чемпионов.

– ЦСКА единственный клуб Премьер-лиги, никого не купивший прошлым летом. Это сказывается на результатах?

– Сложно сказать. Мы никого не взяли, но у нас есть молодежь. Они прогрессируют, им нужен опыт. И они его получают. Мы ценим тех, кто у нас есть. Можно, конечно, делать как «Зенит», который летом купил группу сильных аргентинцев. Кстати, они все топовые футболисты. Но и мы сильны. И это ни у кого сомнений не вызывает.

– Разве отсутствие конкуренции в ЦСКА не идет во вред команде?

– У нас есть конкуренция. Просто основная обойма не такая большая, как у того же «Зенита». В таком клубе как ЦСКА никто не позволит себе расслабиться. А много у нас футболистов или мало – не так важно. Все мы играем на пределе возможностей. Как я уже сказал, у нас много талантливой молодежи. Они растут. Тот же Чалов, Жамалетдинов. У нас есть прекрасный пример – Головин. Ему дали шанс, и он прибавил. Стал одним из лидеров ЦСКА и сборной.

– Головин смог бы заиграть в лондонском «Арсенале», который якобы интересовался им прошлым летом?

– Спокойно. Головин – тот футболист, чей прогресс я видел с самого нуля: от юношеской команды до первой. Он стал отличным игроком. Но Саше не надо останавливаться. В будущем Головин должен выступать за один из европейских топ-клубов. Если, конечно, сам того захочет и будет предложение.

Никогда не перейду в «Спартак»

– Уровень чемпионата России вырос по сравнению с тем периодом, когда вы только перешли в ЦСКА?

– Конечно, вырос. Многократно. Тогда «Краснодар» не был таким сильным, «Спартак» был очень нестабилен, «Ростов» боролся за выживание. Мне кажется, все видят, что в чемпионате России все сложнее играть. И это хорошо. Чем больше конкуренции – тем лучше, причем для всех команд.

– Когда переходили в ЦСКА, знали, что значит для армейцев дерби со «Спартаком»?

– Нет. Я не представлял, что все настолько серьезно. Думал, это просто матч двух команд из одного города. Но со временем понял, что для наших болельщиков самое важное победа над «Спартаком».

– Момент, когда вы это поняли?

– Первое дерби на новом стадионе «Спартака». Этот матч запомнится навсегда. Помню, как радовались наши болельщики и как нас оскорбляли спартаковские. Дерби – это валидол. Это пиротехника на трибунах, драйв, эмоции. Таким и должен быть футбол. Единственное, я не хочу, чтобы были драки между фанатами.

– Сколько еще будут играть братья Березуцкие и Игнашевич?

– До тех пор, пока сами не захотят закончить. Они постоянно следят за собой, тренируются даже больше, чем другие. Братья и Игнашевич играют огромную роль в раздевалке. Если честно, не представляю себе ЦСКА без них.

– А себя можете представить в «Спартаке»? Прошлой зимой были слухи, что «красно-белые» сделали вам предложение.

– Предложение от «Спартака»? Не было такого. Вообще никаких шансов, что я когда-нибудь перейду в «Спартак». ЦСКА столько для меня сделал, здесь все для меня родное. Я бесконечно благодарен руководству, болельщикам, партнерам по команде. Так и напишите: я никогда в жизни не перейду в «Спартак».

– Со стороны кажется, что ЦСКА очень закрытая команда. Почти никаких скандалов, ссор. У вас такое бывает, чтобы кто-то над кем-то подшутил?

– Конечно. У нас шутников хватает. Вася Березуцкий, Набабкин, Вернблум.

– Вернблум как-то признался, что отметил подписание контракта с ЦСКА водкой.

– Ха-ха, это он может. Но если хотите знать, способен ли я на такое, то нет. Я не употребляю алкоголь.

– А над вами партнеры как-то прикалывались, шутили?

– Поначалу почти постоянно. Например, Акинфеев вечно шутил над моими волосами, что я их поправляю. А еще все русские из ЦСКА говорили мне Morto, morto (в переводе с португальского – мертвый). Просто российские футболисты физически готовы очень хорошо. Мы как-то бегали в парке, они держались впереди, а я с трудом выдерживал их темп. Тогда Акинфеев и остальные и стали кричать Morto, morto! (смеется). Но сейчас вроде проблем с «физикой» у меня нет. Когда ребята это заметили, стали говорить: «Вот теперь ты свой парень». Я и правда свой. И никуда из ЦСКА уходить не хочу.

Обещаю выучить гимн России

– В какой момент поняли, что хотите получить российский паспорт?

– Это было в 2015 году. Я поговорил с Бабаевым (Роман Бабаев – генеральный директор ЦСКА. – Прим. «РГ»), но тогда меня вызвали в сборную Бразилии. После этого мы какое-то время не общались на тему моего гражданства. Вернулись к ней осенью того же года, перед матчем Лиги чемпионов с «Вольфсбургом». Я сказал, что хочу получить российский паспорт. Но мне надо было обсудить этот вопрос с семьей.

– И как родные отреагировали?

– О, они меня все поддержали. Отец сказал, что это отличная идея. Сразу после этого я поехал в офис к Бабаеву, поговорил с ним, и мы запустили процесс.

– Экзамен по русскому не сдавали?

– Обошлось. Я просто в назначенный день приехал в миграционную службу и получил паспорт.

– Указ президента РФ о приеме в гражданство храните дома?

– У меня есть копия. Сохранил ее на память. С этого момента я стал еще больше стремиться к тому, чтобы сыграть на чемпионате мира в России. Это моя мечта.

– Уже задумываетесь об этом турнире?

– Конечно. Хотя до него еще много времени. Но для начала мне надо попасть в состав сборной. Хочу пояснить: я уважаю всех российских игроков. И тех, кто в сборной, и тех, кого не вызывают. Я ничуть не лучше их. У меня нет перед ними никакого преимущества. А то люди могут подумать, что раз меня натурализовали, значит, я всегда должен быть в сборной. Но это не так. Наоборот, я должен больше работать, чтобы заслужить эту честь.

– Представим ситуацию: на чемпионате мира Россия попадет на Бразилию. Во время исполнения бразильского гимна сможете сдержать себя и не спеть его?

– Ха-ха. Ну и вопрос. Я заклею рот скотчем. А если серьезно, то, конечно, я буду молчать.

– А слова российского гимна знаете?

– Нет. Но к чемпионату мира обещаю выучить его.

Путешествие в метро

– Когда решались на переезд в Россию, холодов не боялись?

– О да. В Бразилии все говорили, что в России всегда жуткий холод. Но это не так. Я и родным говорю, что все это неправда. В России иногда так жарко, что начинаю скучать по морозам.

– Чему больше всего удивились в России?

– Снегу! Раньше видел его только по телевизору. Но я быстро привык к этому. У меня даже запись есть, как мы с ребятами кидаем друг в друга снежки после тренировки.

– Привыкли к московскому ритму?

– Да, вполне. Я веду спокойный образ жизни. Каждый день приезжаю на базу, тренируюсь, потом домой. Ну еще иногда могу сходить в какой-нибудь торговый центр.

– В метро не спускались?

– Только один раз. Это была осень 2015 года, матч Россия – Швеция. Кстати, на спартаковском стадионе. И мы с друзьями решили доехать на метро.

– Почему?

– Были ужасные пробки. Я сразу понял, что на машине нам не доехать вовремя. Я заранее изучил, где в метро надо пересесть на другую ветку и все такое.

– Узнавали в подземке?

– Нет. Я надел шапку, накинул капюшон. Меня даже друзья не сразу узнали (улыбается).

– С кем проводите свободное время?

– С друзьями, которые прилетают из Бразилии. Мама иногда бывает у меня, отец тоже как-то приехал. Но почти сразу же вернулся обратно, не выдержал (улыбается).

– Чего, если не секрет?

– Здесь все другое. Люди другие, уклад жизни. Отец приехал, неделю побыл здесь, и все. Не знаю, что на него так повлияло. Может, холода.

– А с бразильцами из других московских команд общаетесь?

– Иногда где-то можем пересечься. Но в основном мы проводим время с Витиньо. Любим с ним летом шашлыки пожарить, поиграть в футбол на приставке. Вообще мы любим видеоигры. Футбол, баскетбол… Кстати, я люблю баскетбол. Смотрел чемпионат Европы, болел за Россию. Очень понравился Швед.

– А в видеоиграх какую команду выбираете? «Реал»?

– Нет, «Арсенал».

– Тульский?

– (смеется) Лондонский, конечно. У них очень быстрые игроки, мне нравится их стиль.

– Я не случайно спросил про «Реал». У вас же было предложение от этого клуба, когда вы еще не перешли в ЦСКА.

– Было так: «Гремио» и ЦСКА согласовали мой переход. И в этот момент пришло предложение от «Реала». Но я уже дал слово ЦСКА. И ничуть не жалею, что переехал в Россию. Я здесь стал совсем другим человеком.

Каждую неделю хожу в церковь

– В чем вы изменились?

– Переехав в Россию, я обрел Бога, поменял свою жизнь. Моя семья была из церковных прихожан. Они много времени проводили в церкви. А я пропадал в ночных клубах, выпивал, прогуливал тренировки. Но когда я переехал в Москву, как-то решил сходить в бразильскую церковь. И люди там мне очень помогли. С этого момента я поменялся, начал читать Библию. Но при этом я никакой не святой. Я иногда совершаю ошибки, как и любой человек. Но я многое понял и от многого отказался.

– Например?

– Я вообще не дотрагиваюсь до алкоголя. А раньше столько выпивал, что иногда даже пьяным приходил на тренировки. Но в какой-то момент я понял: с меня хватит. Я даже помню этот день. Мы сидели за обедом в ресторане с друзьями в Порту-Алегри, как подошел мой агент и сказал: «Марио, ЦСКА только что отправил по почте такой контракт. Можешь подписать его». Вот так, за обедом я поставил подпись под контрактом. Кто-то из друзей предложил в этот момент выпить, но я отказался. Ограничился апельсиновым соком (улыбается).

– Вы сказали, что ходили в бразильскую церковь в Москве. Она и сейчас открыта?

– Нет, ее закрыли примерно год назад. Но это не проблема. Есть много других храмов, куда я хожу примерно раз в неделю. Например, русские православные.

– А в католические ходите?

– Нет, я не католик. Я евангелист. Мы основываемся в жизни и служении только на канонической Библии. При этом я уважаю все течения в христианстве, ведь все мы верим в Бога. Но опять же: не думайте, что я какой-то идеальный человек. Это не так. Просто я изменился.

Любимое место – Красная площадь

– В Москве живете один? Не женаты?

– Нет, не женат. Когда я сюда только приехал, у меня была девушка, но мы с ней уже расстались.

– Пару лет назад вы сказали, что не собираетесь брать в жены русскую девушку. Сейчас изменили свою позицию?

– Ну теперь у меня есть российский паспорт. Это меняет дело. Все может случиться. Я открыт к такому варианту.

– Что из русской кухни предпочитаете?

– Борщ. Обожаю его! Всегда прошу маму, чтобы она приготовила мне. Мне еще нравится итальянская кухня. Их пасты, макароны. Жаль, их нельзя есть каждый день. А то не сможешь играть.

– А в Бразилии вы не следили за своим питанием?

– Нет, конечно. Мне было 19, я жил один в Порту-Алегри. Я тогда почти каждый день ел пиццу, пил газировки, ходил в «Макдоналдс». Как-то диетолог «Гремио» подошел ко мне и сказал, что теперь я буду есть только на клубной базе. Сейчас я слежу за питанием. Никаких газировок, бургеров или шоколадок.

– Какой у вас идеальный вес?

– 81 килограмм. Я иногда могу набрать лишний вес во время отпуска, но потом «сжигаю» эти килограммы на сборах. Или во время прогулок с друзьями по Красной площади.

– Часто туда выбираетесь?

– С друзьями – постоянно! Это мое самое любимое место в Москве. Я уже все там знаю, что и где находится. Могу поработать гидом. Жду предложения (смеется).

– Можете представить, что останетесь жить в России по окончании карьеры?

– Почему нет? У меня здесь все супер.