Войти

Братья Фомины

2012

… Братьям Фоминым, наверное, очень повезло, что в босоногом детстве, на одной из первых футбольных площадок Харькова в конце Чернышевской улицы (площадка эта не сохранилась до наших дней, а на ее месте стоит здание театрального факультета института искусств) они встретили лидера самодеятельной футбольной команды ОЛС Степана Романенко, основного, как тогда говорили, «гольгера» дореволюционной сборной города и лучшего в ту пору футбольного рефери. ОЛС в 1920–1922 годах был ядром футбольной жизни города, а Харьков, в свою очередь, – передовым центром футбола Украины. Кстати, в команде Романенко по-настоящему раскрылся и еще один лидер харьковского и украинского футбола – Александр Шпаковский.

Фомины, в отличие от своего старшего товарища, выступавшего за сборную Харькова еще до революции, не были ярко выраженными нападающими, однако вообразить харьковский и весь украинский футбол без них – просто невозможно. Именно они (в большей степени Владимир и Константин, Николай был на 6-7 лет младше), выигравшие все титулы как на украинском, так и на советском уровне, считаются, и не без оснований, лучшими украинскими футболистами 1920-х и начала 1930-х годов.

В харьковском футболе Владимир Фомин, по сути, стал первым профессиональным тренером, заняв этот пост в «Динамо» в 1935 году. А в команде под этим гордым названием Владимир начал играть еще в 1925 году, когда спортобщества как такового в Украине еще не существовало. Восемь раз в списках 33 лучших игроков страны 1920–1930-х годов значится имя центрального полузащитника Владимира Фомина. В украинском футболе он вторым, сразу после Ивана Привалова, еще 17 марта 1936 года был удостоен наивысшего спортивного звания «Заслуженный мастер спорта». Его удостоверение №37 – одна из самых дорогих реликвий музея «Динамо».

При поразительном внешнем сходстве братья Фомины были совсем разными – как в жизни, так и на поле. Константин был антиподом брата: интеллигентности, безупречной технике Владимира, его редкой способности просчитывать на несколько ходов вперед хитрейшие комбинации средний брат противопоставлял бесстрашие и цепкость, умение вести самое жесткое единоборство.

В отечественном футболе именно Константину Фомину можно приписать авторские права на такой популярнейший в современном футболе технический прием, как подкат. В 1930-е годы он был постоянным капитаном сборной УССР, прочно вошел в состав сборной СССР, где почти десять лет считался сильнейшим левым защитником. Константин – единственный из братьев, поколесивший по динамовским командам, – он играл и в Москве, и в Киеве. И в каждой команде он был незаменимым, и с каждой выигрывал чемпионат СССР и другие соревнования.

Судьбы братьев, верных членов общества «Динамо» – не по приписке, а по убеждениям, – были срезаны Второй мировой войной. Владимира руководство украинского НКВД оставило в Харькове – организовывать подполье и вести подрывную деятельность на оккупированной территории. К сожалению, работа эта была недолгой – уже в ноябре 1941 года он был схвачен гестапо, а весной 1942-го расстрелян, по официальной версии – «за укрывательство еврея». Советские же справочники и летописи надолго «забыли» о своем агенте, потерпевшем неудачу, вплоть до реабилитации в конце 1980-х.

Константин же, напротив, в советских учебниках – герой двух войн и видный защитник отечества. Еще до июня 1941 года он «хлебнул войны» – на оккупированных территориях Закарпатья и Польши воевал в составе карательных отрядов НКВД, был ранен. Офицер и кавалер трех орденов, Константин Фомин закончил войну в Берлине в мае 1945-го. После войны он остался в Москве, где заканчивал службу, занимался тренерской деятельностью и работал инспектором стадиона в Лужниках.

О младшем из братьев – Николае, хотя он и прожил дольше своих братьев, сведений осталось совсем немного. В знаменитый ОЛС он попал в 13 лет. Хоть и играл рядом с братьями и даже становился чемпионом Украины, особых восторженных отзывов и неувядаемых лавров не снискал. После окончания карьеры Владимира прочно занял его место в полузащите харьковского «Динамо» и сборной Украины, однако предвоенная ситуация, а затем и война поставили на игровой карьере крест. После войны Николай вернулся в родное «Динамо» (Харьков) в качестве тренера.