Войти

В новом амплуа

«Советский Спорт» 30.01.1977

Шота Хинчагашвили – 25-летний центральный защитник тбилисского «Динамо» – не новичок в футболе. Да, он впервые попал в список 33 лучших футболистов года, да, он впервые приглашен в сборную страны, но за спиной Шота остались уже семь сезонов, в большинстве из которых, надо признать, способному футболисту часто не везло. Лишь сезон 1970 года, когда Хинчагашвили дебютировал в роли левого защитника, да прошедший, в котором Шота сменил свое амплуа, перейдя в центр обороны, обошлись для способного футболиста без травм. Всего 13 матчей сыграл Хинчагашвили в 1971 году, 7 – в следующем, 11 – в 1974-м и 8 – в 1975 году. Объяснение одно – травмы, травмы…

– Да, мне часто не везло, и порой приходила мысль: а не оставить ли вообще футбол?

– Чем вы объясняете происхождение этих травм?

– Молод был, неразумен. Выступать-то было лестно, вот я и играл, случалось, как говорится, через не могу. Не долечивался и снова выходил на иоле.

– Прошедший сезон для вас сложился удачно…

– Да, но верно и то, что нынешний наш тренер Нодар Парсаданович Ахалкаци никогда не выставит на игру футболиста с не залеченной до конца травмой. Рисковать не в его натуре, когда дело касается здоровья игрока.

– Вы надеялись в конце сезона оказаться в числе лауреатов?

– В начале сезона я думал только об одном: не подкачать бы, ведь в центре защиты в высшей лиге я прежде не играл.

– Чем была вызвана ваша переквалификация?

– Необходимостью укрепить центр обороны. После ухода Хурцилавы связи у защитников были нарушены.

– И как вы отнеслись к идее тренеров использовать вас роли стоппера?

– Отрицательно, категорически отрицательно. Я неплохо освоился на фланге и считал, что от добра добра не ищут.

– Но?..

– Как. видите, получилось. Помогли партнеры, в первую очередь Вахтанг Челидзе, вот я понемногу и освоился на новом месте.

– Если бы не футбол, в каком другом виде спорта вы могли бы проявить себя?

– В детстве я увлекался гимнастикой и баскетболом. Сейчас, правда, можно сказать, что при росте под 180 см я оказался бы переростком в гимнастике и малышом в баскетболе. В футболе же это то, что надо.

– Где и когда вы начали играть в футбол?

– Мне было 14 лет, когда я впервые попал в футбольную секцию. Любопытно, что мой первый тренер Михаил Торозашвили уже тогда поставил меня в центр защиты.

– Значит, вам уже приходилось менять амплуа?

– Да, в Рустави из юношеской команды я попал в «Металлург» и здесь два сезона играл опорным полузащитником. Впрочем, опорный полузащитник – без пяти минут стоппер, а на край я ушел в тбилисском «Динамо».

– Как прошла акклиматизация в такой популярной команде?

– На редкость удачно. В 1970 году я, что называется, с ходу сыграл в Леселидзе два контрольных матча и уже весь сезон провел в составе. Мне даже удалось забить гол в том сезоне, и не где-нибудь, а в финальном кубковом матче. Столичным динамовцам мы тогда проиграли, но гол свой я помню – ведь в чемпионате страны мне, увы, такой успех еще не давался.

– Были ли у вас в детстве кумиры?

– Да, естественно, все мы мечтали играть, как Месхи и Метревели.

– А со временем что изменилось?

– Я же ведь защитник. Сегодня в близкой мне по духу игре я выделяю двоих – Муртаза Хурцилаву и Бобби Чарльтона.

– Какие трудности вы испытали в минувшем сезоне?

– На фланге играть много проще, если брать в расчет только оборонительные функции. В центре же порой голова кругом идет – столько загадок, сложных задач предлагает соперник.

– Трудно, значит?

– Но и интересно. Я, еще играя на фланге, любил предугадывать ход событий, даже если они протекали вдали от меня.

– В адрес защитников нередко раздаются упреки в грубой, а зачастую и «грязной» игре. Как вы к этому относитесь?

– Хочу надеяться, что они адресованы не мне. Лично я люблю играть чисто. Умышленные удары по ногам, зацепы, толчки – это не футбол. Я перестал бы уважать себя, если бы опустился до игры любыми средствами.

– Какая из зарубежных поездок произвела на вас наибольшее впечатление?

– Поездка со сборной в Южную Америку. Приятно, конечно, оказаться в странах далекого континента, о которых знаешь разве что из книжек, но еще интереснее для меня оказалась возможность сыграть с бразильцами, аргентинцами.

– И как вы сыграли там?

– Тренеры довольны, но, наверное, я мог бы сыграть и лучше. В сборной нельзя играть просто хорошо, здесь нужно уметь, что называется, прыгнуть и выше головы.

– Насколько нам известно, в тбилисском «Динамо» все футболисты либо имеют высшее образование, либо учатся в институтах…

– Да, и я не исключение. Закончил институт физической культуры, сейчас учусь в университете на третьем курсе юридического факультета.

– Два диплома?

– Я считаю, что каждый человек, серьезно занимающийся спортом, должен получить высшее физкультурное образование. Не только врачи, но и сам спортсмен должен знать скрытые резервы своего организма. А второй диплом – это выход в жизнь.

– Как в детстве относились в семье к вашему увлечению футболом?

– По меньшей мере, настороженно. Мать боялась и за мое здоровье, и за учебу.

– А каково отношение сейчас?

Шота улыбается и красноречиво разводит руками.