Войти

Сергей Веденеев: «Боялся думать о чемпионстве!»

«Спорт день за днем» 06.10.2009

Издательский дом «Спорт день за днем» совместно с ФК «Зенит» представляют проект «Чемпионы. 25 лет спустя», посвященный победе ленинградского «Зенита» в чемпионате СССР по футболу 1984 года. Вы прочтете интервью со всеми игроками, причастными к тому успеху, узнаете, как сложилась их жизнь, еще раз вспомните самые яркие мгновения «золотого» сезона.

Сергей Веденеев, центральный полузащитник «Зенита»-1984, до сих пор связан с футболом – тренирует детей в детском клубе «Зенит-1984». С разговора о футболе – о его тонкостях – мы и начали беседу в редакции «Спорта».

Иногда нужны «клоуны»

– Во всем мире поняли, что одной физподготовкой заниматься бесполезно, – говорит Веденеев, явно развивая не однажды посещающую его мысль. – А вот в психологии разбираются плохо. Почему при счете 3:0 команда перестает играть? Как только забиваешь третий гол, я сам это помню, тут же в голове что-то щелкает, и ты перестаешь бегать. Дальше уже ждешь, когда закончится игра.

– Это правильно?

– Конечно, нет! Это воспитание. В школе с игроками должны работать психологи, все это им нужно объяснять. Например, в «Манчестер Юнайтед», когда приглашают игрока, его сразу же ведут в клубный музей. Показывают всю историю клуба, говорят: «Попробуй только хоть одну игру сыграть без полной самоотдачи».

– Понятно, что настрой должен быть всегда. Но можно ведь и «перегореть».

– Каждый должен настраиваться самостоятельно. Что такое настрой? Никто не может объяснить. Я настраивался по-своему, Дмитриев, Желудков – по-другому. Юре вообще не нужно было настраиваться, так он любил футбол. Даже в матчах за ветеранов он играет в полную силу.

– Если игроки не могут настроится сами, тренер может спеть в раздевалке гимн или «речь толкнуть».

– Это может подействовать на одного-двух игроков – и передаться остальным. Но тоже талант нужен. В клубах НХЛ, знаю, есть специальные «клоуны», которые заводят партнеров.

– ???

– Ну, игроки-клоуны, как правило, не самого высокого уровня. Когда по ходу сезона «накрывет» утомление, настрой уже не помогает. Нужен «клоун», который развеселит.

– В «Зените» 1984-го был такой?

– Душой команды был Юрий Желудков. Теневой лидер. Обычно собирались в его номере. Я, правда, не присоединялся к компании. Алексей Степанов, Юрий Герасимов, Аркадий Афанасьев были немного инертными, нуждались в том, чтобы им передавался какой-то импульс. Желудков их и «заряжал».

«Смотрите, как вы играли!»

– Вы тоже однажды завелись – ударили в лицо игрока финского «Куусюси»…

– Да, это было в матче «Зенит» – «Куусюси» на Кирова. Случайно попал ему в бровь. У меня тогда стресс был. Игра не шла. Вроде и соперник слабый, но нечего не могли с ним поделать! Мое удаление подействовала на команду – в итоге мы выиграли 2:1. А меня дисквалифицировали на десять международных матчей.

– Хотели даже осудить за хулиганство, за то что уронили высокое звание «советского спортсмена». Есть мнение, что из-за этой дисквалификации вы и покинули «Зенит»?

– Это было в 1985 году. Думаю, Павел Садырин просто нашел повод. Пока он работал в дубле, где я играл, у нас были очень хорошие отношения. А вот когда он возглавил основную команду, возникли проблемы. Для того чтобы отчислить игрока, на его место нужно найти другого футболиста. Садырин же не нашел.

– Чем отличались Морозов и Садырин?

– Они были противоположностями. Морозов держался за каждого игрока. Просто так никого не выгонял. У Морозова была «обойма» из 22-х человек, на которую он мог опереться. При Садырине же ушел Казаченок, позже Брошин, Веденеев, Мельников, Герасимов, Комаров, Захариков, Золин, Яковлев, Константин Иванов. Вся скамейка! Пригласили двоих – Афанасьева и Канищева. Естественно, это сказалось. Никто не понимал после чемпионского сезона, куда ушла игра. Садырин ставил нам видеоролики и говорил: «Посмотрите, как вы играли!» Было видно: шесть человек нашей команды при потере мяча сразу неслись не свою половину поля. Молодая кровь, свежие амбиции – все это было в 1984-м.

– Как решали проблему?

– Руководство вовремя не разобралось в этой ситуации. Нужны были новые методики тренировок. А какие тогда методики? Если команда не играет, – давайте увеличим количество кругов вокруг стадиона. Начиналось все с 10-ти, потом – 15, а заканчивали мы уже 25-ю кругами. Десять километров не бегали даже при Морозове! При Садырине начали. Он чувствовал, что происходит что-то не то и связывал это с физической подготовкой. В итоге причину так и не нашли и пришли к мнению, что команда пьет, гуляет, празднует первое место. Все забыли, что последние семь-восемь игр в 1984 году команда уже играла плохо. Желудков забил в первом круге 13 или 14 мячей, а во втором 3 или 4. С начала второго круга пошел спад. Никто так до конца и не разобрался, почему.

Игроки – сильные, клуб – слабый

– А вы, с высоты прожитых лет?

– Была нарушена атмосфера в команде. Плохо работали на тренировках. Не хочу утверждать, что футболисты не пахали – но в плане усовершенствования игры подвижек не было. Дмитриев и Саленко хотели играть и в итоге ушли.

– И все-таки странно звучит термин «спад» по отношению к сезону-1984 – ведь решающие матчи «Зенит» выиграл.

– Повторюсь, мы плохо сыграли последние семь-восемь матчей. Быть может, только с «Шахтером» в СКК играли хорошо. «Торпедо» и Днепр» в играх с нами имели огромное преимущество. Днепропетровцы упустили множество моментов. Но Слава Мельников забил. На финише много забивали со «стандартов» – с игры уже не получалось.

– Когда поверили в окончательную победу, помните?

– Не знаю. Я лично даже боялся думать об этом. На собраниях об этом не говорили. На тот момент мы играли слабо. Нам просто повезло. Даже когда меня Владимир Сальков вызывал в олимпийскую сборную и спрашивал о шансах «Зенита» на золото, я отвечал: не верю.

– Трудно было осознать, что реально прервать гегемонию киевского «Динамо», подняться выше «Спартака»?

– Мы были молодыми и ничего не анализировали. Когда минское «Динамо» стало чемпионом (в 1982-м. – Прим. «Спорта»), это была фантастика! Команда «летала» по полю. Через два года у них все ушло. В «Днепре», выигравшем в 1983-м, была та же картина.

– Значит, минское «Динамо», «Днепр». «Зенит» могли только «выстрелить»?

– Потенциал игроков был очень высокий. Но клубная структура была слабой. Нужно было брать пример с Валерия Лобановского, который обеспечивал базу для дальнейших многолетних успехов. В дубле «Зенита», когда его тренировал Садырин, было очень талантливых игроков. Многие из них оказались в «основе». После того, как Садырин возглавил главную команду, из дубля уже никто не призывался. Не было клубной стратегии. Быть может, нужно было пожертвовать какими-то сиюминутными успехами, чтобы предоставить кому-то из молодых игроков шанс. Такие же проблемы сейчас у Анатолия Давыдова. Что ему – ставить молодежь в состав? Не будет результата – руководство «голову» снимет. Очки нужны сегодня. Раньше в киевском «Динамо», «Спартаке» как-то успевали подготовить резерв. Но там возможности были другие.

Главное – жилплощадь

– Вспомним вехи вашей дозенитовской карьеры: ленинградское «Динамо», узбекский «Каршистрой».

– «Динамо» тогда для большинства игроков было армией. Многие там проходили службу. Никто туда не стремился. Для ленинградских игроков дороги наверх не было, постоянно менялись тренеры. Люди приезжали, получали квартиры, машины и – разбегались. Потом пришел Юрий Морозов и сломал эту порочную систему. В Узбекистан же меня случайно занесло. Собирался даже заканчивать карьеру. По трудовой книжке устроился на ЛОМО. Тренер Александр Федоров насильно взял меня за руку, довел до трапа самолета, запихнул туда, и я улетел в Карши.

– И как там?

– Очень хорошие климатические условия, многонациональная республика, но футболом никто не занимался. Таланты были, но никто их не развивал. Тренеров не было вообще. Хорошо, что вернулся в «Зенит».

– Как зенитовцев «кормили» в те годы?

– Заработки имеете в виду? В этом плане выделялось киевское «Динамо». Про кавказские команды ничего сказать не могу. Не знаю. Конечно, если ты игрок уровня Кипиани, – что-то имел. И, вообще, те, кто играл всю жизнь в тбилисском «Динамо» или «Арарате», были обеспечены работой на всю оставшуюся жизнь. В остальном, думаю, разница между командами не была большой. Раньше человеку нужна была хорошая жилплощадь. Если получил трехкомнатную квартиру, – уже все. Больше тебе ничего не надо. Премии в Питере платили 100 рублей, в Москве – 165. Кто-то из иногородних приезжал, «Волгу» покупал за 15 тысяч рублей – продавал за 25.

– Можно было подхватить звездную болезнь? Ведь в те годы не было интернета, шоу-бизнеса.

– Болельщики подходили на улицах, брали автографы. Каждый день приходилось сталкиваться с каким-то почитанием к твоей персоне. К тебе подходят, все время напоминают, что ты великий, такой-сякой. И ничего с этим не поделаешь! Звездную болезнь подхватить не трудно. Гораздо сложнее от нее избавиться. Здесь все от воспитания зависит. И в 50 лет некоторые из бывших игроков страдают этой болезнью. Хотя, возможно, и не ощущают этого.

Зарплаты хватает

– Если говорить о вашей тренерской карьере, можно ли сказать, что все получилось так, как виделось?

– Нет. Просто виделось неправильно. Мне казалось, что я кое-что знал и что-то мог сделать. На деле же вышло, что я многого и не знал. Когда работаешь с игроками вторых дивизионов, кажется, что они вовсе не на том уровне, на котором играли мы.

– Доведись сейчас возглавить «Зенит», рискнули бы?

– Да там и риска-то никакого нет! Ты только рот раскроешь, а игроки уже знают, что ты им скажешь. С ними просто! Я сейчас работаю с детьми. Так вот они не могут представить себя на поле, когда им фишку на макете показываешь. Не хватает таланта, фантазии. В «Зените», конечно, проще – если тренер предлагает игрокам идею, они ее подхватывают и сами реализуют на поле. Видно, что у Давыдова есть какие-то идеи, команда перестроилась. Отрабатывают действия в обороне всей командой.

– На вашей позиции в «Зените» играет Игорь Денисов. Как он вам?

– Улучшает свою игру, правда, в ней еще много пробелов. Игорю нужно научиться меньше бегать и выбирать правильную позицию. Качество отбора, к сожалению, страдает. Все-таки он атакующий игрок. Необходимо время. Вообще, чтобы стать гуру в этом амплуа – опорного полузащитника – нужно поиграть на многих других позициях, многое понять.

– До сих пор существует ветеранская команда «Зенит-84». Это по-прежнему коллектив друзей?

– Прежней дружбы уже нет, но отношения хорошие, теплые. Всех объединяет футбол.

– Вам хватает зарплаты детского тренера на жизнь?

– 20 тысяч хватает. Но кто знает, что будет через полгода? С учетом постоянного роста цен, не проживешь. Но я не жалуюсь. В таких условиях работают все учителя, к которым приравнены детские тренеры.

Поражаюсь Желудкову!

– В матчах за ветеранов выкладываетесь полностью?

– Так выкладываться, как это было раньше, уже не получается. Но стараюсь. Все мы, как говорится, не молодеем. Однако до сих пор поражаюсь, что вытворяет на поле Юра Желудков. Мы и в 1984-м играли головой, ногами, а он – спинным мозгом. Когда мяч летит с неба на тебя, что игрок делает? Правильно, обрабатывает его. А Юра с разворота бьет в угол!

– Его не пытались в 1980-е приглашать в другие команды?

– «Спартак» пытался. Но Юре это было не нужно. Желудкову и в Ленинграде было хорошо. Его даже в сборную было не заманить. Он туда не стремился. Возможно, Юре не хватило какой-то целеустремленности. У нас в «Зените» были трудяги. Помню, когда пришел Бирюков, он был какой-то неумелый, неловкий. Но не было ни одной тренировки, после которой он не оставался бы!

– На улицах вас узнают?

– Простые болельщики узнают – правда, не так часто, как раньше. Сейчас уже больше узнают из-за того, что иногда появляюсь на телеэкранах. А как бывшего игрока уже практически нет. Честно говоря, не люблю говорить о себе. Футбол – это командный вид спорта. Вот я в своей жизни забил один гол в свои ворота, это случилось в 1984-м на Кирова в матче против одесского «Черноморца» («Зенит» проиграл 0:1. – Прим. «Спорта»). А все думают, что забил Виктор Пасулько, на него и мяч записан. А на самом деле это я его ногой проткнул, пытаясь за лицевую выбить.

– Расскажите о вашей семье.

– Женился поздно, в 40 лет. Дочке от первого брака – 20 лет, она работает в банке. Сыну – 11, он занимается футболом в нашей школе.

– Ваши дети что-нибудь спрашивают у вас о вашей карьере?

– Вообще ничего. Дочка не интересуется спортом. Сын пока еще не дорос. Да и я с ними на эти темы стараюсь не разговаривать. Вот вы, журналисты, думаете, что если футболист достиг какого-то успеха, он получил публичное признание. Футболисты заметны, когда они играют на высоком уровне. А наш футбол далеко не на высоте.