Войти

Андрей Демченко: «С кучей денег забываешь об игре. А потом становится поздно»

«Спорт-Экспресс» 13.02.1999

Он стал первым российским юниором, заключившим контракт с солидным европейским клубом. Четыре года Андрей Демченко безуспешно пытался закрепиться в «Аяксе». За его эпопеей «Спорт-Экспресс» пристально следил, давая возможность этому талантливому футболисту высказать свою точку зрения. Всякий раз один из лидеров молодежной сборной России винил в собственных бедах кого угодно, но не себя. Сейчас Демченко, игрок запорожского «Металлурга», думает иначе.

ПО ПАСПОРТУ Я УКРАИНЕЦ

Наш разговор в холле пятизвездного отеля «Голден Бэй», в котором жила нынешняя команда Демченко на сборах, начался с его расспросов о новостях российского чемпионата.

– Раз вы спрашиваете, значит, это вам интересно?

– Конечно. У меня много друзей в российских клубах, с некоторыми футболистами я играл вместе, с кем-то – тренировался.

– Вы сами себя кем считаете: украинцем или россиянином?

– Родился и до 15 лет прожил в Запорожье. А затем уехал в ЦСКА. Там начал играть за дубль, попал в юношескую сборную России. Так что, пожалуй, я – воспитанник российской футбольной школы.

– А паспорт у вас какой страны?

– Украины. Когда я его получал, он был просто документом, позволявшим мне ездить за границу. После распада Союза у меня на руках остался паспорт гражданина СССР. Срок его действия закончился, и мне срочно был нужен документ, позволявший перемещаться по миру. В российском консульстве мне отказали из-за отсутствия российской прописки. Тогда я поехал к консулу Украины в Голландии, который выдал мне паспорт.

– То есть, являясь гражданином Украины, вы не имеете права играть за ее сборную, будучи заигранным в России?

– Выходит, так. Парадокс, конечно, но при желании исправимый. Думаю, что, если возникнет надобность, я могу получить российский паспорт.

– А вам в Украине не скучно?

– Нет, наоборот: я восемь лет не был дома и сейчас получил то, что хотел: играю в команде города, где живут мои родители. Раньше я приезжал в Запорожье только на месяц.

– А если говорить об уровне чемпионата и сравнить его с российским первенством?

– В России средний уровень команд выше. В Украине все коллективы крепкие, каждый может, что называется, побиться с тем же «Ротором» или «Торпедо». Однако в целом футболистов нужного уровня не хватает. Чаще всего в командах есть шесть-семь мастеров высокого класса, а то бывает и меньше. Остальные, как говорится, «носят рояль».

– Как вы вообще попали в «Металлург»?

– Летом у меня истек контракт с «Аяксом». Перед отпуском Ольсен сказал, что ждет моего возвращения. «Готовься, как следует», – заявил наш главный тренер, обнадежив меня. Я решил рискнуть еще раз, поставив все на заключение нового соглашения с «Аяксом». Может быть, все и вышло бы по-моему, но демарш-Де Буров изменил в клубе всю политику. Как только братья уперлись и отказались играть, началась настоящая паника.

– В чем это выражалось?

– Ольсен, рассчитывавший на один состав, попал в ситуацию, когда надо было что-то срочно делать. Иначе «Аякс» ждал провал. Начались метания – искали игроков. Привезли пятерых, один из которых вроде бы был родственником нашего тренера: левый нападающий Тронкъяйер из Дании. Вот уж действительно «левый» нападающий. В итоге Ольсена сняли, но я уже играл в Запорожье.

В ЦСКА ИДТИ НЕ ХОТЕЛ

– А можно было остаться в «Аяксе»?

– Нет. Контракт мне не предложили. Вся предсезонка была какой-то нервной, я ждал, старался показать себя, но тщетно: Ольсен искал способы усиления игры, тратил деньги на покупку новых людей, а до меня у него руки не дошли. Думаю, останься-Де Буры в Амстердаме, я бы тоже сохранил место в команде: выходил бы на замену минут на 10-15. Но если клуб покупает новичков, то кто-то должен уйти. Это бизнес.

– Когда узнали, что «Аякс» контракт предлагать не намерен?

– За неделю до старта чемпионата Голландии. Было поздно что-то искать на стороне. В Испании, например, первенство уже началось, а я имел два предложения от ее клубов.

– Агент мог вам подыскать вариант в той же Голландии, но в другом клубе?

– Агента у меня нет, но не это обстоятельство помешало получить новый контракт за границей. Откровенно говоря, я был настолько морально убит расставанием с «Аяксом», что собрал вещи и отправился домой. В этот момент мне больше хотелось побыть рядом с отцом и матерью, чем искать новую работу.

– Вариант возвращения в Россию вами не рассматривался?

– Меня приглашал ЦСКА еще в бытность работы там Садырина. Однако я знал, что у клуба какие-то внутренние проблемы. Команда занимала, помоему, 14-е место, и играть в ней желания тогда у меня не было.

– А в Запорожье вы играть хотели?

– На тот момент я вообще ничего не хотел: приехал на родину тренироваться. Меня сами нашли руководители «Металлурга», предложив играть за их команду. Я выдвинул свои требования, они согласились – так я стал игроком клуба украинской высшей лиги.

– Кому вы теперь принадлежите?

– По-прежнему, «Аяксу». По закону футболисты из стран, не входящих в ЕС (иначе говоря, не попадающие под «дело Босмана». – «СЭ»), еще два года после завершения контракта принадлежат клубу. То есть, «Аякс» может просить за меня деньги до лета 2000 года. «Металлург» взял меня в аренду.

ДЕНЬГИ ДАЮТ ТЕБЕ СВОБОДУ

– С «Аяксом» покончено?

– Нет, я надеюсь вернуться. Маленький шанс еще есть: сейчас команду возглавил Ян Воутерс, работавший в дубле и много возившийся со мной лично. Как только мы вернемся с Кипра, я позвоню ему. Если услышу «нет», то буду искать другой вариант.

– То есть Запорожье – это временно?

– Да, я не собираюсь оставаться в «Металлурге» до завершения своей карьеры.

– А если вам поступит приглашение из России, то что вы предпочтете: остаться в Украине или уехать?

– Предложения от российских клубов уже поступают, но я не хочу называть их. Ведь каждый хочет думать, что он – единственный.

– И все-таки: вы ушли от ответа на вопрос.

– Вчера мы играли с МТК, а сразу после окончания матча ко мне подошли тренеры этого венгерского клуба. Предлагают сразу подписать контракт и уже предложили сумму. Она мне нравится, да в этой стране и спокойнее, чем в России. К тому же деньги там платят в срок. Я в курсе того, что в ваших командах могут задерживать зарплату, премии.

– Деньги важны для вас при выборе команды?

– Они дают тебе свободу Чем больше денег, тем больше степень свободы. Ты становишься независимым человеком, а не думаешь, как прожить от одной зарплаты до другой. Полагаю, что, чем больше платят игроку, тем лучше он играет. Материальный фактор для футболиста очень важен. С деньгами ты можешь не думать о проблемах, а сосредоточиться только на самой игре.

– Российские тренеры думают иначе: сначала игра, а уж потом деньги.

– Это правильно, если ты игрок без имени и репутации. Но если как футболист ты уже чего-то добился, то имеешь право рассчитывать на иное отношение.

– Какое?

– Ты можешь оценивать себя, свое мастерство, называть свою цену. Это уже торг – нормальное явление в профессиональном спорте.

ХОРОШИЙ КОНТРАКТ ЗАСТАВИЛ ЗАБЫТЬ МЕНЯ О ФУТБОЛЕ

– Вам не обидно, что, уехав в серьезный клуб и имея возможность хорошо заработать, вы оказались невостребованным?

– Нет. Думаю, что у меня все будет хорошо – я знаю, что умею играть в футбол высокого уровня. На чемпионате Европы среди сверстников-Де ла Пенья, Рауль, Клюйверт, Давиде были ничуть не сильнее меня. Но им дали возможность в своих клубах играть в тот футбол, что был для них привычен. Я в «Аяксе» играл в футбол, который хотел видеть ван Гал. Это – жесткий тренер, который всех загоняет в рамки, которые очерчены им, и только им. Сейчас, в Запорожье, я получил шанс вспомнить, что такое наш футбол, где ты можешь делать на поле, что захочешь.

– Разве вы не понимаете, что переход из «Аякса» в запорожский «Металлург» – это удар по вашему имиджу?

– Это поверхностный взгляд на проблему. Да, «Аякс» – великий клуб. Но разве я там играл много и в удовольствие? Впервые за три с половиной года у меня развязаны руки. Ольсен меня вообще не замечал, а здесь я наконец почувствовал себя кому-то нужным.

– Вы верите, что можете вернуться на прежний уровень?

– Да. У меня есть потенциал я это точно знаю. А еще есть желание доказать, что на ошибках учатся. Я теперь четко знаю: первые три года на Западе надо играть так, чтобы потом тебя постоянно хотели заполучить. Иначе будет вариант, как у меня: подававший надежды, но не заигравший.

– А вы делали ошибки в «Аяксе»?

– Да. На меня свалилась куча денег. Денег, которых я никогда раньше не видел и не мог представить, что их могут платить футболистам. Дальше все шло, как у многих российских легионеров.

– Что вы имеете в виду?

– От такого количества денег шалеешь – не веря в собственное счастье. Все так хорошо, и никто не стоит за спиной с палкой, которой тебя гоняют в России. И начинает казаться: а ну его к лешему, этот футбол! Надо насладиться жизнью. А потом свое наверстаю – контракт-то длинный, время есть. Это обычная схема для многих наших игроков, уехавших на хороший контракт в неплохой западный клуб. Я, например, на полгода вообще забыл о футболе. Когда вспомнил, поезд ушел.

СНАЧАЛА НУЖНО ДОБИТЬСЯ УСПЕХА В РОССИИ

– Вы думаете, что это обычный подход российского футбольного легионера к новой работе в новой команде?

– Увы, да. Мой пример показателен. Наш российский человек устроен так, что для начала ему нужна встряска, а вот потом он работает, как надо. Посмотрите: Карпин и Мостовой – лучшие сегодня легионеры. Оба прошли через эту встряску. Один – в «Бенфике», другой – в «Валенсии». Судьба подарила им новый шанс, в который они вцепились зубами. Я в свой новый шанс верю. У меня есть перспектива.

– Вы говорите – перспектива. А не страшно, что так и останетесь подающим надежды талантливым игроком?

– Нет, я делаю все, чтобы этого избежать. Узнав, что за жизнь тебя ждет, если играть, как ты можешь, отказаться от нее трудно. Я понимаю, что нужно заработать футболом на всю оставшуюся жизнь после футбола. Если тебе дан талант, то зарыть его в землю непростительно.

– А когда надо, на ваш, умудренный опытом взгляд, уезжать за рубеж?

– Лучше, если ты стал заметной величиной дома. Идеальный вариант – Дмитрий Хохлов. В России он сделал себе имя, стал лидером своего клуба, попал в сборную и, приблизившись к потолку в России, уехал чтобы играть в свой футбол, но уже в Голландии. Тренерам «Эйндховена» мысли о переучивании в голову не приходят: клуб купил готового игрока, которого учить – только портить.

– Лучше ехать холостым или женатым человеком?

– Кому как нравится. Пожалуй, если есть семья, то сразу стоит забрать ее и обустраиваться. Это ведь круг общения, твой микромир. Первый месяц, помню, я волком выл, с Клюевым на пару. Все друг другу в жилетку плакались. Тяжело было – точно помню.

– Без общения тяжело?

– Очень. И когда ребята выбирают себе клуб, пусть обязательно смотрят, что за страна их ждет. То есть: сложный ли язык, который предстоит учить, сколько легионеров могут играть, какие налоги, есть ли в клубе, если не россияне, то хотя бы славяне, играют ли в чемпионате легионеры из стран СНГ? Все это поможет на первых порах, когда очень трудно. Потом станет легче, но только играть надо не потом, а сразу. Кто не понимает этого, тут же сталкивается с проблемами. Как я. Но за одного битого, как известно, двух небитых дают.