Войти

Сергей Песьяков: «Я пока не спрашивал, сколько буду получать в «Спартаке»

«Футбол» 08.2009

По окончании стартовой половины первенства первого дивизиона 20-летний голкипер «Шинника» Сергей Песьяков с воодушевлением воспринял новость о своем переходе в московский «Спартак». Еженедельник «Футбол» застал вратаря молодежной сборной России в тот момент, когда он собирал вещи для переезда в новый для себя город.

– Действительно, собираюсь в «Спартак», – подтвердил Песьяков информацию о своем переходе. – Переговоры между клубами находятся в стадии завершения, но я уже уволился из «Шинника», поэтому сейчас безработный. Естественно, в ближайшее время играть не смогу, поскольку «Спартаку» нужно еще меня дозаявить.

– Сколько времени «Спартак» и «Шинник» потратили на переговоры?

– Последние три недели они шли довольно плотно. Однако разговоры о «Спартаке» начались еще зимой. Правда, в тот момент и ярославцы не хотели меня отпускать, да и москвичи не были столь серьезно во мне заинтересованы.

– Желание ярославцев продать тебя действительно объясняется проблемами «Шинника» с деньгами?

– Тяжело сказать. Да, задолженности перед игроками у клуба имеются, но они не настолько велики, чтобы их покрывали с помощью моей продажи.

– От кого узнал о том, что тобой интересуется «Спартак»?

– От моего агента Андрея Новгородова. Кроме того, скауты красно-белых не раз приезжали просматривать матчи с моим участием, и я был в курсе этого. Само собой, в этих встречах настрой у меня был запредельный.

– А когда стало ясно, что ты скоро переберешься в этот клуб, какие эмоции испытал?

– Радость, ведь я в детстве болел именно за «Спартак». Сейчас же мысли о том, чтобы закрепиться в этой команде и не ударить в грязь лицом.

– После того как Джанаев стал первым номером красно-белых, сомнения в целесообразности переезда в столицу развеялись?

– Конечно. Но тут была цепочка обстоятельств. Да, доверие Джанаеву в «Спартаке» подхлестнуло, но я ведь знаю, в какую команду еду. Она явно не нуждается в моих оценках. Правда, каждый голкипер себя настраивает на то, что будет в новом клубе обязательно играть. Я тоже постараюсь побороться за место в составе.

– На сколько будет рассчитано твое соглашение со «Спартаком»?

– Я еще не видел своего личного контракта, поэтому не в курсе его сроков, но с финансовой точки зрения он более привлекательный, чем в «Шиннике». Но больше всего радует, что сбылась мечта оказаться в топ-клубе.

– О тебе большинству болельщиков почти ничего неизвестно. Где начинал карьеру?

– Я родился в Иванове, окончив там школу, после чего перебрался в дубль «Шинника», где и получал профессиональное футбольное образование.

– А как вообще привлек тебя футбол?

– Как-то с утра, часиков в восемь, ко мне пришел друг и сказал: «Пойдем играть в футбол». Мне было тогда лет семь. Я согласился и ни капли не жалею. Идея друга мне явно пришлась по душе.

– Признайся, что же такого сказал игрокам Иван Лях после ухода Сергея Павлова, после чего «Шинник» выдал фантастическую победную серию?

– Да ничего особенного. У ребят прибавилось ответственности за результат, и мы просто начали играть в футбол. В тренировочном процессе ничего, по большому счету, не изменилось. Зато в психологическом плане мы явно прибавили, хотя высокие задачи с нас не снимались. В любом случае изменения в команде, произошедшие с ней по ходу сезона, явно пошли на пользу.

– Лях все же чем-то удивляет? Хочется найти в нем какую-то черту, объясняющую ваш стремительный прорыв наверх по таблице с его приходом.

– Наш прорыв – совокупность причин. Правда, Иван Васильевич раскрепостил команду. К примеру, у нас стало меньше заездов на базу. Ребята перестали нервничать, и игра наладилась.

– Ты уже успел поработать с Долматовым, Юраном, теперь Ляхом. С кем интереснее?

– Мне интереснее работать с Александром Гутеевым. Шучу. Просто мы больше занимаемся именно с тренером по вратарям, поэтому мне сложно ответить на этот вопрос.

– Какой совет Гутеева считаешь самым ценным?

– Играть в футбол, потому что это просто игра и мучиться в ней не надо.

– На твой взгляд, вратари действительно не такие, как все?

– Естественно. В чем? Сейчас у коллеги спрошу. (Пауза). Он тоже затрудняется ответить.

– Если вратари не такие, как все, тогда ты точно знаешь ответ, что же случилось с Алексеем Степановым в прошлом году, когда он не стал отбивать пенальти, назначенный в его ворота?

– В футбольных правилах написано, что пока не будут готовы обе стороны, пенальти не пробивается. Алексей Степанов был явно не готов, поэтому винить его в чем-то нельзя.

– Шумиха вокруг «Шинника», связанная с заведенным на него уголовным делом, футболистам не мешает?

– Абсолютно нет.

– Как же нет, если по задолженностям вас еще не рассчитали?

– Играть в футбол нам ничего точно не мешает. Долги, правда, имеются, но зарплату за май и июнь обещали выплатить в ближайшие дни.

– Два года назад тебя отправили в тонущий ивановский «Текстильщик-Телеком». Что-то из этой командировки для себя вынес?

– Отвечу так. Больше мне в такой команде оказаться не хотелось бы. Запомнился 12-часовой выезд на автобусе в Белгород. Правда, на остальные матчи летали на самолете, но который, скажем так, был низкого уровня. В результате заняли третье место с конца.

– Со сборными в официальных матчах тебе не везет, поскольку они пока не побеждают. Когда молодежка уступила Фарерам, подумал: «Вот, вляпался в дебютном матче»?

– Да, скандальный матч получился. Все очень расстроились. Но каждый из нас сделал свои выводы, и мы должны изменить ситуацию.

– Колыванов, говорят, сильно кричал в раздевалке в перерыве?

– Более неприятный разговор был все же после матча. Но все, что тренер сказал, было по делу.

– Немногие знают, что до Фарер вы добирались сутки. Наверняка это сказалось?

– Знаете, мы должны были обыгрывать Фареры, даже если бы добирались до них на автобусе. Хотя действительно дорога заняла у нас много времени. Судите сами. Летели сначала в Копенгаген, через Латвию. В Дании переночевали и опять полетели уже на Фареры.

– Как лично твою игру оценил тренерский штаб молодежки? Считаешь, еще позовут?

– Рассчитываю на это. А как можно оценивать мою игру? Мы уступили – 0:1. Ясно, что сыграли неудачно. Но я верю в то, что наша команда сумеет пробиться на Олимпиаду в Лондоне

– Не боишься в связи с переходом в «Спартак» остаться без игровой практики и потерять место в «молодежке»?

– Я пока не задумывался на эту тему. Но, естественно, опасения есть.

– С какими мыслями все же оставляешь родной Ярославль?

– Правильно говорите – родной. Этот город стал моим вторым домом. Я даже немного расстроен от расставания с ним и еще не до конца верю в отъезд. Но надеюсь на лучшее.