Войти

От «птичьего молока» до чудо-стадиона в Черкизове

«Спорт-Экспресс» 29.04.2003

Красавец стадион на тридцать тысяч мест, суперсовременная база (гордость подмосковного поселка Баковка), интернат, детская школа и преуспевающий футбольный клуб, ставший в прошлом году чемпионом России… Вот такое большое хозяйство у Валерия Филатова.

О президенте «Локомотива» известно немного. Сухая заметка в футбольной энциклопедии дает об этом человеке весьма поверхностное представление. Родился в Ашхабаде, играл в Казахстане, Майкопе, Ростове-на-Дону. Осенний чемпион СССР 1976 года в составе «Торпедо». Закончил карьеру в «Спартаке». Тренер торпедовского дубля, главный тренер «Локомотива» и вот уже одиннадцать лет – первое лицо этого клуба.

Идея написать о Филатове возникла у меня в тот момент, когда на чествовании «Локо» в Кремле 30 января нынешнего года он неожиданно для всех подарил свою золотую медаль певице Лолите. Так мог поступить только неординарный человек. И вот мы сидим в просторном кабинете Филатова на Большой Черкизовской улице. Из окна виден стадион. Но разговор начинаем не с него, а, как положено, с родителей.

НЕСОСТОЯВШИЙСЯ НАЧАЛЬНИК ЛИТЕЙНОГО ПРОИЗВОДСТВА

– Отец служил в летных войсках, – рассказывает Филатов. – Когда мне было пять лет, он демобилизовался и поступил в юридический институт. Мама тоже юрист. Родители не приветствовали мое увлечение футболом, но и не возражали, когда мы с Виталием Старухиным пошли записываться в детскую команду «Беларусь». Самое интересное, что меня взяли, а его нет. После окончания школы приглашали во вторую лигу, но отец настоял на поступлении в политехнический институт. Однако через полтора года я понял: начальником литейного производства мне не быть. При слове «сопромат» меня бросало в дрожь, руки упорно отказывались чертить детали в разрезе. Единственное светлое воспоминание о тех годах – «халтура» в команде «Труд» из Волковыска (маленький белорусский городок недалеко от Бреста. – Прим. Ю. Б.), приносившая солидную прибавку к стипендии.

Филатов бросает институт и уезжает в Джезказган. Разумеется, не для того, чтобы слушать лекции и сдавать экзамены. Друзья-футболисты позвали в местный «Енбек». Однако вкусить прелестей казахстанской глубинки молодому парню не довелось. После трех туров он тихо собрал вещи и сбежал в Майкоп. Там уже вовсю цвела черешня.

За такие проделки его вполне могли дисквалифицировать. Все-таки не Колотов. Помогли связи главного тренера «Дружбы» Виктора Белова в федерации футбола России. Два года в Майкопе пролетели незаметно. А потом был ростовский СКА.

Про эту команду Валерий Николаевич готов говорить часами. Про тренеров, любивших мазать балконы на базе дегтем, чтобы выявлять нарушителей режима. Про своего друга Еськова и других ростовских звезд – Гетманова, Кудасова, Афонина. Про левый берег Дона – главный центр «досуга и отдыха» футболистов с незапамятных времен.

– Ох, не завидую я тренерам, приезжающим работать в Ростов-на-Дону, – улыбается Филатов. – Слишком много в этом городе соблазнов. Молодежь прощали, а вот старикам доставалось по первое число. Причем «горели» по очереди и распекали друг друга на собраниях в присутствии военных чинов, не стесняясь в выражениях. Гетманов – Еськова, Еськов – Гетманова, Гетманов – Кудасова и т. д.

В НЕАПОЛЕ ХОТЕЛОСЬ ПОСМОТРЕТЬ ВСЕ

Расцвет карьеры Филатова пришелся на середину 70-х. В 1973 году после вылета СКА из высшей лиги 23-летним хавбеком заинтересовались «Зенит», «Карпаты» и «Торпедо». Ленинградский клуб обещал квартиру в престижном районе и высокую зарплату, но минчанина тянуло в «Торпедо» – к кумиру детства Валерию Воронину. Устав ждать весточки из Москвы, Филатов набрался смелости и сам позвонил начальнику клуба Юрию Золотову. «Так вы берете меня или нет?» «Конечно. Приезжай», – последовал ответ.

Новичок на удивление легко завоевал доверие главного тренера Валентина Иванова и старожилов команды. Один из них, Леонид Пахомов, считает, что секрет быстрой адаптации экс-полузащитника СКА в «Торпедо» заключался в его характере.

– Валера отличался скромностью и великолепным чувством юмора, – вспоминает Пахомов. – Его шутки всегда были к месту и не обидны для окружающих. На поле для Филатова не существовало авторитетов. Помню, как в 75-м за несколько минут до ответного матча 1/32 финала Кубка УЕФА с «Наполи» он посмотрел на ревущие трибуны стадиона «Сан-Паоло» и уверенно сказал: «Мы их и здесь обыграем». (В Москве был зафиксирован счет 4:1 в пользу хозяев. – Прим. Ю. Б.). На сей раз, правда, победить не удалось, но ничья 1:1 нас вполне устроила. Причем отличился не кто иной, как Филатов, замкнувший головой передачу Сахарова.

– Самое интересное, что в детстве под впечатлением от фильмов с участием Челентано я по уши влюбился в Италию и загорелся мечтой побывать в Неаполе, – это уже слова Филатова. – Представляете мою реакцию, когда мне позвонили друзья и сообщили результаты жеребьевки. Я прыгал до потолка! А потом ходил по Неаполю с широко раскрытыми глазами и не знал, на что потратить деньги. Посмотреть хотелось все!

После «Наполи» в Кубке УЕФА был повержен «Галатасарай» с общим счетом 7:2. Эти успехи черно-белых свидетельствовали о готовности «Торпедо» к завоеванию чемпионского титула, что и произошло на следующий год.

– Победа в чемпионате-76, с одной стороны, стала заслуженной, поскольку именно в тот момент у нас сложилась очень сильная команда, – размышляет наш герой. – Вместе с тем нужно признать, что нам отчасти повезло. Основные конкуренты – киевское и московское «Динамо» по разным причинам резко сдали свои позиции. Впрочем, это мое личное мнение.

ГОЛ ХАРИНУ БОСИКОМ

Спустя три сезона Филатов покинул «Торпедо», не найдя общего языка с новым главным тренером Владимиром Сальковым. Остаться без работы на пороге тридцатилетия – серьезное испытание. Но настоящие трудности были впереди. А тогда ветерану протянул руку помощи Константин Бесков, любивший возиться с теми, на ком его коллеги поставили крест

«Спартак» стал лебединой песней полузащитника. В основном составе Филатов сыграл лишь однажды – в шестнадцатом туре против ЦСКА. После чего попал в автокатастрофу и сломал шейные позвонки. Еще повезло, что не разбился насмерть, но о серьезном футболе пришлось забыть.

Как бывшему торпедовцу, ему предложили заниматься ближайшим резервом черно-белых. Филатов с радостью согласился, потому что давно мечтал испытать себя на этом поприще. На его глазах мужали Чугайнов, Шустиков, Чельцов, Тишков. Именно он привел в «Торпедо» братьев Савичевых, один из которых позже забил победный гол в ворота сборной Бразилии в финале футбольного турнира Олимпийских игр в Сеуле.

От тренировок в качестве тренера Филатов получал огромное удовольствие. Он даже стал лучше, чем в прежние годы, бить левой ногой, поскольку в его обязанности кроме всего прочего входила разминка вратарей. С одним из них – Дмитрием Хариным – у них однажды вышел спор: забьет Филатов ему гол с 18 метров босиком или нет. Забил!

Увы, все хорошее когда-нибудь заканчивается. Конфликт с Ивановым, возникший из-за того, что Козьмичу показалось, будто Филатов не сильно радуется успехам основного состава, привел к уходу последнего в «свободное плавание».

СВОБОДНОЕ ПЛАВАНИЕ

Теперь он брался за все. На зарплату инструктора в физкультурно-оздоровительном комплексе не проживешь. Поэтому в свободное время Филатов искал способ заработать настоящие деньги. Именно тогда у него проявилась коммерческая жилка, о которой никто раньше не подозревал.

Бывший футболист начал с производства маслосъемных колпачков для шестой модели «Жигулей». Деталь мелкая, но необходимая и самое главное – дефицитная. Филатов собственноручно изготовил специальный пресс, и дело пошло. Потом связался с полиэтиленом. В кладовке на стадионе «Локомотив» до сих пор стоит вакуумно-формовочная машина, на которой делалась одноразовая посуда – тоже страшный дефицит в те годы.

А помните какие очереди выстраивались за тортами «Птичье молоко». По совету родственников жены, работавших в общепите, Филатов построил цех и стал «птичьемолочным» королем. Его продукция исчезала с прилавков за считанные часы, а доходы главы предприятия росли как на дрожжах. Со временем этот вид бизнеса стал нерентабельным, поскольку открылись другие, более мощные фирмы. Но начинающий бизнесмен уже добился своей цели. Теперь он крепко стоял на ногах и мог вернуться в футбол, по которому за три года изрядно соскучился.

ВОЗВРАЩЕНИЕ В ФУТБОЛ

С Юрием Семиным президент «Локо» знаком четверть века. Поэтому, когда старый товарищ предложил вместе поднимать «Локомотив», Филатов без колебаний согласился. Он привык начинать с нуля, а в данном случае дело обстояло именно так. Через год Семин уехал в Новую Зеландию, и штурвал достался его другу.

– Теперь я понимаю, что не был готов к этой роли, – признается Филатов. – Для того чтобы стать хорошим тренером, нужно пройти школу низших дивизионов. Знать закулисные интриги, четко выстраивать стратегию борьбы. Я же смотрел на футбол глазами болельщика, не вникая в его специфику. Знаете с чего началось падение «Локомотива», закончившееся вылетом в первую лигу? В девятнадцатом туре мы встречались с «Динамо». Не зная толком реальной силы соперника, я дал установку: «Все вперед». Ребята побежали забивать и получили шесть мячей. Это поражение психологически надломило команду. В следующем матче нас разгромило «Торпедо» – 5:0, и в результате из крепкого середняка мы превратились в аутсайдера. Хорошо, что это был последний союзный чемпионат. Произошли известные реформы, и «Локомотив» автоматически попал в число участников первого российского первенства.

С тех пор минуло одиннадцать лет. Филатов с Семиным по кирпичику выстраивали новый «Локомотив». Каждый – на своем месте. Вот тут-то и пригодился Филатову опыт, приобретенный в период увлечения маслосъемными колпачками, одноразовой посудой и «Птичьим молоком».

– Это была бесценная школа, которая дала мне больше, чем любой университет, – утверждает он. – Прежде всего я научился разговаривать с людьми разных профессий, начиная от простых рабочих и заканчивая высокопоставленными чиновниками. Хотя поначалу, не скрою, чувствовал себя не в своей тарелке. Запинался, не знал, с чего начать разговор. Это одна из главных проблем футболистов. Они за редким исключением – молчуны. Кроме того, мне повезло, что рядом оказались опытные люди, которые собаку съели на разных видах бизнеса. Я видел как они работают С шести утра до глубокой ночи. Бесконечные поездки в другие города, деловые встречи, сложные переговоры, перевозка сырья. Адская работа. Эти наблюдения плюс ежедневная «разговорная практика» очень помогли мне на первых порах на посту президента «Локомотива».

СВОЯ ГРУЗОВАЯ СТАНЦИЯ

Редко когда неплохой футболист становится хорошим руководителем клуба. Филатов – исключение из правил. При нем «Локомотив» обзавелся современной базой и роскошным стадионом, о чем другие клубы могут только мечтать. Как истинный хозяйственник, Филатов критично оценивает свое детище:

– И на стадионе, и на базе хватает недоработок. Строительство шло быстро, и в спешке многое упустили. Особенно это касается Баковки. Сейчас понимаю, что ее можно было сделать более качественно.

Ближайшая цель – закончить строительство круглогодичного развлекательного комплекса на территории парка Черкизово с аквапарком, бассейнами, ресторанами и детскими площадками. Тогда можно будет вернуть кредит, взятый у МПС на строительство стадиона и базы.

Как у любого человека, у президента «Локо» есть мечта. Сделать так, чтобы средств, зарабатываемых клубом, хватало на его содержание. Пока же железнодорожники обеспечивают себя лишь на пятьдесят процентов. Остальное – деньги генерального спонсора.

– В клубе создана структура, отвечающая за приток денег в нашу казну, – делится секретом Филатов. – Чтобы доходы были прогнозируемыми, а не зависели от сиюминутного положения дел. У нас существует программа, на реализацию которой требуется пара лет. В нее входит, в частности, один интересный проект. Год назад МПС передало нам одну из грузовых станций железной дороги. Мы ее модернизировали на собственные средства и сейчас активно эксплуатируем. Занимаемся всем, что связано с транспортировкой грузов. Комплекс услуг очень большой и требует серьезных капиталовложений. Но они обязательно окупятся и будут приносить стабильную прибыль. Конечно, в идеале футбольный клуб должен делать деньги другим способом: на рекламе, тотализаторе, на продаже атрибутики, билетов и телевизионных прав. Увы, в России на этом не разбогатеешь.

Сейчас штат «Локомотива» насчитывает почти три сотни человек. По мнению Филатова, управлять большим коллективом несложно, если есть толковые помощники.

– Квалифицированных кадров катастрофически не хватает, – сетует Валерий Николаевич. – Я, например, доволен тем, как работают Хасан Биджиев и Давид Шагинян (технический и коммерческий директора клуба. – Прим. Ю. Б.). В том, что к «Локомотиву» изменилось отношение со стороны чиновников УЕФА, есть помимо успешного выступления команды в Лиге чемпионов и их заслуга. Но, к сожалению, некоторые вещи меня не устраивают. Нет должной отдачи от интерната и школы, что напрямую связано с нехваткой хороших детских тренеров. Сейчас пробуем в этой роли своих бывших игроков – Оганесяна, Арифуллина, Смирнова. Посмотрим, что из этого получится.

ЧУГАЙНОВ И НИГМАТУЛЛИН ПОСТУПИЛИ ПРАВИЛЬНО

При Филатове «Локомотив» приобрел репутацию клуба, где игроков не обманывают. И где расстаются с ними по-человечески. Есть даже примета: у того, кто ушел из «Локо» без скандала, дальнейшая карьера складывалась гладко. Но два случая стоят особняком. Это эпопея с отъездом за границу лучшего спортсмена России 2001 года Руслана Нигматуллина и внезапный уход многолетнего капитана Игоря Чугайнова. Филатов на обоих зла не держит.

– Чугайнов поступил правильно, – считает он. – Игорь почувствовал, что ему будет трудно вписаться в новую оборонительную схему, и ушел, чтобы не сидеть на лавке. Конечно, мог бы перед уходом позвонить, но это уже детали. Я не раз говорил, что Чугайнов когда-нибудь будет работать в «Локомотиве», и от своих слов не отказываюсь. Что касается Нигматуллина, то он не прав только в одном: что доверился сразу нескольким псевдоагентам, которые заморочили ему голову. Нигматуллин очень хотел уехать и боялся, что мы его не отпустим. На самом деле в этом вопросе наши желания совпадали. Руслану просто не хватило выдержки. К примеру, когда я вел переговоры с генеральным директором «Ювентуса» Лучано Моджи, то попросил Нигматуллина временно не рассказывать о своих планах в прессе. И когда соглашение с «Юве» уже почти было достигнуто, вдруг появляется интервью нашего вратаря, где он говорит о переходе в «Лацио». Эта несдержанность в итоге сослужила Нигматуллину плохую службу. Он подписал контракт с «Вероной», которая, на мой взгляд, не соответствует его уровню.

МУЗЫКА РУССОСА НАПОМИНАЕТ О ХАРЛАМОВЕ

За два часа разговора Филатов не раз заставлял меня удивляться. Например, я даже не подозревал о том, что он дружил с Валерием Харламовым и выходил на лед против Владислава Третьяка. Это знаменательное событие произошло на чемпионате России, где минское «Динамо» вместе с Филатовым заняло третье место. Первым финишировал ЦСКА, ворота которого защищал тогда еще совсем юный Третьяк. Кстати, до последнего момента перед боссом «Локомотива» стоял выбор: футбол или хоккей. В итоге футбол все-таки перевесил. Но любовь к хоккею осталась. И мастерство тоже. В советские времена футбольное «Торпедо» каждую субботу проводило полуторачасовую тренировку на льду. Филатов, по свидетельству своего одноклубника Вадима Никонова, катался очень хорошо. Кстати, именно новоиспеченный телекомментатор познакомил Филатова с Харламовым.

– Однажды Бесков собрал в Лужниках 40 кандидатов в сборную для двусторонней игры, – рассказывает Филатов. – Из торпедовцев были Никонов, Максименков и я. Выхожу в стартовом составе, а к концу первого тайма замечаю, что мои друзья делают мне знаки: меняйся. В перерыве подхожу к Бескову: «Константин Иванович, вчера тяжелая игра была. Можно отдохнуть?» Сработало. Выходим в коридор, а там Харламов! Сюрприз! Поехали к нему в Тушино. Маленькая однокомнатная квартирка. Когда туда вошли два гиганта – Гусев с Лутченко – сидеть стало негде. Стол с закусками и выпивкой. Модный магнитофон. Такие тогда можно было купить только за границей. Чудесная музыка Демиса Руссоса. Я когда слышу его песни сразу вспоминаю Валерия Борисовича.

Смерть Харламова открыла черный список дорогих Филатову людей, ушедших из жизни. За великим хоккеистом в мир иной последовал великий футболист – Валерий Воронин. Трагедия этого человека разворачивалась на глазах Филатова. Он как мог помогал ему. Когда словом, а чаще деньгами. Накануне гибели Воронин сбежал из больницы в одной пижаме, поймал такси и приехал к Филатову. Дома была его супруга. «Люда, очень прошу тебя, дай что-нибудь из одежды», – попросил Воронин. Она подарила спортивный костюм мужа. А на следующий день Воронина нашли в нем мертвым.

– Две смерти не дают мне покоя: Стрельцова и Еськова, – сокрушается Филатов. – И почему мы начинаем ценить людей только после того, как они уходят из жизни! Что мешало мне при встрече с Эдуардом Анатольевичем не ограничиваться банальным «Как дела», а нормально поговорить, оказать элементарное внимание?! Леша Еськов вообще был моим лучшим другом. Мы познакомились в СКА, где он на правах ветерана взял надо мной шефство. Больше всего меня поражало в Еськове стремление везде быть лучшим. Даже когда садились играть в шашки, он злился, если соперник побеждал. Глядя на него, и я постепенно стал таким же максималистом. А что он вытворял на поле, когда ловил кураж! Бежал, бил с обеих ног, головой играл, почти как Копаев! В общем классный был футболист. И настоящий мужик! Когда умирал от рака, я ни одной жалобы не слышал, хотя догадываюсь, как ему было больно.

ХОРОШАЯ ПРИМЕТА

Мы беседовали еще долго. Филатов увлеченно рассказывал о том, как встретил свою жену – замечательного человека по имени Людмила. Они познакомились в конце 74-го в Кисловодске, куда Филатов приехал подлечить спину, а Люда трудилась в местной клинике. С тех пор вместе. Узнал я и о давних поездках Филатова-игрока на «заработки» в Курган, где он познакомился с актерами театра «Современник» Андреем Мягковым и Олегом Далем. Последний во время одного из спектаклей спросил со сцены у Еськова, сидевшего вместе с Филатовым в первом ряду: «Когда «Торпедо» играет? Двадцатого? Значит, на вечер никаких дел не планирую». И представьте себе, никто из зрителей не заметил отклонения от текста! Вот что значит великий актер.

Напоследок затронули тему появления на свет письма, пришедшего по электронной почте в офис «Милана» два с половиной месяца назад, в котором «Локо» от имени Дмитрия Лоськова и Юрия Семина предлагал сдать матч на «Сан-Сиро» за 350 тысяч долларов.

Сначала Филатов отнесся к этому, как к чьей-то идиотской шутке. А потом испугался: вдруг в УЕФА шуток не понимают? И сразу после приезда из Мадрида, где Лоськов с Семиным имели беседу с представителем УЕФА, позвонил в соответствующие органы. В итоге компьютерным шутником оказался молодой человек из Тамбова с явно нездоровой психикой.

…Через несколько дней после нашего разговора «Локомотив» одержал вторую победу в чемпионате, над «Торпедо-Металлургом» и поднялся на девятое место.

– Ну вот, с вами поговорили и дела пошли на поправку, – улыбнулся Филатов, когда мы встретились вновь. И тут я подумал: «А не взять ли мне интервью у президента «Локомотива» перед следующим матчем с ЦСКА?» Надо же проверить примету!