Войти

Андрей Зыгмантович: «Хорошо на диване рассуждать»

«Спорт-Экспресс» 13.05.1995

Прошлый сезон был не худшим для Андрея Зыгмантовича. Удачная игра за сантандерский «Расинг». Любовь болельщиков. Уважение белорусских журналистов и тренеров, признавших его в 1994 году лучшим футболистом страны.

– Андрей, сдается, что, принимая поздравления моих коллег, вы были несколько удивлены их выбором.

– Не скрою, для меня это было неожиданностью.

– У вас есть другая кандидатура?

– Мне тяжело следить за чемпионатами Белоруссии, Австрии, Израиля, России и Японии, где играют белорусы. А ведь главный критерий, что ни говорите, выступление в регулярном чемпионате. Бывает, в сборной человек не блещет, зато в клубе показывает стабильный хороший класс.

– Журналисты эту ситуацию тоже имели в виду…

– Вы намекаете на мою игру в матче с норвежцами? Да, выступил там я не лучшим образом, как, впрочем, и вся наша сборная. Даже не могу сразу назвать причину, почему все так получилось.

– В одном из своих интервью вы сказали, что Норвегия – команда среднего европейского уровня. Еще вы добавили, что белорусы в этом цикле себя еще обязательно покажут. Теперь, после домашнего поражения от норвежцев – 0:4, вы не отказываетесь от своих слов?

– Не собираюсь ни от чего отказываться. Хотя у скандинавов много опытных игроков, выступавших на чемпионате мира и сейчас играющих в довольно сильных европейских клубах, не считаю их сборную очень сильной. У нас же невелик выбор классных игроков, а некоторые футболисты по разным причинам не могут сейчас помочь сборной.

– Вас не смущает, что вы – единственный человек в сборной, кто играет в действительно престижном чемпионате?

– Понятно, если бы у нас вся команда состояла из игроков испанской лиги, то проблем было куда меньше. Но что поделать – такова реальность. А где могут показать себя талантливые игроки, чтобы получить приглашение в сильный клуб? Только в розыгрыше европейских кубков. Да и то, если выйдут на уровень 1/4 финала. Насколько я знаю, такие задачи минскому «Динамо» пока не по силам. Поэтому и идет отток в клубы, где класс игры пониже. Хотя, например, российский чемпионат я считаю довольно неплохим. Бывает, впрочем, люди сразу показывают себя за рубежом. Я ведь тоже уезжал в Испанию в клуб первой лиги. Так сложилась судьба, что вышли в высшую. Судьба, случай – называйте это как хотите.

– А вы вообще везучий по жизни?

– Не знаю, об этом лучше у окружающих спросите. Со стороны всегда виднее.

– Со стороны скажут, что у вас все идет замечательно и вы первый кандидат на попадание в символическую сборную испанского чемпионата.

– Я не знаю насчет символической сборной. Мне кажется, что в Испании таковую не составляют. Лучшего своего футболиста и лучшего иностранца определяют, это верно. Но вообще-то есть множество самых разнообразных рейтингов. В одном, условно говоря, можно занимать десятое место, а в другом – сороковое.

– Ваш контракт истекает летом будущего года. Продлевать его собираетесь?

– Об этом пока рано говорить. Да и мало ли что еще в нынешнем сезоне может случиться, не говоря уже о будущем. Вот, когда до конца срока останется полгода, тогда можно и к тренеру подходить. Хотя, конечно, бывают ситуации, когда с молодым игроком заключают долгосрочный контракт, как, например, с Гегерой из «Атлетико» (Бильбао). Сразу на 12 лет. В Испании умеют считать и деньги, и возраст игроков.

– Зыгмантович в Сантандере фигура популярная?

– Весь город живет футболом, поэтому в Сантандере на улице шумно приветствуют любого игрока.

– А ваш главный тренер Миера любит отпускать комплименты своим питомцам?

– Он у нас несколько своеобразный человек. Живет как бы сам по себе. И у него нет привычки нахваливать кого бы то ни было.

– Вы с ним много общаетесь?

– Я бы не сказал. Да и о чем говорить? Пришли на тренировку, отработали и ушли. Он своей дорогой, я своей.

– Вы не раз говорили, что после карьеры футболиста попробуете себя в роли тренера. В этом плане вам есть что почерпнуть у вашего нынешнего коуча?

– Не скажу, что находки и изюминки Миеры (которые у него, безусловно, есть) выглядят каким-то откровением.

– А какие изюминки вы подсмотрели у Сергея Боровского?

– Он – молодой тренер. Можно иметь много интересных идей, но также надо располагать и соответствующими исполнителями. Вот пример – «Альбасете» с Венито Флорой, прошлогодним тренером мадридского «Реала». Тренер очень приличный, а клуб идет на последних местах. Нет хороших игроков. У нас в сборной тоже сложная ситуация. Величко травмирован, Алейникова не всегда отпускают, Белькевич дисквалифицирован, Ромащенко травмирован. Да и на сбор мы собираемся за несколько дней до игры. Ну как тут можно фундаментально к чему-то подготовиться, реализовать какие-то тренерские идеи?

– Кстати, на правах многолетнего товарища Боровского по минскому «Динамо» вы считаете себя вправе давать ему советы?

– Я никогда не вмешиваюсь в работу тренера. Если меня попросят высказаться, то я это сделаю. Но это будет мое мнение, и ничего больше.

– Вы считаете, что сборная Белоруссии значительно проигрывает оттого, что в ней нет Алейникова?

– И его тоже. Мы были бы сильнее, если бы могли собрать свой сильнейший состав. У нас же нет десяти Величко.

– Вы считаете, что Валерий Величко выдающийся футболист?

– Я считаю, что он ничем не хуже таких не последних в Испании игроков, как Карлос или Шукер. Величко в свое время очень неплохо проявил себя в союзном чемпионате, который по своему накалу ничем не уступал испанскому. А когда варишься в собственном соку, то уровень снижается. Есть разница, с кем играть – с киевским «Динамо» или с бобруйским «Шинником»?

– Кстати, болельщики, глядя на выступления нынешней сборной, предаются ностальгическим воспоминаниям о годе 82-м и на все лады обсуждают, как бы в отборочном цикле-95 сыграла та команда Малофеева…

– Я скажу, что у «Динамо»-82 было бы в нашем турнире хорошее будущее.

– Вы не планируете свою карьеру тренера начать в Испании?

– Планов может быть миллион, но как их осуществить? Во-первых, надо очень прилично знать язык. Во-вторых, надо закончить курсы тренеров, а они длятся два года. Да и взрослую команду вам сразу никто не даст. Вначале надо какой-то срок потренировать молодых футболистов.

– Но для вас такое продолжение карьеры более предпочтительно, чем возвращение на родину?

– Тяжело об этом говорить. Футбол – штука такая, что сегодня можешь играть, а завтра из-за травмы сидеть на лавке. И чем тогда заниматься?

– Поступить на тренерские курсы.

– Хорошо вам, сидя на диване, рассуждать. Можно на курсы пойти, можно в финальную часть чемпионата Европы попасть… На курсы эти, наверное, не всякий и может поступить.

– А как у вас с языком?

– Определенный уровень есть. Но языком, безусловно, надо заниматься более серьезно.

– А как с ним у Радченко и Попова?

– Попов хорошо знает.

– Полиглот?

– Да. Думаю, он и английский может за три месяца выучить.

– Как там Радченко поживает? Уходит?

– Я тоже слыхал, что собирается уходить. Давно уже. Но он все играет и играет.

– Его «Севилья» сватала…

– Что «Севилья»! К нему представитель «Селтика» не так давно приезжал. В газетах писали, что и в «Барселону» его хотят.

– А вас хотят?

– Даже если и хотят, у меня еще контракт на год.

– Как там Перепаденко, который дожидается своего часа, тренируясь вместе с «Расингом»?

– Дай Бог, чтобы он подписал контракт с «Расингом» или кем угодно еще. Но у «Расинга» сегодня четыре легионера. Можно, конечно, еще троих взять, каждый будет на своем контракте, а тренер будет выбирать. Вот и вся разница.

– У «Расинга» в этом чемпионате есть гарантия, что он не вылетит в низшую лигу?

– Мы в числе 6-7 клубов, которые находятся в опасной зоне. Ничего не поможет уже «Логроньесу», меньше, чем у других, шансов у «Вальядолида». Думаю, интрига будет закручена вплоть до последнего тура.

– Поболеть за своего земляка гандболиста Михаила Якимовича на игры «Теки» ходите?

– Нет. Я по телевизору на него смотрю. На гандболе, знаете, хоть он по популярности нашему виду спорта уступает, народу тоже много, а иногда так хочется побыть в одиночестве…