Войти

Ренат Сабитов: В «Спартаке» чувствовал себя обделенным

«Еврофутбол» 24.07.2008

Полузащитник «Химок» Ренат Сабитов в интервью газете «Еврофутбол» объяснил мотивы своего перехода из «Спартака» и поделился своими надеждами на будущее.

За полтора года, проведенных в «Спартаке», полузащитнику Ренату Сабитову так и не удалось завоевать твердое место в составе. И он решил поиграть в аренде – в подмосковных «Химках». В интервью «Еврофутболу» он подробно объяснил мотивы своего перехода и поделился своими надеждами на будущее.

ЧТО-ТО НЕОБЪЯСНИМОЕ ДЕРЖАЛО В «СПАРТАКЕ»

– Перед чемпионатом Европы я общался с вашим агентом, и он рассказал, что Черчесов пытался уговорить вас остаться в команде.

– У нас на самом деле состоялся разговор, для меня очень продуктивный и приятный. Станислав Саламович сказал: «Ты сам должен принять решение, за которое потом будешь отвечать». После этой беседы я долго взвешивал все за и против. Очень много общался с ребятами, спрашивал советов. Но скажу вам так: когда играешь, и жизнь воспринимается по-другому. Она ощущается полноценной. А когда не выходишь на поле, чувствуешь себя обделенным.

– Глаза не горят?

– Что-то вроде того. В обратной же ситуации ты живешь и наслаждаешься жизнью. Кто-то скажет: да что он такое говорит, подумаешь, вышел на замену, или вообще пропустил матч – ничего страшного. Но я понимаю так: если не играешь, надо что-то делать, чтобы изменить ситуацию. Поэтому я и принял это решение.

– Не было ощущения, что ваше время придет во втором круге? Вроде как Черчесов говорил, что до поры до времени не хотел кидать молодежь в пекло, чтобы психологически не сломать ребят.

– Именно поэтому я так долго и принимал свое решение. Но в итоге я сделал свой выбор. Сейчас я игрок команды «Химки», и буду стараться приносить ей пользу. Хочу приложить максимум усилий, чтобы помочь команде и оправдать возложенные на меня ожидания.

– «Спартак» оказался для вас «золотой клеткой»?

– На самом деле было что-то такое необъяснимое, что психологически удерживало меня в команде, заставляло не торопиться с уходом. Я даже это объяснить толком не смогу. Но каждый день в команде приносил мне радость. Разумеется, я огорчался, когда не выходил на поле. Но если ребята побеждали, огорчение сменялось радостью. Да, переживал, что не играл сам. Но потом вроде бы наступал недельный тренировочный цикл, все забывалось. Вроде тренируемся все вместе, общаемся. Но затем опять приходил игровой день, и я снова был в запасе. От этого на душе было немного не по себе. На скамейке я закисал. И злился.

– Если честно, трудно представить Рената Сабитова злящимся.

– На самом деле я очень злой. Особенно когда не играю. А если серьезно, возможно, я просто не проявляю своих эмоций. Но на самом деле злюсь. Естественно, в первую очередь, на себя.

ЧЕРЧЕСОВ ПОЖЕЛАЛ УДАЧИ

– Аренда у вас до конца года?

– Да, так и есть.

– Принципиально было не уезжать из Москвы? Вами интересовалась еще и томская «Томь».

– Тут был свой момент. До этого я играл в другой подмосковной команде – «Сатурне». И его, и «Химки», курирует Борис Всеволодович Громов, которого я очень уважаю. Это сильный человек, который, как губернатор, очень много делает для развития спорта в области. Свою роль сыграла и фигура главного тренера химчан Сергея Николаевича Юрана, с которым я пообщался перед переходом. Но при этом я хотел бы поблагодарить руководство «Томи» и «Шинника», которые также были заинтересованы в моих услугах. Желаю всем этим людям, чтобы у них в этом сезоне тоже все сложилось хорошо. Но сейчас мой клуб – «Химки», и я рад этому факту.

– Если бы таких вариантов, как «Химки» и «Шинник», который базируется сравнительно недалеко от Москвы, не существовало, а играть все равно хотелось, поехали бы в «Томь»?

– Да. Возможность играть в футбол ничто не заменит. Это самое главное.

– Между тем вы коренной москвич, и до этого надолго из столицы не уезжали.

– Согласен, моя семья всегда была рядом и оберегала меня. Но думаю, что в данной ситуации я все же решился бы уехать. Да, Сибирь далеко. Но я хочу заниматься своим любимым делом.

– Когда уходишь в аренду, вроде как покидаешь команду не насовсем. И все же – какими были чувства, когда уезжали из Тарасовки? Взгрустнулось? Или понимали, что это временно?

– Понятие «временно» – специфичное. В такие моменты как раз и понимаешь, что тебе надо больше работать. Раз не получилось как следует проявить себя в «Спартаке», надо исправлять ситуацию. Необходимо задуматься, что ты делал не так.

– Сложным был момент, когда надо было сказать Черчесову, что решили уйти в аренду?

– Да.

– Боялись этого разговора?

– Ну как сказать? Я ведь до последнего думал, уходить мне или нет. Но в конце концов принял решение.

– Что ответил Черчесов?

– Он сказал: «Я уважаю мнение футболистов. Желаю удачи. Буду следить за тобой».

– Обиду в его голосе не почувствовали?

– Тяжело понять. Но мне кажется, что мы находили общий язык со Станиславом Саламовичем. Когда он желал мне удачи, я почувствовал, что он говорит искренне.

СТАРАЮСЬ ВПИТЫВАТЬ ВСЕ СОВЕТЫ

– За «Спартак» в двух чемпионатах России вы провели всего десять матчей. По сути, ждали больше года. Это говорит о вашем терпении.

– Когда я переходил в «Спартак», я понимал, что заиграть в этой команде будет непросто. В итоге стать твердым игроком «основы» у меня не получилось. Значит, теперь надо работать, работать и еще раз работать.

– Как сами думаете, чего не хватило, чтобы играть стабильнее?

– Когда мы общались с Черчесовым, он сказал, что требует от меня. И когда желал удачи в «Химках», то повторил эти слова.

– Требовал агрессивности?

– Уточнять не хотелось бы. Но могу сказать, что Сергей Юран сейчас тоже много мне подсказывает. А я, в свою очередь, стараюсь все впитывать. Надо теперь все это реализовать.

– С Юраном до этого были знакомы?

– Нет, видел его только по телевизору.

– Информацию собирали у Павленко и Динеева, которые играли у него в прошлом году в «Шиннике»?

– Нет, такого не было. Мы просто пообщались с Сергеем Николаевичем по телефону, и разговор мне показался очень приятным. Посоветовавшись с агентом, я пришел к выводу, что лучший вариант для меня на данный момент – именно «Химки».

– Какое впечатление Юран произвел как человек?

– Наше знакомство пока не такое большое, чтобы я мог делать выводы. Могу сказать, что у Юрана хороший контакт с командой, с игроками. Ребята и в матчах, и в тренировках, выкладываются по полной программе.

– То, что в «Химки» вы перешли в компании других спартаковцев, имело значение?

– Думаю, что да. Мы давно друг друга знаем. Это, безусловно, играет свою роль.

– Какие плюсы дали эти полтора года в «Спартаке»?

– В первую очередь, я узнал очень много хороших и интересных людей. Не знаю, насколько мне удалось прочувствовать всю спартаковскую атмосферу, но повторюсь: что-то в этой команде меня держало. Я ни в коем случае не жалею о том, что в свое время принял предложение «Спартака».

– От высиживания на скамейке сомневаться в себе не начали?

– Я понимал: если не выхожу на поле, значит, что-то делаю не так либо делаю плохо. Вопросы к себе возникали неоднократно. Что ж, будем стараться их решать.

МНЕ ВСЕГДА ВЕЗЛО С ТРЕНЕРАМИ

– В жизни вы человек очень вежливый. Трудно совмещать эту вежливость и неуступчивость на поле? Тем более, что по амплуа вы опорный полузащитник, а игрок этой позиции должен быть настоящим цепным псом, злой собакой.

– Я с вами согласен. Многие тренеры говорят о том же самом. Игрок, выступающий на этой позиции, должен, образно говоря, никого не видеть на поле, и постоянно находиться в борьбе. Должен быть именно этой самой собакой.

– Но себя ведь не переломишь, свою сущность.

– Здесь уже надо принять правильное решение. Футбол требует этого. А я очень люблю футбол.

– Есть ли у вас железная цель – вернуться в «Спартак» и стать там основным игроком, или лучше не забивать голову и жить сегодняшним днем?

– Конечно же, цели у меня самые высокие. Но сейчас я игрок «Химок». И должен ставить задачи поэтапно. Сейчас главная из них – делать все, чтобы моя новая команда побеждала.

– Как вам работалось с Черчесовым?

– Я могу сказать одно: мне очень везло и до сих пор везет с тренерами – начиная с моего первого наставника.

– «Иногда посмотришь на лицо Черчесова на установке – и даже мурашки по телу бегут. Он, мне кажется, может даже подойти и по башке треснуть». Так о главном тренере «Спартака» в свое время сказал Павлюченко. Есть в этом доля истины?

– В принципе, да. На установке Станислав Саламович способен зарядить тебя эмоциями. От него исходит очень сильная энергетика. Но до рукоприкладства дело не доходило (усмехается).

– По крайней мере, на тренировках у Черчесова не забалуешь, так?

– Да. Разгильдяйства этот тренер точно не допустит.

– Юран с Черчесовым в чем-то похожи?

– Вообще каждый человек индивидуален. Я никогда не любил сравнивать людей. Каждый из них силен по-своему.

– Во всяком случае, оба они эмоциональны. Иногда даже чересчур.

– А у нас вообще эмоциональный вид спорта. Это наша жизнь, мы все переживаем, болеем за нашу работу. Я думаю, что это нормально.

– Между тем, Олег Протасов как-то сказал, что тренерские окрики только нервируют.

– Знаете, в футболе случается разное. И бывает, что подсказки с бровки, наоборот, помогают тебе. Наверное, иногда имеет место и перебор, ты заводишься. Но надо понимать, что это тоже может пойти на пользу команде.

В «ХИМКАХ» МНОГО СТАРЫХ ЗНАКОМЫХ

– Люди со стороны говорят, что цельной игры у «Спартака» как таковой в этом году нет. Готовы возразить?

– Я бы хотел обойти этот вопрос. Я был внутри этой команды и хорошо знаю людей, в ней находящихся. Есть специалисты и тренеры, которые могут высказываться по этому вопросу. Я же такого права не имею. У меня есть тренер, я должен слушать его и выполнять его требования. В конце концов, мы вместе решаем поставленные перед нами задачи.

– Хорошо, тогда выскажите свое мнение о «Химках».

– Я в свое время уже был в этой команде, играл в КФК. Очень рад встрече со своими старыми друзьями, людьми, которых я уже давно знаю. Очень приятно было увидеть их вновь. Мы узнали друг друга и обрадовались новой встрече. Это касается и клубного персонала, и отдельных игроков. В частности, Миодрага Йовановича. Когда мы сейчас с ним встретились, он сказал мне: «Я помню, как ты и твои друзья пришли в команду совсем еще детьми». Мы тогда были под «основой», и отставали от опытных игроков, не успевали за ними. И Миодраг усмехнулся: «Я помню, как вы злились из-за того, что у вас не все получалось». Я в ответ улыбнулся. Для меня эти воспоминания в любом случае приятные.

– Как думаете, по нынешнему составу «Химки» без проблем сохранят за собой место в Премьер-лиге, или вы не стали бы изначально так утверждать?

– Давайте так: сперва мы выполним свою задачу, а потом будем говорить. Сначала дело, а потом слова. Сказать можно все что угодно.

– «Спартаку», кстати, в этом году «Химки» нервы попортили изрядно.

– Это футбол.

– А в прошлом году красно-белые и вовсе были разгромлены в гостях. Видимо, у «Химок» особый настрой на «Спартак»?

– Наверное, да, раз все так получается.

– В новый коллектив как удалось влиться?

– Надо отдать должное ребятам, да и всему персоналу – они делают все, чтобы мы нашли общий язык, помогают нам, подсказывают, причем во всех мелочах, в том числе бытовых. В итоге складывается ощущение, будто мы давно знаем друг друга.

– Как думаете, то, что вы пришли не откуда-нибудь, а из «Спартака», имело свою роль в плане более уважительного отношения?

– Я думаю, что футбольное уважение надо еще заслужить. И неважно, откуда ты перешел. Я старался не заострять моментов на своем спартаковском периоде карьере. Я такой же футболист, как и мои партнеры по команде. Мы носим футболки одного клуба, и все вместе делаем одно дело. Хотя шутки иногда присутствуют. Недавно, например, играли в теннисбол. И нам говорят: «Давайте, спартаковцы, сыграйте одной командой, покажите класс».

– Кто играл против вас?

– Якубко, Чех и Йованович.

– Победил «Спартак»?

– Это секретная информация, я не могу ее выдавать в печать. Скажем так, все, кто был на тренировке, знают итог этого сражения. Но мы не будем заострять на этом внимания.

Я НЕ СОМНЕВАЛСЯ В СБОРНОЙ РОССИИ

– Недавно закончился чемпионат Европы. Сборная России на этом турнире вас сильно удивила?

– «Удивила» – немного не то слово. Меня она в первую очередь порадовала. Но честно признаюсь, что я изначально верил в наших ребят, в то, что на Евро-2008 у них все сложится успешно. И могу сказать, что ребята – настоящие молодцы! Я искренне восхищаюсь ими.

– Игроки сборной России, за которыми вы следили по телевизору, не показались вам людьми с другой планеты?

– В эти моменты я просто радовался за свою страну, за ребят, которые осчастливили всю Россию. Понимаю, что за команду у нас переживали все – от мала до велика. За сборную болели люди, которые до этого никогда не смотрели футбол. А в этот раз они прильнули к экранам и искренне радовались успеху нашей национальной команды. Я не сомневаюсь в своей сборной, но когда ребята на этом чемпионате Европы победили очень сильных соперников, причем по игре, это доставило колоссальную радость. Я лично кричал и болел как мог.

– Плавно подходим к вопросу: а Рената Сабитова мы когда сможем увидеть в сборной России?

– А я плавно возвращаюсь к тому, с чего мы начали эту беседу: почему все-таки я решил перейти в «Химки». Вот поэтому и решил. Надо играть. Если буду приносить пользу команде, и она будет добиваться результата, то следующие задачи станут более решаемыми.

– То есть цель – пробиться в сборную – у вас есть?

– Скажем так: пока это, скорее, мечта. Но мне очень хотелось бы, чтобы когда-нибудь она осуществилась.