Войти

Мартин Горак: «Я спокойный человек»

oneSport 29.09.2009

Чешский легионер Мартин Горак – один из тех игроков «Сибири», кто успел «повариться» в Премьер-лиге. В личной беседе с корреспондентом oneSport.ru Мартин рассказал о переезде в Россию, выступлении за «Сибирь», русской бане и многом другом.

В этом году Мартин не так часто получает место в стартовом составе, однако, не унывает: «Надо ждать своего шанса», – философски заявляет чех. Импонирует своей игрой семидесятый номер «Сибири» и новосибирским болельщикам – так, в Подольске, был вывешен баннер в поддержку Горака.

«Боялся ехать в Россию»

– Последний раз вы выходили на поле в связке с Томашем Выходилом. Насколько комфортно играть с земляком?

– Комфортно в том, что можно спокойно общаться на своем языке, подсказывать, а с другой стороны – без разницы, я в России семь лет, проблем с кем играть у меня нет!

– Нападающих не путаете, изъясняясь на своем языке?

– Может быть. Я не знаю, как к этому относятся нападающие. Может, и правда путаются.

– Если вернуться назад на семь лет. Почему решились на переход в российский клуб»?

– Мне позвонил господин Петржела, который меня тренировал в «Богемианс». Сказал, что он едет тренировать «Зенит», и хочет видеть меня там. Я всегда мечтал играть за границей, попробовать что-то новое. Согласился и сказал: «Давайте съездим, попробуем». Поехали вместе с Радеком Ширлом. Приехали в Питер зимой две тысячи второго, там было очень холодно: наверное, минус пятьдесят. Но мы не испугались, посмотрели город, клуб, базу и подписали контракты. Я был доволен.

– «Зенит» тех времен называли командой настроения. Что вспомните о нем?

– У меня остались только хорошие воспоминания. В первый год выступления мы заняли второе место, выиграли кубок. Не ожидал такого в дебютный год игры за границей. Потом был период, когда проигрывали, но это нормально – просто накопилась усталость, к тому же мы были молодыми, а когда начинаешь выигрывать в молодом возрасте, кажется, что дальше все придет само, и получается спад. Но потом все наладилось.

– Какие ощущения были, когда покидали «Зенит»?

– Конечно, не хотелось уходить, потому что я привык к городу. Но сложилось так, что тренер Петржела не нуждался во мне. Мне не было смысла сидеть на скамейке. Пришло предложение, я поехал в Турцию, отыграл там полгода, а потом уехал в «Ростов».

– В Россию опять потянуло?

– Да! Я привык к России, быстро выучил язык, семья тоже привыкла.

– Радек Ширл до сих пор в «Зените». Из той команды с кем из игроков остались в хороших отношениях?

– С Ширлом и общаюсь. Съездил бы в Питер, да нет времени.

– Что скажете о России?

– Сначала я боялся ехать сюда. Все говорили: «Куда ты едешь? Это же Россия – там плохо, там мороз». Но с первого раза у меня сложилось о России другое мнение. Может быть из-за того, что я приехал в Питер. Когда начал ездить по городам – это уже другое. Россия очень большая страна. Чехию можно объездить за семь часов, а здесь столько летаешь. Но я уже привык. Семь лет в России – это 1/3 моей жизни. Так что посмотрим, что будет дальше.

– Многие легионеры воспринимают Россию как трамплин для того, чтобы отправиться в элитное европейское первенство. Сами с такой мыслью ехали?

– Не знаю. Тогда так не думал. Хотел попробовать что-то новое, а что будет дальше – не загадывал. Потом были предложения, но я остался в «Зените».

– Переход в Новосибирск дался тяжело? Ведь это уже Сибирь!

– Нет. Я все воспринимаю как есть. Если я иду куда-то, значит иду. Сам себе сказал: поеду, посмотрю, попробую. Город мне понравился, команда тоже хорошая. Поэтому согласился подписать контракт

– С семьей советовались перед переходом? Наверное, им переезд дался тяжелее, нежели вам.

– Моя жена – везде со мной. С этим у меня проблем нет. Если бы их здесь не было – не было бы и меня. Жена сказала: «Давай поедем, посмотрим, в Новосибирске ещё не были!». Понравилось. Дети сейчас ходят в садик, разговаривают на русском!

– Может, и по завершении карьеры в России останетесь?

– Так не думал пока. Все же хочется на Родину. Но, никогда не говори никогда. Все может быть.

– «Зенит», «Ростов», «Сибирь». Уже не Премьер-лига, а Первый дивизион. Не жалеете?

– Сложилась такая ситуация. Я не жалуюсь. Я думаю здесь хорошая команда, которая может выйти в Премьер-лигу, поэтому сюда и пришел.

– Ощущений Премьер-лиги не хватает?

– Я думаю, что первая лига – очень серьезный турнир. У таких команд как «Зенит», «ЦСКА» и других лидеров, здесь бы были проблемы. Это мое мнение. Здесь другой график: две игры за 4 дня, длинные перелеты. Сначала летишь в Москву, потом в Читу. А Премьер-лига – тренируешься недельку, потом отыграл дома, или в пятницу сел на самолет, слетал, в субботу сыграл – и домой, спокойно.

– Выходит, в первой лиге на главных ролях – выносливость, физика?

– Да. В Премьер-лиге очень высокие скорости, игроки техничнее. А здесь – много-много борьбы.

«В сборную Чехии не тянет»

– Мартин, как начинали заниматься футболом?

– Меня в футбол привел папа – он был моим первым тренером. Мне тогда было семь лет. В шестом классе меня пригласила команда «Сигма», и я каждый день на поезде ездил на тренировки. Самое смешное, что я ни разу не сыграл за «Сигму», хоть и их воспитанник. Все время уходил по арендам, а потом меня купила «Спарта».

– «Спарта» один из грандов Чехии.

– Раньше так считалось. Сейчас начали подтягиваться другие команды: «Славия», «Либерец». Все выигрывали.

– За главную национальную команду страны вы ни разу не сыграли. Не тянуло за все это время?

– Я играл за молодежную сборную, мы выиграли чемпионат Европы, и я закончил выступления за главную команду. Особо и не тянет в сборную, если честно. Я спокойный человек. Не вызывают – значит так есть. Стараюсь играть за команду, за которую играю, и не думаю об этом.

– Многие российские туристы, при поездке в Чехию в первую очередь едут в Прагу.

– Прага очень красива, там много хороших мест, хорошее пиво. Но я советую посетить и мой город, там тоже очень хорошо. Он не так известен, как Прага, он маленький – 200 000 жителей, но очень красив. Находится в 200 километрах от Праги.

– В городе вы местная знаменитость?

– Нет! Вообще никто не узнает! Это не Россия! У нас такого нет. Я впервые узнал об известности в «Зените», когда нас везде встречали, здоровались, поздравляли. А в Чехии такого нет. Вообще, с моего города ещё и Ковач.

– Выходит, в России футбол любят больше, чем в Чехии?

– Думаю, да. Правда, есть команды, у которых хорошие болельщики. Например, «Богемианс». Они узнают своих игроков. А так, в целом, нет!

– Восточная Европа «славится» футбольными хулиганами.

– Сам лично не встречался, видел лишь на видео. Но мне кажется, что эти люди не любят футбол. Они встречаются лишь для того, чтобы подраться. Хорошо, что этого хотя бы уже нет на стадионах, а делается это за городом: договариваются на сайтах, сколько на сколько, подерутся и домой. Это их дело, пусть делают что хотят. Я лично не люблю болельщиков «Баника», у них часто проблемы с законом: однажды, они убили человека в поезде.

«Хочу вернуться в Премьер-лигу»

– После прошлогоднего провала, мало кто ожидал, что в этом году в «Сибири» будет такая команда. За счет чего удалось так сплотиться?

– Это вопрос тренеру, который создает команду, игру. У нас хороший коллектив, здесь нет никаких проблем, конфликтов. В прошлом году нам не везло. Были игры, когда могли выиграть, но нас убивали судьи. А в этом году пока все нормально, осталось научиться брать очки на выезде.

– Такому коллективу в Премьер-лигу по силам выйти? Отсутствие задачи как-то действует на вас?

– Задача – выигрывать в каждой игре. Я очень хочу вернуться в Премьер-лигу, все хотят, мы просто не говорим об этом. У каждого это в сердце.

– На финише сезона что станет решающим фактором?

– В отличие от Премьер-лиги, мы играем две игры подряд. Шесть очков решают все. Потеряешь – сразу можешь упасть, приобретешь – поднимешься. Нам предстоят игры с «Анжи», «КамАЗом». У нас есть хорошие шансы. Сейчас очень важна психология. Если ты в себя не веришь – ты ничего не добьешься. Удача – тоже немаловажный факт. Судьи тоже сыграют не последнюю роль. Иногда они свистят так, что руки опускаются.

– За вас сомнений нет – вы боец закаленный, но в команде много молодых ребят, которым психология победителей пока, увы, не знакома. Берете на себя роль дядьки?

– Иногда говорю с молодыми, если у них есть желание.

– Вашими козырями считают игру на втором этаже, отбор.

– Наверное, да. Сейчас начал забивать голы, это меня удивило! Раньше в Чехии много забивал, а в России прицел сбился. А в этом сезоне опять начал поражать ворота соперников. Надеюсь, это продолжится.

– Ваши друзья в команде – Ерич и Станковски. Помимо них с кем-то поддерживаете близкие отношения?

– Конечно, больше всего с ними. Так же с Бухряковым, Выходилом, Шулей.

– Бухряков и Выходил ваши конкуренты.

– Да все нормально, ведь мне уже не 20 лет. Вот раньше я смотрел на это по-другому. Когда мне было 20, я ревновал, завидовал. Когда молодой, хочешь играть. Конечно, мне и сейчас хочется играть, но есть свои «но». Смотрю на это так: надо ждать своего шанса и использовать его.

– Когда понял, что повзрослел?

– Не знаю. Это пришло само собой.

– За все время поработали не с одним специалистом. Что скажете, об Игоре Николаевиче?

– Каждый тренер – это своя философия игры, что-то свое. Результат есть – значит, хороший тренер. Он добрый, с каждым готов поговорить, хочет быть со всеми в хороших отношениях. Ни с кем не ругается. У него интересные тренировки.

– Мартин Горак каким будет тренером?

– Нет, я им не буду! Буду играть в гольф. Сейчас сын играет, уже меня зовет. Будем вдвоем играть в гольф.

– Сын, наверное, футболом занимается?

– Нет, не хочет. А я и не заставляю. Я не такой папа, чтобы заставлять. Хочу, чтобы он занимался любимым делом. Он играет в теннис и гольф. Любит эти два вида спорта. Пусть делает, что хочет. Не хочу его заставлять.

«Однажды увидел на остановке живого медведя»

– «Зенит» один из ведущих клубов России – вам есть с чем сравнивать. Насколько инфраструктура развита в «Сибири»?

– Конечно, есть разница с Премьер-лигой. Первое, что бросилось в глаза, мне сказали: «Стирай вещи дома». Я был очень удивлен. А в этом году уже стирают. У нас нет нашей базы, это очень плохо. Надо свою базу – это наш второй дом! Мы должны иметь возможность спокойно туда прийти. А то, что сейчас есть – это не наше. Мы живем в обычных номерах, через день там живут другие люди. Необходимо другое поле, не искусственное. На этом очень тяжело играть.

– В настоящей русской бане были?

– В Питере один раз! Больше не пойду никогда! Там так жарко! Ужас.

– В первом круге чемпионата вы отличались своей внешностью: были блондином. Почему сейчас решили сменить стиль?

– Просто ещё не успел покраситься. Ведь я крашусь на три раза. Сейчас хочу себе серебристые волосы.

– За «Зенитом» сейчас следите? Что думаете о ситуации, сложившейся с Быстровым? Вы были в команде, когда он уходил.

– У меня есть хороший друг, известный среди фанатов. Он мне сразу сказал, что если он вернется, ему не дадут шанс. Вроде, Быстров – хороший мальчик. Что он сделал плохого? Поссорился с Петржелой. У него не было выхода другого, как уйти. Хотя, болельщиков тоже можно понять. Здесь две стороны. У него есть вариант – играть хорошо, и его простят.

– С болельщиками любите общаться?

– Не против. Они же приходят, болеют за нас. Почему бы не ответить на их вопросы? В Питере после игры познакомился с болельщиком, теперь общаемся.

– Персональный баннер хоть раз видели на трибуне?

– В Питере – да. А когда я играл за Ростов и приехал на «Петровский», этот баннер тоже повесили. Так получилось, что я забил «Зениту», болельщики радовались так, как будто я забил за них!

– Болельщики заводят?

– Конечно. Во время пауз слышишь, как тебе подбадривают, гонят вперед.

– Мартин, как думаете, почему из молодежных европейских команд многие игроки переходят на взрослый уровень, а российской молодежи не всегда удается раскрыться?

– Это менталитет. Русские думают: если я сыграл хорошо пять игр – я звезда. Это, конечно, не у всех, но бывает.

– Что бросается в России в глаза?

– Водители! Когда ехал из аэропорта в город первый раз и увидел, что здесь творится на дорогах… Сейчас, конечно, меньше, а семь лет назад. Не мог поверить, что творится. У нас в Чехии никто не выедет на трамвайный путь, а здесь все ездят! А однажды я на остановке увидел бабушку, дедушку и живого медведя! Я остановился, сфотографировал. В Чехии всем показывал, все смеялись! Я не шучу! Ещё я не понимаю, как можно пить столько водки! Пьют и пьют, а им ничего нету! Это как в Чехии пиво. Здесь водку могут и на обед пить, и на ужин. Не понимаю, но это Россия.

– Новосибирское пиво с чешским не сравнивали?

– Нет, покупаю только чешское. До новосибирского пива руки не дошли. Но пью очень редко. Может после второй игры. Не напиваюсь, ведь знаю свою меру.

– Многие иностранцы любят делать тату. У вас есть рисунок на теле?

– Нет, собираюсь уже год, а руки не доходят. Жена уже сделала три, а я ни одной. Хочу нанести имена детей и жены. Уже нашел мастера, осталось выкроить время.

– Почему выбрали номер 70 для выступлений за «Сибирь»?

– Никогда не было этого номера. Всегда играл под 4, 3 и 2. А в прошлом году одна знакомая сказала, что мой номер 7. Вот и попробовал 70.

– Не жалеете?

– Давай посмотрим. Не играю столько, сколько хочу. Это плохо. Начал забивать. Это хорошо. Получил первую в жизни красную карточку. Плохо. Не знаю, может что-то и есть.

– Верите, что все предрешено?

– Нет. Если хочет, человек может все изменить. Какой путь человек выбирает, так и будет. И только потом уже узнает, хороший ли он был.

«Все игры решающие»

– Многие говорят, что русские девушки – самые красивые в мире?

– Красивые, но в Чехии лучше.

– Если сравнивать Чехию и Россию – чем наши страны похожи?

– Тем, что у нас раньше были коммунисты.

– Наверное, русских в Чехии недолюбливают?

– Это зависит от того, кого ты спросишь. Если того – кто застал события, которые были раньше, то они относятся отрицательно. Вообще, у нас думают, что в России очень плохо. Что здесь бандиты, все старое. А это же не так! Это было давно, в 90-е. Сейчас здесь даже лучше, чем в Чехии. Страна быстро развивается, то, что изменилось за семь лет – сложно подумать. Это видно! Когда я приехал в Питер сейчас, я его не узнал.

– О чем мечтаете, Мартин?

– Старый уже, хватит мечтать. Хотя… Сейчас у меня мечта – играть с «Сибирью» в Премьер-лиге. И ещё… Хочу ещё одного ребенка.

– Иван Петров – распространенные в России имя и фамилия. А Мартин Горак в Чехии?

– Очень распространена. Есть, конечно, которые больше, но и Мартинов, и Гораков в Чехии много.

– Какие-нибудь чешские традиции перенесли сюда? Какие национальные праздники отмечаете?

– Нам же достались праздники от вас! Отмечаем Пасху – у нас это называется Великвотц. В России очень много праздников. Мне кажется это для того, чтобы можно было пить водку каждый день!

– Мартин, вы человек верующий?

– Скажу так: Верю в то, что-то есть. Но не так, чтобы ходить каждый день в церковь. Просто это подсознательно.

– Довольны, как складывается ваша жизнь сейчас, или что-то можно было бы изменить?

– Все беру так, как есть. Если так есть, значит, так должно быть. Например, сейчас уехал сын в Чехию. Но так надо. Хоть и сложно без близких людей, но мы каждый день созваниваемся, общаемся.

– В одном из интервью вы рассказывали, что любите быструю езду. Сохранил это увлечение?

– Бывает. Когда один, без семьи. В Новосибирске как-то по городу под 180 выжал. У меня с ГАИшниками одна проблема: не из-за скорости, а из-за прав. Они хотят перевод прав – я им чешские показываю, а они спрашивают: «Что это такое?». Приходится штраф платить. А переводить права негде! ГАИшники не верят. Но ничего: 500 положил, и нормально.

– Осталось семь игр до конца чемпионата. Какая из них самая сложная – выездная с «Анжи»?

– Сейчас все игры решающие. Надо выигрывать все матчи, чтобы точно попасть в Премьер-лигу. На каждую игру надо настраиваться как на последний бой. С «Анжи», конечно, будет другая игра – там сумасшедший народ, боюсь представить, что там будет твориться. Футболисты «Анжи» даже угрожали нам. Но, посмотрим, как выйдет. Мы не испугаемся: выиграем и поедем спокойно домой.