Войти

«Владей собой среди толпы смятенной»

«Московский спорт» 15.10.2012

Анатолий Бышовец начинает день с Бетховена и Моцарта, предпочитает Чехова Толстому и руководствуется строками Киплинга.

Книга

Для меня она – самое главное спасение от всех проблем, с которыми приходится сталкиваться. Книга успокаивает, обогащает и позволяет совершенствоваться. Не случайно, наверное, Александр Македонский не расставался с «Илиадой» Гомера.

Я чаще перечитываю, чем берусь за неизведанное. И всякий раз нахожу что-то новое. Понимаю, почему так происходит: меняешься ты – меняется твое восприятие, начинаешь на многие вещи смотреть под другим углом.

Из последнего назову «Три певца своей жизни» Стефана Цвейга. Это биографическое эссе о Казанове, Стендале и Толстом. Для меня важно было уяснить путь Льва Николаевича – от верующего христианина до человека, отлученного от церкви. Это, конечно, великий русский писатель, которого стоит перечитывать. Через каждые десять лет. Но мне ближе Чехов…

Мое любимое стихотворение принадлежит перу Редьярда Киплинга:

«Владей собой среди толпы смятенной,

Тебя клянущей за смятенье всех,

Верь сам в себя, наперекор вселенной,

И маловерным отпусти их грех…»

Не правда ли, очень похоже не пушкинское «Хвалу и клевету приемли равнодушно и не оспаривай глупца»? К этим строчкам обращаюсь в самые трудные моменты своей жизни. Они напоминают мне о том, как важно сохранить в себе Человека.

Музей

В мае был на матче за звание чемпиона мира по шахматам. Проходил матч между Анандом и Гельфандом в Третьяковской галерее. И не смог отказать себе в удовольствии заглянуть в залы. Я не назову себя большим специалистом в живописи. Но увиденное поражает и возвышает. Это верх того, что можно создать. Иногда проходишь и не замечаешь. А живопись невидимое делает видимым.

Я сам предпочитаю реализм. Но и к импрессионистам отношусь неплохо. Всегда есть что додумать. Можно по-разному относиться к сюрреализму… Что-то болезненное, конечно, в этом есть. Но чувствуется огромный талант. Недавно, когда брал с полки Цвейга, наткнулся на книгу о Дали. Открыл репродукцию «Искушения святого Антония». До этого нужно дорасти…

Фильм

Нет, «Матч» с Безруковым я не смотрел. Но хорошо знал Макара Гончаренко, одного из участников так называемого «матча смерти». С ним меня связывали добрые отношения. Я не скажу, что узнал от «Макарчика», потому что разрушу миф. Да и пусть немцы, которые много зла сделали в Бабьем Яре, останутся именно такими.

Честно скажу, критически отношусь к сегодняшнему кинематографу. Криминал, боевики. Меня сие не увлекает, а ужасает. Да и по художественной ценности все это далеко отстоит от «Крестного отца» Копполы.

С женой предпочитаем пересматривать «Москва слезам не верит» Меньшова. На мой взгляд, удачный фильм. По подбору актеров, по сценарию, по исполнению. Очень живо передана атмосфера того, через что прошли мои родители, я – на каком-то этапе. Через все это мы прошли…

Должен сказать, что кино с футболом роднит главное – талант. Поэтому выражаю глубокое сочувствие родным и близким Игоря Кваши. Какое-то время назад пересекались в Малом театре на вручении футбольных призов. Мы потеряли большого любителя футбола и очень талантливого человека.

Музыка

«Битлз», конечно. Это же мое время – 60-е! Это были кумиры, многие – особенно молодые – стремились им подражать. Вспоминаю, как Виктор Васильевич Терентьев, второй тренер в киевском «Динамо», обращался к дублерам: «Ребята, они голову моют шампунем…» Я же никогда не стремился подражать. Нет у Юлия Цезаря прически – он надел лавровый венок. Это чувство меры у меня есть. Трагедия, когда оно отсутствует.

Могу сказать, что в последнее время дорос и до классической музыки. Иной раз начинаю утро под Бетховена и Моцарта. А все благодаря дружбе с Александром Степановичем Ворошило, солистом Большого театра, который пел вместе с Владимиром Атлантовым и Муслимом Магомаевым. Пристрастился к Лучано Паваротти, поражаюсь голосу Пласидо Доминго, слушаю и Дмитрия Хворостовского.

Спектакль

С недавних пор театр посещаю выборочно. На каком-то этапе приходит потребность. Когда понимаешь, что уже давно никуда не выбирался. Тогда с женой начинаем искать. А она у меня – театральный критик. Предпочтения? Это и «Современник», и «Ленком», и Театр Сатиры, и Художественный театр. Не так давно – по приглашению Геннадия Хазанова – посетил спектакль «Все как у людей». Получил огромное удовольствие.

Театры, как и команды, чередуют периоды подъема и спада. Но я всегда с восхищением вспоминаю спектакль «Женитьба Фигаро» с Андреем Мироновым. Это был потрясающий актер! Очень благоприятное впечатление произвел «Холстомер» Толстого в исполнении Лебедева и в постановке Розовского.

Мне, откровенно говоря, не хватает Кирилла Лаврова, великого актера и большого фаната футбола. Не укладывается в голове, как можно – будучи в Санкт-Петербурге – не зайти после спектакля к Кириллу Юрьевичу и не обсудить разное за чаркой водки.

К слову, у меня есть актерский опыт, который приобрел в школе. Я играл Самозванца в постановке пушкинского «Бориса Годунова». Помню свой текст:

«Вот и фонтан; она сюда придет.

Я, кажется, рожден не боязливым;

Перед собой вблизи видал я смерть,

Пред смертию душа не содрогалась.

Мне вечная неволя угрожала,

За мной гнались – я духом не смутился

И дерзостью неволи избежал… «

Путешествие

Вынужден на примере Поля Гогена сформулировать: у всякого человека есть место, в котором он чувствует себя наиболее комфортно. Такое есть и у нас с женой. Это Кипр. Вот куда действительно хочется возвращаться.

Вместе с женой побывали у статуи Христа в Рио-де-Жанейро. На улице шел дождь, был туман, и Христа вообще не видать. Водитель еще посмотрел так многозначительно. Дескать, дождь, куда вы? «Надо, vamos!» – отвечаю. Доехали. Я водителю: «Еspera!» Мол, подожди. Только подошли к статуе, как тучи разошлись. Едва мы сфотографировались, как облачное небо снова сомкнулось. Наверное, это и есть вера.

Из недавних же поездок отмечу особо Грецию. Я сознательно повез детей и внуков на Афон. Потрясающие ощущения! Заходишь в монастырь – и забываешь обо всем суетном. Тогда и осознаешь, что есть намоленные места. Даже семилетний внук – и тот так серьезно молился.

Событие

Я думаю, каждый из нас имеет отношение к тому, что происходит в мире. Мне запомнился ураган Исаак в Америке, который привел к эвакуации порядка 60 тысяч человек. Подобные события пропускаешь через себя. Как и, например, сирийскую ситуацию.

Меня беспокоит и собственная невостребованность. Не столько речь идет о деньгах, сколько о желании быть полезным. Но даже в этой критической для себя ситуации считаю непозволительным не быть примером для подражания. Отношу себя к категории тех боксеров, которые не могут лечь ни в третьем, ни в пятом, ни в десятом раунде. Это исключено.