Войти

«Такой разный Дасаев»

«Аргументы и факты» 30.09.2004

Направляясь на встречу с самым титулованным нашим футболистом, я задавался вопросом – какой он, кумир спартачей и большей части женской половины Союза, человек прошедший огонь, воду и медные трубы, познавший и славу и забвение, и снова возродившийся как птица Феникс, снова крепко стоящий на ногах. Оказалось – настоящий «близнец» (родился 13 июня). За время нашей беседы он, как истинный представитель своего знака, не раз менял настроение – в зависимости от темы разговора становился то серьезным, то задумчивым, то увлеченным, то веселым…

Серьезный

– Ринат, чем вы занимаетесь сейчас?

– Тренирую вратарей в сборной России, выступаю за ветеранов, регистрирую, вернее уже зарегистрировал «Футбольную академию Дасаева», возглавляю оргкомитет турнира «Кубок Арбата»…

– Что это за турнир?

– Международный юношеский турнир по футболу, в этом году при поддержке Правительства Москвы он проходил уже второй раз. Его организовал Культурно-развлекательный центр «Арбат», генеральный директор которого, Ахмет Камальдинов, не равнодушен к футболу.

– Но в России уже есть международный футбольный турнир – памяти Гранаткина в Питере.

– Там играют сборные команды, а у нас команды лучших спортивных школ. В этом году это «Спартак» (г. Москва), «Локомотив» (г. Москва), «Динамо» (г. Киев), «Смена» (г. Санкт-Петербург), «Арсенал» (г. Киев), «Рубин» (г. Казань), «Мытищи» (Московская область), «Сатурн» (Московская область), «Фортуна» (г. Минск), «Сконто» (г. Рига), «Копетдаг» (г. Ашхабат), «Арбат» (г. Москва). К тому же, я думаю, чем больше будет детских и юношеских турниров, тем лучше – кашу маслом не испортишь.

– А в чем цель нового турнира?

– Посмотреть на ребят и понять, в каком состоянии находится наш юношеский футбол. Мы хотим, чтобы и тренеры и клубы увидели, что у нас есть хорошие игроки, на которых надо обращать внимание. Сейчас многие клубы покупают легионеров, которые зачастую футболисты среднего класса, а ведь на их месте могли бы быть наши ребята. Поэтому мы хотим дать ребятам толчок – что бы они потихоньку привыкали к соревнованиям, стремились к совершенствованию своего мастерства.

Ведь во многих клубах мальчишки тренируются до шестнадцати-семнадцати лет, потом в лучшем случае попадают в дубль, так как в основной состав дорога практически всегда закрыта. Вот мы и хотим показать клубам, что есть хороший резерв. Поверьте, у нас есть очень талантливые ребята, на которых надо обращать внимание, с которыми надо работать.

– Этот турнир станет ежегодным?

– Уже стал – ведь мы проводим его второй год подряд. Более того, планируем расширить географию. На следующий год хотим пригласить и амстердамский «Аякс», и «Реал» из Мадрида, и команды из Турции и из Франции – чтобы у ребят была возможность проверить себя в игре с сильнейшими школами мира.

Увлеченный

– А что такое «Академия Рината Дасаева» – вратарская школа?

– Вовсе нет. Это футбольная академия.

– Что-то типа школы «Аякса»?

– Да. Я хочу съездить в Голландию – посмотреть, как они работают. У Пеле тоже есть своя футбольная школа. Будем перенимать все лучшее.

– В академии ребята будут жить как в интернате?

– Пока нет. Мы ориентируемся в первую очередь на Москву. Большое спасибо Юрию Лужкову. Он проявил большой интерес, пошел нам на встречу. И сейчас подписаны фактически все бумаги со стадионом «Автомобилист» на Малой Масловке, делать два поля – одно искусственное, другое нормальное. Будем строить гостиницу и спортивный комплекс. В будущем, конечно, будем принимать и иногородних, ведь академия международная, но первая цель – Москва. Школа бесплатная, и естественно, в нее будет конкурсный отбор.

Веселый

– Ринат, расскажите, как вы сами пришли в футбол?

– Рос обычным спортивным мальчишкой, для которого любой вид спорта был в радость.

– Что – и баскетбол, и волейбол?

– Нет, я был маленьким – в классе стоял в конце по росту. А весь наш спорт проходил в большом дворе. Там было много ребят моего возраста. Мы придумывали себе самые разные игры: прыгали, бегали. Летом гоняли в футбол, зимой – в хоккей. Играли в настольный теннис. Кроме того, я занимался плаванием, но потом возникли проблемы с рукой, и перестал ходить в бассейн. Поскольку результаты у меня были хорошие, поэтому тренеры приходили домой, звали назад. Но к серьезному плаванию у меня душа не лежала. Тогда отец – он был заядлым болельщиком, ходил на все матчи «Волгаря», решил попробовать в футболе и привел меня к своему другу, тот был детским тренером, набирал мальчишек 56-го года. Скрыли, что я 57-го рода рождения, и меня взяли. Во дворе обычно играли все вместе – и пацаны и взрослые, поэтому меня маленького, щупленького обычно ставили в ворота. Ну, а в секцию я пришел, конечно, – в нападение. Но до ворот добить не мог – силенок не хватало. Отец приходит, спрашивает у тренера, ну как там. Тот отвечает: «Пока ни каких успехов!» Отец просит, ну оставь его пока, пусть потренируется. Однажды я пришел в зал минут на двадцать раньше. Там уже было трое-четверо ребят, зал был пустой, стали бить по воротам. Вратаря не было, поставили меня. Ребята начали бить, а я, как говориться, «рыпаться» (смеется). Тут пришел тренер, все это увидел. Подходит ко мне и говорит: «Давай Ринат попробуем в воротах!» Я сказал: «Давайте!» С этого дня все и началось. А потом я и вытянулся благодаря тому, что играл. За год рос на 15 сантиметров.

– Что ж вы такого особенного ели?

– Ел то же что и все, просто занимался футболом.

– А голы забивать никогда не хотелось?

– Нет, хотя мне ребята всегда предлагали. Это не мое – каждый должен заниматься своим делом. Хотя мы со Стасом Черчесовым и с Лешей Прудниковым после тренировок часто оставались и били пенальти на спор. Ну, это так – побаловаться после тренировки.

Задумчивый

– Ринат, чувствуете в себе силы, чтобы встать в ворота в команде премьер-лиги?

– На таком уровне нет – возраст уже не тот, тяжело. Вот на ветеранов сил хватает.

– А что можете сказать о наших вратарях? Они так хороши или нападающие плохи?

– На самом деле у нас есть хорошие голкиперы. Но не стабильные. А вратарь ценится только, когда он стабилен. Сыграл 10-15 игр хорошо, потом можно одну ошибиться. И на протяжении пяти, шести, семи лет постоянно работать, а не так: сверкнул два-три года и исчез. И нападающие у нас есть хорошие, хотя их немного. В чемпионате забивается много мячей. Но то, что сейчас появились талантливые вратари – это факт. Но с ними надо работать.

Опять веселый

– В детстве вас строго воспитывали?

– Если честно, то да.

– А вы своих детей как – кнутом или пряником?

– Все бывает, но чаще пряником.

– Они наверняка спортсмены?

– Да, старшая дочка от первого брака была по своему возрасту чемпионкой Испании по гимнастике.

– А сын, конечно футболист?

– Конечно. Дочка – Биатрисс занималась танцами. Из-за переездов прервала тренировки. Но сейчас хотим отдать ее снова. А насчет Алии еще посмотрим, ей всего одиннадцать месяцев.

– Как относитесь к женскому футболу?

– Для дочерей – нет, категорически. У Ирины Родниной на передаче, тоже спрашивали о женском футболе. Я ответил: «Женщина должна заниматься своим делом!» Она говорит: «А каким своим делом? Что, дома сидеть?» «Да, дома сидеть с детьми и стряпать. Это основное». Ну, если нравится футбол девчонкам – пусть играют, но не мои.

– Решающее слово в семье за вами?

– Наверное, за мной – я же мужчина и должен принимать решение. Но мы находим компромисс, все решаем сообща.

– Семейный бюджет кто ведет?

– Я добытчик, а тратит жена. Не буду же я ходить по магазинам (смеется). Ну, иногда она заставляет меня ходить вместе, но это бывает редко и быстро мне надоедает.

– Как у вашей жены с русским языком, ведь она испанка?

– Нормально, все понимает и говорит.

– А у детей?

– Ходят в обычную школу. Знают и испанский и русский.

– Кто дома готовит?

– Жена, я – очень редко. Если честно, сам готовить не люблю, если только мясо пожарить, беляши или дочка попросит. Тогда мы садимся и вместе готовим, она мне помогает.

– На столе в основном испанская кухня?

– Испанская, русская. Жена готовит блюда любой кухни. И очень хорошо.

– Вам повезло!

– Да!

Снова серьезный

– Вот вы с благодарностью вспоминаете свой двор, а ведь у современных мальчишек уже другие дворы – сплошь засаженные ракушками и машинами…

– Согласен, есть такая проблема, и очень она серьезная. Но вижу, что по крайней мере в московских дворах уже начинают строить спортивные площадки. А что касается физкультуры, то ее азы нужно прививать в школе. Заметил, что многие наши молодые футболисты не умеют правильно бегать. Их в школах перестали этому учить. У нас была легкая атлетика и прыжки. А сейчас у ребят даже с координацией проблемы. Это очень настораживает.

– Как вы относитесь к тому, что Никита Павлович Симонян сейчас возрождает «Кожаный мяч»?

– Это правильно. Так и должно быть.

– А ведь раньше помимо «Кожаного мяча», была и «Золотая шайба», и «Оранжевый мяч» и «Переправа» и масса всевозможных детских турниров, где они сейчас?

– Их надо возрождать. Найти спонсоров. Например, в Подмосковье, в некоторых городах объединяются два-три ЖЭКа и проводят для детишек турниры: летом – летний, зимой – зимний. В развитии физкультуры должны быть заинтересованы все наши организации – и спортивные и административные – потому что спорт и физкультура связаны. Это развитие здоровой нации. В «Кожаный мяч» играет сто человек. Один-два обязательно пробьются наверх, это уже огромные плюсы – и массовому и большому спорту. Остальные получили хорошую общую физическую подготовку. Вот так и должно быть. Конечно, нам сейчас нужно время, что бы восстановить то, что мы потеряли, но я надеюсь, что к этому все и идет.