Максим Деменко: «Стремлюсь получать удовольствие от футбола»

«Спорт-Экспресс» 2001

Переход Максима Деменко в «Зенит» перед сезоном-2000 наделал много шуму. Игрок, выступавший в 17-летнем возрасте за суперклуб бывшего Советского Союза - киевское «Динамо», приглашавшийся в московский «Спартак» и донецкий «Шахтер» - команды, борющиеся в своих чемпионатах за золотые медали и прописавшиеся в еврокубках, стал самым сенсационным приобретением петербургской команды. Его трансфер до сих пор считается одним из самых дорогих в российском футболе.

За два года зенитовские болельщики успели полюбить Деменко и оценить его мастерство. Он быстро подтвердил репутацию универсала, способного сыграть в обороне, средней линии, атаке, даже в воротах, как это случилось в прошлогоднем махачкалинском матче. Но все же у многих любителей футбола возникает ощущение, что Деменко в «Зените» далеко не полностью раскрыл свой потенциал, что он мог бы гораздо больше принести пользы команде. Так ли это? Как сам футболист оценивает зенитовский период своей карьеры? И продолжит ли он ее в питерском клубе? С этого вопроса и началась наша беседа.

«Взял время на размышления»

- Максим, ваш контракт с «Зенитом» закончился. Вы уже определились со своим будущим?

- Пока еще нет. Меня устраивает в «Зените» почти все - у нас хорошая команда, клуб выполняет все свои обязательства. Очень нравится Петербург - прекрасный город, замечательные болельщики. Я хотел бы и дальше играть в «Зените».

- Вам предложили продлить контракт?

- Еще несколько месяцев назад Виталий Леонтьевич Мутко говорил со мной об этом, речь шла о трехлетнем соглашении, затем о двухлетнем. Я взял время на размышление.

- И когда собираетесь принять решение?

- После отпуска, не раньше. Отдыхать буду в родном Краснодаре.

- Не секрет, что у вас сложные отношения с Юрием Андреевичем Морозовым. В них главная причина ваших сомнений играть ли в «Зените» дальше?

- Наверное, да. Мне хочется, чтобы тренер мне доверял полностью, хочется играть, помогать команде. В прошлом году многовато матчей пропустил, хотя был здоров, чувствовал себя хорошо. Думаю, что мог бы забить побольше, чем 6 мячей.

«Мне важен контакт с тренером»

- Давайте поговорим об этом подробнее. В чем суть вашего конфликта с Морозовым?

- Я бы не стал говорить о конфликте. Все сложнее. Юрий Андреевич - тренер высокого класса, превосходный специалист. Не могу говорить за всех футболистов, но лично мне важно, чтобы с тренером был контакт. Чтобы тренер относился ко мне с уважением, видел во мне не только исполнителя, но и человека. Морозов не стремится устанавливать с игроками доверительные отношения. Ему в первую очередь важно, чтобы беспрекословно, в полном объеме выполнялись все его задания, установки - на тренировках, в играх. Юрий Андреевич - человек очень эмоциональный, он всегда высказывает свое недовольство игрокам в резкой форме, не выбирая слов, не думая, что у футболиста может быть самолюбие, что на него могут обидеться.

- С Давыдовым было легче?

- Анатолий Викторович - совсем другой человек. Он с каждым находил общий язык, располагал к себе.

- Давыдова называли слишком мягким тренером и человеком, обвиняли его в том, что он не смог управлять командой. Вы с этим не согласны?

- Как человек Давыдов не был мягким, он мог, когда надо и приказать, и наказать, дисциплину он поддерживал. Другое дело, что как тренер, он, может быть, бывал мягок, то есть снижал нагрузки, давал больше, чем нужно, отдыхать. Возможно, ему просто не хватало опыта.

- Так ли уж важно, чтобы тренер был в контакте с игроками?

- Может быть, это и не самое важное. Но когда у футболистов хорошие отношения с тренером, то это только на пользу команде. Бывает, что игроки выходят играть «за тренера». Например, так было в «Крыльях Советов», когда я там выступал - руководство задерживало выплаты, не очень хорошо относилось к ребятам, но с тренером у всех были прекрасные отношения, поэтому мы бились за Аверьянова и смогли остаться в высшей лиге.

- Известно, что во многих европейских командах работают психологи. В России тренеры от услуг таких специалистов всегда отказываются, заявляя «Тренер - лучший психолог».

- Футболисты проводят вместе очень много времени - сборы, поездки, на базе мы живем дольше, чем дома. Когда говорят, что команда - это семья, то так оно и есть. В любой семье есть вещи, о которых не говорят с чужими. Психолог же - человек со стороны, и конечно, тренеры не очень хотят, чтобы об этих вещах он узнал. Среди тренеров действительно есть хорошие психологи, и им никакие помощники не нужны.

- Морозов не раз говорил, что вы не вписываетесь в конкретную тактическую модель на тот или иной матчи, поэтому и не играете.

- Не понимаю, почему, по каким именно причинам я «не вписываюсь». Разве «Зенит» на старте чемпионата, когда мы одержали пять побед подряд, играл в другой футбол, чем осенью? Были ведь матчи, в которых выходили и я, и Кобелев, и Горшков, и Игонин и всем находилось место, никто друг другу не мешал. Морозов не объясняет почему он ставит на игру или не ставит. Например, матч с ЦСКА. Сыграл я в нем, на мой взгляд, неплохо, забил гол, но в следующей игре не вышел.

«Зенит» предпочел «Локомотиву»

- В других командах такого не было, вы всегда играли в основном составе, да и в «Зенит» приглашались как игрок, что должен стать ключевым. У вас уже было имя.

- Одновременно с приглашением в «Зенит» получил предложение от московского «Локомотива». На переговоры приехал президент «Локомотива» Валерий Филатов. Не скрою, мне было лестно, что главный человек такого солидного клуба прилетел из Москвы ко мне для того, чтобы пригласить в команду, что намерена бороться за звание чемпиона. Однако я сделал выбор в пользу «Зенита». Анатолий Давыдов убедил, что я ему нужен, что он видит во мне лидера своей команды. Питерский клуб выкупил все права на меня у моего агента.

- Сложилось мнение, что ваш агент - Александр Гармашов - виноват в том, что вы слишком долго выступали за команды не очень высокого уровня, что сорвался ваш переход в «Спартак».

- Когда-то я сам так думал. Сейчас стал старше, на многие вещи смотрю по-другому и понимаю, что Гармашов вложил в меня немало труда, сделал мне очень много хорошего. Он заботился обо мне, вел переговоры с клубами, с серьезными людьми, стараясь добиться наиболее выгодных для меня условий.

- Гармашов давно знаком с Давыдовым, они играли вместе за тольяттинскую «Ладу». Это сыграло роль в вашем переходе в «Зенит»?

- Может быть, сыграло. Но важнее было то, что Виталий Леонтьевич Мутко согласился с Давыдовым и по его просьбе сделал все, чтобы я стал игроком «Зенита».

- Вы играли в разных клубах, в том числе не только за тольяттинскую «Ладу», «Крылья Советов», «Жемчужину» - команды, что не ставили высоких задач, но и за знаменитое во всем мире киевское «Динамо». Каким на первый взгляд вам показался в сравнении с ним «Зенит»?

- Киевское «Динамо», в то время, что я выступал в нем, не было суперклубом. Было много проблем, и организационных, и чисто футбольных. Это потом, когда вернулся Лобановский, когда заиграли Андрей Шевченко, Сергей Ребров, тогда «Динамо» стало действительно очень сильной командой. Поэтому сравнивать нынешний «Зенита» с тем киевским «Динамо» нет смысла.

«Завидую питерским ребятам»

- Сильно ли преобразилась питерская команда за то время, что вы играете в ней?

- Многое изменилось после того, как главным тренером стал Морозов. У Юрия Андреевича свое видение футбола, своя модель игры - прессинг, фланговые атаки. Команда добилась заметного прогресса благодаря ему.

- Еще в чемпионате 2000 года «Зенит» во многих матчах показывал великолепный футбол, но занял лишь седьмое место. В этом году пришел успех - бронзовые медали. Команда усилила игру, устранила недостатки, или наконец-то стало везти?

- По-моему, очень важно, что нам удался старт. Пять побед в первых шести турах - очень хороший результат. Этого запаса очков хватило, чтобы даже несмотря на спад, несколько поражений подряд, «Зенит» остался в группе лидеров. В прошлом году, как все помнят, много было травм, причем тяжелых, сразу полкоманды выбывало. В этот раз мы хорошо поработали перед сезоном над физической подготовкой. Нагрузки были очень высокие, но ребята выдержали, здоровья хватило, поэтому травм стало меньше, сил хватило на весь чемпионат.

- В этом сезоне вам нашли новую позицию на поле.

- Мне нравится играть ближе к нападающим, на месте инсайда. Для форварда у меня нет взрывной скорости. Люблю атаковать из глубины, так мне удалось забить голы «Сатурну», «Ростсельмашу», «Черноморцу», ЦСКА. Но и в обороне сыграть готов, если требуется.

- Когда пришла уверенность, что станете призерами?

- Только после матча в Саратове. Мы обыграли «Сокол», конкуренты в этот же день проиграли. Тогда все поверили, что медали уже у нас.

- Победа над «Спартаком» на «Петровском» не была переломным моментом сезона? Многим показалось, что после нее зенитовцы заиграли с особым настроем?

- Тот матч нам удался, но ведь он ничего не решал. Мы вышли на поле раскрепощенными, а потом завелись, пришел кураж. Выделять эту победу, или выигрыш у ЦСКА не стоит.

- Третье место «Зенита» - это максимум, чего можно было добиться, или команда могла подняться выше?

- Раз мы не смогли выиграть у «Локомотива», у «Спартака», то, наверное, третье место заняли справедливо. Говорить о сговоре москвичей, о том, что нас не пустили в Лигу чемпионов не хочу. «Зенит» мог решить сам свои задачи, тогда бы не зависел от того, как сыграют «Спартак» и «Локомотив».

- Вы в последних матчах не играли. Есть чувство, что будь вы на поле в этих матчах, то все было бы иначе.

- Футбол - коллективный вид спорта. Никогда не понимал, когда болельщики и журналисты выделяют какого-то одного игрока и ставят его выше всех. На поле выходит команда, она проигрывает и выигрывает. Нельзя говорить, что кто-то в одиночку решил исход матча. Даже если нападающий забил гол из ничего, то защитники и вратари не дали сопернику отыграться. Так же как нельзя говорить, что победа - только заслуга тренера. Каким бы не был великим тренер, его планы выполняет команда.

- Ваш ответ понятен, но, признайтесь - хотелось быть на поле в игре с «Черноморцем»?

- Хотелось, конечно. Уверен, игры бы не испортил.

- Бронзовые медали в Петербурге расценили как прорыв «Зенита» на новый, более высокий уровень. В будущем году болельщики потребуют новых побед.

- В команде появились молодые ребята, очень хорошие - Аршавин, Кержаков, Астафьев, Васянович. Почти все питерские, в «Зените» мечтали играть с детства. Я им по-хорошему завидую.

- Завидуете?

- Да. Наверное, мечта любого футболиста - выступать за команду родного города, чтобы эта команда была сильной, способной решать высокие задачи. У питерских ребят - эта мечта сбылась, а у меня, и очень у многих игроков - нет.

«Деньги не самое главное»

- Сегодня Виталий Мутко честно признается, что «Зенит» уступает в финансовых возможностях «Спартаку», «Локомотиву», ЦСКА. Говорили, что премиальные у спартаковцев за победу над «Зенитом» в московском матче были чуть ли не десять раз выше, чем у петербуржцев. Это сыграло свою роль?

- Если вы хотите сказать, что «Зенит» проиграл «Спартаку» из-за денег, то это не так. На поле о деньгах думаешь в последнюю очередь, особенно в таких важных, решающих матчах.

- Но все равно, Максим, не возникает обиды, что ваш талант, труд вознаграждаются не так высоко, как у тех, кто, может быть, уступает вам в мастерстве, но попал в более богатый клуб?

- Нет. На что или на кого обижаться? Деньги, конечно, важны для каждого человека, и хочется хорошо зарабатывать. Чтобы иметь возможность содержать семью, помогать родителям. Когда-то я мечтал о своей квартире, теперь квартира у меня есть, да и вообще, в сравнении со многим людьми мы, футболисты живем благополучно. У меня нет сегодня цели получить большой контракт, или уехать за границу.

- А были предложения поиграть в Европе?

- Летом мной интересовался австрийский «Штурм». Но переговоры быстро свернули. Да и я сам не слишком рвался в Австрию. Мне хотелось бы поиграть в Испании или Франции.

- Многие профессионалы в свободное время от футбола отдыхают, смотреть по телевизору не любят. Вы - исключение?

- Всегда готов посмотреть матч хороших команд. Жена иногда ворчит, мол и так все время занимает футбол. Но куда же от него денешься?

- Ваши любимые игроки?

- В детстве у меня были два кумира - Платини и Марадона. Когда взрослеешь, то уже ни на кого не смотришь с таким восхищением. Из тех, кто играет сейчас, больше всех нравится Зидан - как он работает с мячом, как видит поле, как он уверен в себе. По моему, Зидан - лучший в мире.

«Боюсь травм, хочу стать чемпионом России»

- Есть вещи, которых вы страшитесь?

- Очень не хотел бы получить тяжелую травму. К счастью, серьезных травм у меня не было. Среди моих знакомых есть ребята, что раньше времени закончили с футболом из-за тяжелых травм. Им приходилось крайне сложно привыкать к новой жизни, жизни без футбола. Исчезают люди, которые назывались друзьями, бывает, распадаются семьи. Впрочем, в своей семье я не сомневаюсь, верю, что даже в самый тяжелый момент она меня поддержит.

- У футболиста Деменко есть мечта?

- Хочу стать чемпионом России. Надеюсь, что мне удастся ее реализовать.

- В сборной сыграть не надеетесь?

- Почему же, мне всего 25 лет, еще есть время. Хотя иногда думаю, если бы в свое время перешел в «Спартак», то играл бы в сборной регулярно. Олег Иванович Романцев, как многие тренеры, больше доверяет «своим». Говорят, что дважды в «Спартак» не зовут. Меня приглашали уже два раза, оба раза не сложилось. Хотя чтобы играть в «Спартаке», надо в первую очередь очень этого хотеть, у меня такого стремления не было.

- Футбол для вас стал работой или остался игрой?

- Футбол - прежде всего моя работа, но любимая работа. Та, от которой получаешь удовольствие. Порой не так важно - выиграла команда матч или проиграла, но ты от футбола получил удовольствие. Вот вы спрашивали о деньгах. Наверное, не так много людей в мире зарабатывает деньги тем, что им доставляет удовольствие, тем, что он с детства любит. Поэтому, считаю, что в жизни мне повезло.

cacheactual 1 * (isboot 0 + procload 3.81*2 + timegenerated 1*0.02) = 7.64