Войти

Олег Мирный: «Благодарен судьбе, что попал в «Кубань»

«Независимая спортивная газета» 26.07.2016

Нынешний тренер «Кубани-2» Олег Мирный в игроцкие годы был буквально нарасхват. Его хотели видеть в своих рядах московские ЦСКА, «Спартак» и «Динамо», ростовский СКА, но значительную часть карьеры он, уроженец Краснодара, провел в «Кубани» – 152 матча за 5 сезонов. Олег Павлович верен желто-зеленым цветам и поныне: в клубе он уже 8-й год работает с молодежью и будет помогать в новом сезоне наставнику второй команды Евгению Калешину бесценным опытом.

О клубной молодежи, китах-проблемах нашего футбола и своей футбольной жизни Олег Мирный поведал в интервью корреспонденту «Независимой спортивной газеты».

ЯКУБА НЕРАВНОДУШЕН К ФУТБОЛУ, ЭТО ГЛАВНОЕ

– Олег Павлович, 28 июля «Кубани-2» ехать во Владикавказ на матч стартового тура чемпионата страны с местным «Спартаком». Как оцените готовность команды к сезону?

– С точки зрения состава команда готова процентов на 70. Думаю, по ходу сезона сможем усиливаться игроками основы, а именно бывшими футболистами дубля – речь идет о ребятах 1996 года рождения. Команда создана для того, чтобы не потерять молодых и перспективных игроков, которые, может, и не попадут в главную «Кубань», но будут, как говорится в таких случаях, под основным составом. Теперь в клубе есть вертикаль «первая команда-вторая команда-школа», а с ней придет и преемственность поколений.

– «Кубань-2» принял Евгений Калешин, в прошлом сезоне ассистировавший Сергею Ташуеву. На ваш взгляд, он уже готов к самостоятельной работе?

– Я думаю, для самостоятельной работы у Евгения все есть. А главное, есть желание и высокий тренерский интеллект. Я вижу его стремление работать главным тренером, и, по моему мнению, со временем он станет хорошим специалистом.

– В первую команду из ребят 1996 года рождения привлекаются Юрий Завезен и Максим Майрович. Как оцениваете перспективы этих парней в сезоне-2016/17?

– Все от них зависит. Как будут проявлять себя на тренировках, в матчах и сколько времени им будет выделяться: если главный тренер выпустил на 5 минут, значит, даже за это время нужно отдаваться полностью игре. Только так они смогут прогрессировать. Понятно, что для решения задачи выхода в премьер-лигу Дану Петреску нужны готовые игроки, но эти ребята тоже неплохие. Вообще, у всех футболистов «Кубани» 1996 года рождения есть потенциал, и любой из них может заменить при необходимости в первой команде игрока основы.

– Вам жаль, что этим летом ваши бывшие подопечные Святослав Георгиевский и Сергей Каретник ушли в «Анжи»?

– Не хочу об этом говорить, если честно. Это их решение, люди вправе сами распоряжаться своей судьбой. Их перспективы в премьер-лиге? Ну, как вам сказать… Вопрос провокационный, поэтому не стану на него отвечать.

– Одним из самых перспективных молодых игроков «Кубани» считается опорник Денис Якуба. В чем вы видите плюсы этого парня?

– Во-первых, он боец, а опорник должен «выжигать» буквально каждый участок поля и уметь страховать партнеров. А во-вторых, Денис полностью отдается игре. Да, может, ему чего-то не хватает в плане созидания, но в самоотдаче этому парню точно не откажешь. И такой самоотдаче на поле многим нужно поучиться. Якуба неравнодушен к футболу, и, я считаю, это одно из главных его качеств.

У ЛОБКАРЕВА СЛОВНО ДВА СЕРДЦА

– С «молодежкой» «Кубани» вы работали с 2009-го. На ваш взгляд, прошлогодний набор игроков был самым сильным по составу из тех, что вы тренировали?

– В принципе, по тому, что мы видим, он получился самым перспективным. Хотя из тех, кто играл раньше, тоже есть футболисты, которые оказались не востребованы клубом, но они играют в первой лиге России и даже за рубежом, в том же Казахстане.

– Многих болельщиков в крае интересует вопрос: почему же в «Кубани» почти нет кубанских футболистов?

– Тут много нюансов, очень много. Например, в конкретный момент футболист не был нужен главному тренеру команды, который возглавлял на тот момент «Кубань», и ушел в команду ниже рангом, где набирался опыта, получал игровую практику. Нынче мы видим, что тот же Виталий Шахов, воспитанник нашего клуба, находился на просмотре в ЦСКА. И я считаю, что у этого центрального защитника к 25-ти годам перспективы не только как у футболиста премьер-лиги, но и в будущем игрока сборной страны.

– Что можете сказать о видных футбольных качествах Шахова?

– Виталик очень хорошо играет головой, поэтому нередко забивает. Вообще, на поле он мыслит, читает игровую ситуацию. Может, у него не хватает немного скорости, однако игровое мышление у него на хорошем уровне, что является одним из главных качеств для футболиста высокого класса. А еще Шахов настоящий профессионал – поверьте мне, я знаю этого парня давно.

– О ровеснике Шахова Викторе Дмитренко, который стал чемпионом Казахстана в 2014-м с «Актобе» и играет за национальную сборную этой страны, можно сказать то же самое?

– Да. Витя и Виталик – друзья с детства, и оба центральные защитники. Правда, игроки они разноплановые, и главное их отличие кроется в игровом мышлении, скорости принятия решений на поле. Хотя и тот, и другой, уверен, помогли бы сейчас «Кубани». О чем я и говорю: в один момент парни оказались клубу не нужны, а сейчас, может, и нужны, но чего-то не хватает, чтобы их позвать.

– Роман Бугаев и Владимир Лобкарев прошли через дубль при вас. Оба выделяются в первую очередь трудолюбием?

– Да, особенно Лобкарев, у которого словно два сердца. Он может сыграть как в защите на обоих флангах, так и в средней линии, плюс у Владимира сумасшедшее желание. Что же касается Бугаева, то он был в дубле давно, в 2009-м, и очень мало. Раньше Рома считался перспективным, а сейчас уже взрослый, сформировавшийся футболист.

– Вы сказали, что часто судьба ребят из дубля зависит от конкретного главного тренера «Кубани». А кто из наставников уделял дублю больше всех внимания?

– Не хочется называть конкретные фамилии, потому что кто-то обязательно обидится. Я лишь могу сказать, что потока местных воспитанников в первую команду нет и не было. Хотелось бы, конечно, чтобы он был, но тут нужно начинать с детского футбола, где все надо переделывать заново.

– Вы имеете в виду систему детского футбола именно в «Кубани» или в стране?

– Российский детский футбол в целом. В первую очередь, нам не нужно гоняться только за результатом, чтобы переход ребенка во взрослый футбол проходил безболезненно. А когда сейчас мальчик приходит в большой футбол, ему очень тяжело перестроиться. На взрослом уровне другие скорости мышления и перемещения, а еще ребятам почти всегда не хватает технического мастерства. Это самая большая беда нашего футбола, не только «Кубани», и в этом отношении нам стоит брать, а не отталкивать, все лучшее из-за границы.

СЕЛЕЗНЕВ ПОДВЕЛ «КУБАНЬ»

– А вам удавалось в период обучения в Высшей школе тренеров выезжать за рубеж и черпать опыт у иностранных коллег напрямую?

– Да, 12 лет назад я был на стажировке в пражской «Спарте». Многое меня там удивило, так как наша система совсем другая. Там люди гонятся не за результатом, а за качеством подготовки футболистов. Если в «Спарте» я наблюдал подбор игроков, то в России почти всегда – набор. Я ведь работал до прихода в «Кубань» еще в «Крас-нодаре-2000», где был свой подход, в том числе к селекции, но тот период мне даже не хочется вспоминать.

– В «Кубани» вы все время работаете ассистентом главного тренера команды. Нет ли желания, наконец, в ваши 53 попробовать себя в самостоятельном «полете»?

– Сотов работать самостоятельно и на более высоком уровне, чем молодежное первенство или второй дивизион, но предложений пока нет. Например, в первую команду «Кубани» за все это время ни разу не звали.

– Как бы вы изнутри охарактеризовали процесс работы с молодыми игроками?

– Это очень тяжелый процесс, поскольку происходит переход игрока из детского футбола во взрослый. Сложность заключается в особенностях психологии молодых ребят: тебе нужно быть для них чуть ли не отцом родным. На молодежном уровне игроки не профессионалы, они еще дети, и это в работе нужно учитывать.

– Игорь Осинькин, который возглавлял «молодежку» «Кубани» последние 3 сезона, и вправду отличный психолог?

– Да, вопросов нет. Игорь Витальевич довольно хорошо работает с молодежью, и, думаю, он мог бы работать уровнем выше, чем второй дивизион, где он сейчас принял команду «Чертаново». На протяжении 3-х лет я видел у него трудолюбие, правильное отношение к футболу, его особое видение игры. Считаю, он мог оставить «Кубань» в премьер-лиге, но, с одной стороны, тогда в команде было слишком много травмированных, а с другой, некоторые люди просто подвели клуб в ответственный момент.

– Кто именно подвел «Кубань», если не секрет?

– Тот же Селезнев сильно подвел. Он сейчас много чего говорит, но все это сказки. Я не хочу углубляться в эту тему, но некоторые футболисты действительно команду подвели. Других фамилий пока называть не буду, выделю только Селезнева. В итоге получилось так, что в последних матчах у нас выходило, по сути, 9 защитников, созидания было мало. Особенно не хватало в центре поля получившего тяжелую травму Рабиу, и пришлось туда ставить Сантану, хотя он в опорной зоне прежде практически не играл. Так что «Кубани» в конце прошлого сезона объективно тяжело было остаться в премьер-лиге.

– С возвращением в «Кубань» Дана Петреску между первой и второй командами уже установился тесный контакт?

С Даном у нас всегда был диалог, я это помню еще по старым временам. Если память мне не изменяет, при Петреску дубль играл товарищеские матчи с основой раз семь, и, уверен, как только в чемпионате возникнет пауза, он вновь устроит «внутренний спарринг», теперь уже с «Кубанью-2».

– На ваш взгляд, турнир второго дивизиона, в котором предстоит играть «Кубани-2» в грядущем сезоне, в разы слабее советской второй лиги?

– Конечно, слабее. Раньше в любой команде южной зоны второй лиги играло 5-6 человек, которых ты, не зная фамилию, мог угадать даже по движению с мячом. Сейчас во втором дивизионе все серо и блекло. Мало теперь индивидуально сильных футболистов, которые многое умеют. Футбол во втором дивизионе вырос в скорости, но упал в мастерстве.

РЕБЯТА ШЛИ НА ТАНЦЫ, А Я НА ТРЕНИРОВКУ

– Кого бы вы выделили в майкопской «Дружбе», с которой в 1981-м дебютировали во взрослом футболе во второй лиге?

– Толика Абрамова, нападающего. Толик был маленького роста, однако вверху выигрывал такие мячи, которые далеко не каждый бы выиграл. Он легенда майкопской «Дружбы», однозначно. Больше не хочется никого выделять: хороших футболистов в команде было много, они потом играли и выше. Из «Дружбы» вышло много знаковых для кубанского футбола игроков.

– А как вы, собственно, изначально попали в «Дружбу»?

– По окончании спецкласса олимпийского резерва по футболу пошел работать на завод измерительных приборов слесарем механо-сборочных работ, играл за местную команду. А через полгода решил все-таки попробовать себя в большом футболе и поехал на просмотр в «Дружбу». Славным тренером команды тогда был Владимир Эштреков, который только закончил ВШТ, и он меня оставил.

– Эштреков использовал вас на той же позиции, на какой вы играли до этого?

– В то время мне было все равно, на какой позиции играть, кроме защиты. В «Дружбе» я играл и нападающего, и крайнего хава, и центрального. Этот универсализм у меня больше от природы, плюс я его нарабатывал – много трудился, во многом себе отказывал. Любил футбол и стремился в нем остаться. Поэтому, когда ребята ходили на танцы, я не ходил – шел на стадион и работал над всеми компонентами дополнительно.

– Понимаю, что трудно это сделать, но можете выделить свои главные игроцкие плюсы?

– Не хочу выделять свои качества, пусть это делают те, кто видел меня в деле. Могу лишь сказать, что ближе к концу карьеры я играл опорного хава, поскольку показывал более осмысленный футбол за счет видения поля. Мне тогда казалось, что в футболе для меня секретов осталось мало, и у меня уже не наблюдалось лишней беготни.

– Летом 1983-го вы оказались в «Кубани», которая пыталась оправиться от вылета из высшей лиги. Как произошел переход?

– Славным тренером «Кубани» был тогда Александр Петрович Кочетков, помогал ему Юрий Владимирович Колинько, начальником команды был Виталий Иллиодорович Фурса. Они однажды приехали на игру в Майкоп и приметили меня, после чего решили пригласить в команду. Даже не задумывался тогда о переходе: я сам краснодарский и всю жизнь мечтал играть в «Кубани». В общем, согласие дал сразу.

– Мечта оказалась такой, какой вы ее себе и представляли?

– Да. Я благодарен судьбе, что попал в «Кубань», так как играл с великими футболистами. Владимир Пильгуй, Александр Балахнин, Юрий Чеботарев, Владимир Комаров, Василий Шитиков, Владимир Подобедов, Игорь Калешин, Владимир Лагойда, Александр Багапов, Александр Плошник, Сергей Сорюнов, Александр Семенюков!.. Не зря с таким составом «Кубань» в 1983-м ставила задачу возвращения в высшую лигу, но, в конечном счете, мы стали лишь восьмыми. В следующем году финишировали четвертыми, а до второго места, которое заняло кутаисское «Торпедо», не хватило 6-ти очков.

– Это объясняется тем, что в первой союзной лиге была большая конкуренция?

– В то время в первой лиге было много интересных, самобытных коллективов. Мне лично запомнилась рижская «Даугава» – очень приличная по уровню команда. Вообще, коллективы из союзных республик отличались особым колоритом. Правда, порой нам приходилось на выезды лететь по 20 часов со сменами часовых поясов, но ничего страшного – терпели. Не было раньше чартеров, летали рейсовыми самолетами, но переносили это спокойно.

СЛЕСАРЬ ПОЛУЧАЕТ БОЛЬШЕ, ЧЕМ МОЛОДЕЖЬ В «КУБАНИ»

– Вы согласны с тем, что одна из главных бед российского футбола – это большие деньги?

– Да, согласен. Зарплаты футболистам у нас в стране очень завышены – не стоит, на мой взгляд, платить столько денег людям, которые в жизни ничего практически не достигли. Мы балуем молодых футболистов, и в отношении заработной платы это просто беспредел. Есть, конечно, в российском чемпионате футболисты, которые заслуживают больших денег – например, таковым еще недавно являлся Халк. Но есть и футболисты, которые к нам приезжают из-за рубежа, получают баснословные деньги, однако не помогают развивать наш футбол.

– То есть согласны с высказыванием Леонида Слуцкого о том, что в России игроки не привыкли «копать картошку» и не будут этого делать?

– Леонид Викторович правильно сказал, я с ним полностью согласен. Вот мое поколение действительно «копало картошку», причем порой в прямом смысле этого слова, а сейчас у футболистов совсем другие ценности в жизни. Конечно, нам платили по тем временам неплохие деньги, но они не являлись самоцелью. В первую очередь, мы выходили играть за клуб, присутствовал клубный патриотизм – сейчас я его мало вижу. Нынче футболистам не заплатили зарплату за 2 месяца, и они уже начинают жаловаться. А мы думали так – ну, не платят сейчас, так потом заплатят, куда денутся. Сильно на эту тему не рассуждали и просто играли в футбол.

– Для сравнения, какую самую большую покупку вы совершили, будучи игроком?

– Даже и не вспомню. Разница заключается в том, что раньше не было многого из того, что есть сейчас, и почти всё было в дефиците. В наше время есть всё, и ты получаешь деньги и тратишь их, как хочешь. Повторюсь, ценности теперь совсем другие.

– Вы сказали, что в отношении долгих перелетов терпели. А большие нагрузки, предлагавшиеся Александром Кочетковым, удавалось переносить так же стойко?

– Тяжелые были нагрузки, чего скрывать, но, что мне нравилось, у Александра Петровича на тренировках почти вся работа проходила с мячом. Были неспецифические упражнения, однако большую часть времени работали с мячом. Кочетков требовал в спартаковском стиле держать мяч внизу, что и мы сейчас требуем от футболистов в «Кубани-2». Он ненавидел футбол «бей-беги» и не любил, когда мы лишний раз поднимали мяч высоко над травой: в такие моменты крик стоял на все поле. Александр Петрович был требователен в этом плане, но научил многому в том числе уже состоявшихся футболистов.

– Система штрафов у Кочеткова практиковалась?

– Нет, я не помню такого. Он был очень жестким и требовательным человеком, мог своего добиться и без штрафов. Славным наказанием было дежурство: кто проштрафился, тот и носил мячи и форму, как положено. Ту же систему мы применяли и в дубле «Кубани», не было денежных штрафов. А зачем штрафовать парней, если зарплаты, условно говоря, им хватало только на мороженое?

– То есть в молодежке желто-зеленых игроков большими деньгами не баловали?

– Нет, парни получали по российским меркам копейки. Конкретные суммы? Я назвать их вам не могу, но скажу, что мы платили ребятам в рублях. Для сравнения, слесарь нынче получает, наверное, даже больше.

– Можно сказать, что в «Кубани» вы сформировались как футболист?

– Так и было. После «Дружбы» я был еще сыроват для футбола, а в «Кубани» закрепился в составе. Меня во многом воспитал Кочетков, который сурово относился к молодежи и, считаю, правильно делал. Петрович никому спуску не давал.

В ТЮМЕНИ ХОДИЛ НА ЛЫЖАХ ПО 10 КИЛОМЕТРОВ

– Александра Кочеткова можно охарактеризовать как человека настроения?

– Я бы так не сказал, хотя по жизни за ним это кредо действительно закрепилось. Да, он иногда бывал несправедлив, но в основном все делал правильно. В 1983-м при нем я сразу попал в основной состав «Кубани», но затем последовала травма, из-за которой в сезоне провел всего 3 матча. Некоторое время после восстановления играл за дубль, а в 1984-м и 1985-м уже стабильно выходил в основе.

– Конкуренция за место в составе при Кочеткове была большой?

– Ну, порядка 10-ти человек в каждой игре оставалось на лавке. А поскольку я играл тогда почти на всех позициях, то и конкурировал почти со всеми. Чаще, конечно, Кочетков меня пробовал крайним полузащитником, правым или левым – без разницы. Забивал я, правда, не так уж много, но 4 мяча за 3 сезона оформил. Какой из них запомнился? Первый, который забил в 1984-м ярославскому «Шиннику» на выезде. Причем я отличился аж на последней минуте матча, но большой радости не испытал – мы тогда проиграли 1:2.

– В 1986-м вы предприняли специфический шаг в своей карьере, уехав из «Кубани» в далекую Тюмень. Зачем и почему?

– Тогда на носу у меня была армия, и я уехал «служить» в Тюмень. В местном «Геологе» тренером был Виктор Георгиевич Корольков, с которым в 1983-м мы ездили со сборной России для игроков не старше 20 лет на Спартакиаду народов СССР. В той сборной было много будущих звезд – Валерий Шмаров, Евгений Крюков, Александр Жидков, Алексей Еременко, Валерий Глушаков, Валерий Заздравных… Состав очень сильный, и мы тогда дошли до финала, где уступили Литве. Из той литовской команды почти все ребята потом играли в вильнюсском «Жальгирисе» в союзной «вышке», но мы могли победить, так как имели моменты. Мы не забили, а соперник забил один гол, и для победы им этого хватило.

– Корольков действительно футбольный гений, каким его запомнили в «Кубани», которую он вывел в высшую лигу Советского Союза?

– Я считаю, он был очень сильным психологом. Виктор Георгиевич чувствовал игроков, знал, кто будет играть в футбол, а кто нет. У него всегда в команде был коллектив, что важно. Корольков, как и Кочетков, помог мне продолжить становление как футболиста, с ним мне было приятно работать.

– Сибирский футбол считают очень жестким, контактным…

– У нас была очень техничная команда. Да, говорят, что в Сибири играют в «бей-беги», но Корольков проповедовал опять же спартаковский футбол, и куда попало мяч мы никогда не били. В итоге в сезоне-1986 в своей зоне второй лиги не проиграли ни одного матча и досрочно выиграли турнир за 4-5 туров до финиша.

– Правда, что Корольков являлся примером для футболистов даже в мелочах?

– Да, очень сильная личность. Например, перед матчами он много не говорил, но всегда попадал в точку. Я знаком со многими бывшими футболистами, которые работали с ним в разных командах, и абсолютно все говорят о Георгиче только хорошее. Считаю, что и в «Кубани» он наряду с Петреску добился наивысшего успеха в клубной истории.

– Тюменская область славится биатлонным комплексом «Жемчужина Сибири», а не выступающей нынче в ФНЛ командой «Тюмень». На лыжах там часто ходили?

– Ходили, причем у Королькова это была часть тренировочного процесса. Бывало, что на улице 30 градусов мороза, а мы надевали лыжи – и вперед, 10 километров по лесу. Ничего, никто не жаловался. Как в Тюмени играли в футбол? Лето там жаркое, а в апреле сходит снег, и играть можно, вопросов нет.

ОТ ПЕРЕХОДА В «СПАРТАК» ОТГОВОРИЛ КОРОЛЬКОВ

– В Тюмени прониклись местным укладом жизни, менталитетом?

– Прежде всего, мне нравилось, что в Сибири очень хорошие люди, простые и добрые. Но по окончании сезо-на-1987 в первой лиге я вернулся в «Кубань», хотя в Тюмени надеялись меня оставить и давали 4-комнатную квартиру и машину. Но к тому моменту Королькова в команде уже не было, а меня тянуло домой, и я вернулся с удовольствием обратно и за «Кубань» отыграл еще 2 сезона в первой лиге.

– Вам поступали когда-нибудь предложения от команд высшей лиги?

– Поступало много, но никуда не уходил: для меня идеалом являлась «Кубань», с которой я хотел подняться в «вышку». Звали меня и в ЦСКА, и в московское «Динамо», в ростовский СКА, а жалею лишь о том, что не уехал в «Спартак» к Константину Иванычу Бескову. Он звал меня, когда я играл в Тюмени, но от перехода меня отговорил Корольков: я оказался ему очень нужен и не мог бросить человека.

– Когда в 1988-м вернулись в «Кубань», от прежней команды мало чего осталось?

– Из опытных остались только Сергей Горюнов и четыре Александра – Багапов, Плошник, Маховиков и Артеменко. Многие ребята приехали из других команд, но почти со всеми я был уже знаком и в коллектив влился быстро. Вообще, в какую бы команду я ни шел, с партнерами у меня всегда выстраивались хорошие отношения.

– Скажите, а почему после 2-х лет в «Кубани» вас вдруг потянуло на путешествия?

– В горьковский «Локомотив» (ныне нижегородский. – Прим. М. Г.), в котором провел полновесный сезон-1990, я отправился потому, что мне там обозначили перспективу уехать затем за границу, в высшую лигу Чехословакии или Венгрии. Для этого полгода я должен был по весьма витиеватой схеме поиграть сначала в Ужгороде за «Закарпатье», однако в итоге меня там обманули. Я вернулся на Кубань, вскоре оказался в майкопской «Дружбе», а через 3 месяца поехал еще дальше, в узбекский Наманган, в команду первой союзной лиги «Навбахор». Это своеобразный период в моей карьере, из-за жары в Узбекистане играть тяжело. Спасал лишь почти русский коллектив: тренером был известный советский тренер Игорь Волчок, а еще в Намангане играл Сергей Доронченко – мы с ним были знакомы по «Кубани».

– А в 1993-м вы поиграли в высшей лиге России в составе челнинского «КамАЗа».

– Да, причем вместе с челнинцами я туда в 1992-м и выходил. Но в «вышке» сыграл всего 2 матча и после этого закончил с большим футболом. О причинах этого решения говорить не хочу, эта история не связана с футболом. В моей жизни было много, даже очень много несправедливости. Но на то она и жизнь, на нее грех жаловаться. В принципе, собственной карьерой я все равно доволен, как бы то ни было. По всему бывшему Союзу у меня остались друзья, и с некоторыми из них созваниваемся до сих пор.

– Когда повесили бутсы на гвоздь, планировали все равно остаться в футболе?

– В футбольной среде вообще не было никаких предложений, и я ушел в бизнес. Из того периода своей жизни сделал вывод, что бизнес – это не мое, тем более что данный период пришелся на тяжелые времена 90-х. Поэтому вернулся в футбол в качестве тренера.

– Игорь Осинькин в интервью нашему изданию сказал, что «Кубани» нужна единая клубная философия, особенно в вопросах подготовки резерва. Вы с ним согласны?

– И согласен, и нет. По идее, в клубе должна быть единая вертикаль, но эта философия должна жить. А если придет новый тренер и не продолжит начатое предшественником, все сломает, то будет чехарда. В «Кубани» тренеры исторически меняются очень часто, и что, каждый раз все ломать? Пока у руководства клуба есть понимание, к чему нам нужно идти, все потихоньку выстраивается, и это не может не радовать.