Войти

География Александра Шешукова

Пресс-служба ФК «Ростов» 11.2013

Александра Шешукова не назовешь старожилом «Ростова» – он выступает за «желто-синих» с прошлого года. Но без него уже трудно представить среднюю линию донской команды. Отличительные черты этого полузащитника, который проводит на поле «от звонка до звонка», – надежность, уверенность и бойцовские качества.

В интервью пресс-службе желто-синих Александр рассказал об основных этапах своей карьеры, в ходе которой ему пришлось изрядно попутешествовать, пока наконец судьба не привела его к донскому берегу.

ОМСК, ТАМБОВ, ОРЕХОВО-ЗУЕВО

Ваш родной Омск – не самый футбольный город. Как получилось, что выбрали именно этот вид спорта?

– Это произошло не сразу. Сначала год ходил на спортивную гимнастику, потом занимался волейболом, плаванием. В футбольную секцию попал только в 9 лет, это была школа олимпийского резерва – СДЮШОР-20, относившаяся к клубу «Динамо» (Омск). Немаловажно, что она находилась в одной остановке от моего дома, было удобно ходить на тренировки. Очень многое мне дал первый тренер – Михаил Иванович Семерня. Если бы не он, профессиональным футболистом бы не стал.

Когда поняли, что футбол – это ваше призвание?

– Впервые задумался об этом в старших классах. Понимал, определенные задатки у меня есть, но помог случай. Зимой вызвали на сбор юношеской сборной России 1983 года рождения. Тренер на меня особо не рассчитывал, рассматривая в качестве кандидата на место левого защитника другого игрока. За время сбора удалось изменить мнение наставника. Он оставил меня, а не того парня. Буквально за 2-3 месяца в жизни все перевернулось. Поехал на чемпионат Европы U-17 в Израиль, после чего карьера пошла по восходящей. В группе заняли первое место, вышли в четвертьфинал, где уступили голландцам. По ходу турнира я забил два гола.

После этого мы с Дмитрием Сычевым отправились в Тамбов играть за местный «Спартак». Провел там полгода, а потом перешел в «Спартак» (Орехово-Зуево), а Дима остался там еще на год.

Почему покинули Тамбов?

– Там играли опытные ребята, с которыми трудно было бороться за место в составе. А в Орехово-Зуево собралась молодая команда, тренер которой всерьез на меня рассчитывал. В ту пору во второй лиге выступало не так уж много молодежи. Так что за полтора года прошел своеобразную закалку и получил интересный жизненный опыт.

МОСКВА, САРАТОВ

Из подмосковного клуба вы перебрались в столичный «Спартак». Как это случилось?

– По окончании сезона пригласил Сергей Родионов. Он приезжал в Орехово-Зуево, смотрел наши матчи, делал выводы.

Сначала я тренировался с дублем, съездил на сбор в Болгарию, а потом меня заявили на Кубок Содружества и на этом турнире дебютировал в основе. Это был январь 2002 года. Чем-то Романцеву приглянулся и в дальнейшем меня уже взяли на сбор с основным составом.

Официальный дебют в «Спартаке» помните?

– Конечно. Встречались с ЦСКА. Матч получился неудачным, уступили 0:3. Вышел на замену в первом тайме при счете 0:1, когда сломался Игор Митрески. А к перерыву проигрывали уже 0:2, и меня поменяли на нападающего. После этого долго не играл. Только в конце сезона еще раз появился на поле в поединке с «Торпедо». Тем не менее, тот год многое дал в плане футбольного образования. Застал в команде таких футболистов как Титов, Парфенов, Ромащенко, Бесчастных, Баранов. Под руководством Романцева прошел отличную школу. На каждую тренировку в «Спартаке» мы выходили, как на игру, шла очень серьезная кропотливая работа.

Почему покинули стан «красно-белых»?

– В 2003 году Романцев ушел, на его место пришел Чернышов и привел своих игроков. Я выходил на поле всего пару раз, да и то на замену. Когда в межсезонье предложили уйти в аренду в «Сокол», согласился легко.

Чем запомнился сезон в Саратове?

– Команда ставила перед собой задачу вернуться в премьер-лигу. Первый круг мы прошли просто здорово, лидировали с большим отрывом. Но потом сняли губернатора Аяцкова, который сильно помогал «Соколу», и у клуба начались финансовые проблемы. Вторую часть сезона провели заметно хуже. Боролись до конца, но на финише все же уступили путевки в элиту «Тереку» и «Томи». Сейчас понимаю, что это был закономерный результат, но тогда было очень обидно.

ВЛАДИВОСТОК

После этого вы отправились в «Луч-Энергию»…

– По окончании сезона вернулся в «Спартак», который тогда возглавил Старков. Мы пообщались, но общего языка не нашли. Он дал понять, что я особо не нужен. Тренировался с дублем, получил травму. Основа и молодежка уехали на сборы, а я остался в Москве. Занимался самостоятельно, набирал форму. Пришел как-то в офис к агенту, туда же заглянул Сергей Павлов, которого хорошо знал по работе в «Спартаке». Он спросил как дела, я рассказал о своей ситуации. Тогда он предложил перейти в «Луч». Перед дальневосточниками как раз стояла задача выйти в премьер-лигу. Сильно сомневался, но сейчас о том решении не жалею. Мы достигли поставленной цели, я регулярно играл, чувствовал доверие тренера. Первый год в элите тоже сложился успешно, дома мы почти не проигрывали и заняли место в середине турнирной таблицы.

Насколько сложно выступать за дальневосточный клуб?

– Непросто. Когда пробились в высший дивизион, нам сначала шли навстречу и сделали удобный календарь. Два-три матча проводили дома, потом столько же встреч на выезде. После игры во Владивостоке на следующий день улетали в Москву и там 5-6 дней готовились к очередной игре. Две недели в месяц мы жили на Дальнем Востоке и столько же – в Москве. В плане акклиматизации было сложнее, когда возвращались домой. Первый день был самым тяжелым, чувствовали себя, как в космосе. Тем более летали не чартером, а регулярными рейсами. Долгие перелеты выматывали, постепенно накапливалась усталость. Дальневосточным клубам приходится нелегко, из-за разницы во времени им трудно решать серьезные задачи.

СТОЛИЦА

Следующий клуб в вашей карьере – «Москва».

– Это был качественный шаг вперед. Меня не хотели отпускать из Владивостока, там я был лидером и капитаном команды. Благодарен руководителям «Луча», что все-таки дали добро на переход в «Москву». Это случилось летом 2008 года, полгода провел в команде еще при Блохине.

Могли бы сравнить Блохина с Романцевым?

– Это два совершенно разных человека, и взгляды на футбол у них кардинально отличаются. Когда пришел, у Блохина уже был конфликт с некоторыми ребятами в команде. Мы не очень хорошо выступали и в итоге заняли место во второй половине турнирной таблицы. Показалось, что Блохин так и не смог до конца перестроиться и убить в себе игрока. В его речи часто звучало слово «я», что мешало находить контакт с ребятами и создавать атмосферу в коллективе. Он делал большой акцент на «физику» и беговую работу, играли в основном за счет длинных передач. Хотя, честно говоря, в тот момент было трудно понять, какой именно стиль исповедовала «Москва».

С приходом Божовича ситуация изменилась?

– Да. Сначала было непривычно. Первый сбор оказался легким, проходила одна тренировка в день. Но чем меньше времени оставалось до чемпионата, тем выше становились нагрузки. Все упражнения проходили с мячами и были чем-то похожи на занятия в «Спартаке». От футболистов требовалась скорость, мышление, выносливость. У нас сформировалась молодая команда, которая хотела себя проявить, доказать, что способна на многое. На тренировках работали на совесть и с большим желанием. Почти до самого финиша боролись за «бронзу», но в концовке все-таки не дотянулись до медалей.

Известие о расформировании «Москвы» стало неожиданностью?

– Слухи об этом ходили еще зимой. Говорили, что наше место в премьер-лиге займет «Алания». В такое развитие событий тогда верилось с трудом. Мы вышли из отпуска, поехали на первый сбор, потом на второй и только там все стало окончательно ясно. Клуб был объявлен банкротом и снялся с чемпионата России.

Вы снова вернулись в «Спартак». Чем запомнилось второе возвращение в команду?

– Переговоры шли долго. Решающим моментом стала травма Дринчича, который наигрывался на моей позиции в «Спартаке». В итоге поехал на третий сбор и остался в команде. Эти два года получились неплохими, хотя титулов мы так и не завоевали. Выступали в Лиге чемпионов в группе с «Челси», «Марселем» и «Жилиной». Стартовали с двух побед, но дальше пошли поражения. Дважды проиграли англичанам, затем французам. Попали только в Лигу Европы, прошли два раунда и вышли в четвертьфинал, где крупно уступили «Порту».

РОСТОВ

Почему в прошлом году решили перейти в клуб с берегов Дона?

– Сначала в «Спартаке» все шло нормально, но постепенно почувствовал, что Карпин на меня рассчитывает все меньше. В 2011 году после первого круга получил травму. С этого момента многое изменилось. Через какое-то время меня отправили тренироваться в дубль, где провел несколько месяцев. В межсезонье последовало предложение от ростовчан, и «Спартак» меня отпустил. На тот момент уже полгода не играл в футбол, поэтому моим главным желанием было быстрее набрать форму и выйти на поле. В «Ростове» уже знал некоторых ребят, поэтому с адаптацией проблем не возникло. Жаль только прошлый сезон получился не слишком удачным. Впервые в жизни мне пришлось бороться за выживание и играть стыковые матчи. Очень многое решил неудачный старт в чемпионате. Появилось психологическое напряжение, у нас не получалось проявить свои лучшие качества, хотя команда собралась неплохая.

Прошлогодний «Ростов» и нынешний сильно друг от друга отличаются?

– Наш состав заметно изменился, пришли новые футболисты. На этот раз мы стартовали успешно, что благотворно отразилось на состоянии команды. Теперь важно не останавливаться на достигнутом и решить те задачи, которые перед нами ставятся, чаще радовать болельщиков.

Три последних года «Ростов» выходил в полуфинал Кубка России. Есть шансы удачно выступить и в этом розыгрыше?

– Конечно, будем ставить перед собой задачу пройти как можно дальше. Здесь до финала дистанция короткая – всего четыре матча. Выиграть Кубок страны легче, чем финишировать в еврозоне в чемпионате России. Но кубковые игры особенные, по характеру они более упорные и напряженные, чем поединки чемпионата. Поэтому рассчитывать на то, что благодаря легкой сетке мы играючи дойдем до финала, наивно. Это на бумаге сетка легкая, а на деле – в каждой игре нужно выкладываться на все сто, тем более что соперникам, особенно из низших дивизионов, терять нечего и в психологическом плане преимущество будет на их стороне. Впрочем, что далеко загадывать, наш следующий соперник – «Алания», постараемся его пройти, а там видно будет. Тем более, насколько знаю, у ростовчан перед владикавказским клубом имеется «кубковый должок».

В ГУЩЕ СОБЫТИЙ

Вы играли в юношеских и молодежных сборных России. Почему не удалось закрепиться в главной команде страны?

– Как раз сборная оказала заметное влияние на мое пребывание в «Спартаке». Меня вызвали на товарищеский матч с Камеруном. Там получил травму – растяжение приводящей мышцы. Отыграл первый тайм, после чего попросил замену. В клубе были недовольны тем фактом, что я вернулся с повреждением и не мог помочь команде в ближайших встречах. Предстояли сложные игры, а в команде было много травмированных. Вот с этого момента и перестал попадать в состав «Спартака». А когда не играешь в клубе – не вызываешься и в сборную.

Из регионального клуба труднее попасть в сборную России, чем из Москвы?

– Да. Но такая тенденция во всем мире. В сборную всегда зовут игроков из больших клубов, которые находятся среди лидеров. У нас это ЦСКА, «Зенит», «Спартак». А в Испании, допустим, «Реал» и «Барселона». Из других команд берут в лучшем случае пару человек. Причем, желательно не только ярко себя проявить, но еще и играть на проблемной позиции, где ощущается дефицит футболистов.

Вы являетесь игроком-универсалом, можете действовать и в защите, и в полузащите. Самому где комфортнее?

– Я футболист оборонительного плана, поэтому и в той, и в другой линии сосредоточен на разрушении. В центре поля играть интереснее, потому что ты все время находишься в гуще событий. У защитника больше ответственности и психологической нагрузки. Надо все время быть сконцентрированным на двести процентов. Любая ошибка видна как на ладони и исправить ее может только вратарь. Цена одной ошибки возрастает в разы.

ПУТЕШЕСТВИЯ

– Как долго хотите продолжать играть в футбол?

– Как можно дольше. Общался со многими ребятами, которые уже завершили карьеру. Большинство жалеет, что это время осталось позади. Когда человек с юных лет занимается футболом, он привыкает к сборам, нагрузкам, переездам. Окончание карьеры – это для него стресс. Бывает, накапливается усталость, но уже через пару месяцев футбола начинает сильно недоставать, потому что он по-настоящему захватывает.

Футболисты много путешествуют. Какие города и страны больше всего запомнились?

– Мы действительно часто ездим, но не так уж много видим. В основном наш маршрут – это аэропорт, гостиница, стадион. Из городов выделю Лондон и Париж, из стран – Австрию. Там красивая природа, чистый воздух, качественное питание. Впрочем, важно не только место, где ты находишься, но и компания, с которой отдыхаешь. Если говорить не о Европе, то нравится Майами. Там можно найти все, что душе угодно. Разнообразный отдых на любой вкус.

Какие увлечения в жизни кроме футбола?

– Их много. Кино, музыка, литература. Недавно прочитал роман Эрнеста Хемингуэя «По ком звонит колокол». Книга очень понравилась, написана просто и душевно, повествует читателю о событиях времен гражданской войны в Испании. Хорошо описана история любви между двумя людьми. Жаль только, что главный герой в финале погибает…