Войти
«PROСпорт» 25.11.2011

Ростер российской премьер-лиги стал гораздо дружелюбнее к фанатам из прочих стран и континентов – практически в любом большом клубе найдутся имена, знакомые миллионам: Это’О, Кураньи, Воронин, Вагнер Лав, де Зеув, Вальдес или Кришито с Данни. Но и при всем этом кадровом богатстве самым важным новичком сезона стал Роберто Карлос. Он в одиночку заманивал съемочные группы международных телекомпаний в Махачкалу, он одним выходом на поле удваивал посещаемость матчей. Возможно, это не самая дорогая из футбольных покупок Сулеймана Керимова, но точно – самая позитивная. «PROспорт» убедился в этом, когда провел целый день на базе «Анжи» в Кратово, четырежды заставил Роберто Карлоса переодеться при нулевой температуре, а на следующее утро подстерег его в Домодедово.

«Я Роберто Карлос…»

На часах – шестой час вечера, позади – изнурительное ожидание в лобби кратовской базы, вольготный обед в тамошней же столовой, полтора десятка перекуров, перетаскивание ворот на тренировочном поле в интересах фотографа, пара удачных, но коротких попыток заснуть, согревание рук в перчатках Евгения Помазана и Самюэль Это’О, приютившийся с ноутбуком на соседнем диване, чтобы пообщаться с завсегдатаями гостевой «Дикая дивизия». На седьмой час ожидания может померещиться и не такое, но, кажется, это все-таки явь – Роберто Карлос наконец попадает в наше распоряжение и с энтузиазмом приступает к записи проморолика. – Скажи: «Я Роберто Карлос – специально для «PROспорт», – просит переводчик Григорий Тихонов. – Нет, так слишком длинно. Давай покороче, – ярится бразилец. – О’кей, говори: «Я Роберто Карлос – для…» – Я Роберто Карлос, – уверенно чеканит бразилец, но внезапно путает первую букву в следующем слове. Получается ярко, свежо и брутально. Фразу можно даже не договаривать – задача записать вирусный ролик выполнена.

Помощники

Переводчик Гриша и администратор Марат Батыров прикладывают максимум усилий, чтобы фотосессия прошла оперативно и гладко, – сначала устраивают перепасовку на втором этаже кратовской базы, где снимается обложка, а затем обступают Роберто Карлоса и требуют снять групповой портрет. Не успевает фотограф Андрей Васильев приступить к исполнению, как Григорий спешно ретируется: – Не-не, меня лучше не снимать, – и снова убегает к мячу. Происходящее снимают еще и бригада «НТВ-Плюс» и пресс-служба «Анжи». Клубный видеооператор окликает увлеченного чеканкой Григория: – Гриша, ну постой в кадре, попереводи что-нибудь – сделай вид, что работаешь! Григорий своими обязанностями не манкирует, как только наступает пора интервью, он – сама серьезность. Впереди самая немилосердная часть фотосессии – получасовая съемка на холоде с неоднократным переодеванием, а пока, коротая последние минуты в тепле, Роберто Карлос усаживается на диванный подлокотник и размышляет о своих карьерных виражах. – Раньше мне казалось, что я буду играть до 41 года, и становиться тренером в 38 я уж точно не планировал. Но у меня за спиной уже столько преодоленных километров, что, наверное, и впрямь пора задуматься о том, чтобы помогать тренерам, передавать игрокам свой опыт. Год назад представить себе Роберто Карлоса в составе махачкалинского «Анжи» можно было примерно с той же вероятностью, что и Михаила Ходорковского – на свободе. Однако 2011 год порвал столько шаблонов и нарушил такое количество устоев, что уже не сильно удивляешься, когда видишь все того же Карлоса в гражданской одежде, раздающего с бровки указания футболистам дагестанского клуба. – Я со столькими великими тренерами поработал, что мне есть с кого брать пример – Капелло, Хиддинк, Дель Боске, Лушембургу, Сколари, – перечисляет Карлос. – Правда, убивать в себе игрока я не спешу – пока всего лишь помогаю нашему тренерскому штабу.

Цветы жизни

За неполный год в России Роберто Карлос проявил себя не только игроком, тренером и участником ток-шоу, но и меценатом. Однако перечисление части зарплаты благотворительному фонду «Подари жизнь» – далеко не первое доброе дело бразильца. – В Бразилии я занимаюсь благотворительностью с 1993 года, помогаю детям, оставшимся без родителей, – как едой, так и деньгами. У меня была полная семья, но детство тоже было не сахар. В 12 лет я параллельно с игрой в футбол работал на текстильном заводе. Я был подростком, но очень хотел помогать семье – родителям и сестрам. У меня было два контракта – один с фабрикой «Торсиу Кордейру», другой – с командой «Атлетику Жувентус». Это позволило мне купить родителям новый дом. Помимо помощи чужим детям Карлос довольно активно работает над производством собственных: – У меня восемь детей, но футболом занимается только дочь Роберта. Правда, сейчас она сосредоточилась на учебе. А вот деловой хватки Карлосу пока не хватает. Первая попытка заняться бизнесом обернулась неудачей: – В феврале прошлого года я запустил линию дизайнерской одежды RC3, но сейчас эту историю пришлось свернуть. Я продавал парадно-выходную одежду, а в Бразилии люди привыкли одеваться чуть попроще – маечки, джинсы. Магазин не приносил достаточно прибыли, я посоветовался с сестрами и решил его закрыть. Владельцу «Анжи» повезло в бизнесе несколько больше, но Роберто не спешит ставить Керимова в один ряд с Массимо Моратти, Лоренсо Сансом и Азизом Йылдырымом – людьми, привозившими Карлоса соответственно в Италию, Испанию и Турцию. – Для меня Сулейман прежде всего – очень душевный и добрый человек, а уже во вторую очередь – владелец «Анжи».

Работа и дом

В этом сезоне Карлос четырежды поражал ворота российских команд, и всякий раз удары наносились по неподвижному мячу. Одна половина голов – с пенальти, другая – со штрафных, причем исполненных с бровки. – Как-то так складывается, что штрафные в ворота соперников назначаются то откуда-то с краю, то близко к штрафной – с таких позиций мне не очень удобно бить. К тому же сейчас у меня такой возраст – сегодня здесь болит, завтра там. Московский досуг Роберто не то чтобы пышет разнообразием: – Я веду в Москве примерно такой же образ жизни, как в Испании, Турции или Бразилии. Свободного времени у меня как такового нет. Два часа я добираюсь до базы, два часа тренируюсь, два часа еду домой, играю с дочкой и ложусь спать. Не могу сказать, что мне здесь чего-то не хватает. Помимо одноклубников я довольно часто общаюсь с Кевином Кураньи и Вагнером Лавом. У нас в Москве много любимых мест – например, «Марио», Nobu и отличный японский ресторан в гостинице Radisson Royal. В отличие от Даниэла Карвальо, который поражался девушкам, распивающим пиво на московских улицах, Роберто куда толерантнее относится к российской малообеспеченной молодежи: – Я все-таки из Бразилии приехал. Там не только пиво на улицах пьют. Ничего такого, чего я не видел раньше, я в России не встретил. Другой старинной русской проблеме – низкой посещаемости футбольных матчей – Роберто Карлос находит весьма оригинальное объяснение: – Мне кажется, большинство ваших стадионов не заполняется потому, что никто кроме «Анжи» не в состоянии привозить топ-футболистов, приковывать к себе такой интерес и собирать полные трибуны. В «Локомотиве», «Спартаке» и ЦСКА тоже хорошие игроки, но пригласить такую звезду, как Это’О, эти клубы не в состоянии. В Махачкале проблем с посещаемостью в этом сезоне, ясное дело, нет. По количеству аншлагов за сезон тамошнее «Динамо» опережает даже «Петровский». Нравы дагестанской торсиды пришлись Роберто Карлосу по душе: – Махачкалинские болельщики по темпераменту здорово напоминают южноамериканских и турецких – так же поддерживают команду все 90 минут, поют песни, кричалки. Атмосферу внутри своей команды Роберто описывает как «радостную и веселую»: – Главный шутник у нас, конечно, Диегу Тарделли. Это главный мастер приколов. На втором месте – Арсен Алиевич Акаев. Бывает очень смешно, когда русские ребята просят научить их каким-то бразильских ругательствам. Мы их учим, и получается довольно забавно.

Мастер на все руки

Мы перемещаемся на одно из тренировочных полей кратовской базы. Вполголоса причитая на тему холода, Карлос смиренно выполняет все наши просьбы. Сначала скидывает брюки и куртку и переодевается в игровую форму «Анжи». Затем надевает майку Ревишвили и перчатки Помазана, чтобы сыграть роль вратаря. Потом облачается в судейскую униформу и сжимает губами свисток. – Ну прям Сергей Карасев, вылитый! – подбадривает заметно подрагивающего Карлоса переводчик Григорий. В довершение маскарада Роберто Карлос вживается в образ тренера и с секундомером на шее удостаивает эмоциональных наставлений администратора Марата, исполняющего вдали роль нерадивого подопечного. Следующий кадр: выругавшись по-португальски и тепло попрощавшись со съемочной группой, Роберто Карлос вприпрыжку несется с поля в сторону жилого комплекса.

Домодедово

А наутро после самой леденящей фотосессии в жизни Роберто Карлоса наш творческий коллектив оказывается на борту элитного самолета Ту-154, тендер на аренду которого Сулейман Керимов выиграл у Министерства имущественных отношений Самарской области. Мы ждем, что бразилец встретит нас, как дальних родственников, нагрянувших на следующий день после долгожданного расставания. В салоне объявляют, что к самолету подъехали игроки. Выглядывая в иллюминаторы, мы видим ставшие накануне уже практически родными лица – переводчика Григория, администратора Марата, нападающего Самюэля. Только один человек останавливается у трапа и не спешит подниматься в самолет. Его окружают грузчики и другие сотрудники Домодедово – все жаждут автографов и фото на мобильный. – Я такой человек, что мне не важно, на ужине я или подхожу к дому – мне всегда приятно давать автографы, фотографироваться с болельщиками, – рассказывал Карлос предыдущим вечером. – Просто потому что я не знаю, буду ли я так интересен людям, когда закончу играть в футбол. Ко мне и в других странах было такое же внимание, но меня это ничуть не тяготит. Забравшись-таки на борт и увидев людей, накануне полчаса продержавших его на холоде в трусах и майке, Роберто Карлос улыбается нам так же широко, как при знакомстве. – Когда ты кому-то нравишься, – сказал он накануне, – от этого невозможно устать.