Войти

Дмитрий Кузнецов: «Игроки «Шахтера» видели, какое у нас несчастье – Миша Еремин в реанимации. Но перенести матч отказались…»

«Спорт-Экспресс» 18.08.2021

Как ЦСКА играл матчи после той трагедии.

В «СЭ» вышло интервью Игоря Еремина, брата голкипера ЦСКА Михаила Еремина, умершего через несколько дней после автокатастрофы – 30 июня 1991 года. Игорь, в частности, рассказал, как армейцы, которые в том сезоне сделали золотой дубль, проводили первые матчи после роковой аварии.

– С «Шахтером» ЦСКА играл вскоре после случившегося. Пытались договориться на ничью – те отказались категорически.

– Сами пацаны подошли перед игрой: «Ребят, давайте ничеечку… Мы не выдержим 90 минут!» – «Нет!» Ни в какую. Ну и выиграли – 4:3. Наши-то никакие были. Ладно потеряли основного вратаря. Одни вопросы в голове: будет жив? останется калекой? У всех стресс, кто-то выпил, чтоб заглушить… Помните момент при счете 3:3? Это Щербаков четвертый забил?

– Щербаков не играл.

– Ну, кто-то убегает – а наших просто ноги не несут. Быстров, Фока стоят, руки опустили… Сколько в этом матче отыгрывались, с 0:2 вернулись – а четвертый уже не забить. Всем ясно.

– Зато в следующем матче договорились? В Днепропетровске?

– Да. Мне Колесо (Михаил Колесников. – Прим. «СЭ») рассказывал – даже тренеров не задействовали. Сами ребята все решили, подошли к днепропетровским: «1:1, 2:2… Сколько хотите!» – «Договорились». Там минута молчания как раз по Мишке была.

Мы поговорили о тех играх с экс-капитаном золотого ЦСКА Дмитрием Кузнецовым.

– Никто «Шахтер» не просил сыграть вничью. Такого не было, – подчеркнул Кузнецов.

– А как было?

– Мы просили перенести сам матч. Сами понимаете, в каком были психологическом состоянии. Но «Шахтер» отказался.

– Потому что тогда претендовал на медали? После победы над вами горняки вышли на второе место.

– Да это не имеет значения! Есть же моральная сторона дела. Они же видели, какое у нас несчастье – Миша в реанимации лежал. Ну что поделать… Люди просто не захотели встать на наше место. А если бы у них такое, не дай бог, произошло?

В итоге проиграли – 3:4. Могли и не уступить, в принципе. Но у тех что ни удар – то гол. Сашка Гутеев тогда стоял у нас. Но все равно чемпионами стали! Однако в те дни после аварии вообще не настраивались на матчи. Вот честно. Не до чего было. Выходили – играли. Пусто было внутри.

– А «Днепр» навстречу вам пошел?

– Да, спасибо ему большое за это. Ребята из «Днепра» все поняли. В этот же день Миша умер, утром (на самом деле матч состоялся на следующий день после кончины Еремина. – Прим. «СЭ»). Они вообще решили не травмировать нас до конца. Мы вполне могли и в этом матче проиграть. У нас, кажется, полкоманды вышли дублеры. Я не принимал участия в той встрече. Многие не могли играть…

Знали заранее, что будет ничья. Мы же не будем наглеть и просить победу. Тут все логично. И они сами предложили: давайте вничью?

– Потом вы сыграли вничью с «Черноморцем», уступили «Спартаку»…

– Да это все понятно. Там же похороны были. Тяжело нам всем пришлось. Ну а как вы хотели? За неделю боль не утихает. При этом даже не задумались над тем, что можем упустить чемпионство. Не делили матчи на важные и неважные. Шли на первом месте. Но никому не пожелаешь такого внутреннего состояния, какое было у нас после смерти Миши. Против ЦСКА в том сезоне все выкладывались. Мы являлись хорошим раздражителем.

Мишу, конечно, я часто вспоминаю. На кладбище бываю… Не забываем его. Если бы не погиб, думаю, уехал бы в европейский клуб. Его уже и в сборную начали привлекать. Перспективы у него были серьезные.