Войти

Миодраг Божович: «В России тренер – Бог»

Радио «Спорт» 14.12.2010

В концовке сезона главному тренеру «Динамо», известному юмористу, было не до шуток: одна победа в пяти финишных турах, давление прессы, слухи об отставке. Поэтому на эфире Мария Командная и Катерина Кирильчева отрабатывали, в основном, серьезные темы. Кто строит козни вокруг «бело-голубых»? Зачем «Динамо» сразу три габаритных форварда? Почему в мужском коллективе не обойтись без конфликтов? Обо всем об этом и ничегошеньки о женщинах и сексуальном футболе – в первой части интервью с Миодрагом Божовичем. Но ведь ещё не вечер, так?

МК: Катюш, перед эфиром я предупредила Миодрага, как называется наше шоу. И знала бы ты, как он обрадовался!

КК: А как обрадовались мы, что наконец-то свершилось: главный гость, о котором мы только могли мечтать, вот он – у нас на эфире! Вопрос, который мы с Машей обсуждали весь сезон: есть Руд Гуллит, который, кстати, тоже был у нас в гостях, – он пытался привить сексуальный футбол в «Ньюкасле». Вы, Миодраг, пытаетесь что-то похожее привить российскому чемпионату. Расскажите немного об это?

МК: Все эти ваши сексуальные шуточки на тренировках. Все игроки, с которыми вы работали в разных клубах, признавались нам, что такого тренера как вы никогда не встречали.

– Очень приятно это слышать. А почему никогда не встречали?

МК: Они говорят, что такой атмосферы на тренировках у них никогда не было.

– Это хорошо. Я думаю, в «Москве» была очень хорошая атмосфера. Про «Динамо» не могу сказать, потому что там всем было не до шуток, задача была очень серьезная. Думаю, мы с этой задачей не справились, но я все равно пытался сделать такую атмосферу, чтобы ребята работали с удовольствием. И, думаю, так оно и было.

КК: Какая задача ставилась перед «Динамо» в начале сезона, еще при Кобелеве? Попадание в еврокубки?

МК: По-моему, в тройку?

– Первая задача была попасть в тройку, потом – в пятерку.

МК: Миодраг, почему вы говорите о «Динамо» в прошедшем времени?

– Почему? Нет. Я говорю в прошедшем времени, потому что сезон уже закончился.

КК: Наш добрый знакомый Мартин Якубко, который, если наши читатели не в курсе, именно вам обязан приглашением в «Динамо», рассказал нам, что, по сравнению с той же «Москвой», атмосфера в «Динамо» совершенно другая. Он объяснил это тем, что коллективу не хватает сплоченности, отсюда и результаты на поле. В чем вы видите причину – в том, что «звезды» тянут одеяло на себя или есть нечто, что мешает коллективу объединиться в одно целое?

– Я считаю, что было много новых игроков, они пришли слева, справа.

МК: Слева, справа – это почти как мы сейчас.

– Трудно было сразу строить атмосферу, добиваться хороших результатов. Может быть, в этом причина. Но думаю, в самом конце сезона обстановка улучшилась.

КК: И все же, прав наш друг Мартин?

– Завтра я ему все скажу. Может быть, в «Динамо» все слишком хорошо, поэтому и что-то не так. Еще раз подчеркну, что многие игроки, которые сейчас в «Динамо», пришли в этом году, по ходу сезона, и, понимаете, невозможно так быстро стать товарищами. Хочу еще сказать, что если был бы хороший результат, он бы тоже объединил ребят, и атмосфера была бы даже лучше.

МК: Миодраг, насколько тяжелее совладать с высокооплачиваемым футболистами в московском топ-клубе или в тех же «ФК Москва», «Амкаре»? Появляется в игроках какая-то спесь или надменность?

– Я не знаю, я нормально работаю с любым игроком. Когда я смотрю на футболиста на тренировках, я не думаю о том, какая у него зарплата. Я вообще не вспоминаю о зарплатах, потому что нельзя об этом думать. Профессиональные футболисты должны делать свою работу, и неважно, сколько они зарабатывают.

МК: Мне кажется, важно ещё и то, что предсезонку проводила фактически другая команда – другой тренер, другие игроки.

– Той командой, которая заканчивала сезон, мы играли только 12 туров. Все эксперты, которые меня критиковали, говорили: «Вот, у него такая команда, а он…» Послушайте, но эта команда играла всего 12 туров. Кевин Кураньи играл 12 туров, Дуймович – 11. Все новые футболисты не были между собой знакомы. Когда я только начинал работу, в клубе вообще не было нападающего. Ведь Воронин больше игрок другого плана, он больше хочет отдать последнюю передачу, он не из тех, кто любит бывать в штрафной.

КК: Оттянутый форвард.

– Оттянутый, да. Он не будет сидеть в штрафной и ждать своего момента. А Кевин Кураньи наоборот хитрит в штрафной, трудно уловить – он в положении игры или нет, но когда выпадает момент, он всегда забивает.

КК: Вы правильно подметили, что на момент нашего разговор эта команда существовала всего 12 туров. Я сейчас пытаюсь посчитать, за это время было всего где-то три поражения, да? Это, в принципе, является подтверждением вашим словам. При этом ни одной победной серии! Я знаю, что и в штабе «Динамо» все время сетовали именно на отсутствие победных серий.

– Мы очень плохо играли на выезде. Мы выиграли только одну игру со мной, мы обыграли «Амкар» на выезде, а во всех остальных играх были поражения.

КК: Но «Амкар» вам грех не обыграть!

МК: Такая интрига! Но все же давайте немного о другом. Мне иногда кажется, что «Динамо» – очень уж какая-то невезучая команда. Вспомним те же мячи, пропущенные в концовках. Создавалось впечатление, что в какой-то момент на 80-й минуте игроки уже настолько уверены в победе, что наказание неминуемо.

– Не думаю. Бывали очень неудачные голы, но бывало, что и мы очень удачно забивали. Я думаю, в футболе все это сравнивается, 50 на 50. У нас были неудачные игры, о которых вы говорите, но я не могу сказать, что у нас невезучая команда.

КК: Мы сейчас в какой-то степени подводим итоги сезона. Миодраг, вы сейчас можете вспомнить самый неудачный пропущенный гол, в игре с какой командой он случился? Может, его автора вспомните?

– Самый неудачный гол? Когда Колодин забил с «Крыльями». А самый удачный, думаю, гол Самедова в игре с «Тереком». Саша хотел подавать штрафной, но попал в ворота. И ещё его гол «Ростову».

МК: Катюш, Миодраг пришел на шоу «Чего хотят женщины», и он, наверняка, не может поверить, что женщины хотят говорить о футболе. Я хочу задать еще буквально пару футбольных вопросов и все, сегодня больше ни слова о футболе! Мне кажется, вам это несвойственно, но, тем не менее, в середине сезона в прессе то и дело появлялись ваши интервью, в которых вы говорили, что «нас судят не так, как бы нам хотелось». У вас остались какие-то претензии по судейству?

– Нет. Не знаю, в какой прессе это было?

МК: Я не помню.

КК: Ну-ка, быстро рассказала, в какой прессе это было, сейчас туда позвоним (смеется)!

– Нет-нет, я никогда такое не говорю. У меня могут быть претензии к судьям во время игры, но там другое состояние, там все на эмоциях. Может, иногда покрикиваю что-то. Но со скамейки все это выглядит совсем по-другому. Я иногда бываю очень обижен после игры, мы смотрим запись, я думаю, может, там была ошибка судьи, но там оказывается все верно. И тысячу раз я говорил себе: «Давай о судействе ничего не говорить». Арбитрам вообще очень трудно судить, потому что они принимают решение в доли секунды, и, если честно, они могут ошибаться, как и любой человек. Я часто смотрю повторы, но иногда и после них не могу сказать, было там что-то или нет.

МК: Знаете, главная мысль, которую я вынесла из ваших интервью, – всю вину от того, что «Динамо» в этом году не показал ту игру, которую от него ждали. Вы, как мне кажется, готовы взвалить все только на свои плечи. Это черта характера?

– Нет. Когда у команды все складывается не очень хорошо, в этом есть вина разных людей, но тренерская вина всегда самая большая. Так что, все равно тренер должен быть честным и признаться, что его вина самая большая.

КК: Если в каких-то эпизодах, матчах очевидна вина ваших футболистов, то вы их никогда не назовете, так?

– Да.

КК: Это какая-то тренерская этика?

– Я могу поговорить с футболистом с глазу на глаз, сказать ему все, что думаю по этому поводу, но в вашем эфире я такого не скажу никогда.

КК: А мы так ждали!

– И, кстати, не только в вашем.

КК: Хорошо. Мне крайне сложно почувствовать себя в вашей шкуре, как поется у Depeche Mode: «try walking in my shoes». Кстати, знаете Depeche Mode?

– Да-да, слышал, конечно.

КК: О музыке мы чуть позже поговорим. Сложно почувствовать, но я попытаюсь. Вопрос в следующем: я неоднократно была на матчах «Динамо» на арене «Химки», также наблюдала за вами в прошлом сезоне на матчах ФК «Москва». И знаете, в этом сезоне меня не покидало ощущение того, что непростая для вас ситуация с «бело-голубыми» отразилась буквально на внешнем виде. Потому что в прошлом сезоне вы, простите, смотрелись как король, граф, а в этом – ваши пропускают, и на вас уже лица нет. Чего-то не хватало от того Миодрага, который был в сезоне 2009. Насколько вы психологически тяжело все это пережили?

– Когда я работал в «Москве», на меня там не было никакого давления.

КК: Со стороны кого – руководства, болельщиков, прессы?

– Вообще, со своей стороны у меня давления не было. Потому что я уже сделал хороший результат с «Амкаром», в «Москве» тоже хорошо шли результаты, и все получалось. У нас в «Москве» была серия из 13 игр без поражений. Поэтому с чего у меня должно было быть плохое настроение?! А здесь, я приехал, и у меня было очень большое желание сделать результат, поэтому когда вообще не получалось, для меня это было очень плохо.

КК: «Динамо» получается, финишировало на седьмом месте. С «Амкаром» вы были чуть ли не на третьей-четвертой позиции?

– Четвертая была.

КК: Обошли «Зенит», «Локомотив», «Спартак». С «Москвой» вы были шестыми в 2009-м году, до последнего боролись за еврокубки. И сейчас вы не сдержали марку, да еще и с традиционно топовым клубом. Итоговая седьмая строчка – это как оплеуха для вашего эго? Миодраг, как вы находите в себе силы не падать духом?

– Зачем падать духом? Надо работать. Только одна вещь, которую надо делать – это работать и работать, и все.

МК: Мне кажется, то, что вы к нам сегодня пришли в черном, это тоже немного отражение того, что происходит в вашей душе.

– Нет. Я думаю, что в жизни только два цвета – черный и белый (смеется).

МК: Правильно. Как говорит Йоши Ямамото: «мы носим только черный, белый и серый цвет, и всегда выглядим стильно».

КК: Миодраг, успокойте нас тем, что у вас все нормально. И все эти слухи, в частности – предложения от «Црвены Звезды», лишь дым без огня. На следующий год вы будете работать в России?

– «Динамо» – большой клуб в России, и вокруг таких больших клубов всегда ходят слухи. Это нормально. Думаю, много специалистов хотели бы работать в «Динамо». Я не обращаю внимание на слухи, потому что в этом сезоне, я думаю, никто кроме Спаллетти не был уверен в том, что останется до конца. У тренера такая работа, в любой момент он должен быть готов к увольнению. Иногда тренеров увольняют даже после хороших результатов. Это давило на меня, но я старался много об этом не думать, я просто работал. А так, я понимаю, что в «Динамо» сменилось много тренеров. Если быть точным, до настоящего момента 13 специалистов работало с командой. Так что люди, которые руководят этим клубом, любят быстро менять тренеров. Но я думаю, они меня не поменяют, и в следующем году я буду работать в «Динамо».

КК: Есть гарантии?

– Гарантии никто не может дать, это такая работа.

МК: Многие наши друзья, футбольные специалисты, говорят, что руководство «Динамо» допустит огромную ошибку, если решит расстаться с вами, потому что вам нужно дать подготовить команду от начала до конца. У вас уже сформировался план подготовки? Дай Бог, вы остаетесь, что нужно поменять в команде, чтобы в следующем году «Динамо» находилось уже не на седьмом месте, а на первом, втором, на крайняк – на третьем?

– Нам на 100% нужно покупать еще одного-двух футболистов – уровня, скажем так, Кураньи – хорошего игрока. Что касается планов, мы уже нормально поработали на последнем отрезке чемпионата, и было видно, что команда прогрессировала. Так что, я думаю, все наладится. Увидим.

МК: Какие позиции в «Динамо» требуют усиления?

– (Смеется).

КК: У нас просто есть парочка игроков, хотим их толкнуть. Как раз топ-уровня, как Кураньи.

– Нам нужен еще один полузащитник атакующего плана, который может играть и слева, и справа, и под нападающим.

КК: Уже кого-то присмотрели?

– Нет.

МК: Криштиану Роналду, например?

– Да, нормально. Пойдет.

МК: Не уверена, насколько этично спрашивать об этом, но все говорят, что в «Динамо» был какой-то конфликт между Габуловым и Семшовым. Насколько точна информация о том, что мы больше не увидим Габулова в «Динамо»?

– Конфликт был, да, но конфликты всегда бывают. Я не знаю команду, в которой не было бы конфликтов, и думаю, что в других клубах они есть – 100%. Но это все нормально для команды, где 20 мужчин, где спорт такой, как он есть – футбол, нервы, эмоции. Бывает иногда, что кто-то кому-то что-то скажет и ребята начинают злиться, ругаться. Но ничего страшного не произошло. Габулов и Семшов подали друг другу руки, и я не вижу никаких причин, чтобы этому придавали такое большое значение. Вообще, все нормально.

МК: Миодраг, если бы в вашем клубе было бы 20 девушек, конфликты у них случались бы еще чаще.

КК: Догадываетесь почему?

– Почему?

КК: Потому что они боролись бы за вас!

– А я думал, потому что женщины друг друга ненавидят.

КК: И это тоже.

МК: Какой-то у вас негативный опыт общения с женщинами.

– Нет, у меня очень хороший опыт.

КК: На самом деле, вы не первый специалист, который нам рассказывает о том, что мужской коллектив априори не может быть бесконфликтным. Это же не детсадовская группа, честное слово! Как-то у нас в гостях был Валерий Кузьмич Непомнящий, главный тренер «Томи», и он сказал, что такие несущественные конфликты, наоборот, помогают работе – они разряжают обстановку.

– Иногда помогают, иногда нет. Знаете, когда работаете на тренировке, у вас большой пульс, поднимается адреналин в крови и бывают ситуации, на которые в нормальном состоянии ты бы никак не отреагировал. Но когда ты устал, ты реагируешь.

КК: Раз мы вспомнили Володю Габулова, который, к слову, был первым нашим гостем, хочу задать такой вопрос. Насколько я понимаю, его место в основе пошатнулось не из-за каких-то конфликтов, а из-за того, что он, к сожалению, провалил этот сезон. Что лично меня шокировало. Потому что я считала Габулова неприкосновенной фигурой в современном «Динамо», второй вратарь сборной. Я никогда бы не подумала, что Володю можно убрать и поменять на Шунина. Откуда у вас взялась смелость, чтобы взять и посадить его на лавку?

– Мне Володя очень нравится. Знаете, кто первым его поставил в ворота в премьер-лиге? Я!

МК: Точно – в «Амкаре».

КК: Сюжет становится еще интереснее! Расскажите подробнее?

– Могу сказать, что мне было очень трудно и очень жалко сажать его на скамейку. Но была такая ситуация, были игры, в которых Володя не был на своем уровне. Иногда у любого игрока бывает так, что не получается и надо чуть-чуть отдохнуть. Я не вижу ничего страшного в том, что он отсидел концовку чемпионата. У нас два вратаря, один должен быть в воротах. В концовке Шунин выглядел лучше. Что делать…

МК: Миодраг, ваш главный принцип построения команды – в том, что хороший игрок должен быть, прежде всего, хорошим человеком. Поправьте меня, если я не права?

– Ты права.

МК: Кто в человеческом плане в «Динамо» вас больше всего впечатляет?

– Хохлов.

МК: Нас тоже!

– Он очень хороший человек, особенный, и я думаю, весь клуб хочет, чтобы он остался и работал в «Динамо».

КК: Мы знаем, что ему готовят какую-то административную должность?

– Я ему предложил, если он хочет быть тренером, если я буду работать, чтобы он работал в нашем тренерском штабе, чтобы он посмотрел тренировочный процесс, как это выглядит, как надо готовить команду. Если он хочет стать тренером…

МК: Хочет-хочет.

КК: А если он вас «подсидит», Миодраг?

– Что?

КК: Ну, вы возьмете его помощником тренера, а потом он настолько прибавит, что в вас уже не будут нуждаться?

– Ааа, ничего страшного! Тогда я был бы очень доволен.

МК: Тогда «Црвена Звезда» будет как раз очень кстати. В тему, вы говорили, что тренировать «Црвену Звезду» – в какой-то степени ваша мечта. Интересно, чтобы вы сейчас выбрали – остаться в «Динамо» или поехать в «Црвену Звезду»?

– Сейчас я остался бы в «Динамо».

МК: Я так и думала, что вы так ответите.

КК: Можно ли понять ход мыслей человека, когда он получает предложение о работе своей мечты? В прошлом году вас тоже туда сватали, но вы сказали, что еще не время. Сейчас тоже еще не время? Может, вообще это неважно? И здесь у нас хорошо – в России?

– Я никогда не говорил, что здесь плохо. Даже наоборот, я думаю, что для тренеров Россия – очень хорошая страна. Пускай говорят, что здесь «убивают» тренеров, но все равно это очень хорошая страна для работы. Что касается «Црвены Звезды», то время еще будет.

КК: Интересная мысль: тренерам хорошо развиваться в России. Что вы под этим подразумевали?

МК: И еще, что значит, что здесь «убивают тренеров»?

– В России работали 16 иностранцев, и много хорошего они здесь не сделали. Почему здесь хорошо работать? Потому что здесь тренер как Бог. Когда он в клубе, он может работать, как хочет, добиваться, чего хочет. В других странах не так, а здесь, в России, можно сказать, что у тренера очень большой авторитет.

МК: Пример Гуса Хиддинка в какой-то степени подтверждает ваши слова? Евро-2008, бронза, он на коне, а потом матч со сборной Словении, и все.

– В России любят это – поднять кого-то в облака, а потом «убить» его.

МК: Да, таков наш менталитет.

– Черногорский менталитет такой же.

КК: По поводу ваших предыдущих мест работы, читала, что вы уходили из клубов еще и потому, что руководство над вами довлело. Получается, что в России у тренера все-таки есть карт-бланш?

– Да.

МК: Руководство «Динамо» никак не вмешивалось в вашу работу?

– Нет, не вмешивалось.

КК: Накануне предпоследнего тура чемпионата России и игры с «Крыльями Советов» вокруг «Динамо» назрела какая-то сумасшедшая ситуация. Интернет стал взрываться официальными опровержениями клуба. Кто вообще раздувает эти скандалы?

– Я не знаю, может быть, враги.

КК: Есть такие?

– Вполне может быть. Конкретно у меня нет врагов, но, может быть, у «Динамо» есть. Может быть, это в «Крыльях Советов» говорили, что у нас такая ситуация. Потому что момент, когда эти слухи пошли, это было очень плохое время для нас. Мы готовились к очень трудной игре в Самаре, и мы должны были сконцентрироваться и сыграть в полную силу. Когда начинаются такие слухи, это очень плохо действует на обстановку в команде. Я попытался все перевести в шутку, но игрокам, про которых это написали, было не до шуток.

КК: Напомним, что речь шла о продаже самых громких имен в «Динамо» – Семшова, Кураньи и Воронина.

– Да, это вообще невозможно! В клубе об этом никто не говорил. Это желтая пресса, или как она у вас называется?

МК: Да, так она и называется. Скажите, а эти шутки, которыми вы пытались смягчить ситуацию, рождаются экспромтом или они уже наработаны?

– Это все экспромт. Наработанных нет.

КК: Сейчас я вас процитирую. «В футболе – как с женщиной. Поэтому нельзя один матч взять и выиграть, нужно женщину удовлетворять каждую игру».

МК: А то она найдет себе кого-то на стороне.

– Соседа может быть.

КК: По турнирной таблице.

– Соседи всегда помогают.

МК: Миодраг, мы знаем, что вы любитель рискованно и раскованно пошутить. Как ваши близкие к этому относятся? Я знаю, что у вас есть дети. Кать, ты, например, знаешь, женат ли Миодраг?

КК: Разведен.

– Разведен, да.

КК: Я провентилировала тему.

МК: Простите, я не знала.

– Маш, а какая ситуация с тобой? Ты замужем?

МК: Нет.

– Хорошо, значит, шанс есть.

МК: Расскажите про ваших детей? Они все время живут в Черногории?

– Моему старшему сыну 11 лет, но он уже тоже хорошо умеет пошутить, понимает, чувствует такие вещи.

КК: Он футболист?

– Да, занимается.

КК: В какой школе?

– В Голландии, в маленьком городке, он уже там играет.

КК: Голландские тренеры видят в нем перспективного футболиста?

МК: И главное – видите ли вы сами в нем перспективного футболиста?

– Да. Но пока рано говорить, этого никто не знает. Он пока в таком возрасте, когда невозможно ничего сказать. Но можно сказать, что что-то есть. А младший занимается PlayStation (смеется).

КК: Сколько ему лет?

– Семь.

МК: Младший тоже в футбол играет на PlayStation?

– Нет, в другие игры – в Марио.

КК: Ой, знаем, хорошая игра. Вы с ним не любите поиграть – за компанию?

– Я тоже играл. Он зовет: «Папа, сейчас ты играй».

МК: Ну, и кто лучший?

– Он лучший.

КК: Как дети переносят то, что фактически большую часть времени вы живете в разлуке?

– Что делать. Месяц назад старший сын был здесь, прилетел в Москву на одну неделю. Летом, когда здесь были эти пожары, мои дети тоже были в Москве.

МК: Бедные дети.

– Я думал, что делать, вернуть их назад или оставить здесь? Но я соскучился, и они были здесь со мной все время.

МК: Им вообще нравится Москва?

– Да.

МК: Куда вы их водите, что показываете?

– Я был часто с ними в Парке Горького, два раза был в цирке на Цветном бульваре. Но старшему футбола достаточно, ему больше нравится проводить время на базе в Новогорске.

КК: Там, кстати, не так дымно было.

– Все равно был дым. Но моему старшему нужен поле и мяч, так что ему было хорошо.

КК: Что вы сами открыли для себя интересного за то время, что вы живете в Москве? Может, какие-то музеи понравились, театры, цирк опять же?

– Не могу сказать, что я много, где был. Все из-за пробок. Когда я работал в «Москве», база была в Мячково, и каждый день я тратил полтора часа туда и полтора часа обратно.

МК: Это, кстати, не так много по московским меркам.

– Это минимум было! А сейчас я в Новогорске работаю, так что очень трудно добираться в центр по Ленинградке – там всегда пробка. От Новогорска до Москвы, может быть, как-то и добираешься, но вот, назад – четыре часа тратить приходиться. Вообще трудно.

КК: Что такого особенного есть в Москве, чего не было в вашем родном городе?

– Это вообще невозможно сравнивать.

МК: В Перми вам не было скучно?

– Нет. Потому что это маленький город, там легче встречаться с людьми, сделать что-то для себя. Мне до стадиона было 15 минут на машине. Я вообще думаю, что весь город можно объехать за полчаса. У меня там друзья хорошие были. Легче было. А здесь большой город. У меня здесь тоже много знакомых, я тоже хотел бы каждый день с кем-то встречаться, но не получается, потому что приходится долго сидеть в машине. А так, здесь очень красивые дома. Мне нравится архитектура в Москве, очень старые дома. Можно увидеть много хороших вещей, ночью Москва очень красивая, потому что много света, чтобы было видно красивые дома. Красная площадь очень красивая, рядом там все тоже, храм Василия Блаженного – вообще красота.

КК: Внутри храма были?

– Да, был.

МК: Как часто вы ездите к себе домой в Черногорию?

– В этом году я был два раза.

КК: Что вас туда тянет? Родители?

– У меня мама там живет – одна. Еще у меня есть сестра, но она замужем, так что о ней заботятся, а мама живет одна. И только мама меня туда тянет в Черногорию, больше ничего не тянет.

МК: Я знаю, что когда вы приехали в Россию, вы уже довольно сносно говорили по-русски. Вы в школе научились так хорошо говорить на русском языке?

– Да, я его в школе учил, но это было двадцать лет назад, так что, когда я приехал в Россию, я уже ничего не помнил. Но меня быстро научили. Сейчас я очень хорошо понимаю по-русски, никаких проблем с этим нет.

МК: Какая оценка была у вас в школе по русскому языку?

– У меня было пять баллов.

КК: Когда вы сюда приехали, здесь никто вам не нанимал преподавателя, чтобы вы подтянули русский?

– Нет, я все сам.

МК: Как вы учили язык? Может быть, как Мартин Якубко – по песням?

– По песням тоже можно, очень легко. Еще можно смотреть фильмы, читать газеты. Если тебя это интересует, тогда ты должен учиться, а для моей работы очень важно, чтобы я говорил по-русски.

МК: Кевина Кураньи вы не подбиваете начать учить русский язык? Он же известный полиглот.

– Кевин говорит по-немецки, по-английски, по-испански. Так что Кевин все понимает.

КК: Ну, да, зачем ему еще русский!

МК: Готовясь к эфиру, я выписывала кое-какие ваши цитаты. Нашла такую фразу: вы хотите, чтобы ваша команда играла агрессивно. Зачем в футболе должна присутствовать агрессия?

– Команда должна так играть – агрессивно.

МК: А в жизни от человека должна исходить какая-то агрессия?

– Я думаю, нет. В жизни не нужна агрессия.

МК: Мне сказали, что вы болеете за «Ювентус», это так?

– Из клубов, которые играют в Италии, да.

МК: У вас есть мечта когда-нибудь стать тренером «Ювентуса»?

– Не знаю. Я даже не мечтал, что буду работать в Италии. Если бы был шанс, то почему нет. Но я не мечтаю.

КК: «Ювентус» нравится, потому что итальянский чемпионат вам ближе остальных европейских?

– Нет, потому что они всегда красиво одеты.

КК: Тогда вам «Палермо» нужно тренировать – у них розовая форма.

– Я шучу. В Черногории, когда не было спутников, была возможность смотреть три канала итальянского телевидения. По воскресеньям после тура у них была передача «Dominica sportive», и я всегда смотрел, как в Италии играют красиво, футболисты всегда хорошо одеты, все команды в галстуках. Но «Ювентус» я любил, потому что там играл Платини. Там, вообще, было много хороших футболистов, в частности, был игрок, который играл в защите, Серджио Брио, а я играл на той же позиции и смотрел, как он действует, сравнивал себя с ним.

КК: И все-таки ваш ответ, Миодраг, подтверждает, что в каждой шутке есть доля правды: пошутили насчет того, что любите Италию за то, что там хорошо одеваются, а потом все равно вернулись к теме галстуков. Кстати, о костюмах. Небезызвестный факт, что в «ФК Москва» футболисты в какой-то момент на игры чемпионата стали приезжать по-европейски – в клубных костюмах. В «Динамо» пока нет такой традиции. Почему при таком стильном тренере, Миодраг, ваши футболисты все еще не в костюмах? Или не до того было?

– Просто была фирма «Донато», которая была спонсором «Москвы», одевала футболистов. В «Динамо» такого нет, и никто не поднимал этот вопрос.

КК: Надо поднять! Насколько красивее будет с эстетической точки зрения.

МК: То, что вы следите за собой – это так просто получается, или вы действительно думаете над своим стилем?

– Нет, я не думаю. Я одеваюсь так, как себя чувствую, иногда могу быть в костюме, иногда в пиджаке.

КК: Легкая небритость – это на фарт?

– Иногда да.

КК: Сейчас на фарт или нет?

– Не могу сказать, что я сильно готовился к вашему эфиру, но мне кажется, это модно.

МК: У нас футболисты всегда так отвечают: «девчонки, да просто побриться забыл».

– Нет, я же не буду целоваться, так что можно небритым быть.

КК: А Машка рассчитывала!

– Хорошо, в другой раз я приеду без небритости.

МК: Будем ждать! А пока поговорим еще об одном спортсмене, который не любит бриться. Этим летом вы, вроде, жаловались на Александра Овечкина, который якобы сдружился с вашими парнями и балагурил с ними. Было такое?

– Хороший вопрос, Маш. Он уехал и играет очень здорово.

КК: Ваши тоже лучше стали.

– Да.

КК: Маш, блестяще, что ты подняла эту тему, я бы сама, наверное, не решилась вкрутить ее в наш разговор. Миодраг, вы же один из самых толерантных тренеров в плане дисциплины: вас можно увидеть с бокалом вина, с пивом, с красивой сигарой. Я помню, на гольф-вечеринке ФК «Москвы» я брала у вас интервью и спрашивала, насколько футболистам вообще позволителен алкоголь во время сезона. Вы ответили тогда, что ничего предосудительного в этом нет, главное – знать меру.

– Я считаю, что футболист – это нормальный человек. То, что он играет в футбол, не значит, что он должен быть монахом или кем-то таким. Все, что не вредит, можно. В Испании или Франции, например, нормально выпивать. Там на обед перед игрой можно выпить бокальчик вина. И это на обед, за четыре-пять часов до игры.

КК: Я думала, только после тура можно выпить?

– После игры тоже можно выпить два-три пива, кто сколько может, но нельзя, чтобы игроки напивались – это другой вопрос.

МК: Но вы же понимаете, если испанцу или французу разреши выпить бокальчик вина, он его выпьет и успокоится, а для нашего это небольшой разогрев перед бутылкой.

– В российских клубах у меня не было с этим проблем. Не знаю, может, я не видел, но за те три года, что я в России, я не сталкивался с нарушениями дисциплины, чтобы кто-то приехал на тренировку пьяным, такого вообще никогда не было.

МК: Это понятно, мы вовсе не к этому вели. А к тому, что вы настолько лояльный тренер, что ребята, в принципе, могут распуститься. Или мы не правы?

– Нет. Когда я был тренером «Амкара», у нас каждый сбор заканчивался за ужином, и мы нормально сидели, кто хотел, мог выпить бокал вина или стакан пива. Вообще, атмосфера так улучшается.

КК: Какой идеальный вечер лично для вас? Вот, вы закончили рабочий день, устали, победили или, скажем, хорошая трудовая ничья, пришли домой или в ресторан: расслабились, выпили бокальчик вина, покурили сигару хорошую? Какой антураж у вашего идеального вечера? Кто должен быть рядом?

– Идеальный вечер – если ты любишь кого-то, быть с тем, кого любишь.

КК: Что нужно вокруг? Вы романтичный человек или это неважно?

– Важно, чтобы был хороший человек.

МК: Не было такого, что вы, например, пошли в ресторан и там встретили футболиста своей команды?

– Было.

МК: Мне кажется, они перед тренером себя очень неловко чувствуют?

– Не знаю. Когда я был игроком, я часто встречался со своими тренерами, для меня это было нормально, я не делал ничего такого, чтобы скрываться от тренера. Даже, думаю, что если кого-то встречаешь в ресторане, в подходящей обстановке, может получиться открытый разговор, где ты можешь узнать что-то такое, что в другой ситуации игрок тебе не скажет.

МК: Какой вы тренер, мы, так или иначе, знаем. Каким вы были игроком?

– Я был очень грубым игроком. Тогда желтые карточки не показывали так быстро, как сейчас. И вообще, тогда был другой футбол, мужской футбол был. Сейчас это все по-другому.

КК: На какой позиции вы играли?

– Центральный защитник.

КК: Удалялись часто?

– У меня было не много красных карточек.

КК: Точное количество красных карточек не помните? Пальцев двух рук хватит, чтобы сосчитать?

– Не знаю, но были сто процентов. Тогда я был очень высокий, тогда в футболе вообще не было высоких игроков, потому что думали, что футболисты должны быть маленькие, быстрые. Сейчас все поменялось, много высоких игроков.

КК, МК: Особенно в защите.

– Молодцы, понимаете хорошо.

МК: Вы закончили с футболом из-за травмы? Сколько вам тогда было лет?

– Мне было 31.

МК: Тяжело переживали уход из футбола?

– Не так тяжело, потому что я готовил себя к тому, чтобы работать тренером.

МК: Сколько вам было лет, когда вы осознали, что ваше призвание это не столько футболист, сколько тренер?

– Я думаю, я должен быть благодарен черногорским специалистам, которые кричали на нас, когда я был футболистом. Они кричали, гоняли нас как собак. И все говорили, что надо кричать, надо гонять. И я подумал, зачем эти тренеры так работают с нами? Я должен начать эту работу и что-то поменять в ней, если это возможно. Потому что к людям надо относиться по-человечески.

КК: Получается, именно в тот момент у вас возникла своя тренерская философия?

– Да, у меня было много тренеров, которые только кричали и ничего кроме этого не знали. У нас были тренировки по три-четыре раза в день, мы иногда даже не успевали переодеться. Мы так уставали, что приходили с тренировки и просто падали на кровать.

КК: Может, в российском чемпионате футболистов так и надо гонять, чтобы на поле выросли скорости, нет?

– Не надо.

МК: Когда вы получали категорию PRO, у вас были какие-то невероятные итальянские преподаватели – Липпи, Дзакерони, Манчини. Расскажите, каково вам было учиться у них? Быть может, вы как губка впитывали в себя все их знания? Или я сейчас все это идеализирую?

– Нет, не идеализируешь. Очень красиво, когда смотришь, как Липпи стоит и что-то говорит. И ты его видел до этого только по телевизору, он был чемпионом мира, Европы, все, что мог выиграл, и теперь стоит и что-то говорит о футболе. Очень хорошие вещи можно было от него услышать.

КК: У вас есть тренерская мечта? И раз уж заговорили о Липпи и других известных специалистах, на примере кого-то из действующих тренеров вы сейчас учитесь?

– Сейчас уже нет такого тренера. Я учусь у себя и у игроков. А тренерская мечта – хотел бы посмотреть, как работает «Барселона».

КК: Посмотреть или это тоже тренерская мечта?

– Посмотреть.

МК: Чему могут научить наши игроки?

– Из каждой тренировки можно чему-то научиться. Иногда тренер многому учится у футболистов. Нельзя сказать, что это происходит специально, но бывают моменты, когда ты становишься опытнее, у игроков бывает находиться свое решение на конкретный эпизод. Тренер должен учиться всегда.

КК: Хочется вернуться к теме досуга. Может, в кино любите сходить, газеты почитать?

– Я люблю кино, люблю музыку, люблю читать книги.

КК: Да? Ой, как приятно.

МК: Немного у нас таких гостей.

– Что касается кино, его я смотрю дома или на базе. У меня всегда с собой есть какой-нибудь фильм.

МК: Что предпочитаете?

– Фильмы, которые созданы на основе реальных событий. Последнее, что я смотрел, это был «Робин Гуд». С Расселом Кроу. Очень не понравилось. Вообще, ожидал лучшего. Я люблю Кроу как актера, смотрел с ним «Гладиатор».

МК: Это, кстати, любимый фильм Володи Габулова.

– Сразу видно, южный темперамент! Я смотрел «Солт» с Анджелиной Джоли. Она физически очень хорошо готова.

КК: Машунь, ты слышала, на что настоящий тренер обращает внимание в фильмах – не на физическую привлекательность актрисы, а на ее физическую готовность!

– Какие чудеса она творила – просто здорово.

КК: Главное, все трюки она исполняла сама, а ведь к моменту съемок совсем немного времени прошло после родов. Продолжаем тему кино, мы знаем, что Чеснаускис с Якубко постоянно парочкой ходят в кино. Вас не приглашали?

– Нет, тогда бы было трио.

МК: То есть третий лишний?

– Третий лишний. Хотя, говорят, что на удачу должен быть третий человек.

МК: Вы сказали, что читаете книги?

– Последнее, что я читал. Есть такой писатель Али Хусейн. Он сам из Афганистана и описывает годы, когда у них были русские, потом пришли талибы, а сейчас – американцы. Книга называется «Охотник на дракона». Он там описал судьбу одного мальчика, который жил там все эти годы. И в конце он уехал в Америку. Такие вещи очень трудно читать, но книга очень хорошая, мне очень понравилась.

МК: Но, может, сейчас стоит что-то более оптимистическое читать?

– Зачем?

МК: Пока «Динамо» не в тройке, подбадривать себя чем-то. Комедии смотреть, читать веселые книги?

– Нет, надо биться! Поэтому надо смотреть такие фильмы и читать такие книги.

КК: Мне хочется понять, почему в литературе ваш выбор пал на такого экзотического автора, на абсолютно не растиражированное имя. Как вы его нашли и на каком языке читали?

– В Черногории он получил какую-то награду. Мне рекомендовали эту книгу и я забрал ее в Москву, читал на своем языке.

МК: Есть у вас любимая книга? Чтобы на все времена?

– Да. «Портрет Дориана Грея».

МК: Вы себя с кем-то из героев ассоциируете?

– С портретом.

МК: Миодраг, последний вопрос, мой любимый: чего хотят женщины?

– Любви.

МК: И?

КК: И точка.

– И точка, Маш, потому что чего ты еще хочешь?

МК: Конечно, любви.

– Вообще я думаю, если женщин любят, они могут все.